ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Госпиталь "Добрая надежда" 41. На борту.

 

Госпиталь "Добрая надежда" 41. На борту.

26 июня 2013 - Татьяна Стафеева

 Наши детективы проделали подготовительную работу, и вскоре двое агентов Камиза заспешили на посадку, как пассажиры. Их звали Кыдри и Кантор. Первый был ксейцем, а второй земляком Грива, марсианином. Руниф и Грив уже хотели идти следом, когда пришел ответ на давно ожидаемый запрос. Агенты ОНН на Земле проделали немалую розыскную работу. С портрета присланного досье на них смотрела миловидная девушка.

-Ого! Все-таки, Первейший не ошибся! – воскликнул Камиз, бегло прочитывая текст. – Вот она, голубка моя! Настоящее имя - Лора! Неплохо замаскировалась, да скверная привычка убивать недвижимых больных и здесь не давала покоя. Жаль, сами медики не могут лечить себя от навязчивых идей! Или не хотят…

-Идем, шеф, надо спешить, она очень опасна! – Рассел поднялся с места.

 

 

Самое время сказать несколько слов о таинственной расе мавруцин. Это тощие гуманоиды с мягкой кожей, собранной в мелкую складочку. Носы у них сродни миниатюрным хоботам, свисающим примерно до середины груди, под трубчатыми отростками надежно спрятаны безгубые треугольные ямы ртов. Глаза желтые и круглые, веки тонкие и чувствительные, без ресниц, низкие обезьяньи лбы безбровы. Вид у жителя Мавруци неказист, но и ничего экстраординарного, руки, ноги, шея – привычное гуманоидное сложение. Наши космолетчики еще не то видывали. Примечательна лишь национальная одежда данной расы – черный балахон, скрывающий организм до самых пяток, перчатки и головной шлем с зеркальными очками односторонней видимости. 

 

Глаза мавруцин очень чувствительны, болят и слезятся как при естественном, так и искусственном освещении, потому окуляры в бежевой пластмассовой оправе плотно прилегают к вырезам шлема. Спрятаться в костюм мавруцина может любой индивидуум подходящих габаритов и роста. В том числе, и землянин. Только голос сложновато подделать – он глух и надтреснут из-за особого строения гортани. Однако при определенной тренировке это возможно.  Как разговаривал пресловутый Руша, можно узнать только у контрабандиста Кило, а тому глубоко плевать, кому сбывать товар.

 

 

Под видом мавруцина наша (как выясняется) маньячка решила покинуть станцию, справедливо полагая: ее скоро вычислят. Справить кварцевую пирамиду с анкетой подданного Мавруци – пара пустяков для компьютерного гения, как и заказать билет.

Проверка документов у пассажиров транспорта "Джи-Би" уже началась.

 

 

Стоит пояснить еще одну вещь. У планет Белого Звездного Пояса договор с руководством ОНН об оказании медицинской помощи, и пациенты, направляемые оттуда на лечение, далеко не редкость. Корабль, отправляющийся сегодня, облетал несколько небесных тел, первым посадочным пунктом была именно Мавруци. Однако пассажиры рейса принадлежали, в том числе, и к расам Межгалактического Сообщества. Кто-то возвращался домой с лечения, кто-то – наведывал родных, а кто-то – с коммерческими или деловыми целями. Некоторые летели транзитом – ДН использовался и как транспортный узел. Потому кого только не встретишь на борту таких судов! Мнимый Руша не вызывал никаких подозрений. Необычным казалось только наличие у него на руках маленького гуманоида.

 

 

-У вас есть билет на ребенка? – спросила встречающий оператор.

-Это не ребенок, а идю, представитель малой расы, провожающий. Он останется со мной до посадки, - проскрипел гухим голосом пассажир.

Базя согласно кивнул. В его светлой головенке сидело твердое убеждение: хорошо знакомая ему медсестра  обещала отвести к "попа" и обманула, задумала скрыться со станции, значит, она плохая, и чем скорее покинет ДН, тем лучше. Такая не должна трудиться бок о бок с Наталь, просто не может!

-Хорошо, давайте свою пирамиду, нужно отметить ваш проездной документ!

Оператор, высокая красивая кертянка, вставила в прорезь пирамидки штеккер на конце тонкого шнура, на экране возникло миниатюрное табло:

-Мистер Руша?

 

 

"Мавруцин" кивнул круглой башкой с зеркальцами очков. Девушка поймала себя на мысли, что невольно смотрится в их стекла, ей даже захотелось поправить волосы.

-Счастливого пути! Можете присоединиться к группе!

