ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Доверие контролёра. Глава 16.

 

Доверие контролёра. Глава 16.

 

                                                       Глава шестнадцатая.

 

 

   К вечеру следующего дня достигли окружной дороги города Пшеничного, обосновались в небольшом леске. Критично оглядели друг друга – вид как у военнопленных, все пыльные, рожи злые и грязные, глаза красные. Да и побриться бы не мешало, натуральные бомжары, я просто мечтал о чистом белье и ванной, а ещё лучше – бане.

  Оглядели лес, и нашли в нём довольно чистый ручей, вдоволь напились из него, с энтузиазмом залезли в прохладную воду, скинув одежду. Хорошо, у деда хватило ума прихватить из ранца убитого солдата кусок простого, пахнущего хвоей мыла, помылись сами и устроили постирушки.

Развесили тряпьё на ветках деревьев, а сами уселись голышом на траву. Не смотря на время, солнце жарило ещё будь здоров, от него раскалывалась голова, а силы давно иссякли.

- В общем, одежда подсохнет, пойду на дорогу, попробую поймать машину, - сказал Роман. – Найду того мужика, если всё будет нормально, то приедем с ним за вами ночью. Оружие и «огни» будут у вас.

Парень полез в свой рюкзак и достал из него бумажник.

- Так, пятьсот «мордастых», должно всяк хватить! – пересчитал деньги, и схватив, повертел в руках наши с дедом ботинки, высматривая размер. – Куплю нормальной одежды с туфлями, не стоит привлекать внимание.

- Жаль, что пистолетов нет! – с досадой произнёс я. – Как –то стрёмно безоружному бродить там будет, вдруг твой кореш «кидняк» решит провернуть…

- Не должен! – уверенно ответил Роман. – Не был замечен ещё на подобном, всё хорошо будет.

- Ладно, поверим на слово! – я с удовольствием растянулся на траве, закинув уставшие ноги вверх, на ствол дерева, ибо они после наших бродяжничеств гудели, как столбы. Да, всё ничего, только жрать хотелось неимоверно, если проблема с водой была решена с помощью ручья, то с едой обстановка складывалась тоскливей. Последние галеты слопали ещё в обед, не особо –то и насытившись.

- Похавать притащи! – словно прочитав мои мысли, буркнул дед. – А то желудок к хребту присох.

- Сделаю! – кивнул тот, и закрыл глаза. – Сейчас вздремну малость, сил наберусь чуток.

 Убрал ноги с дерева, и последовал его примеру, перед этим «прошарив» своим чутьём округу, всё спокойно, никого рядом с нами. Не прошло и минуты, сон сморил меня, и даже какой –то наглый жук, решивший пробежаться по моей ноге, не вывел меня из состояния полной расслабленности. 

 

   Проснулся, когда уже стемнело, открыл глаза и увидел деда, сидел в полутьме, уже одетый, жевал травинку, постоянно сплёвывая.

- Ни хрена я поспать! – встал, снял с ветки свою «камуфляжку» и бельё, оделся, получив немалое удовольствие – ткань пахла мылом и лесом, ещё тёплая. Не то, что накануне – заляпанная мозгами и брызгами крови бравого майора. Посмотрел на орден, и сняв его с груди, положил в карман, от греха по - дальше.

- Жрать –то как охота! – пожаловался Сергеевич, и сглотнул слюну. – Где же нашего раздолбая черти носят, уже часа два точно прошло.

Поймал на своём «радаре» две цели, направлялись к нам, от окружной дороги.

-Давай, Пушкин, в ружьё, идут прямиком от дороги, двое! – я подхватил свой «рамзес» и снял с предохранителя, дед тоже вооружился автоматом, рассредоточились, и спрятались за деревьями.

   Но предосторожности были излишними, на полянку вышел Роман с каким –то невысоким и худым мужиком лет пятидесяти, весь седой, морда суровая. Наш «атаман» уже по «гражданке», в сиреневой рубахе и шортах по - колено, на ногах кожаные сандалии, в руке большая жёлтая сумка, кинул её на траву. 

- Ну где вы?

Вылезли с дедом из укрытий, подошли к пришедшим, опустив стволы оружия.

- Это Михаил! – представил спутника Рома. –Знакомьтесь, А это Саня и Лёха.

Обменялись с худым рукопожатием, рука Михаила вялая, поймал в его глазах нотку какого –то презрения, посмотрел на нас с Сергеичем, как на пустое место, похоже, неприятный тип.

