Год холодного солнца

20 марта 2013 - Евгений Банников

Эта зима задержалась и явно уходить не собиралась. Была уже середина марта, а в полях лежал снег, да и морозы, казалось, забыли о том, что их время завершилось. Если верить теленовостям, то вся Европа буквально утопала в снегу и мерзла наравне с Россией.

Небольшая деревушка, центр колхоза, пережившего все преобразования и реформы правительства, расположилась не далеко от леса. Полевые работы по причине снегового покрытия в человеческий рост толщиной, откладывались на неопределенный срок. Мужики  радовались лишней свободной минуте, за которую можно выпить и не получить взбучку. Зато председатель, зоотехник и агроном хватались за головы. Скот нужно кормить, а корма не вечны. Морозы крепчают, что может привести к обморожению молодых, еще маленьких телят, а задержка с посевной может привести к увеличению долга перед банками и государством. А тут еще новая напасть – волки. Их довольно длительное время не было рядом, ведь охотники в деревне водились, и премии за отстрел волков получали регулярно…

Волчий вой, отдающий в своем голосе, человечьими оттенками боли и ярости, разбудил деревню. Все собаки как будто взбесились и зашлись в истошном лае и вое.

Мужики похватали ружья и поспешили на вой. Но они опоздали. Волки через разбитые окна пробрались в телятник и растерзали всех обитающих здесь телят. Причем действовали они не столько от голода, сколько непонятными всем мотивами. Большая часть поголовья была просто загрызена, но сами туши никто не тронул.

Во дворе валялись два трупа волка и то, что когда-то было собаками. Огромных волкодавов сторожа просто-напросто разорвали в клочья. Сам же сторож, едва живой от страха, закрылся в своей кирпичной сторожке и не хотел открывать даже мужикам. Дверь вскрыли, а его самого вытащили для объяснений. Все, особенно председатель хотел знать, что здесь произошло.

-… Их было много. Я насчитал двадцать волков. Во главе были пять крупных. Таких я еще никогда не видел. И если все – черные, то эти как бы рыжие. Кроваво-рыжие. Они огромны и сильны. Я выстрелил в них, но пули не берут этих дьяволов. Все, на что я был способен, так это подстрелить двоих. А потом побежал. Если бы не мои песики, то меня бы тоже сожрали…- голос сторожа, дрожа, а его штаны уже начали подмерзать там, где моча их оросила.

- Налейте ему. От меня!- приказал Председатель.- Эти волки совсем от рук отбились. Я плачу по сотне, плюс бутылка водки от меня за каждого убитого волка. Причем сразу после охоты.

Мужики воодушевились. Однако делать загоны – дело неблагодарное, ведь не знаешь где искать этих самых волков.

- А волки действительно богатыри,- сказал один из мужиков, рассматривая следы и убитых волков.- Только посмотрите на эти лапы, а на расцветку! Эти твари очень сильны и значит опасны. Вы видели следы на дверях сторожки и на стенах? Если бы окошки были чуть-чуть побольше, то они добрались бы и до самого Петровича.

- Да брось ты. Утром пойдем и перестреляем всю стаю…- сказал один из мужиков.

 - Хорошо, но нужны загонщики, красные флажки…- попытался возразить второй.

- Не нуди. У нас есть мясо, которое оставили волки. Пусть они придут за ним, а мы их просто перестреляем…- отрезал первый.

- И что ты предлагаешь?- в голосе председателя появилось любопытство.

- Выставим это мясо на открытом месте. Кровью зальем дорожку от леса к западне. Сами укроемся и будем ждать. Сейчас холодно. Дичи почти нет, вот волки и высунуться к халявной добыче, а мы их…

- Хорошо. Пусть будет так. Я не против. Тем более что это мясо все равно в отходы.

Мужики начали собираться. Пасмурное небо практически не давало дню набрать силу и, буквально спустя несколько часов после рассвета, наступали сумерки.

На трех больших саняхх, запряженных двойками лошадей, охотники покинули деревню, едва только начало светать. Они направились прямиком к лесу, куда вели многочисленные следы, оставленные волчьей стаей. Здесь они развесили разрубленные туши телят и залили кровь, для привлечения хищников. Сами же, заняв удобное место, стали ждать появление волков. Чтобы согреться, один из охотников сбегал к саням и принес бутылку самогона и нехитрую закуску.

Ближе к обеду, из леса показалось несколько волков. Они долго обнюхивали окровавленный снег, дорожкой указывающий на туши. После этого поспешно ушли в лесную чащу. Прошло еще почти два часа, прежде чем волки вернулись. Их было около десятка. Худые и голодные. Они устремились к мясу.

Охотники оживились. Они, конечно, понимали, что не эти твари навестили телятник, но ведь председатель и не оговаривал, за каких волков собирается платить. А тут их целый десяток!

И тут откуда-то сбоку послышался зловещий волчий вой. Услышав, его стая остановилась. А затем, поджав хвосты, устремилась назад, в лес.

Практически тут же, с другой стороны подали свой голос другая стая. Получалось так, что охотники попали в ловушку. Они были зажаты с трех сторон, ведь ушедшая стая может вернуться или ждать в лесу.

Тут, от места стоянки, донеслось лошадиное ржание, а затем несколько выстрелов и дикий, полный ужаса и боли, истошный человеческий крик. А затем снова этот жуткий вой.

Охотники побежали, на сколько позволял снежный наст, туда. Волки ушли, оставив разорванные туши лошадей и то, что осталось от двух человек, которым было поручено охранять стоянку. До деревни путь не близкий. А, учитывая нападение волков и приближающиеся сумерки – даже опасный. Нужно было что-то придумать. И тут один из охотников вспомнил о лесничем, жившем в лесу. Совсем рядом. Он мог укрыть их за своим высоким крепким забором.