Пассажиров было около сотни. Мнимый Руша уже находился за стеклянной перегородкой в накопителе, когда появились еще двое: рослый марсианин и жилистый ксеец. Зарегистрировавшись, они присоединились к остальным. Это были агенты службы безопасности. В ушных раковинах парней сидели едва заметные серебристые штучки - крошечные микрофоны. За стеной, в служебном помещении для встречающих операторов, находились Камиз и Грив, внимательно наблюдавшие за событиями на судне через бортовую видеокамеру.

 

 

Пассажиры, наконец, проследовали на посадку.

Камиз вещал в уши коллег строгим голосом:

-Сядете в транспорт и дождетесь, когда она отпустит Базю - малыша, которого держит на руках. Ваши места: одно, Кантора, рядом с "мавруци", а другое, Кыдри, в аккурат сзади. Повяжете дамочку без шума и пыли. Да смотрите в оба, от нее можно всего ожидать! Скоро объявят посадку, но корабль не полетит без моего разрешения. Все поняли?

Агенты машинально кивнули головами.

Улетающие прошли по салону и заняли свои места.

 

 

Пригожая мариентка, проводница рейса, произнесла на английском языке:

-Уважаемые провожающие! Просьба покинуть салон, мы стартуем!

Кто нуждался в переводе, мог включить уже знакомый нам прибор, вмонтированный в спинку переднего сиденья, либо в стеновую панель (для первой пары кресел).

Идюшонок бодро соскочил с колен "мавруцина" и поспешил к выходу. "Руша" окликнул:

-Малыш, а поцеловать?!

-Фу-фу! – отозвался тот, не оборачиваясь.

-Сам "фу-фу"! – обиженно проскрипел пассажир. – Вот и попрощались!

 

 

Марсианин Кантор будто невзначай положил на подлокотник руку рядом с конечностью соседа, а Кыдри, быстро обернувшись, приковал "мавруци" к товарищу со словами:

-Мадам, вы арестованы!

-Вы сошли с ума! Какая еще "мадам"? Я буду жаловаться своему послу! – возмутился "мавруцин".

-Кончайте придуриваться, дамочка! – посоветовал Кантор.

-Мы прекрасно знаем, кто вы такая! – сообщил ксеец.

Марсианин грубо рванул с головы "Руши" шлем, белокурые волосы рассыпались по плечам преступницы. Пассажиры удивленно ахнули, по рядам кресел пробежал тихий ропот.

 

 

-Неужели? – издевательски поинтересовалась Глория Анжу (а это была она), собственным приятным голоском.

-Мадам Лора Фондю, вы умело заметаете следы, но на сей раз номер не пройдет! Вы арестованы по подозрению в серии убийств пациентов четвертой хирургии! – заявил Кыдри. – Официальное обвинение вам предъявят в течение двадцати четырех часов!

-Я – мадемуазель, дубина! Впрочем, для такого яйцеголового идиота, как ты, и верно, никакой разницы! – нагло заявила девица. – Надо же, ваш чешуйчатый ящер Камиз смог вычислить меня! Неплохо, но и этот раунд останется за мной!

 

 

-Гр-р-р, - с досадой прорычал руниф, - она еще издевается!

-Мадемуазель Дубина, ты ответишь за оскорбление нашего шефа! – угрожающе произнес марсианин.

-Ничуть! Вы не только отпустите меня, но и свяжетесь с полицейскими псами Мавруци и распорядитесь выделить мне идивидуальный транспорт!

-Ты бредишь? – удивился ксеец.

-Ничуть!

Глория встала, стянула перчатку со свободной руки. В ладони ее оказался некий блестящий предмет. Осторожно держа двумя пальцами, медсестра подняла его над головой.

 

 

-Что это? – спросил Кантор.

-Черт! Вилейский грипп! – воскликнул Грив.

-Вилейский грипп! – повторил за ним Кыдри.

 

 

-Он самый! Учтите, недотепы, мне терять нечего! Выбор невелик: либо скрыться на одной из планет Белого Звездного Пояса, либо пожизненно месить мраморную глину на Альфа Ледяной Змеи, пристанище вечных каторжников. Жить без света, вкалывать без отдыха и питаться без сладкого! Дудки! Немногим веселее смерти! Потому, одно неверное движение – и я без колебаний раздавлю чертову ампулу! Знаете, чем это чревато? Ни в чем не повинные пассажиры заразятся самым скверным из всех известных штаммов гриппа!