- Переодевайтесь, я вам одёжку принёс! – продолжал Роман. – Ехать надо уже!

Залез в сумку, достал два комплекта одежды, выбрал себе светлые брюки с бежевой рубашкой и лёгкими туфлями, а тёмные штаны с красной футболкой отдал деду.

Закончив с обновками, подобрал автомат и закинул его за спину, потянулся к рюкзаку и услышал сзади скрипучее:

-Эй, дядя, ружьё оставь, так не пойдёт!

- А что такое? – я посмотрел в глаза Михаила, и увидел в них насмешку. – Мешает?

- Ром, ты меня удивляешь! – седой повернулся к Роме, скорчив недовольную рожу. – Что это за клоуны? Хотя я одного вспомнил, жену свою прошляпил. Это он, да?

В тот момент я испытал острое желание вогнать нос наглеца ему в череп, при помощи приклада, аж руки свело, вот урод…

- Слышь ты! – сплюнул я ему по ноги, попав на туфлю. – Базар фильтруй!

Взглянул на Романа, тот аж поменялся в лице, побледнел, боится что –ли?

- Хорош, мужики! – сказал он, скорчив мне рожу, мол, остынь. – Михаил прав, в городе посты, туда нельзя с автоматикой. Тут спрячем, успеем ещё забрать.

Седой ухмыльнулся, недобро взглянув на меня, но промолчал.

Я положил «рамзес» в траву, закинул рюкзак за спину. Что ж, хорошее начало, с голой жопой и невесть куда лезть, ощутил себя каким –то беспомощным и голым, без ствола хреново, если честно…

Дед тоже положил свой автомат рядом с моим, что –то бубня себе под нос, ему явно не нравилась перспектива оказаться на чужой «малине» без оружия. Заметил, что после моей стычки с седым он напрягся, весь подобрался и похоже, что приготовился к плохому варианту развитий событий.

- Готовы? – спросил Рома. – Пошли тогда!

Мы вышли из леса, по тропинке двинули к дороге, и вскоре оказались у здоровенного жёлтого внедорожника, припаркованного у обочины. Седой жестом велел нам садиться, и мы с Сергеевичем забрались на заднее сидение, а Роман уселся спереди, рядом с Михаилом. Машина мягко сорвалась с места, и мы помчались, освещая дорогу светом фар. На панели приборов красивым бирюзовым светом горели шкалы приборов, радио играло лёгкую джазовую мелодию, под конец которой забубнил диктор:

- «Империя столкнулась с неслыханным вероломством, повстанцы массированным авиаударом вывели несколько стратегически важных объектов, использовав грязные технологии, которыми не станет пользоваться ни одно уважающее себя правительство. Пётр опустился в своём сумасшествии до диких мутантов, и в ответ на великодушно и со смирением протянутую руку мира Великого нашего императора Саймона Вируса, попросту укусил её…»

- Лицемеры! – пробормотал Роман сквозь зубы. – Да Саймон в жопу даст за такие технологии, а этот пёс несёт какую –то чушь! 

- Политика! – важно изрёк Пушкин. – Дело грязное и тёмное, для них людишки ничто, так, тупое мясо, топливо для осуществления своих амбиций.

 

   Автомобиль въехал в черту города, приятное местечко, везде горят фонари, красивые вывески магазинов, подсвеченные неоновыми огнями, пальмы. Аккуратные невысокие здания, большинство из них с отделкой под мрамор, разных цветов, совсем как в столице. Но без того размаха, вполне мило и уютно, с удовольствием бы поселился в таком месте. Да вот не судьба… Заметил на улицах множество жандармов, прохаживаются в своей красной форме, за спиной автоматы, в бронежилетах и касках, мля, такой рай на земле, а людям всё неймётся, всё убивают друг друга.

 

    Машина проехала в открытые ворота, и мы оказались на какой – то складской или производственной территории, здоровяк с автоматом на плече вновь закрыл въезд. Вылезли из внедорожника, и нас тут же взяли в кольцо вооружённые люди, в руках «Рамзесы», морды кирпичом, никаких эмоций.

- Пипец! – подумалось мне.

Роман тем временем вопросительно посмотрел на Михаила, и тот ухмыльнувшись, показал на дверь в стене большого двухэтажного сооружения:

- Прошу!

Мы вошли в помещение, это был здоровенный склад, заставленный контейнерами различных размеров, мы шли между ними как по лабиринту. Кругом вооружённые мужики, косятся недобро на нас, весьма зловещая атмосфера.

