ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Душа контролёра. Глава 3.

 

Душа контролёра. Глава 3.

31 января 2014 - Александр Короленко

                                                      Глава третья.

 

 

     Офицерская баня и впрямь оказалась шикарной. Сидели с Конём в парной на верхней полке и обливались потом. Полковник в совершенно дурацкой шляпе, на груди разросся густой ковёр волос, вид совсем не начальственный и расслабленный. В воздухе аромат пива, щедро разлитого на раскалённые камни, настоящая благодать. Это наш третий «заход», уже успели исхлестать друг друга вениками, сейчас просто сидим и греемся, каждый о своём думает…

Люблю баню, именно русскую баньку, а не какую-то пресловутую сауну, помнится, в мою бытность московского денежного воротилы выстроил себе натуральный двухэтажный дворец с просто фантастической парилкой, всё по высшему разряду. Вроде бы и время свободного в обрез всегда было, но на таких удовольствиях не экономил. Эх, кто ж теперь в ней кайфует?..

- Ну что, надумал чего? – нарушает молчание Олег Николаевич. – Есть вопросы и предложения?

До этого момента моей будущей миссии не касались, разговаривали на отвлечённые темы – обмыли кости саймоновским оружейникам, придя к единогласному мнению, что имперское стрелковое оружие полное недоразумение. За исключением, конечно, снайперских комплексов и кое-чего по мелочам. Обсудили и автопром, как оказалось, здоровенный внедорожник «Бродяга» был разобран на части и переправлен на «нашу» сторону. Сейчас он трудится в Москве, на нём ездит первое лицо «Выброса», а на заводах ГАЗа вот-вот запустят в серию аналог с дизельными двигателями. И не удивительно, потому как генсеку тоже понравилась машина.

- Да вот думаю, товарищ полковник, что вашему Зелёному больше с Зоной по душе, чем без неё. А случись ожидаемый катаклизм, так он вообще на коне будет. Плюс царство Петра живёт, по сути в центре Грязей, им до лампочки, они привыкли, тем более это для них природная защита. В том, что с воздуха авиация не достанет, всё в воздушных аномалиях, не пролететь. Так что считаю, что ваш план изначально провальный, - мрачно ответил, глядя на дубовый лист, прилипший к ноге. – Вот только Герцог из головы не выходит.

- Да? – искоса посмотрел на меня полковник. – И что вдруг?

- Да он говорил, что есть в Рыжем лесу монах какой-то, вот он может связь с Установкой разорвать, - пояснил я. – Вот только смысл в этом? Чтобы потом опять в Зону с головой нырнуть? Ранят, шаром воспользовался, и вуаля – опять двадцать пять…

Я на пару мгновений замолк, затем посмотрел в глаза Коню и спросил:

- Зелёный знает Герцога?

- Знает, - кивнул Олег Николаевич. – Причём неплохо. Одно время в одной упряжке работали, а потом у них какой-то конфликт произошёл, пробежала между ними чёрная кошка, как говорится. Мы сами сначала планировали его привлечь к операции. Но вот Москва добро не дала, им там виднее… Считают его неблагонадёжным, не могут забыть, как он однажды в чём-то заартачился, не знаю всех подробностей. Они хотят, чтобы вы сразу приступили к поискам Мартынова, своими силами и как можно незаметнее.

- Они чё там? – изумился я. – Белены объелись? Это ж, можно сказать, единственный шанс!

- И я так думаю, так что не будем его терять. В любой момент может нагрянуть Главный с утверждённым планом, спросит наше мнение, про Герцога умолчим. По большому счёту, тот план ничего не значит. Вы выходите в автономное плавание, вам карты в руки.

- Я найду его и уговорю помочь нам. Думаю, в этом будет толк. Тем более он недавно сам на меня вышел.

- Попробуй, - смахнул пот со лба полковник. – Ты говорил, что у Пшеничного его встретил?

- Да, живёт на городской свалке с бомжами, - я взял бутылку и выплеснул остатки пива на камни. – В большом, между прочем авторитете у них. Как с королём обходятся.