 

 

Хуже свинячьего, птичьего и даже драконьего! На ДН немедленно установят всеобщий карантин, но некоторые наши больные, - Глория обвела окрест рукой с зажатой стекляшкой, - успеют благополучно отъехать на тот свет! Остальные окажутся под угрозой! Инфекция молниеносно распространится по всему шлюзу, и зараза полетит дальше со скоростью звука! Вилейский грипп способен выкосить обитателей станции под корень! Но с нашей всесильной медициной, скорее всего, население ДН вымрет лишь наполовину! Если выполните мои требования, вирус навсегда останется в своей стеклянной обители!

 

 

-Гарантии? – спросил марсианин.

-Никаких! Только мое слово! – отрезала постовая сестра. 

-Чертова маньячка! – выругался Камиз. – Мы не можем рисковать!

Пассажиры замерли на своих местах, боясь пошевелиться. Марсианин и ксеец ждали указаний шефа. Тут руниф заметил маленького идю, который, дойдя до выхода, вдруг повернул назад и теперь осторожно крался по проходу, прижимаясь к рядам кресел. Злоумышленница не могла его видеть - мешала спина Кыдри. Базя, словно вкрадчивый котенок, бесшумно переставлял ножки в мягких сандаликах.

Руниф толкнул Рассела.

-Смотри! Такой малыш, пожалуй, сможет незаметно подобраться к засранке и отвлечь ее! Кыдри! Оттягивай Анжу на себя, не давай ей смотреть вниз!

 

 

-Но, Камиз, Базя еще слишком мал, мы не можем подвергать его опасности! – возразил Грив.

-Боюсь, у нас нет выбора! Иначе придется выполнить ее ультиматум! А мы не можем этого допустить, у сучки ампулы с заразой! Куда ее понесет заодно с ними!? Кыдри, туды тебя в печень, не молчи!

-Ты не можешь называться медиком! Гнусная маньячка и убийца! – произнес ксеец, презрительно уставившись в лицо девушки.

-Много ты понимаешь! – фыркнула та. – Только я на всей чертовой станции и есть настоящий медик! Я одна избавляю больных от страданий!

 

 

-Ты их убиваешь! – возразил ксеец.

-Я выпускаю души на свободу! Жизнь на приборах – жалка, убога! Те, кто лечит дышащие трупы – ложные гуманисты, от одного вида которых меня тошнит! – скривилась Анжу.

-Пока больной жив, он не мертв и нуждается в помощи! – патетически изрек Кантор.

Тем временем наш идюшонок остановился за спиной Кыдри, опустился на четвереньки и пополз под креслами.

 

 

-Помолчал бы, краснорожий придурок! Ты не видел, как дышат, срут и ссут через систему жизнеобеспечения! А я насмотрелась! Думаешь, верзила ниторянин или дылда граневра хотели стать кусками обдолбанного мяса? Всякий имеет право уйти с достоинством! – воскликнула француженка.

-Кыдри, повторяй за мной: вспомни бабушку! Повтори слово в слово: Вспом-ни ба-буш-ку! – продиктовал Камиз по складам.

-Вспомни бабушку! – послушно произнес ксеец.

 

 

-Может, не стоит давить на больную мозоль, а то она рассвирепеет? – усомнился Грив.

-Может, не стоит давить на больную мозоль, а то она рассвирепеет? – автоматически повторил Кантор.

-Что ты несешь, придурок! – взревел Камиз.

-Что ты несешь, придурок? – словно подслушав его, злобно осведомилась Глория. – Хватит пудрить мне мозги и заговаривать зубы! Иначе пожалеешь! Вы все здесь пожалеете! Я сломаю чертову ампулу!

Рука медсестры-убийцы ощутимо дрогнула.

 

 

-Блефует! – бросил Камиз.

-Блефует! – машинально повторил Кыдри.

-А если нет? – высказался Грив.

-А если нет? – откликнулся слегка обалдевший Кантор.

-Да заткнитесь вы, уроды! – взревел Камиз.

- Да заткнитесь вы, уроды! – воскликнула Анжу. – Ну-ка, отстегни наручник, и отойдите в проход! Оба! Или я сожму кулак чуть крепче, и адью, детка!

-И сдохнешь первой! – заметил ксеец.

 

 

-Пусть так! Зато не стану овощем! Вот ты тут упоминал мою бабку, мир ее праху! Да я лишь доказала свое милосердие! Знаешь, во что она превратилась? В смрадный безногий вечно ноющий обрубок! О каком гуманизме может идти речь, когда кал несанкционированно прет из ануса вместе с матюками изо рта!

-Фу, какая гадость! – сморщился Кыдри.

-А представь, яйцеголовый, каково чистить и выслушивать эту гадость изо дня в день? – высказалась Анжу (она же Лора Фондю). – Отстегивай браслет!

-Делай, как она говорит! – распорядился руниф. – Потяни еще время!