Наконец, остановились на большой площадке, несколько диванов, огромный телевизор и массивный стол со стульями, явно всё очень дорогое.

- Выкладывайте товар! – сказал седой, как я уже понял, он тут всем и заправлял. – не тратьте моё время, господа!

Я выложил из своего рюкзака сложенные в котелки артефакты, все восемь штук – три Зелёных шара, и пять каких –то местных «огней», мне не известных, они сверкали всеми цветами радуги, мерцая и переливаясь.

- Неплохо! – глаза Михаила загорелись хищным огнём. – Очень неплохо! Даю за всё пятьдесят тысяч «мордастых», торговаться, признаюсь, не намерен.

- Миша, ты что? – изумлённо воскликнул Роман. – Тут цена вопроса не меньше двухсот тысяч, не меньше, и то, по дружбе!

- Дружбе? – скривился Миша. – О чём ты говоришь вообще? По дружбе я тебе предлагаю ваши жизни с дедом, и пятьдесят «больших» сверху. Вот это я понимаю – дружба!

- В смысле, с дедом? – переспросил «атаман», настороженно всматриваясь в лицо бандита. – А Лёха что?

- А Лёха ваш нуждается в воспитании! – ощерился седой. – Поучим его манерам, как вести себя с уважаемыми людьми. Ты знаешь, сколько стоят мои туфли? Не знаешь? А этот хам плюёт на них, нехорошо!

- Миш, да что ты… - опешил Роман, от волнения он стал немного заикаться. – В лесу столько были, п..пойми нас, одичали!

- Ты что, глухой? – крикнул на него бандит, его лицо перекосилось от злости. – Не буди во мне зло, Рома! Берите деньги и валите!

Он щёлкнул пальцами, и один из его людей, очередной здоровяк, вытащил из внутреннего кармана жёлтого кожаного пиджака пачку денег, кинул её на стол, следом полетела вторая.

- У вас есть пять секунд свалить! – сквозь зубы прорычал Михаил. – После этого наша дружба закончится!

- Слышь ты, фраерок! – услышал я гневный голос деда. – Перед тобой, между прочим, авторитетный вор, елда ты фуфлыжная. Кого ещё манерам поучить надо…

- Чего? – у седого аж дыхание сбилось от удивления, схватил несколько раз воздух как рыба. Похоже, что нечасто с ним таким тоном разговаривают. – Ну ладно!

Бандит подошёл к одному из своих «шестёрок», и вытащив у того из-за ремня пистолет, щёлкнул затвором, и пару раз выстрелил деду в живот.

Ненависть напрочь снесла мне крышу, метнулся к мерзавцу, и молниеносным ударом ударил того в горло, хотел повторить, но удар сзади в затылок потушил сознание и свет.

 

   Болото, сильный ветер, вновь сидим с Дубярой у колодца. Он повернулся ко мне и с горечью произнёс:

- Что же ты за чмо такое, Мясо? Просил же за дядькой присмотреть, а ты что?

- Ну а я то что? – начал я виновато оправдываться, но тот перебил:

- Стоял как телёнок… Вспомни!

И это последнее его слово огненным обручем сковало мозг, он словно закипел, и адская боль заставила очнуться. Взглянул на Сергеича, трепыхающегося в агонии, и …

   Я вошёл в некую проекцию, стал её центром, подключился ко всем людям в этом зале и снаружи, на улице, подменил их разум своим, залез в их потайные дверцы сознания, не было ничего скрытого от меня. И мне это понравилось, чувство запредельной мощи доставляло какой –то особый вид экстаза, от осознания того, что смог сделать, кружилась голова. Но в то же время я стремительно терял энергию, она уходила, как воздух из пробитой автомобильной шины, сознание постепенно затухало, чувствовалось, что это состояние скоро прекратится. И надо было что –то предпринимать. 

Первым делом взорвал мозг Михаилу, он, до этого, сидевший на коленях и схватившийся с диким хрипом за горло, ничком упал замертво. Его подручных отправил в глубокий сон, стерев предварительно им память.

Вроде всё, тут вспомнил о своей проблеме, напрягся и последним усилием восстановил события прошедшего года. И то, что я узнал, поразило меня до самых глубин сердца…

 

   Открыл глаза, лежу на диване, во рту привкус крови и дикий дурняк, сил совершенно не было, да и болело всё тело. Повернул голову, увидел деда, живой и невредимый сидит рядом на стуле, с отеческим теплом смотрит на меня.

- Оклемался, братуха? – протянул мне стакан с водой. – Сутки валяешься тут, мы уж переживали за тебя.