- Ну, значит, с той точки и начнёте.  Ближайший портал, правда в трёх ста километрах оттуда, но ничего, налегке под видом местных жителей доберётесь, а попадёте в Грязи, снаряжение заберёте из тайника. Мы вам дадим приборчики специальные, наше ноу хау. При его работе у окружающих людей меняется визуальное восприятие объекта, имеющего при себе прибор, то бишь, никто вас не узнает, стопроцентная смена внешности. А на камерах наблюдения вместо лица смазанное пятно.

- Ого, - удивился я. – Чего-то не слыхивал раньше о таких приспособах.

- Пожинаем плоды персональной Зоны, - невесело усмехнулся Конь. – В ней нашли неизвестные ранее артефакты, а это новые возможности. Прибор как раз из той песни. И ещё. Москва дала добро передать Зелёному зашифрованные координаты тайника с золотом и другими материальными ценностями в плату за услугу. Если захочет, может эвакуироваться с вами, достойную жизнь обеспечим.

- Ну это уже другое дело, хоть какой-то козырь будет. Кроме идей мира во всём мире. Тут вопрос всё один в голове крутится…

- Ну и?..

- Вы не интересовались насчёт того, кто же на самом деле этот Саймон? Меня к нему возили, так он с ходу меня как москвича определил. И доллары его совсем как штатовские… Сразу видно, что непростой мужичок.

- Интересовались,- глухо сказал Олег Николаевич, гладя пальцами свой «ковёр» на груди. – Но ничего не нарыли. Нутром чую, что это кто-то из наших. – Полковник снял шапку и положил на рядом на полку. – Пошли, окунёмся.

   В соседнем помещении большой бассейн, с разбега прыгаю в прохладную воду и ощущаю себя на седьмом небе от удовольствия. Полковник наоборот, аккуратно и степенно опускается по лесенке, не спеша окунается с головой.

- Сам бы с вами пошёл, - с некоей горечью произносит он. – Но увы…

- Да ладно, справимся, - хмыкнул я, вылезая из бассейна. – Ну а ты ништяки и звёзды Героев готовь…

 

     После бани уселись на скамейку перед нашим коттеджем, Конь с Володей неторопливо курили, ну а я блаженно нежился на тёплом ветерке, чувствуя себя помолодевшим лет на десять. Вот теперь я доволен, и попарился и помылся, пивка попил. Это тебе не в душевой кабинке ютиться, где грязь толком всю и не смоешь, а тем более какой там праздник для души. А сейчас даже настроение приподнялось, беды и проблемы чуть в сторону отошли. Иной раз хочется такими моментами впрок надышаться, впитать их себя и не отпускать как можно дольше…

Сидел и слушал давно позабытые звуки жизни воинской части. Вроде и мир другой, а всё так одинаково… Словно переметнулся во времена принятия мной присяги, вот сижу, как прежде в курилке, смоля одну на троих «Астру Гродно» в компании таких же зелёных «душар». Сейчас подойдёт чубатый «дед» и сквозь зубы процедит:

- Чё, расслабляетесь туловища? А ну-ка дедушку угостили нормальной сигареткой….

Где-то с плаца слышны глухие удары сапог об асфальт, и десятки молодых голосов с задором поют строевую песню.

«Кап кап кап, из ясных глаз Маруси,

Падали слёзы на копьё…».

У нас в части тоже её пели, саундтрек к кинофильму «Иван Васильевич меняет профессию» постоянно в моде. А всё потому, что при её исполнении позволялось залихватски свистеть, прогоняя тоску казармы и ежедневного идиотизма.

 

    Между тем к коттеджу, сверкая хромом неторопливо приближались три чёрных «УАЗа», при их виде Вова тут же подскочил с места и поправил свой костюм, сдул с рукава следы табачного пепла.

- Да это же Главный!

Конь же лениво искоса посматривал на автомобили, играя желваками. Судя по всему, визит начальства ему неприятен, он тяжело вздохнул и тихо произнёс:

- Встаём. И близко к сердцу не принимай, «папа» у нас контуженый. Ходячий Устав.