 

 

Базя к тому времени притаился под креслом рядом с медсестрой. Оба детектива отошли подальше и застыли, ожидая указаний шефа.

-Так, теперь попросите ее показать ампулу поближе! С понтом, вы ей не верите! – последовала очередная инструкция.

-Ладно, великая гуманистка, я хочу видеть маркировку! Действительно ли у тебя там грипп? Вдруг ты банальной водой для инъекций тут трясешь?! -  с сомнением проговорил Кантор.

-Размечтался! Я тебе стекло, а ты мне – в глаз? – разозлилась Глория. – Если зрение хорошее, и оттуда разглядите! - Медсестра выставила вперед согнутую в локте руку с ампулой. – Вон он, знак микробиологов!

 

 

-Где-где? – подался вперед ксеец.

Базя меж тем тихонько выпрямился и приготовился к прыжку.

-Вот увидишь, наш кроха сработает куда лучше этих олухов! – обратился Камиз к Расселу, предусмотрительно отключив звук.

-Да вот же, желтая наклейка со страшным жуком! Олух ты несусветный! – "Анжу" повернула колбочку и перехватила узенькое горлышко двумя пальцами, дабы продемонстрировать ярлык сотрудникам службы безопасности. – Этот знак, принятый межгалактическим Сообществом, означает самый опасный вирус …

 

 

Она не успела договорить. Крошечный идю легко взмыл на сиденье, оттолкнувшись крепкими ножками, высоко подпрыгнул и выхватил ампулу у "мавруцина". Марсианин и ксеец не растерялись. Кыдри одним прыжком преодолел расстояние между собой и преступницей и ловко скрутил Лору Фондю, а подоспевший Кантор не мешкая, пристегнул ее к себе наручником.

-Не давайте ей пользоваться руками, у поганки есть и вторая ампула с вирусом! – распорядился руниф, снова включив разговорное устройство.

 

 

Девица дергалась всем  телом, безуспешно пытаясь вырваться, скалила зубы и плевалась во все стороны, словно одержимая. Куда только подевалась привлекательная улыбчивая медсестра Глория Анжу? В балахон мавруцина облачилась, не иначе, сама непристойность во плоти! Кыдри профессиональными движениями обыскал француженку и в поясном карманчике обнаружил вторую ампулу.

-Черт вас всех возьми! Уроды, змеиные выродки, какушки совы! Чтоб вас свернуло в поросячий хвост! Дегенеративные морды! – орала разозленная девица. – А ты, сволочное идю! Сучонок! Не я ли обрабатывала твою поганую клешню!  Уколы колола, таблетками кормила! Гаденыш мелкий! Так-то ты отблагодарил "тетю Глори" за добро, микроб кучерявый!  

-Молодец, малыш! – похвалил руниф.

 

 

Идюшонок не отвечал. Неподвижно лежа в узком проходе между рядами кресел, малыш крепко сжимал в ручонке смертоносную ампулу.

-Кажется, он ударился, - проговорил ксеец, склоняясь над храбрым крохой.

-Уведите эту сучку! – распорядился Камиз.

Рассел вскочил и ринулся в злополучный салон, не разбирая дороги. Осторожно поднял малыша на руки:

-Эй, парень, слышишь, ты молодец! – проговорил марсианин. – Давай-ка, приходи в себя, это дело надо отметить! Сосиска в тесте за мной!

 

 

Глазки идюшонка были закрыты, а сам он выглядел успокоенным, безучастным.

-С ним что-то не так! – не на шутку встревожился Грив.

-Надо срочно вызвать медиков, - распорядился Камиз.

-Надеюсь, малявка благополучно сдохнет! – презрительно проговорила Глория, обернувшись уже у выхода.

-А с тобой мы потом поговорим! – в голосе рунифа прозвучала прямая и явная угроза.

Дежурная бригада впускного шлюза прибыла тотчас же. По распоряжению Камиза нашего кроху повезли в четвертое отделение, уже на ходу начав принимать реанимационные меры.

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2013

Регистрационный номер №0143968

от 26 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0143968 выдан для произведения:

 Наши детективы проделали подготовительную работу, и вскоре двое агентов Камиза заспешили на посадку, как пассажиры. Их звали Кыдри и Кантор. Первый был ксейцем, а второй земляком Грива, марсианином. Руниф и Грив уже хотели идти следом, когда пришел ответ на давно ожидаемый запрос. Агенты ОНН на Земле проделали немалую розыскную работу. С портрета присланного досье на них смотрела миловидная девушка.