- Да нормально! – попытался я улыбнуться. – Вспомнил всё, эх, Саня, как я всё вовремя вспомнил…

- Так ты пси –манипулятор? – услышал я голос Романа.

- Нет, Рома, я просто кое чего умею, но я далеко не контролёр! – Я поднялся с дивана, осмотрелся по сторонам, Михаила на полу уже не было, зато на столе возвышалась гора из пачек с деньгами, было и немного золотых украшений, несколько контейнеров с артефактами.

- А его братва спит ещё?

- Вечным сном! – кровожадно ощерился дед. – Я их всех ножом успокоил, от греха подальше!

- Сам как? – спросил его, похоже, что Сергеича лечили Зелёным шаром, аж помолодел лет на десять, весь свежий и бодрый.

- Да я как молодой сейчас! – воскликнул Пушкин, затем мечтательно осклабился. – Мне бы сейчас бабу, так я ей весь мохнатый сейф наизнанку б вывернул!

- Ну Саня! – улыбнулся я, и спросил у Романа:

- Как обстановка?

- Валить надо бы отсюда! – нахмурившись, произнёс тот, избегая моего прямого взгляда. – А то какие –то быки, как Сергеевич говорит, крутятся вокруг, постоянно телефоны звонят!

Он кивнул на стол, и я увидел в углу стопку карточек –телефонов, несколько из них заливались разноголосыми трелями.

- И это, Лёш, - виновато опустив голову, произнёс Роман. – Ты уж прости меня, за проблемы, сам в шоке, Михась в лагере нормальным парнем был, а тут…

- Ладно, Рома, проехали! – махнул я рукой, подошёл к столу. – Зато улов какой! Столько денег, нормально зашли, подумаешь, Шар на деда истратили!

- Вообще-то больно было, так что давай без подумаешь! – с обидой ляпнул Сергеич, сунул в карман где –то раздобытого пиджака пистолет и несколько обойм к нему. - Ладно, хрен бы с ними!

  Он взял из –за дивана большую сумку, и принялся складывать в неё пачки денег, я же тем временем взял из кучи сваленного на полу оружия миниатюрный пистолет –пулемёт с глушителем, четыре магазина к нему, распихал по карманам. Разгрузку бы, ну да ладно, и этому рад.

Собравшись, вышли во двор, Роман сел за руль жёлтого джипа, принадлежавшего Михаилу. Я открыл ворота и разместился рядом с ним, а дед с сумками сзади, сидит, прихлёбывает коньяк из бутылки, рожа довольная, кажется, что вот –вот, и заурчит как кот.

- Жаль, что снаряжение не нашли, столько контейнеров, не разберёшься! – произнёс «атаман», выруливая на дорогу, автомобиль резво набрал скорость, но вскоре пришлось остановиться на светофоре.

- Сейчас налево, потом прямо до конца по проспекту Героев Секторов, за городом я покажу, где остановиться. – сказал я ему, и поймал изумлённый взгляд.

- Но как?..

- А вот так! Там живёт один Мишин кореш, у него есть снаряга. – я откинулся в кресле, любуясь красотой города. – Чмо, каких свет не видел, плюс выращивает аномалии на человечине у себя в сарае.

   Мужики больше вопросов не задавали, пока переваривали эту долю информации. Я же думал о Разудалове и Петре, ушли ли они тогда от местных чекистов… И о Машке, как странно получается, выходит, настоящая любовь не знает границ, она во всеобщей наносфере, записана, не стереть. А как же с Дашкой, выходит я слепой глупец, думал, что смогу защитить её, значит права была «тёща», когда торопила меня со связью с повстанцами, что –то подозревала. И как поступить – вернуться в Калининград или Зону? Необязательно мужикам знать о первом портале, тогда лучше наш, с Пушкиным мир. Хитёр дед, не стоит посвящать. Да и нечего в Калининграде делать пока. Ладно, поживём, увидим, узнать местоположение второго портала будет не лишним.

 

- Вот здесь, тормози! – и машина остановилась у здоровенного трёхэтажного коттеджа. Благодаря тому, что я вошёл тогда в сознание Михаила, теперь знал все его малейшие секреты.

Да и вообще, подумалось, даже получил от проекции удовольствие, не то, что в прошлые разы.