Тем временем внедорожники остановились. В сопровождении десятка разномастных офицеров, на белый свет появился невысокий плотный мужик с коротким седым ежиком волос, лицо суровое и важное, за версту видать, что начальник с большой буквы. Одет в мундир с погонами генерал –лейтенанта, несмотря на вечерний зной, галстук затянут по самые «не балуй», смотрит на нас с неким призрением. Свита так же косится на нас с нескрываемым превосходством, мол, что за раздолбаи не по форме на перекуре?

- Смирно! – скомандовал Конь, и мы с Вовой вытянулись на месте, как заправские вояки.

- Товарищ генерал-лейтенант, личный состав построен для вечерней прогулки, – рявкнул Олег Николаевич, а я не удержался от короткого смешка. Что за военный цирк? Давненько такого не видел, армия без подобных сцен уже не армия.

- Вольно, - глухо распорядился «папа», пялясь на меня орлиным взором. Похоже, моя усмешка не осталась незамеченной. – Прогулка значит? А чего это от вас спиртным несёт, полковник?

- Виноват, Семён Семёныч, проводим мозговой штурм, - тут же ответил Конь. – Думал, что по пятьдесят грамм не помешают. Для лучшего результата.

- Какой мозговой штурм? – заорал Семёныч, его лицо аж перекосило от возмущения. – Вы в своём уме, полковник? Обсуждаете детали секретнейшей операции сидя на лавочке, как бабки у подъезда? А если в том лесу на дереве шпион сидит, и читает по губам? Или со спутника смотрят? Что тогда? Опять война?

Я попытался состроить виноватую мину, но улыбка просто рвала её на части, вылезая наружу, как кот из под дивана при звуке открывающейся дверцы холодильника.

- Что за смех в строю? – взвился генерал, пожирая меня яростным взглядом. – Этот клоун и есть Воропаев?

- Так точно! – гаркнул Конь.

- Скоро будет не до смеха! – зловеще воскликнул «папа». – Скоро все плакать будем! Всем пройти в Зал совещаний.

    В помещении устроили настоящую церемонию с размещением по стульям, во главе стола уселся генерал.

- Итак, - после минутной паузы начал он. – Я прибыл довести до вашего сведения план Верховного командования по операции «Экран» ... Итак, советский народ возложил на вас, капитан Воропаев, огромную ответственность в деле уничтожения так называемой Установки. Это надо помнить постоянно, это надо ставить во выше всяких интересов, и если понадобится, отдать свои жизни. Слишком высока ставка в этой игре, товарищи. Любой прокол означает смерти миллионов людей, крах всего того, чего мы добились потом и кровью. Партия надеется на вас. Хм…

Генерал посмотрел в мою сторону и продолжил:

– Итак! Заброска на территорию противника будет осуществлена через портал «Х34», он ведёт в Саймоновские земли, с порталами на царскую территорию появились некоторые сложности. А точнее их взяла в свои руки царская Безопасность, Лосев тоже не зря хлеб ест. С вами, капитан, сопровождающим пойдёт Конь, отведёт к нашим агентам, где вы воссоединитесь со своей командой. Получите оружие и снаряжение, затем вас переправят в Грязи. Олег Николаевич останется у портала, будете держать связь с нами через него. В деле поисков Алексея Мартынова действовать максимально скрытно, в тех местах шпион на шпионе, можно легко привлечь к себе ненужное внимание. На месте ознакомитесь со своими «легендами», полковник Конь проведёт окончательный инструктаж. Заброска произойдёт завтрашним утром, «окно» в 10-00.

Генерал смолк, лишь сидел и сверлил меня своим свирепым взглядом.

- И ещё, Воропаев. Я принял решение ходатайствовать перед партийной комиссией о принятии вас в КПСС, пока как кандидата, ну а по выполнению задания уже как полноценного члена партии. Олег Николаевич также поручился за вас, так что не подведите, Алексей.

- Постараюсь не ударить в грязь лицом! – гаркнул я.

- Есть вопросы и предложения?

- Есть один вопрос, - спросил я. – Вы говорите, что доставите моих людей прямо ко мне, так? А как насчёт Марии Лампасс? Мне хотелось бы убедиться, что она окажется в безопасности.