И мужики устремились к нему. Им вслед летел волчий вой. Он как будто насмехался над ними. Издевался и подгонял. Небо заволокло тучами и от того стало темнеть значительно раньше. В том месте, где когда-то была сделана засада, вернувшиеся волки устроили пиршество. Но были и те, кто уверенно двигался за людьми. И от этих огоньков, которых было много, мужики стремились двигаться еще быстрее. Жизнь – всегда дороже. Особенно своя.

Лесничий встретил путников у ворот. Пропустил во двор ни о чем не спрашивая, после чего закрыл их заперев на прочный стальной замок и перекрестив его, повел гостей в дом.

Вой приближался и потому все тут же поднялись на крышу, где была расположена огневая площадка.

Тех волков, кто показался из лесных зарослей, охотники убили. Но на этом штурм не завершился. Волки бросались на частокол, пытаясь перебраться во двор, но колючая проволока, скрученная спиралью и потрескивающая электрическими разрядами не позволяла это сделать. Выстрелы обрывали жизни, но не смогли остановить волну. И только когда послышался призывный вой, вся огромная стая как будто исчезла. На окровавленном снегу остались лишь трупы да раненые.

Мужики успокоились и даже начали шутить, перебрасываясь сальными шуточками. И только лесничий остался серьезен и напряжен. Он достал крепкие самодельные сигареты и выбрал одну, побольше, после чего закурил.

- Вы рано радуетесь.- Все так же спокойно сказал он.- Вы думаете куда эти волки убежали? Те, кто привел их сюда так и не показались. Разве не так?

Мужики тут же замолчали. И правда, в свете прожектора было хорошо видно, что у всех трупов шерсть была если не темно-серая, то черная. Но ни одного с рыжеватым отливом. Получалось, что нападали только простые волки. Волки-солдаты. Их командиры не рисковали, прекрасно понимая, что это верная смерть.

- И куда же они могли деться?- Спросил один из мужиков.

- Деревня сейчас почти не защищена. И вожакам это точно известно. Вас специально пригнали сюда, чтобы вы не смогли помешать им…

- Так они в деревне?!

- Пока нет, но, думаю, что без этого не обойдется. Они будут ждать темноты. Скорей всего атаки стоит ждать ночью. Ближе к полуночи…

- Откуда знаешь?

- Сам каждую ночь дежурю. Видишь какую площадку пришлось построить, чтобы удобно было. Волки-то не простые…

Лесник вошел в дом и позвал охотников за собой.

- Сейчас шкуры поснимаем, пока не застыли. Зачем добру пропадать.- Спокойно сказал он.

- Нам нужно в деревню. Отвезешь нас туда?

- Нет. Это опасно. Скоро снег пойдет и тода уж точно никуда не попадем. Хотите жить – оставайтесь и ждите до утра. Когда рассветет я вас лично отвезу.

Делать нечего. Мужики остались и до позднего вечера занимались тем, что снимали шкуры и отвозили разделанные туши в отстойную яму, в которой такого добра валялось уже много.

После этой работы, хозяйка накрыла на стол, поставив несколько больших бутылей с мутноватой жидкостью.

- Ты говорил, что это не простые волки. Тогда кто они? Почему не простые?- Начал допытываться один из мужиков, когда одна бутыль опустела.

- Ездил я к одной бабке-ведунье. Было это еще осенью. Она мне рассказала, что этот год будет холодным. Его называют годом холодного солнца. И в эту зиму вернутся те, кто жаждет крови. А еще она рассказала мне одну интересную историю. Когда-то давно, в коллективизацию, когда богатые становились нищими, а из нищих выжимали последние крохи, пришел в вашу деревню отряд в двадцать шесть человек красноармейцев. Ими командовал капитан Волков. Жестокий был человек. Никого не щадил. А солдатики у него всекак на подбор – молодые, неопытные. Делали все, что он приказывал. Боялись его страшно. Так вот, продразверстку  они хотели взять, да народ уперся. Приближалась ночь, а потому  нужно было где-то ночевать. В деревню они не пошли, зато постучались в монастырь. Монахи им тоже отказали. Чем и вызвали вспышку ярости у Волкова. Тот был человек простой. Согнал всех монахов в одно место. Поставил их к стенке, да и расстрелял. Бабка говорила, что один из монахов проклял их перед смертью. Ночь была холодной и утром крестьяне нашли солдатиков мертвыми. Замерзли они в монастыре. А может проклятие подействовало. Так вот, тела закопали в какой-то яме, а лошадей и подводы вывели далеко в лес, как будто они заблудились и волки их сожрали. Благо что волков в наших местах всегда много бывало…

- Думаешь, что эти волки и есть проклятые души тех красноармейцев?

- Я ничего не думаю. Но только убить их не просто. Пули их не берут, ну а сопровождающая солчья стая просто не подпустит поближе. Так что думайте сами, что к чему…

Утром, лесник вывел из гаража большой самодельный снегоход, прицепил к нему сани и повез мужиков в деревню. Ночной снегопад уничтожил все следы и полностью укрыл дорогу. Только по этому двигаться пришлось медленно и осторожно.

Уже подъезжая к деревне, стало ясно, что что-то не так. Не было слышно ни собачьего лая, не видно играющих детей, ни идущих на работу мужчин и женщин.

Лесник остановил свой снегоход на подъезде. К деревне. Здесь он просто высадил охотников и поспешил назад.

Мужики проверили заряжены ли ружья, после чего пошли по домам. Некоторое время все держались вместе, на случай нападения. Однако потом, немного осмелев, решили постучаться в ближайший дом, чтобы узнать, что здесь было ночью.

Дверь была крепко заперта. На ней четко виднелись следы от острых когтей. Одно из окон было разбито. И сквозь него можно было видеть следы кровавой расправы с обитателями…

Такая же картина повторилась еще в трех избах. Это были те, что стояли несколько поодаль от центра деревни. И хотя снег замел все следы, но по останкам собак – больших и сильных волкодавов, можно было понять, кто верховодил во время набега.