-Ого! Все-таки, Первейший не ошибся! – воскликнул Камиз, бегло прочитывая текст. – Вот она, голубка моя! Настоящее имя - Лора! Неплохо замаскировалась, да скверная привычка убивать недвижимых больных и здесь не давала покоя. Жаль, сами медики не могут лечить себя от навязчивых идей! Или не хотят…

-Идем, шеф, надо спешить, она очень опасна! – Рассел поднялся с места.

 

 

Самое время сказать несколько слов о таинственной расе мавруцин. Это тощие гуманоиды с мягкой кожей, собранной в мелкую складочку. Носы у них сродни миниатюрным хоботам, свисающим примерно до середины груди, под трубчатыми отростками надежно спрятаны безгубые треугольные ямы ртов. Глаза желтые и круглые, веки тонкие и чувствительные, без ресниц, низкие обезьяньи лбы безбровы. Вид у жителя Мавруци неказист, но и ничего экстраординарного, руки, ноги, шея – привычное гуманоидное сложение. Наши космолетчики еще не то видывали. Примечательна лишь национальная одежда данной расы – черный балахон, скрывающий организм до самых пяток, перчатки и головной шлем с зеркальными очками односторонней видимости. 

 

Глаза мавруцин очень чувствительны, болят и слезятся как при естественном, так и искусственном освещении, потому окуляры в бежевой пластмассовой оправе плотно прилегают к вырезам шлема. Спрятаться в костюм мавруцина может любой индивидуум подходящих габаритов и роста. В том числе, и землянин. Только голос сложновато подделать – он глух и надтреснут из-за особого строения гортани. Однако при определенной тренировке это возможно.  Как разговаривал пресловутый Руша, можно узнать только у контрабандиста Кило, а тому глубоко плевать, кому сбывать товар.

 

 

Под видом мавруцина наша (как выясняется) маньячка решила покинуть станцию, справедливо полагая: ее скоро вычислят. Справить кварцевую пирамиду с анкетой подданного Мавруци – пара пустяков для компьютерного гения, как и заказать билет.

Проверка документов у пассажиров транспорта "Джи-Би" уже началась.

 

 

Стоит пояснить еще одну вещь. У планет Белого Звездного Пояса договор с руководством ОНН об оказании медицинской помощи, и пациенты, направляемые оттуда на лечение, далеко не редкость. Корабль, отправляющийся сегодня, облетал несколько небесных тел, первым посадочным пунктом была именно Мавруци. Однако пассажиры рейса принадлежали, в том числе, и к расам Межгалактического Сообщества. Кто-то возвращался домой с лечения, кто-то – наведывал родных, а кто-то – с коммерческими или деловыми целями. Некоторые летели транзитом – ДН использовался и как транспортный узел. Потому кого только не встретишь на борту таких судов! Мнимый Руша не вызывал никаких подозрений. Необычным казалось только наличие у него на руках маленького гуманоида.

 

 

-У вас есть билет на ребенка? – спросила встречающий оператор.

-Это не ребенок, а идю, представитель малой расы, провожающий. Он останется со мной до посадки, - проскрипел гухим голосом пассажир.

Базя согласно кивнул. В его светлой головенке сидело твердое убеждение: хорошо знакомая ему медсестра  обещала отвести к "попа" и обманула, задумала скрыться со станции, значит, она плохая, и чем скорее покинет ДН, тем лучше. Такая не должна трудиться бок о бок с Наталь, просто не может!

-Хорошо, давайте свою пирамиду, нужно отметить ваш проездной документ!

Оператор, высокая красивая кертянка, вставила в прорезь пирамидки штеккер на конце тонкого шнура, на экране возникло миниатюрное табло:

-Мистер Руша?

 

 

"Мавруцин" кивнул круглой башкой с зеркальцами очков. Девушка поймала себя на мысли, что невольно смотрится в их стекла, ей даже захотелось поправить волосы.

-Счастливого пути! Можете присоединиться к группе!

Пассажиров было около сотни. Мнимый Руша уже находился за стеклянной перегородкой в накопителе, когда появились еще двое: рослый марсианин и жилистый ксеец. Зарегистрировавшись, они присоединились к остальным. Это были агенты службы безопасности. В ушных раковинах парней сидели едва заметные серебристые штучки - крошечные микрофоны. За стеной, в служебном помещении для встречающих операторов, находились Камиз и Грив, внимательно наблюдавшие за событиями на судне через бортовую видеокамеру.

 

 

Пассажиры, наконец, проследовали на посадку.

Камиз вещал в уши коллег строгим голосом:

-Сядете в транспорт и дождетесь, когда она отпустит Базю - малыша, которого держит на руках. Ваши места: одно, Кантора, рядом с "мавруци", а другое, Кыдри, в аккурат сзади. Повяжете дамочку без шума и пыли. Да смотрите в оба, от нее можно всего ожидать! Скоро объявят посадку, но корабль не полетит без моего разрешения. Все поняли?