- Меры по её освобождению принимаются, - сухо ответил Семёныч. – За это не беспокойтесь. Лучше думайте о том, как будете привлекать к операции Мартынова.

- Как-то несерьёзно звучит, товарищ генерал-лейтенант, - воскликнул я, и тут же ощутил во взглядах офицеров свиты неприкрытую неприязнь, смотрят с враждебностью и осуждением. – Договаривались ведь иначе.

- Слово коммуниста вас устроит, господин капитан? – прорычал генерал, в глазах бешенство. Не привык к лишним вопросам. Это как так, какой-то смерд из Зоны и смеет перечить?  

- Устроит, - проворчал я, чувствуя, что и во мне самом просыпается злость. Тоже мне, начальник нашёлся. Поймал себя на желании достать нож и воткнуть ему в пузо, аж руки зачесались. Да и какой я ему капитан, чтоб он был неладен?

- Ещё умники есть? – Семёныч тем временем с вызовом уставился на Олега.

- Никак нет, - тихо произнёс Конь.

- Тогда действуйте согласно плану, - сквозь зубы бросил «папа». – Объявляю о начале операции «Экран». Удачи вам, товарищи.

 

 

Через полчаса Семёныч уехал, ну а мы вновь уселись на скамейку, провожая взглядом кортеж.

- Это что-то с чем –то, - хмыкнул я. – Давненько меня так не застраивали. Аж дежа вю словил.

- Генерал-лейтенант Мятка, одним словом, - Конь прикурил сигарету. – После гибели прежнего Главного по нашему участку, поставили этого. Старается выслужиться, гоняет нас как первогодков, в деле полный ноль, все действия по шаблонам и уставу. В придачу заменяет опытных сотрудников своими людьми, такими же деревянными как и сам.

- А Москва куда смотрит?

- Он ей нравится, ещё со времён Войны. Умудрился к дню рождения генсека взять Даллас, народа положили там тьму… - тяжело вздохнул Олег.

- А что за цирк с принятием в партию?  

- Это далеко не цирк. Это раньше в неё вступала всякая шваль, а теперь иди попробуй! Быть коммунистом престижно и приятно, бонусы и спец премии, домик в Майами. Так что цени.

- Ну-ну… - покачал я головой. – Вот что он приезжал? Ни хрена нового ничего ведь не сказал?

- Москва на него давит, вот и забегал, - нахмурился Конь. – Ты иди отдыхай, в 5-30 подъём.

Не стал спорить, спустился на лифте к себе в «нору» и включил телевизор.

«Увеличили надои молока на 15 процентов по сравнению с прошлым годом, - сбивчиво вещал с экрана плотный мужик средних лет, стоявший посреди большого коровника. – И это ещё не предел. Благодаря новым добавкам в корм мы планируем поднять этот результат ещё на восемь процентов…».

  Мужик явно стеснялся камеры, его глаза то и дело бегали по сторонам, а руки застенчиво мяли свёрнутую трубкой кепку. Но всё равно я испытал чувства острой зависти к этому незамысловатому работнику села. Живёт ведь человек, ходит на работу, за коровами ухаживает, небось по субботам бутылочку с друзьями распивает под душевные разговоры. А по ночам к тёплой заднице жены прижимается, красота. Не то, что я, бродяга по жизни, в которого Зона вцепилась намертво и даже не думает хоть на секунду ослабить хватку. Ну а возможность иметь семью и дом с каждым годом становится всё призрачней и несбыточной.

Откинулся на спинку дивана, в памяти возникло летнее кафе на берегу ласкового моря в Саймонусе. Райский уголок под нежно-зелёным небом, с ленивыми волнами, омывающими белоснежный песок пляжа. Волнение от присутствия за столиком Марии Лампасс, её глаза и улыбка… Посмотрим генерал, какова цена твоего слова, только попробуй меня обвести вокруг пальца. Вернусь и накормлю тебя твоими же потрохами.

Выключил телевизор и зайдя в спальню, улёгся на кровать. С удовольствием ощущал телом мягкие перины, когда ж ведь доведётся ещё так понежиться?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2014

Регистрационный номер №0184937

от 31 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0184937 выдан для произведения:

                                                      Глава третья.