Не выдержав, охотники забрались в очередную опустевшую избу. Поводом послужило поскуливание и приглушенное рычание. Здесь они увидели волка, тяжело раненого рогатиной и прижатого упавшим столом, сделанным из дуба.

Вся семья была мертва. Кроме мальчика-подростка.

- Это я его ранил.- С гордостью в голосе сказал он.- Правда волки меня чуть не растерзали, но за своих я отомстил…

- Чем это ты его?- Спросил один из мужиков, рассматривая огненно-рыжую шерсть волка.

- Рогатиной. Неужели не видите?!

- Да нет. Вижу. Из чего рогатина-то?

- Из осины. Я их много приготовил. Держал над печью. Лета ждал…

- Ну и дождался. Осина, говоришь…- Охотник выдернул рогатину из раны. Тут же на пол из ран потекла черная кровь. В этот же момент, волк попытался подняться, зарычав на стоящих мужчин, но рогатина снова вернулась к нему, нанеся на этот раз смертельное ранение.

Постепенно народ начал приходить в себя после ночного налета. Почти все собаки, которые были привязаны на улице были уничтожены. Скоту повезло больше, ведь его заперли в сараях. Люди спаслись, чаще всего потому что у них были закрыты ставни и волки не смогли пробиться в дома. Те же, кто жил рядом с церковью, услышав набат, поспешили туда и этим спаслись. В конечном итоге выяснилось, что за ночь волки убили пятнадцать человек, большую часть которых составляли дети. Нужно было что-то предпринять, ибо нападение могло повториться и тогда неизвестно, что будет дальше.

Тогда-то на общей сходке, один из охотников и рассказал легенду из далекого прошлого деревни. Один из стариков подтвердил, что это правда и что действительно, эти волки могут оказаться душами тех проклятых и умерших красноармейцев.

Тогда слово взял священник – мужчина, который совсем недавно приехал в деревню, в обновленный храм.

- Если это дело рук, точнее лап проклятых – то я вижу свой долг быть с вами, чтобы они никогда больше не возвращались. Нужно найти их логово, а как все проклятые, они, скорей всего будут в монастыре. Кстати, а где он?

- Его взорвали, частично разобрав на стройматериалы. Сейчас он в лесу. Столько лет прошло. Но я знаю короткую дорогу туда.- Вызвался старик.

- Все знают. Вот только идти туда все не стоит. Проклятых было двадцать шестью Одного убил мальчишка – значит двадцать пять. Если мы их застанем утром, то они будут беззащитны и убивать, значит, станет проще…

- А о других волках ты не подумал? Они же стаей нападают…

- Стая может находиться далеко от основного логова. Я сомневаюсь, что проклятые захотят держать рядом с собой приманку для охотников.- Возразил старик.- А эти волки – самые настоящие проклятые. Я видел, как светились их глаза, когда они нападали на мой дом…

 - Ладно. Эту ночь будем готовиться, а утром навестим наших проклятых «друзей».- Поставил точку председатель, давая понять, что работы очень много и пустая болтовня ничего не даст.

Ночью волки возвращались, но все обошлось без жертв. Как бы они не старались, но вожаки не смогли преодолеть очерченный священником круг вокруг деревни. Ну а серые «солдаты» не особо старались, ведь поживиться было особо не чем.

Рано утром, еще затемно, экспедиция из десяти охотников, священника и старика, который вызвался показать, где были похоронены тела красноармейцев, на санях покинула деревню. Первым делом они направились к лесничему. Лошади могли привлечь к себе волков, к тому же, их нужно было бы охранять, а людей и так мало…

Лесник долго упирался. Ему не хотелось покидать теплый дом и залазить в кабину снегохода. Ну а отдавать его тоже было жалко. Сам же собирал! А потому, когда председатель пообещал заплатить награду и выкупить все шкуры, лесник сдался.

Они добрались почти до самых развалин монастыря. Здесь священник очертил круг и освятил оружие и боеприпасы на святое дело.

На месте захоронения земля провалилась, образовав глубокую яму, видимо ведущую куда-то в подвал. Рисковать никто не захотел, а потому спускаться не стали. Просто положили две доски так, чтобы получился крест. Следы вели куда-то вглубь, а потому решено было разделиться и осмотреть каждый закуток. Благо фонари были у всех, да и осиновыми рогатинами мальчишка обеспечил…

Это была самая настоящая бойня. Волки с рыжей шерстью сражались с яростью обреченных. Они гибли, но уносили вместе с собой охотника. И все же, их судьба была предрешена… Так же, как и людей.

Священник и председатель поднимались по полуразрушенной лестнице. Туда, куда убежал последний проклятый волк. Крупный и очень сильный. Он один убил троих, прежде чем его вспугнул священник.

- Двадцать пять волков уже мертвы…- Рассуждал председатель, проверяя свою винтовку.- Значит этот последний. Благослови меня на победу.- Добавил он.

- Вы же атеист. Как же я могу вас благословить?- Удивился священник.

- После всего увиденного, я уже завтра утром буду в твоем храме и покрещусь…

- Это не мой храм, а народный, если говорить языком материалиста. А вообще он господа нашего…

Приглушенное рычание заставило священника замолчать. В это же мгновение председатель захрипел, схватился за живот, пытаясь удержать что-то темно-красное, от вытекающей крови. В эту же минуту он свалился вниз, не удержавшись на лестничном пролете. Перед священником стоял огромный волк. Вся его рыжая шерсть была забрызгана кровью. Длинные острые когти выпущены. Он взглянул на своего очередного врага в необычной черной одежде и золотым крестом на животе. После этого развернулся и пошел в коридор.

- Заходи, монах.- Послышалось из мрака, откуда светились только желтые огоньки глаз.- Не бойся меня. Для тебя я не опасен.