- Посиди здесь! – сказал я деду, беря в руки свой пистолет – пулемёт, и мы с Ромой вышли из салона, подошли к воротам. Набрал на кодовом замке комбинацию цифр, и дверь открылась, вошли во внутренний дворик. Очень мило – дом с отделкой под мрамор, два роскошных автомобиля, посреди двора бассейн, в нем плавал какой –то толстяк в резиновой шапочке и стрингах.

- Какого хрена! – заорал он мощным басом. – Кто такие?

Его взгляд остановился на моём оружии:

- Не понял…

Поднял пистолет –пулемёт и изрешетил толстяка, вода бассейна резко окрасилась кровью, тело медленно пошло ко дну, пуская пузыри.

- Зачем? – спросил у меня Роман.

- Этот ублюдок выращивает эксклюзивные «огни» из девчонок – девственниц, и пихает их ценителям, за огромное бабло. – невозмутимо ответил ему я. – Опоздали мы на два дня, троих малолеток скормил, сука, живьём аномалиям. Такого я не понимаю, хоть убей! Ладно, пошли за снарягой, дом пустой!

  В подвале нашли то, что надо – местные экзо -скелеты с защитой от различных вредных воздействий, и той же неизменной розовой подсветкой «ПНВ», дополнительные аккумуляторы к шлемам и сервоприводам. В отдельной комнате целый арсенал, всё что душе угодно – новенькие «Рамзесы», автоматы – «вёсла», пластиковые упаковки с патронами, снайперские винтовки и пулемёты. Ограничился знакомым мне «укоротом», набрал для его магазинов, авось пригодятся. Заодно прибрали к рукам всё золото барыги килограммов десять, в основном, цепочками.

Загнали свой внедорожник на территорию, из него вылез дед, подошёл к бассейну. Заглянул в него, покачал головой.

- Я знал, что ты ещё тот отморозок! – Пушкин – Махоркин с ухмылкой взглянул на меня. – Мощь просто так пацанов до бригадиров не поднимает!

- Тут другое! – буркнул я, взял с шезлонга пульт, и нажатием кнопки привёл сложный механизм в действие, специальная крышка наглухо закрыла бассейн.

- Значит так! – объявил я во всеуслышание. – Этого старого педика никто не хватится, думаю, пару – тройку дней. Сегодня ночью подломим «ювелирку», отсидимся здесь, затем технично сделаем ноги. Всё обмозговать время ещё будет. А теперь всем отдыхать!

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0134449

от 1 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0134449 выдан для произведения:

 

                                                       Глава шестнадцатая.

 

 

   К вечеру следующего дня достигли окружной дороги города Пшеничного, обосновались в небольшом леске. Критично оглядели друг друга – вид как у военнопленных, все пыльные, рожи злые и грязные, глаза красные. Да и побриться бы не мешало, натуральные бомжары, я просто мечтал о чистом белье и ванной, а ещё лучше – бане.

  Оглядели лес, и нашли в нём довольно чистый ручей, вдоволь напились из него, с энтузиазмом залезли в прохладную воду, скинув одежду. Хорошо, у деда хватило ума прихватить из ранца убитого солдата кусок простого, пахнущего хвоей мыла, помылись сами и устроили постирушки.

Развесили тряпьё на ветках деревьев, а сами уселись голышом на траву. Не смотря на время, солнце жарило ещё будь здоров, от него раскалывалась голова, а силы давно иссякли.

- В общем, одежда подсохнет, пойду на дорогу, попробую поймать машину, - сказал Роман. – Найду того мужика, если всё будет нормально, то приедем с ним за вами ночью. Оружие и «огни» будут у вас.

Парень полез в свой рюкзак и достал из него бумажник.

- Так, пятьсот «мордастых», должно всяк хватить! – пересчитал деньги, и схватив, повертел в руках наши с дедом ботинки, высматривая размер. – Куплю нормальной одежды с туфлями, не стоит привлекать внимание.

- Жаль, что пистолетов нет! – с досадой произнёс я. – Как –то стрёмно безоружному бродить там будет, вдруг твой кореш «кидняк» решит провернуть…

- Не должен! – уверенно ответил Роман. – Не был замечен ещё на подобном, всё хорошо будет.

- Ладно, поверим на слово! – я с удовольствием растянулся на траве, закинув уставшие ноги вверх, на ствол дерева, ибо они после наших бродяжничеств гудели, как столбы. Да, всё ничего, только жрать хотелось неимоверно, если проблема с водой была решена с помощью ручья, то с едой обстановка складывалась тоскливей. Последние галеты слопали ещё в обед, не особо –то и насытившись.

- Похавать притащи! – словно прочитав мои мысли, буркнул дед. – А то желудок к хребту присох.