 

 

     Офицерская баня и впрямь оказалась шикарной. Сидели с Конём в парной на верхней полке и обливались потом. Полковник в совершенно дурацкой шляпе, на груди разросся густой ковёр волос, вид совсем не начальственный и расслабленный. В воздухе аромат пива, щедро разлитого на раскалённые камни, настоящая благодать. Это наш третий «заход», уже успели исхлестать друг друга вениками, сейчас просто сидим и греемся, каждый о своём думает…

Люблю баню, именно русскую баньку, а не какую-то пресловутую сауну, помнится, в мою бытность московского денежного воротилы выстроил себе натуральный двухэтажный дворец с просто фантастической парилкой, всё по высшему разряду. Вроде бы и время свободного в обрез всегда было, но на таких удовольствиях не экономил. Эх, кто ж теперь в ней кайфует?..

- Ну что, надумал чего? – нарушает молчание Олег Николаевич. – Есть вопросы и предложения?

До этого момента моей будущей миссии не касались, разговаривали на отвлечённые темы – обмыли кости саймоновским оружейникам, придя к единогласному мнению, что имперское стрелковое оружие полное недоразумение. За исключением, конечно, снайперских комплексов и кое-чего по мелочам. Обсудили и автопром, как оказалось, здоровенный внедорожник «Бродяга» был разобран на части и переправлен на «нашу» сторону. Сейчас он трудится в Москве, на нём ездит первое лицо «Выброса», а на заводах ГАЗа вот-вот запустят в серию аналог с дизельными двигателями. И не удивительно, потому как генсеку тоже понравилась машина.

- Да вот думаю, товарищ полковник, что вашему Зелёному больше с Зоной по душе, чем без неё. А случись ожидаемый катаклизм, так он вообще на коне будет. Плюс царство Петра живёт, по сути в центре Грязей, им до лампочки, они привыкли, тем более это для них природная защита. В том, что с воздуха авиация не достанет, всё в воздушных аномалиях, не пролететь. Так что считаю, что ваш план изначально провальный, - мрачно ответил, глядя на дубовый лист, прилипший к ноге. – Вот только Герцог из головы не выходит.

- Да? – искоса посмотрел на меня полковник. – И что вдруг?

- Да он говорил, что есть в Рыжем лесу монах какой-то, вот он может связь с Установкой разорвать, - пояснил я. – Вот только смысл в этом? Чтобы потом опять в Зону с головой нырнуть? Ранят, шаром воспользовался, и вуаля – опять двадцать пять…

Я на пару мгновений замолк, затем посмотрел в глаза Коню и спросил:

- Зелёный знает Герцога?

- Знает, - кивнул Олег Николаевич. – Причём неплохо. Одно время в одной упряжке работали, а потом у них какой-то конфликт произошёл, пробежала между ними чёрная кошка, как говорится. Мы сами сначала планировали его привлечь к операции. Но вот Москва добро не дала, им там виднее… Считают его неблагонадёжным, не могут забыть, как он однажды в чём-то заартачился, не знаю всех подробностей. Они хотят, чтобы вы сразу приступили к поискам Мартынова, своими силами и как можно незаметнее.

- Они чё там? – изумился я. – Белены объелись? Это ж, можно сказать, единственный шанс!

- И я так думаю, так что не будем его терять. В любой момент может нагрянуть Главный с утверждённым планом, спросит наше мнение, про Герцога умолчим. По большому счёту, тот план ничего не значит. Вы выходите в автономное плавание, вам карты в руки.

- Я найду его и уговорю помочь нам. Думаю, в этом будет толк. Тем более он недавно сам на меня вышел.

- Попробуй, - смахнул пот со лба полковник. – Ты говорил, что у Пшеничного его встретил?

- Да, живёт на городской свалке с бомжами, - я взял бутылку и выплеснул остатки пива на камни. – В большом, между прочем авторитете у них. Как с королём обходятся.