- Я не монах. Я священник…

- Мне уже все равно. Заходи и прими исповедь. В этом же твоя работа заключается?

Священник прошел в коридор. Теперь он смог различить фигуру волка, который лежал на каменном полу.

- Я слушаю тебя, сын мой.- Как можно мягче сказал священник, подходя ближе.

- Тебе известна наша история? Думаю что да, иначе бы какой им смысл брать с собой священника.- Сказал волк.- Так вот, что бы они не рассказывали тебе – все вранье. Нас было двадцать шесть человек. Мое имя Сергей, фамилия Волков. Капитан красной армии. По дороге мы подобрали девушку-сиротку и нас стало двадцать семь. Местные начали упрямиться. Не хотели выполнять норму по продразверстке. Но начинало уже темнеть и пришлось искать укрытие. Естественно, в деревне нас никто не ждал, а потому мы поехали в монастырь. Монахи встретили нас почти так же как и в деревне. Выгоняли и проклинали по чем зря. Тогда я приказал расстрелять монахов как врагов советской власти. Тела мы сложили в каком-то склепе. А ночью пришли местные мужики. Перебили часовых – совсем еще мальчишек. Я сопротивлялся дольше всех, но против толпы не попрешь… В итоге, нас, выживших в рукопашной, голышом выставили на мороз. Ну а девушку изнасиловали все, кто захотел. Ее первой, еще живой, бросили в яму. Я дожил до утра. Я видел, как эти бандитские рожи бросали в эту же яму всех моих солдат. Потом бросили меня и закидали сверху камнями. Умирая, я проклял не их, а всех нас. Я жаждал мести. Хотя почему жаждал? Я ее и сейчас жажду, да только время мое вышло. Проиграл я и на этот раз…

Волк замолчал и взглянул на священника, стараясь поймать его взгляд.

- Молчишь – это хорошо. А теперь сделай то, ради чего пришел сюда…

Священник осмотрелся на стене он увидел тяжелый серебряный крест, потемневший от времени и сырости. Взял его в руки, внезапно ощутив необычайную силу, которая буквально пронзила его насквозь, придавая уверенности и  решимости.

Шаг и вот он уже совсем рядом с волком, который лежит, склонив голову к полу. Однако в этот же момент, волк  вскочил и оскалил свои белоснежные острые зубы. Правда не на долго. Вскоре снова принял прежнюю позу.

- Живей, монах… Я не могу долго сдерживать в себе демона…- Прорычал он.

В этот же момент одна из перекладин серебряного креста с хрустом врезалась в череп монстра. Послышалось шипение и треск ломаемой кости. Чавканье разрушаемого мозга. Волк дернулся и замер. На этот раз уже навсегда.

Священник же долго еще стоял над его телом, читая отходную молитву. Он поминал всех и правых и виноватых Бог один и он видит, на сколько грязна душа того или иного человека, в какой бы форме он не находился. Какой бы облик не принял. Только Богу дано право наказывать виноватых и награждать невинных. И все же, священник молился за всех.

А когда закончил, то принялся собирать трупы в одно место. Людские нужно было доставить в деревню, а волчьи – в огонь. Ведь только огонь несет очищение и избавление от всех демонов, которые могли поселиться в этом теле…

Двадцать пять убитых… Но ведь священник помнил рассказ Волкова о том, что их было двадцать семь! Не зря же он заострил внимание именно на этой цифре. И пусть одного из них убили в деревне – все рано не сходится. Где же она? Девушка могла стать только волчицей. А волчица приносит помет и все может начаться с начала…

Подойдя к снегоходу, Священник увидел лежащее тело лесничего, которому очень захотелось по нужде, а мочиться внутри освященного места он не захотел. Все те же большие волчьи следы вели от его окровавленного тела в сторону леса. Она ушла, понимая, что в живых никто не остался.

Почти до самого вечера таскал священник тела охотников в на телегу. А позже, облив волчью кучу бензином – поджег ее. Он с тревогой посматривал на темнеющее небо. И спокойно смог вздохнуть только тогда, когда снегоход с печальным грузом начал подъезжать к деревне.

Остановившись возле церкви, Священник прислушался. Где-то далеко, со стороны монастыря, донесся одинокий вой. Полный боли, печали и отчаяния. Однако не это привлекло священника. Он почувствовал теплое поветрие. Где-то неуверенно чирикали воробьи.

«Оттепель будет».- Проскочило у него в мозгу. Теперь уж точно, весна придет…

Волчица видела все. Вожак отослал ее в лес, как будто предчувствовал, что что-то должно случиться. И случилось. Это она убила лесничего. Только потому что он совершил ошибку, а еще, потому что она должна была кого-то убить, чтобы отомстить за всех. За себя. Она была беременна. Скоро новые волчата будут терзать ее соски, требуя пищи. Тогда, когда соберется новая стая они вернутся и завершат начатое. Ну а пока нужно уходить. Прочь. В самые дебри, куда даже не ступала нога человека. Она сильная. Выживет. И отомстит. Жестоко отомстит….

 

 

© Copyright: Евгений Банников, 2013

Регистрационный номер №0124938

от 20 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0124938 выдан для произведения:

Эта зима задержалась и явно уходить не собиралась. Была уже середина марта, а в полях лежал снег, да и морозы, казалось, забыли о том, что их время завершилось. Если верить теленовостям, то вся Европа буквально утопала в снегу и мерзла наравне с Россией.