- Сделаю! – кивнул тот, и закрыл глаза. – Сейчас вздремну малость, сил наберусь чуток.

 Убрал ноги с дерева, и последовал его примеру, перед этим «прошарив» своим чутьём округу, всё спокойно, никого рядом с нами. Не прошло и минуты, сон сморил меня, и даже какой –то наглый жук, решивший пробежаться по моей ноге, не вывел меня из состояния полной расслабленности. 

 

   Проснулся, когда уже стемнело, открыл глаза и увидел деда, сидел в полутьме, уже одетый, жевал травинку, постоянно сплёвывая.

- Ни хрена я поспать! – встал, снял с ветки свою «камуфляжку» и бельё, оделся, получив немалое удовольствие – ткань пахла мылом и лесом, ещё тёплая. Не то, что накануне – заляпанная мозгами и брызгами крови бравого майора. Посмотрел на орден, и сняв его с груди, положил в карман, от греха по - дальше.

- Жрать –то как охота! – пожаловался Сергеевич, и сглотнул слюну. – Где же нашего раздолбая черти носят, уже часа два точно прошло.

Поймал на своём «радаре» две цели, направлялись к нам, от окружной дороги.

-Давай, Пушкин, в ружьё, идут прямиком от дороги, двое! – я подхватил свой «рамзес» и снял с предохранителя, дед тоже вооружился автоматом, рассредоточились, и спрятались за деревьями.

   Но предосторожности были излишними, на полянку вышел Роман с каким –то невысоким и худым мужиком лет пятидесяти, весь седой, морда суровая. Наш «атаман» уже по «гражданке», в сиреневой рубахе и шортах по - колено, на ногах кожаные сандалии, в руке большая жёлтая сумка, кинул её на траву. 

- Ну где вы?

Вылезли с дедом из укрытий, подошли к пришедшим, опустив стволы оружия.

- Это Михаил! – представил спутника Рома. –Знакомьтесь, А это Саня и Лёха.

Обменялись с худым рукопожатием, рука Михаила вялая, поймал в его глазах нотку какого –то презрения, посмотрел на нас с Сергеичем, как на пустое место, похоже, неприятный тип.

- Переодевайтесь, я вам одёжку принёс! – продолжал Роман. – Ехать надо уже!

Залез в сумку, достал два комплекта одежды, выбрал себе светлые брюки с бежевой рубашкой и лёгкими туфлями, а тёмные штаны с красной футболкой отдал деду.

Закончив с обновками, подобрал автомат и закинул его за спину, потянулся к рюкзаку и услышал сзади скрипучее:

-Эй, дядя, ружьё оставь, так не пойдёт!

- А что такое? – я посмотрел в глаза Михаила, и увидел в них насмешку. – Мешает?

- Ром, ты меня удивляешь! – седой повернулся к Роме, скорчив недовольную рожу. – Что это за клоуны? Хотя я одного вспомнил, жену свою прошляпил. Это он, да?

В тот момент я испытал острое желание вогнать нос наглеца ему в череп, при помощи приклада, аж руки свело, вот урод…

- Слышь ты! – сплюнул я ему по ноги, попав на туфлю. – Базар фильтруй!

Взглянул на Романа, тот аж поменялся в лице, побледнел, боится что –ли?

- Хорош, мужики! – сказал он, скорчив мне рожу, мол, остынь. – Михаил прав, в городе посты, туда нельзя с автоматикой. Тут спрячем, успеем ещё забрать.

Седой ухмыльнулся, недобро взглянув на меня, но промолчал.

Я положил «рамзес» в траву, закинул рюкзак за спину. Что ж, хорошее начало, с голой жопой и невесть куда лезть, ощутил себя каким –то беспомощным и голым, без ствола хреново, если честно…

Дед тоже положил свой автомат рядом с моим, что –то бубня себе под нос, ему явно не нравилась перспектива оказаться на чужой «малине» без оружия. Заметил, что после моей стычки с седым он напрягся, весь подобрался и похоже, что приготовился к плохому варианту развитий событий.

- Готовы? – спросил Рома. – Пошли тогда!