Агенты машинально кивнули головами.

Улетающие прошли по салону и заняли свои места.

 

 

Пригожая мариентка, проводница рейса, произнесла на английском языке:

-Уважаемые провожающие! Просьба покинуть салон, мы стартуем!

Кто нуждался в переводе, мог включить уже знакомый нам прибор, вмонтированный в спинку переднего сиденья, либо в стеновую панель (для первой пары кресел).

Идюшонок бодро соскочил с колен "мавруцина" и поспешил к выходу. "Руша" окликнул:

-Малыш, а поцеловать?!

-Фу-фу! – отозвался тот, не оборачиваясь.

-Сам "фу-фу"! – обиженно проскрипел пассажир. – Вот и попрощались!

 

 

Марсианин Кантор будто невзначай положил на подлокотник руку рядом с конечностью соседа, а Кыдри, быстро обернувшись, приковал "мавруци" к товарищу со словами:

-Мадам, вы арестованы!

-Вы сошли с ума! Какая еще "мадам"? Я буду жаловаться своему послу! – возмутился "мавруцин".

-Кончайте придуриваться, дамочка! – посоветовал Кантор.

-Мы прекрасно знаем, кто вы такая! – сообщил ксеец.

Марсианин грубо рванул с головы "Руши" шлем, белокурые волосы рассыпались по плечам преступницы. Пассажиры удивленно ахнули, по рядам кресел пробежал тихий ропот.

 

 

-Неужели? – издевательски поинтересовалась Глория Анжу (а это была она), собственным приятным голоском.

-Мадам Лора Фондю, вы умело заметаете следы, но на сей раз номер не пройдет! Вы арестованы по подозрению в серии убийств пациентов четвертой хирургии! – заявил Кыдри. – Официальное обвинение вам предъявят в течение двадцати четырех часов!

-Я – мадемуазель, дубина! Впрочем, для такого яйцеголового идиота, как ты, и верно, никакой разницы! – нагло заявила девица. – Надо же, ваш чешуйчатый ящер Камиз смог вычислить меня! Неплохо, но и этот раунд останется за мной!

 

 

-Гр-р-р, - с досадой прорычал руниф, - она еще издевается!

-Мадемуазель Дубина, ты ответишь за оскорбление нашего шефа! – угрожающе произнес марсианин.

-Ничуть! Вы не только отпустите меня, но и свяжетесь с полицейскими псами Мавруци и распорядитесь выделить мне идивидуальный транспорт!

-Ты бредишь? – удивился ксеец.

-Ничуть!

Глория встала, стянула перчатку со свободной руки. В ладони ее оказался некий блестящий предмет. Осторожно держа двумя пальцами, медсестра подняла его над головой.

 

 

-Что это? – спросил Кантор.

-Черт! Вилейский грипп! – воскликнул Грив.

-Вилейский грипп! – повторил за ним Кыдри.

 

 

-Он самый! Учтите, недотепы, мне терять нечего! Выбор невелик: либо скрыться на одной из планет Белого Звездного Пояса, либо пожизненно месить мраморную глину на Альфа Ледяной Змеи, пристанище вечных каторжников. Жить без света, вкалывать без отдыха и питаться без сладкого! Дудки! Немногим веселее смерти! Потому, одно неверное движение – и я без колебаний раздавлю чертову ампулу! Знаете, чем это чревато? Ни в чем не повинные пассажиры заразятся самым скверным из всех известных штаммов гриппа!

 

 

Хуже свинячьего, птичьего и даже драконьего! На ДН немедленно установят всеобщий карантин, но некоторые наши больные, - Глория обвела окрест рукой с зажатой стекляшкой, - успеют благополучно отъехать на тот свет! Остальные окажутся под угрозой! Инфекция молниеносно распространится по всему шлюзу, и зараза полетит дальше со скоростью звука! Вилейский грипп способен выкосить обитателей станции под корень! Но с нашей всесильной медициной, скорее всего, население ДН вымрет лишь наполовину! Если выполните мои требования, вирус навсегда останется в своей стеклянной обители!

 

 

-Гарантии? – спросил марсианин.

-Никаких! Только мое слово! – отрезала постовая сестра. 

-Чертова маньячка! – выругался Камиз. – Мы не можем рисковать!