Небольшая деревушка, центр колхоза, пережившего все преобразования и реформы правительства, расположилась не далеко от леса. Полевые работы по причине снегового покрытия в человеческий рост толщиной, откладывались на неопределенный срок. Мужики  радовались лишней свободной минуте, за которую можно выпить и не получить взбучку. Зато председатель, зоотехник и агроном хватались за головы. Скот нужно кормить, а корма не вечны. Морозы крепчают, что может привести к обморожению молодых, еще маленьких телят, а задержка с посевной может привести к увеличению долга перед банками и государством. А тут еще новая напасть – волки. Их довольно длительное время не было рядом, ведь охотники в деревне водились, и премии за отстрел волков получали регулярно…

Волчий вой, отдающий в своем голосе, человечьими оттенками боли и ярости, разбудил деревню. Все собаки как будто взбесились и зашлись в истошном лае и вое.

Мужики похватали ружья и поспешили на вой. Но они опоздали. Волки через разбитые окна пробрались в телятник и вырезали всех телят. Причем действовали они не столько от голода, сколько непонятными всем мотивами. Большая часть поголовья была просто убита и даже не тронута.

Во дворе валялись два трупа волка и то, что когда-то было собаками. Огромных волкодавов сторожа просто-напросто разорвали в клочья. Сам же сторож, едва живой от страха, закрылся в своей кирпичной сторожке и не хотел открывать даже мужикам. Дверь вскрыли, а его самого вытащили для объяснений. Все, особенно председатель хотел знать, что здесь произошло.

-… Их было много. Я насчитал двадцать волков. Во главе были пять крупных. Таких я еще никогда не видел. И если все – черные, то эти как бы рыжие. Кроваво-рыжие. Они огромны и сильны. Я выстрелил в них, но пули не берут этих дьяволов. Все, на что я был способен, так это подстрелить двоих. А потом побежал. Если бы не мои песики, то меня бы тоже сожрали…- Голос сторожа, дрожа, а его штаны уже начали подмерзать там, где моча их оросила.

- Налейте ему. От меня.- Приказал Председатель.- Эти волки совсем от рук отбились. Я плачу по сотне, плюс бутылка водки от меня за каждого убитого волка. Причем сразу после охоты.

Мужики воодушевились. Однако делать загоны – дело неблагодарное, ведь не знаешь где искать этих самых волков.

- А волки действительно богатыри.- Сказал один из мужиков, рассматривая следы и убитых волков.- Только посмотрите на эти лапы, а на расцветку! Эти твари очень сильны и значит опасны. Вы видели следы на дверях сторожки и на стенах? Если бы окошки были чуть-чуть побольше, то они добрались бы и до самого Петровича.

- Да брось ты. Утром пойдем и перестреляем всю стаю…- Сказал один из мужиков.

 - Хорошо, но нужны загонщики, красные флажки…- Попытался возразить второй.

- Не нуди. У нас есть мясо, которое оставили волки. Пусть они придут за ним, а мы их просто перестреляем…- Отрезал первый.

- И что ты предлагаешь?- В голосе председателя появилось любопытство.

- Выставим это мясо на открытом месте. Кровью зальем дорожку от леса к западне. Сами укроемся и будем ждать. Сейчас холодно. Дичи почти нет, вот волки и высунуться к халявной добыче, а мы их…

- Хорошо. Пусть будет так. Я не против. Тем более что это мясо все равно в отходы.

Мужики начали собираться. Пасмурное небо практически не давало дню набрать силу и, буквально спустя несколько часов после рассвета, наступали сумерки.

На трех больших саняхх, запряженных двойками лошадей, охотники покинули деревню, едва только начало светать. Они направились прямиком к лесу, куда вели многочисленные следы, оставленные волчьей стаей. Здесь они развесили разрубленные туши телят и залили кровь, для привлечения хищников. Сами же, заняв удобное место, стали ждать появление волков. Чтобы согреться, один из охотников сбегал к саням и принес бутылку самогона и нехитрую закуску.

Ближе к обеду, из леса показалось несколько волков. Они долго обнюхивали окровавленный снег, дорожкой указывающий на туши. После этого поспешно ушли в лесную чащу. Прошло еще почти два часа, прежде чем волки вернулись. Их было около десятка. Худые и голодные. Они устремились к мясу.

Охотники оживились. Они, конечно, понимали, что не эти твари навестили телятник, но ведь председатель и не оговаривал, за каких волков собирается платить. А тут их целый десяток!

И тут откуда-то сбоку послышался зловещий волчий вой. Услышав, его стая остановилась. А затем, поджав хвосты, устремилась назад, в лес.

Практически тут же, с другой стороны подали свой голос другая стая. Получалось так, что охотники попали в ловушку. Они были зажаты с трех сторон, ведь ушедшая стая может вернуться или ждать в лесу.

Тут, от места стоянки, донеслось лошадиное ржание, а затем несколько выстрелов и дикий, полный ужаса и боли, истошный человеческий крик. А затем снова этот жуткий вой.

Охотники побежали, на сколько позволял снежный наст, туда. Волки ушли, оставив разорванные туши лошадей и то, что осталось от двух человек, которым было поручено охранять стоянку. До деревни путь не близкий. А, учитывая нападение волков и приближающиеся сумерки – даже опасный. Нужно было что-то придумать. И тут один из охотников вспомнил о лесничем, жившем в лесу. Совсем рядом. Он мог укрыть их за своим высоким крепким забором.

И мужики устремились к нему. Им вслед летел волчий вой. Он как будто насмехался над ними. Издевался и подгонял. Небо заволокло тучами и от того стало темнеть значительно раньше. В том месте, где когда-то была сделана засада, вернувшиеся волки устроили пиршество. Но были и те, кто уверенно двигался за людьми. И от этих огоньков, которых было много, мужики стремились двигаться еще быстрее. Жизнь – всегда дороже. Особенно своя.

Лесничий встретил путников у ворот. Пропустил во двор ни о чем не спрашивая, после чего закрыл их заперев на прочный стальной замок и перекрестив его, повел гостей в дом.

Вой приближался и потому все тут же поднялись на крышу, где была расположена огневая площадка.