Мы вышли из леса, по тропинке двинули к дороге, и вскоре оказались у здоровенного жёлтого внедорожника, припаркованного у обочины. Седой жестом велел нам садиться, и мы с Сергеевичем забрались на заднее сидение, а Роман уселся спереди, рядом с Михаилом. Машина мягко сорвалась с места, и мы помчались, освещая дорогу светом фар. На панели приборов красивым бирюзовым светом горели шкалы приборов, радио играло лёгкую джазовую мелодию, под конец которой забубнил диктор:

- «Империя столкнулась с неслыханным вероломством, повстанцы массированным авиаударом вывели несколько стратегически важных объектов, использовав грязные технологии, которыми не станет пользоваться ни одно уважающее себя правительство. Пётр опустился в своём сумасшествии до диких мутантов, и в ответ на великодушно и со смирением протянутую руку мира Великого нашего императора Саймона Вируса, попросту укусил её…»

- Лицемеры! – пробормотал Роман сквозь зубы. – Да Саймон в жопу даст за такие технологии, а этот пёс несёт какую –то чушь! 

- Политика! – важно изрёк Пушкин. – Дело грязное и тёмное, для них людишки ничто, так, тупое мясо, топливо для осуществления своих амбиций.

 

   Автомобиль въехал в черту города, приятное местечко, везде горят фонари, красивые вывески магазинов, подсвеченные неоновыми огнями, пальмы. Аккуратные невысокие здания, большинство из них с отделкой под мрамор, разных цветов, совсем как в столице. Но без того размаха, вполне мило и уютно, с удовольствием бы поселился в таком месте. Да вот не судьба… Заметил на улицах множество жандармов, прохаживаются в своей красной форме, за спиной автоматы, в бронежилетах и касках, мля, такой рай на земле, а людям всё неймётся, всё убивают друг друга.

 

    Машина проехала в открытые ворота, и мы оказались на какой – то складской или производственной территории, здоровяк с автоматом на плече вновь закрыл въезд. Вылезли из внедорожника, и нас тут же взяли в кольцо вооружённые люди, в руках «Рамзесы», морды кирпичом, никаких эмоций.

- Пипец! – подумалось мне.

Роман тем временем вопросительно посмотрел на Михаила, и тот ухмыльнувшись, показал на дверь в стене большого двухэтажного сооружения:

- Прошу!

Мы вошли в помещение, это был здоровенный склад, заставленный контейнерами различных размеров, мы шли между ними как по лабиринту. Кругом вооружённые мужики, косятся недобро на нас, весьма зловещая атмосфера.

Наконец, остановились на большой площадке, несколько диванов, огромный телевизор и массивный стол со стульями, явно всё очень дорогое.

- Выкладывайте товар! – сказал седой, как я уже понял, он тут всем и заправлял. – не тратьте моё время, господа!

Я выложил из своего рюкзака сложенные в котелки артефакты, все восемь штук – три Зелёных шара, и пять каких –то местных «огней», мне не известных, они сверкали всеми цветами радуги, мерцая и переливаясь.

- Неплохо! – глаза Михаила загорелись хищным огнём. – Очень неплохо! Даю за всё пятьдесят тысяч «мордастых», торговаться, признаюсь, не намерен.

- Миша, ты что? – изумлённо воскликнул Роман. – Тут цена вопроса не меньше двухсот тысяч, не меньше, и то, по дружбе!

- Дружбе? – скривился Миша. – О чём ты говоришь вообще? По дружбе я тебе предлагаю ваши жизни с дедом, и пятьдесят «больших» сверху. Вот это я понимаю – дружба!

- В смысле, с дедом? – переспросил «атаман», настороженно всматриваясь в лицо бандита. – А Лёха что?

- А Лёха ваш нуждается в воспитании! – ощерился седой. – Поучим его манерам, как вести себя с уважаемыми людьми. Ты знаешь, сколько стоят мои туфли? Не знаешь? А этот хам плюёт на них, нехорошо!

- Миш, да что ты… - опешил Роман, от волнения он стал немного заикаться. – В лесу столько были, п..пойми нас, одичали!

- Ты что, глухой? – крикнул на него бандит, его лицо перекосилось от злости. – Не буди во мне зло, Рома! Берите деньги и валите!

Он щёлкнул пальцами, и один из его людей, очередной здоровяк, вытащил из внутреннего кармана жёлтого кожаного пиджака пачку денег, кинул её на стол, следом полетела вторая.

- У вас есть пять секунд свалить! – сквозь зубы прорычал Михаил. – После этого наша дружба закончится!

- Слышь ты, фраерок! – услышал я гневный голос деда. – Перед тобой, между прочим, авторитетный вор, елда ты фуфлыжная. Кого ещё манерам поучить надо…

- Чего? – у седого аж дыхание сбилось от удивления, схватил несколько раз воздух как рыба. Похоже, что нечасто с ним таким тоном разговаривают. – Ну ладно!