Пассажиры замерли на своих местах, боясь пошевелиться. Марсианин и ксеец ждали указаний шефа. Тут руниф заметил маленького идю, который, дойдя до выхода, вдруг повернул назад и теперь осторожно крался по проходу, прижимаясь к рядам кресел. Злоумышленница не могла его видеть - мешала спина Кыдри. Базя, словно вкрадчивый котенок, бесшумно переставлял ножки в мягких сандаликах.

Руниф толкнул Рассела.

-Смотри! Такой малыш, пожалуй, сможет незаметно подобраться к засранке и отвлечь ее! Кыдри! Оттягивай Анжу на себя, не давай ей смотреть вниз!

 

 

-Но, Камиз, Базя еще слишком мал, мы не можем подвергать его опасности! – возразил Грив.

-Боюсь, у нас нет выбора! Иначе придется выполнить ее ультиматум! А мы не можем этого допустить, у сучки ампулы с заразой! Куда ее понесет заодно с ними!? Кыдри, туды тебя в печень, не молчи!

-Ты не можешь называться медиком! Гнусная маньячка и убийца! – произнес ксеец, презрительно уставившись в лицо девушки.

-Много ты понимаешь! – фыркнула та. – Только я на всей чертовой станции и есть настоящий медик! Я одна избавляю больных от страданий!

 

 

-Ты их убиваешь! – возразил ксеец.

-Я выпускаю души на свободу! Жизнь на приборах – жалка, убога! Те, кто лечит дышащие трупы – ложные гуманисты, от одного вида которых меня тошнит! – скривилась Анжу.

-Пока больной жив, он не мертв и нуждается в помощи! – патетически изрек Кантор.

Тем временем наш идюшонок остановился за спиной Кыдри, опустился на четвереньки и пополз под креслами.

 

 

-Помолчал бы, краснорожий придурок! Ты не видел, как дышат, срут и ссут через систему жизнеобеспечения! А я насмотрелась! Думаешь, верзила ниторянин или дылда граневра хотели стать кусками обдолбанного мяса? Всякий имеет право уйти с достоинством! – воскликнула француженка.

-Кыдри, повторяй за мной: вспомни бабушку! Повтори слово в слово: Вспом-ни ба-буш-ку! – продиктовал Камиз по складам.

-Вспомни бабушку! – послушно произнес ксеец.

 

 

-Может, не стоит давить на больную мозоль, а то она рассвирепеет? – усомнился Грив.

-Может, не стоит давить на больную мозоль, а то она рассвирепеет? – автоматически повторил Кантор.

-Что ты несешь, придурок! – взревел Камиз.

-Что ты несешь, придурок? – словно подслушав его, злобно осведомилась Глория. – Хватит пудрить мне мозги и заговаривать зубы! Иначе пожалеешь! Вы все здесь пожалеете! Я сломаю чертову ампулу!

Рука медсестры-убийцы ощутимо дрогнула.

 

 

-Блефует! – бросил Камиз.

-Блефует! – машинально повторил Кыдри.

-А если нет? – высказался Грив.

-А если нет? – откликнулся слегка обалдевший Кантор.

-Да заткнитесь вы, уроды! – взревел Камиз.

- Да заткнитесь вы, уроды! – воскликнула Анжу. – Ну-ка, отстегни наручник, и отойдите в проход! Оба! Или я сожму кулак чуть крепче, и адью, детка!

-И сдохнешь первой! – заметил ксеец.

 

 

-Пусть так! Зато не стану овощем! Вот ты тут упоминал мою бабку, мир ее праху! Да я лишь доказала свое милосердие! Знаешь, во что она превратилась? В смрадный безногий вечно ноющий обрубок! О каком гуманизме может идти речь, когда кал несанкционированно прет из ануса вместе с матюками изо рта!

-Фу, какая гадость! – сморщился Кыдри.

-А представь, яйцеголовый, каково чистить и выслушивать эту гадость изо дня в день? – высказалась Анжу (она же Лора Фондю). – Отстегивай браслет!

-Делай, как она говорит! – распорядился руниф. – Потяни еще время!

 

 

Базя к тому времени притаился под креслом рядом с медсестрой. Оба детектива отошли подальше и застыли, ожидая указаний шефа.

-Так, теперь попросите ее показать ампулу поближе! С понтом, вы ей не верите! – последовала очередная инструкция.

-Ладно, великая гуманистка, я хочу видеть маркировку! Действительно ли у тебя там грипп? Вдруг ты банальной водой для инъекций тут трясешь?! -  с сомнением проговорил Кантор.

-Размечтался! Я тебе стекло, а ты мне – в глаз? – разозлилась Глория. – Если зрение хорошее, и оттуда разглядите! - Медсестра выставила вперед согнутую в локте руку с ампулой. – Вон он, знак микробиологов!