- Ну, значит, с той точки и начнёте.  Ближайший портал, правда в трёх ста километрах оттуда, но ничего, налегке под видом местных жителей доберётесь, а попадёте в Грязи, снаряжение заберёте из тайника. Мы вам дадим приборчики специальные, наше ноу хау. При его работе у окружающих людей меняется визуальное восприятие объекта, имеющего при себе прибор, то бишь, никто вас не узнает, стопроцентная смена внешности. А на камерах наблюдения вместо лица смазанное пятно.

- Ого, - удивился я. – Чего-то не слыхивал раньше о таких приспособах.

- Пожинаем плоды персональной Зоны, - невесело усмехнулся Конь. – В ней нашли неизвестные ранее артефакты, а это новые возможности. Прибор как раз из той песни. И ещё. Москва дала добро передать Зелёному зашифрованные координаты тайника с золотом и другими материальными ценностями в плату за услугу. Если захочет, может эвакуироваться с вами, достойную жизнь обеспечим.

- Ну это уже другое дело, хоть какой-то козырь будет. Кроме идей мира во всём мире. Тут вопрос всё один в голове крутится…

- Ну и?..

- Вы не интересовались насчёт того, кто же на самом деле этот Саймон? Меня к нему возили, так он с ходу меня как москвича определил. И доллары его совсем как штатовские… Сразу видно, что непростой мужичок.

- Интересовались,- глухо сказал Олег Николаевич, гладя пальцами свой «ковёр» на груди. – Но ничего не нарыли. Нутром чую, что это кто-то из наших. – Полковник снял шапку и положил на рядом на полку. – Пошли, окунёмся.

   В соседнем помещении большой бассейн, с разбега прыгаю в прохладную воду и ощущаю себя на седьмом небе от удовольствия. Полковник наоборот, аккуратно и степенно опускается по лесенке, не спеша окунается с головой.

- Сам бы с вами пошёл, - с некоей горечью произносит он. – Но увы…

- Да ладно, справимся, - хмыкнул я, вылезая из бассейна. – Ну а ты ништяки и звёзды Героев готовь…

 

     После бани уселись на скамейку перед нашим коттеджем, Конь с Володей неторопливо курили, ну а я блаженно нежился на тёплом ветерке, чувствуя себя помолодевшим лет на десять. Вот теперь я доволен, и попарился и помылся, пивка попил. Это тебе не в душевой кабинке ютиться, где грязь толком всю и не смоешь, а тем более какой там праздник для души. А сейчас даже настроение приподнялось, беды и проблемы чуть в сторону отошли. Иной раз хочется такими моментами впрок надышаться, впитать их себя и не отпускать как можно дольше…

Сидел и слушал давно позабытые звуки жизни воинской части. Вроде и мир другой, а всё так одинаково… Словно переметнулся во времена принятия мной присяги, вот сижу, как прежде в курилке, смоля одну на троих «Астру Гродно» в компании таких же зелёных «душар». Сейчас подойдёт чубатый «дед» и сквозь зубы процедит:

- Чё, расслабляетесь туловища? А ну-ка дедушку угостили нормальной сигареткой….

Где-то с плаца слышны глухие удары сапог об асфальт, и десятки молодых голосов с задором поют строевую песню.

«Кап кап кап, из ясных глаз Маруси,

Падали слёзы на копьё…».

У нас в части тоже её пели, саундтрек к кинофильму «Иван Васильевич меняет профессию» постоянно в моде. А всё потому, что при её исполнении позволялось залихватски свистеть, прогоняя тоску казармы и ежедневного идиотизма.

 

    Между тем к коттеджу, сверкая хромом неторопливо приближались три чёрных «УАЗа», при их виде Вова тут же подскочил с места и поправил свой костюм, сдул с рукава следы табачного пепла.

- Да это же Главный!

Конь же лениво искоса посматривал на автомобили, играя желваками. Судя по всему, визит начальства ему неприятен, он тяжело вздохнул и тихо произнёс:

- Встаём. И близко к сердцу не принимай, «папа» у нас контуженый. Ходячий Устав.