Тех волков, кто показался из лесных зарослей, охотники убили. Но на этом штурм не завершился. Волки бросались на частокол, пытаясь перебраться во двор, но колючая проволока, скрученная спиралью и потрескивающая электрическими разрядами не позволяла это сделать. Выстрелы обрывали жизни, но не смогли остановить волну. И только когда послышался призывный вой, вся огромная стая как будто исчезла. На окровавленном снегу остались лишь трупы да раненые.

Мужики успокоились и даже начали шутить, перебрасываясь сальными шуточками. И только лесничий остался серьезен и напряжен. Он достал крепкие самодельные сигареты и выбрал одну, побольше, после чего закурил.

- Вы рано радуетесь.- Все так же спокойно сказал он.- Вы думаете куда эти волки убежали? Те, кто привел их сюда так и не показались. Разве не так?

Мужики тут же замолчали. И правда, в свете прожектора было хорошо видно, что у всех трупов шерсть была если не темно-серая, то черная. Но ни одного с рыжеватым отливом. Получалось, что нападали только простые волки. Волки-солдаты. Их командиры не рисковали, прекрасно понимая, что это верная смерть.

- И куда же они могли деться?- Спросил один из мужиков.

- Деревня сейчас почти не защищена. И вожакам это точно известно. Вас специально пригнали сюда, чтобы вы не смогли помешать им…

- Так они в деревне?!

- Пока нет, но, думаю, что без этого не обойдется. Они будут ждать темноты. Скорей всего атаки стоит ждать ночью. Ближе к полуночи…

- Откуда знаешь?

- Сам каждую ночь дежурю. Видишь какую площадку пришлось построить, чтобы удобно было. Волки-то не простые…

Лесник вошел в дом и позвал охотников за собой.

- Сейчас шкуры поснимаем, пока не застыли. Зачем добру пропадать.- Спокойно сказал он.

- Нам нужно в деревню. Отвезешь нас туда?

- Нет. Это опасно. Скоро снег пойдет и тода уж точно никуда не попадем. Хотите жить – оставайтесь и ждите до утра. Когда рассветет я вас лично отвезу.

Делать нечего. Мужики остались и до позднего вечера занимались тем, что снимали шкуры и отвозили разделанные туши в отстойную яму, в которой такого добра валялось уже много.

После этой работы, хозяйка накрыла на стол, поставив несколько больших бутылей с мутноватой жидкостью.

- Ты говорил, что это не простые волки. Тогда кто они? Почему не простые?- Начал допытываться один из мужиков, когда одна бутыль опустела.

- Ездил я к одной бабке-ведунье. Было это еще осенью. Она мне рассказала, что этот год будет холодным. Его называют годом холодного солнца. И в эту зиму вернутся те, кто жаждет крови. А еще она рассказала мне одну интересную историю. Когда-то давно, в коллективизацию, когда богатые становились нищими, а из нищих выжимали последние крохи, пришел в вашу деревню отряд в двадцать шесть человек красноармейцев. Ими командовал капитан Волков. Жестокий был человек. Никого не щадил. А солдатики у него всекак на подбор – молодые, неопытные. Делали все, что он приказывал. Боялись его страшно. Так вот, продразверстку  они хотели взять, да народ уперся. Приближалась ночь, а потому  нужно было где-то ночевать. В деревню они не пошли, зато постучались в монастырь. Монахи им тоже отказали. Чем и вызвали вспышку ярости у Волкова. Тот был человек простой. Согнал всех монахов в одно место. Поставил их к стенке, да и расстрелял. Бабка говорила, что один из монахов проклял их перед смертью. Ночь была холодной и утром крестьяне нашли солдатиков мертвыми. Замерзли они в монастыре. А может проклятие подействовало. Так вот, тела закопали в какой-то яме, а лошадей и подводы вывели далеко в лес, как будто они заблудились и волки их сожрали. Благо что волков в наших местах всегда много бывало…

- Думаешь, что эти волки и есть проклятые души тех красноармейцев?

- Я ничего не думаю. Но только убить их не просто. Пули их не берут, ну а сопровождающая солчья стая просто не подпустит поближе. Так что думайте сами, что к чему…

Утром, лесник вывел из гаража большой самодельный снегоход, прицепил к нему сани и повез мужиков в деревню. Ночной снегопад уничтожил все следы и полностью укрыл дорогу. Только по этому двигаться пришлось медленно и осторожно.

Уже подъезжая к деревне, стало ясно, что что-то не так. Не было слышно ни собачьего лая, не видно играющих детей, ни идущих на работу мужчин и женщин.

Лесник остановил свой снегоход на подъезде. К деревне. Здесь он просто высадил охотников и поспешил назад.

Мужики проверили заряжены ли ружья, после чего пошли по домам. Некоторое время все держались вместе, на случай нападения. Однако потом, немного осмелев, решили постучаться в ближайший дом, чтобы узнать, что здесь было ночью.

Дверь была крепко заперта. На ней четко виднелись следы от острых когтей. Одно из окон было разбито. И сквозь него можно было видеть следы кровавой расправы с обитателями…

Такая же картина повторилась еще в трех избах. Это были те, что стояли несколько поодаль от центра деревни. И хотя снег замел все следы, но по останкам собак – больших и сильных волкодавов, можно было понять, кто верховодил во время набега.

Не выдержав, охотники забрались в очередную опустевшую избу. Поводом послужило поскуливание и приглушенное рычание. Здесь они увидели волка, тяжело раненого рогатиной и прижатого упавшим столом, сделанным из дуба.

Вся семья была мертва. Кроме мальчика-подростка.

- Это я его ранил.- С гордостью в голосе сказал он.- Правда волки меня чуть не растерзали, но за своих я отомстил…

- Чем это ты его?- Спросил один из мужиков, рассматривая огненно-рыжую шерсть волка.

- Рогатиной. Неужели не видите?!