 

 

-Где-где? – подался вперед ксеец.

Базя меж тем тихонько выпрямился и приготовился к прыжку.

-Вот увидишь, наш кроха сработает куда лучше этих олухов! – обратился Камиз к Расселу, предусмотрительно отключив звук.

-Да вот же, желтая наклейка со страшным жуком! Олух ты несусветный! – "Анжу" повернула колбочку и перехватила узенькое горлышко двумя пальцами, дабы продемонстрировать ярлык сотрудникам службы безопасности. – Этот знак, принятый межгалактическим Сообществом, означает самый опасный вирус …

 

 

Она не успела договорить. Крошечный идю легко взмыл на сиденье, оттолкнувшись крепкими ножками, высоко подпрыгнул и выхватил ампулу у "мавруцина". Марсианин и ксеец не растерялись. Кыдри одним прыжком преодолел расстояние между собой и преступницей и ловко скрутил Лору Фондю, а подоспевший Кантор не мешкая, пристегнул ее к себе наручником.

-Не давайте ей пользоваться руками, у поганки есть и вторая ампула с вирусом! – распорядился руниф, снова включив разговорное устройство.

 

 

Девица дергалась всем  телом, безуспешно пытаясь вырваться, скалила зубы и плевалась во все стороны, словно одержимая. Куда только подевалась привлекательная улыбчивая медсестра Глория Анжу? В балахон мавруцина облачилась, не иначе, сама непристойность во плоти! Кыдри профессиональными движениями обыскал француженку и в поясном карманчике обнаружил вторую ампулу.

-Черт вас всех возьми! Уроды, змеиные выродки, какушки совы! Чтоб вас свернуло в поросячий хвост! Дегенеративные морды! – орала разозленная девица. – А ты, сволочное идю! Сучонок! Не я ли обрабатывала твою поганую клешню!  Уколы колола, таблетками кормила! Гаденыш мелкий! Так-то ты отблагодарил "тетю Глори" за добро, микроб кучерявый!  

-Молодец, малыш! – похвалил руниф.

 

 

Идюшонок не отвечал. Неподвижно лежа в узком проходе между рядами кресел, малыш крепко сжимал в ручонке смертоносную ампулу.

-Кажется, он ударился, - проговорил ксеец, склоняясь над храбрым крохой.

-Уведите эту сучку! – распорядился Камиз.

Рассел вскочил и ринулся в злополучный салон, не разбирая дороги. Осторожно поднял малыша на руки:

-Эй, парень, слышишь, ты молодец! – проговорил марсианин. – Давай-ка, приходи в себя, это дело надо отметить! Сосиска в тесте за мной!

 

 

Глазки идюшонка были закрыты, а сам он выглядел успокоенным, безучастным.

-С ним что-то не так! – не на шутку встревожился Грив.

-Надо срочно вызвать медиков, - распорядился Камиз.

-Надеюсь, малявка благополучно сдохнет! – презрительно проговорила Глория, обернувшись уже у выхода.

-А с тобой мы потом поговорим! – в голосе рунифа прозвучала прямая и явная угроза.

Дежурная бригада впускного шлюза прибыла тотчас же. По распоряжению Камиза нашего кроху повезли в четвертое отделение, уже на ходу начав принимать реанимационные меры.

Рейтинг: +3 207 просмотров
Комментарии (6)
Елена Нацаренус # 26 июня 2013 в 20:53 +2
Бедный Базя! по доброте своей опять вляпался... пусть с ним всё будет хорошо! Но так здорово обыграна ситуация, прочла на одном дыхании!
Татьяна Стафеева # 27 июня 2013 в 07:45 +2
Спасибо, Леночка, эти главы и для меня чувствительны, до того
его жалко! Поклон Вам, доброе у Вас сердце!
Ольга Постникова # 28 июня 2013 в 14:50 +1
sad Таня, даже зная развитие событий-переживаю за героев. v
Татьяна Стафеева # 30 июня 2013 в 16:33 +1
Спасибо большое, Олечка, за сопереживание героям!
Они Вам очень признательны!
Владимир Проскуров # 27 июля 2013 в 20:30 0
Кто не смог объединить,
В сердце доблесть, ум и сердце,
Страх ему не победить,
Кто отважен – любит дерзость …

СПАСИБО ЗА БАЗЮ!!!
Татьяна Стафеева # 28 июля 2013 в 13:35 0
Владимир, это Вам спасибо, что
сочувствуете Базе, что он Вам нравится -
для меня это очень трогательно и радостно,
ибо маленький персонаж очень дорог!

С огромной признательностью,
замечательному человеку и поэту!!!

8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9