Тем временем внедорожники остановились. В сопровождении десятка разномастных офицеров, на белый свет появился невысокий плотный мужик с коротким седым ежиком волос, лицо суровое и важное, за версту видать, что начальник с большой буквы. Одет в мундир с погонами генерал –лейтенанта, несмотря на вечерний зной, галстук затянут по самые «не балуй», смотрит на нас с неким призрением. Свита так же косится на нас с нескрываемым превосходством, мол, что за раздолбаи не по форме на перекуре?

- Смирно! – скомандовал Конь, и мы с Вовой вытянулись на месте, как заправские вояки.

- Товарищ генерал-лейтенант, личный состав построен для вечерней прогулки, – рявкнул Олег Николаевич, а я не удержался от короткого смешка. Что за военный цирк? Давненько такого не видел, армия без подобных сцен уже не армия.

- Вольно, - глухо распорядился «папа», пялясь на меня орлиным взором. Похоже, моя усмешка не осталась незамеченной. – Прогулка значит? А чего это от вас спиртным несёт, полковник?

- Виноват, Семён Семёныч, проводим мозговой штурм, - тут же ответил Конь. – Думал, что по пятьдесят грамм не помешают. Для лучшего результата.

- Какой мозговой штурм? – заорал Семёныч, его лицо аж перекосило от возмущения. – Вы в своём уме, полковник? Обсуждаете детали секретнейшей операции сидя на лавочке, как бабки у подъезда? А если в том лесу на дереве шпион сидит, и читает по губам? Или со спутника смотрят? Что тогда? Опять война?

Я попытался состроить виноватую мину, но улыбка просто рвала её на части, вылезая наружу, как кот из под дивана при звуке открывающейся дверцы холодильника.

- Что за смех в строю? – взвился генерал, пожирая меня яростным взглядом. – Этот клоун и есть Воропаев?

- Так точно! – гаркнул Конь.

- Скоро будет не до смеха! – зловеще воскликнул «папа». – Скоро все плакать будем! Всем пройти в Зал совещаний.

    В помещении устроили настоящую церемонию с размещением по стульям, во главе стола уселся генерал.

- Итак, - после минутной паузы начал он. – Я прибыл довести до вашего сведения план Верховного командования по операции «Экран» ... Итак, советский народ возложил на вас, капитан Воропаев, огромную ответственность в деле уничтожения так называемой Установки. Это надо помнить постоянно, это надо ставить во выше всяких интересов, и если понадобится, отдать свои жизни. Слишком высока ставка в этой игре, товарищи. Любой прокол означает смерти миллионов людей, крах всего того, чего мы добились потом и кровью. Партия надеется на вас. Хм…

Генерал посмотрел в мою сторону и продолжил:

– Итак! Заброска на территорию противника будет осуществлена через портал «Х34», он ведёт в Саймоновские земли, с порталами на царскую территорию появились некоторые сложности. А точнее их взяла в свои руки царская Безопасность, Лосев тоже не зря хлеб ест. С вами, капитан, сопровождающим пойдёт Конь, отведёт к нашим агентам, где вы воссоединитесь со своей командой. Получите оружие и снаряжение, затем вас переправят в Грязи. Олег Николаевич останется у портала, будете держать связь с нами через него. В деле поисков Алексея Мартынова действовать максимально скрытно, в тех местах шпион на шпионе, можно легко привлечь к себе ненужное внимание. На месте ознакомитесь со своими «легендами», полковник Конь проведёт окончательный инструктаж. Заброска произойдёт завтрашним утром, «окно» в 10-00.

Генерал смолк, лишь сидел и сверлил меня своим свирепым взглядом.

- И ещё, Воропаев. Я принял решение ходатайствовать перед партийной комиссией о принятии вас в КПСС, пока как кандидата, ну а по выполнению задания уже как полноценного члена партии. Олег Николаевич также поручился за вас, так что не подведите, Алексей.

- Постараюсь не ударить в грязь лицом! – гаркнул я.

- Есть вопросы и предложения?

- Есть один вопрос, - спросил я. – Вы говорите, что доставите моих людей прямо ко мне, так? А как насчёт Марии Лампасс? Мне хотелось бы убедиться, что она окажется в безопасности.

- Меры по её освобождению принимаются, - сухо ответил Семёныч. – За это не беспокойтесь. Лучше думайте о том, как будете привлекать к операции Мартынова.