- Да нет. Вижу. Из чего рогатина-то?

- Из осины. Я их много приготовил. Держал над печью. Лета ждал…

- Ну и дождался. Осина, говоришь…- Охотник выдернул рогатину из раны. Тут же на пол из ран потекла черная кровь. В этот же момент, волк попытался подняться, зарычав на стоящих мужчин, но рогатина снова вернулась к нему, нанеся на этот раз смертельное ранение.

Постепенно народ начал приходить в себя после ночного налета. Почти все собаки, которые были привязаны на улице были уничтожены. Скоту повезло больше, ведь его заперли в сараях. Люди спаслись, чаще всего потому что у них были закрыты ставни и волки не смогли пробиться в дома. Те же, кто жил рядом с церковью, услышав набат, поспешили туда и этим спаслись. В конечном итоге выяснилось, что за ночь волки убили пятнадцать человек, большую часть которых составляли дети. Нужно было что-то предпринять, ибо нападение могло повториться и тогда неизвестно, что будет дальше.

Тогда-то на общей сходке, один из охотников и рассказал легенду из далекого прошлого деревни. Один из стариков подтвердил, что это правда и что действительно, эти волки могут оказаться душами тех проклятых и умерших красноармейцев.

Тогда слово взял священник – мужчина, который совсем недавно приехал в деревню, в обновленный храм.

- Если это дело рук, точнее лап проклятых – то я вижу свой долг быть с вами, чтобы они никогда больше не возвращались. Нужно найти их логово, а как все проклятые, они, скорей всего будут в монастыре. Кстати, а где он?

- Его взорвали, частично разобрав на стройматериалы. Сейчас он в лесу. Столько лет прошло. Но я знаю короткую дорогу туда.- Вызвался старик.

- Все знают. Вот только идти туда все не стоит. Проклятых было двадцать шестью Одного убил мальчишка – значит двадцать пять. Если мы их застанем утром, то они будут беззащитны и убивать, значит, станет проще…

- А о других волках ты не подумал? Они же стаей нападают…

- Стая может находиться далеко от основного логова. Я сомневаюсь, что проклятые захотят держать рядом с собой приманку для охотников.- Возразил старик.- А эти волки – самые настоящие проклятые. Я видел, как светились их глаза, когда они нападали на мой дом…

 - Ладно. Эту ночь будем готовиться, а утром навестим наших проклятых «друзей».- Поставил точку председатель, давая понять, что работы очень много и пустая болтовня ничего не даст.

Ночью волки возвращались, но все обошлось без жертв. Как бы они не старались, но вожаки не смогли преодолеть очерченный священником круг вокруг деревни. Ну а серые «солдаты» не особо старались, ведь поживиться было особо не чем.

Рано утром, еще затемно, экспедиция из десяти охотников, священника и старика, который вызвался показать, где были похоронены тела красноармейцев, на санях покинула деревню. Первым делом они направились к лесничему. Лошади могли привлечь к себе волков, к тому же, их нужно было бы охранять, а людей и так мало…

Лесник долго упирался. Ему не хотелось покидать теплый дом и залазить в кабину снегохода. Ну а отдавать его тоже было жалко. Сам же собирал! А потому, когда председатель пообещал заплатить награду и выкупить все шкуры, лесник сдался.

Они добрались почти до самых развалин монастыря. Здесь священник очертил круг и освятил оружие и боеприпасы на святое дело.

На месте захоронения земля провалилась, образовав глубокую яму, видимо ведущую куда-то в подвал. Рисковать никто не захотел, а потому спускаться не стали. Просто положили две доски так, чтобы получился крест. Следы вели куда-то вглубь, а потому решено было разделиться и осмотреть каждый закуток. Благо фонари были у всех, да и осиновыми рогатинами мальчишка обеспечил…

Это была самая настоящая бойня. Волки с рыжей шерстью сражались с яростью обреченных. Они гибли, но уносили вместе с собой охотника. И все же, их судьба была предрешена… Так же, как и людей.

Священник и председатель поднимались по полуразрушенной лестнице. Туда, куда убежал последний проклятый волк. Крупный и очень сильный. Он один убил троих, прежде чем его вспугнул священник.

- Двадцать пять волков уже мертвы…- Рассуждал председатель, проверяя свою винтовку.- Значит этот последний. Благослови меня на победу.- Добавил он.

- Вы же атеист. Как же я могу вас благословить?- Удивился священник.

- После всего увиденного, я уже завтра утром буду в твоем храме и покрещусь…

- Это не мой храм, а народный, если говорить языком материалиста. А вообще он господа нашего…

Приглушенное рычание заставило священника замолчать. В это же мгновение председатель захрипел, схватился за живот, пытаясь удержать что-то темно-красное, от вытекающей крови. В эту же минуту он свалился вниз, не удержавшись на лестничном пролете. Перед священником стоял огромный волк. Вся его рыжая шерсть была забрызгана кровью. Длинные острые когти выпущены. Он взглянул на своего очередного врага в необычной черной одежде и золотым крестом на животе. После этого развернулся и пошел в коридор.

- Заходи, монах.- Послышалось из мрака, откуда светились только желтые огоньки глаз.- Не бойся меня. Для тебя я не опасен.

- Я не монах. Я священник…

- Мне уже все равно. Заходи и прими исповедь. В этом же твоя работа заключается?

Священник прошел в коридор. Теперь он смог различить фигуру волка, который лежал на каменном полу.

- Я слушаю тебя, сын мой.- Как можно мягче сказал священник, подходя ближе.