- Как-то несерьёзно звучит, товарищ генерал-лейтенант, - воскликнул я, и тут же ощутил во взглядах офицеров свиты неприкрытую неприязнь, смотрят с враждебностью и осуждением. – Договаривались ведь иначе.

- Слово коммуниста вас устроит, господин капитан? – прорычал генерал, в глазах бешенство. Не привык к лишним вопросам. Это как так, какой-то смерд из Зоны и смеет перечить?  

- Устроит, - проворчал я, чувствуя, что и во мне самом просыпается злость. Тоже мне, начальник нашёлся. Поймал себя на желании достать нож и воткнуть ему в пузо, аж руки зачесались. Да и какой я ему капитан, чтоб он был неладен?

- Ещё умники есть? – Семёныч тем временем с вызовом уставился на Олега.

- Никак нет, - тихо произнёс Конь.

- Тогда действуйте согласно плану, - сквозь зубы бросил «папа». – Объявляю о начале операции «Экран». Удачи вам, товарищи.

 

 

Через полчаса Семёныч уехал, ну а мы вновь уселись на скамейку, провожая взглядом кортеж.

- Это что-то с чем –то, - хмыкнул я. – Давненько меня так не застраивали. Аж дежа вю словил.

- Генерал-лейтенант Мятка, одним словом, - Конь прикурил сигарету. – После гибели прежнего Главного по нашему участку, поставили этого. Старается выслужиться, гоняет нас как первогодков, в деле полный ноль, все действия по шаблонам и уставу. В придачу заменяет опытных сотрудников своими людьми, такими же деревянными как и сам.

- А Москва куда смотрит?

- Он ей нравится, ещё со времён Войны. Умудрился к дню рождения генсека взять Даллас, народа положили там тьму… - тяжело вздохнул Олег.

- А что за цирк с принятием в партию?  

- Это далеко не цирк. Это раньше в неё вступала всякая шваль, а теперь иди попробуй! Быть коммунистом престижно и приятно, бонусы и спец премии, домик в Майами. Так что цени.

- Ну-ну… - покачал я головой. – Вот что он приезжал? Ни хрена нового ничего ведь не сказал?

- Москва на него давит, вот и забегал, - нахмурился Конь. – Ты иди отдыхай, в 5-30 подъём.

Не стал спорить, спустился на лифте к себе в «нору» и включил телевизор.

«Увеличили надои молока на 15 процентов по сравнению с прошлым годом, - сбивчиво вещал с экрана плотный мужик средних лет, стоявший посреди большого коровника. – И это ещё не предел. Благодаря новым добавкам в корм мы планируем поднять этот результат ещё на восемь процентов…».

  Мужик явно стеснялся камеры, его глаза то и дело бегали по сторонам, а руки застенчиво мяли свёрнутую трубкой кепку. Но всё равно я испытал чувства острой зависти к этому незамысловатому работнику села. Живёт ведь человек, ходит на работу, за коровами ухаживает, небось по субботам бутылочку с друзьями распивает под душевные разговоры. А по ночам к тёплой заднице жены прижимается, красота. Не то, что я, бродяга по жизни, в которого Зона вцепилась намертво и даже не думает хоть на секунду ослабить хватку. Ну а возможность иметь семью и дом с каждым годом становится всё призрачней и несбыточной.

Откинулся на спинку дивана, в памяти возникло летнее кафе на берегу ласкового моря в Саймонусе. Райский уголок под нежно-зелёным небом, с ленивыми волнами, омывающими белоснежный песок пляжа. Волнение от присутствия за столиком Марии Лампасс, её глаза и улыбка… Посмотрим генерал, какова цена твоего слова, только попробуй меня обвести вокруг пальца. Вернусь и накормлю тебя твоими же потрохами.

Выключил телевизор и зайдя в спальню, улёгся на кровать. С удовольствием ощущал телом мягкие перины, когда ж ведь доведётся ещё так понежиться?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 156 просмотров
Комментарии (1)
Лидия Копасова # 20 ноября 2016 в 01:32 0
t13502 osenpar2 tort3