- Тебе известна наша история? Думаю что да, иначе бы какой им смысл брать с собой священника.- Сказал волк.- Так вот, что бы они не рассказывали тебе – все вранье. Нас было двадцать шесть человек. Мое имя Сергей, фамилия Волков. Капитан красной армии. По дороге мы подобрали девушку-сиротку и нас стало двадцать семь. Местные начали упрямиться. Не хотели выполнять норму по продразверстке. Но начинало уже темнеть и пришлось искать укрытие. Естественно, в деревне нас никто не ждал, а потому мы поехали в монастырь. Монахи встретили нас почти так же как и в деревне. Выгоняли и проклинали по чем зря. Тогда я приказал расстрелять монахов как врагов советской власти. Тела мы сложили в каком-то склепе. А ночью пришли местные мужики. Перебили часовых – совсем еще мальчишек. Я сопротивлялся дольше всех, но против толпы не попрешь… В итоге, нас, выживших в рукопашной, голышом выставили на мороз. Ну а девушку изнасиловали все, кто захотел. Ее первой, еще живой, бросили в яму. Я дожил до утра. Я видел, как эти бандитские рожи бросали в эту же яму всех моих солдат. Потом бросили меня и закидали сверху камнями. Умирая, я проклял не их, а всех нас. Я жаждал мести. Хотя почему жаждал? Я ее и сейчас жажду, да только время мое вышло. Проиграл я и на этот раз…

Волк замолчал и взглянул на священника, стараясь поймать его взгляд.

- Молчишь – это хорошо. А теперь сделай то, ради чего пришел сюда…

Священник осмотрелся на стене он увидел тяжелый серебряный крест, потемневший от времени и сырости. Взял его в руки, внезапно ощутив необычайную силу, которая буквально пронзила его насквозь, придавая уверенности и  решимости.

Шаг и вот он уже совсем рядом с волком, который лежит, склонив голову к полу. Однако в этот же момент, волк  вскочил и оскалил свои белоснежные острые зубы. Правда не на долго. Вскоре снова принял прежнюю позу.

- Живей, монах… Я не могу долго сдерживать в себе демона…- Прорычал он.

В этот же момент одна из перекладин серебряного креста с хрустом врезалась в череп монстра. Послышалось шипение и треск ломаемой кости. Чавканье разрушаемого мозга. Волк дернулся и замер. На этот раз уже навсегда.

Священник же долго еще стоял над его телом, читая отходную молитву. Он поминал всех и правых и виноватых Бог один и он видит, на сколько грязна душа того или иного человека, в какой бы форме он не находился. Какой бы облик не принял. Только Богу дано право наказывать виноватых и награждать невинных. И все же, священник молился за всех.

А когда закончил, то принялся собирать трупы в одно место. Людские нужно было доставить в деревню, а волчьи – в огонь. Ведь только огонь несет очищение и избавление от всех демонов, которые могли поселиться в этом теле…

Двадцать пять убитых… Но ведь священник помнил рассказ Волкова о том, что их было двадцать семь! Не зря же он заострил внимание именно на этой цифре. И пусть одного из них убили в деревне – все рано не сходится. Где же она? Девушка могла стать только волчицей. А волчица приносит помет и все может начаться с начала…

Подойдя к снегоходу, Священник увидел лежащее тело лесничего, которому очень захотелось по нужде, а мочиться внутри освященного места он не захотел. Все те же большие волчьи следы вели от его окровавленного тела в сторону леса. Она ушла, понимая, что в живых никто не остался.

Почти до самого вечера таскал священник тела охотников в на телегу. А позже, облив волчью кучу бензином – поджег ее. Он с тревогой посматривал на темнеющее небо. И спокойно смог вздохнуть только тогда, когда снегоход с печальным грузом начал подъезжать к деревне.

Остановившись возле церкви, Священник прислушался. Где-то далеко, со стороны монастыря, донесся одинокий вой. Полный боли, печали и отчаяния. Однако не это привлекло священника. Он почувствовал теплое поветрие. Где-то неуверенно чирикали воробьи.

«Оттепель будет».- Проскочило у него в мозгу. Теперь уж точно, весна придет…

Волчица видела все. Вожак отослал ее в лес, как будто предчувствовал, что что-то должно случиться. И случилось. Это она убила лесничего. Только потому что он совершил ошибку, а еще, потому что она должна была кого-то убить, чтобы отомстить за всех. За себя. Она была беременна. Скоро новые волчата будут терзать ее соски, требуя пищи. Тогда, когда соберется новая стая они вернутся и завершат начатое. Ну а пока нужно уходить. Прочь. В самые дебри, куда даже не ступала нога человека. Она сильная. Выживет. И отомстит. Жестоко отомстит….

 

 

Рейтинг: +3 215 просмотров
Комментарии (4)
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 22 марта 2013 в 07:23 +1
Жестко, но прочиталось на одном дыхании, легко. Понравилось)
Евгений Банников # 23 марта 2013 в 13:11 0
спасибо. рад, что понравилось
Антон Гурко # 16 апреля 2013 в 01:57 0
Уважаемый Евгений!
Интересный рассказ. Мне понравился. Хорошее сочетание истории и мистики. Прямо навевает ностальгию по услышанным в детстве рассказам-страшилкам. Важное достоинство рассказа - вроде бы мистический рассказ с проклятыми, но характерных для таких случаев проклятых в виде упырей, зомбаков, вампиров, оборотней, демонов, одержимых, призраков и прочей нежити нет! Есть обычные волки (ну, не совсем обычные). Этим рассказ выгодно отличается.
Пара замечаний. В начале Вы пишете: "волки через разбитые окна пробрались в телятник и вырезали всех телят". Слово "вырезать" по отношению к животным неприменимо, лучше заменить на "растерзали" или "перегрызли".
Также заметил ряд опечаток и ошибок по тексту. Увы, в процессе чтения слишком увлекся и большинство из них вылетело из головы. Поэтому хотел бы посоветовать подкорректировать текст, чтобы он лучше воспринимался.
С уважением!
Евгений Банников # 16 апреля 2013 в 10:45 0
Спасибо, Антон.
Ваше мнение важно. Замечение принято, поправлю.