Бандит подошёл к одному из своих «шестёрок», и вытащив у того из-за ремня пистолет, щёлкнул затвором, и пару раз выстрелил деду в живот.

Ненависть напрочь снесла мне крышу, метнулся к мерзавцу, и молниеносным ударом ударил того в горло, хотел повторить, но удар сзади в затылок потушил сознание и свет.

 

   Болото, сильный ветер, вновь сидим с Дубярой у колодца. Он повернулся ко мне и с горечью произнёс:

- Что же ты за чмо такое, Мясо? Просил же за дядькой присмотреть, а ты что?

- Ну а я то что? – начал я виновато оправдываться, но тот перебил:

- Стоял как телёнок… Вспомни!

И это последнее его слово огненным обручем сковало мозг, он словно закипел, и адская боль заставила очнуться. Взглянул на Сергеича, трепыхающегося в агонии, и …

   Я вошёл в некую проекцию, стал её центром, подключился ко всем людям в этом зале и снаружи, на улице, подменил их разум своим, залез в их потайные дверцы сознания, не было ничего скрытого от меня. И мне это понравилось, чувство запредельной мощи доставляло какой –то особый вид экстаза, от осознания того, что смог сделать, кружилась голова. Но в то же время я стремительно терял энергию, она уходила, как воздух из пробитой автомобильной шины, сознание постепенно затухало, чувствовалось, что это состояние скоро прекратится. И надо было что –то предпринимать. 

Первым делом взорвал мозг Михаилу, он, до этого, сидевший на коленях и схватившийся с диким хрипом за горло, ничком упал замертво. Его подручных отправил в глубокий сон, стерев предварительно им память.

Вроде всё, тут вспомнил о своей проблеме, напрягся и последним усилием восстановил события прошедшего года. И то, что я узнал, поразило меня до самых глубин сердца…

 

   Открыл глаза, лежу на диване, во рту привкус крови и дикий дурняк, сил совершенно не было, да и болело всё тело. Повернул голову, увидел деда, живой и невредимый сидит рядом на стуле, с отеческим теплом смотрит на меня.

- Оклемался, братуха? – протянул мне стакан с водой. – Сутки валяешься тут, мы уж переживали за тебя.

- Да нормально! – попытался я улыбнуться. – Вспомнил всё, эх, Саня, как я всё вовремя вспомнил…

- Так ты пси –манипулятор? – услышал я голос Романа.

- Нет, Рома, я просто кое чего умею, но я далеко не контролёр! – Я поднялся с дивана, осмотрелся по сторонам, Михаила на полу уже не было, зато на столе возвышалась гора из пачек с деньгами, было и немного золотых украшений, несколько контейнеров с артефактами.

- А его братва спит ещё?

- Вечным сном! – кровожадно ощерился дед. – Я их всех ножом успокоил, от греха подальше!

- Сам как? – спросил его, похоже, что Сергеича лечили Зелёным шаром, аж помолодел лет на десять, весь свежий и бодрый.

- Да я как молодой сейчас! – воскликнул Пушкин, затем мечтательно осклабился. – Мне бы сейчас бабу, так я ей весь мохнатый сейф наизнанку б вывернул!

- Ну Саня! – улыбнулся я, и спросил у Романа:

- Как обстановка?

- Валить надо бы отсюда! – нахмурившись, произнёс тот, избегая моего прямого взгляда. – А то какие –то быки, как Сергеевич говорит, крутятся вокруг, постоянно телефоны звонят!

Он кивнул на стол, и я увидел в углу стопку карточек –телефонов, несколько из них заливались разноголосыми трелями.

- И это, Лёш, - виновато опустив голову, произнёс Роман. – Ты уж прости меня, за проблемы, сам в шоке, Михась в лагере нормальным парнем был, а тут…

- Ладно, Рома, проехали! – махнул я рукой, подошёл к столу. – Зато улов какой! Столько денег, нормально зашли, подумаешь, Шар на деда истратили!

- Вообще-то больно было, так что давай без подумаешь! – с обидой ляпнул Сергеич, сунул в карман где –то раздобытого пиджака пистолет и несколько обойм к нему. - Ладно, хрен бы с ними!

  Он взял из –за дивана большую сумку, и принялся складывать в неё пачки денег, я же тем временем взял из кучи сваленного на полу оружия миниатюрный пистолет –пулемёт с глушителем, четыре магазина к нему, распихал по карманам. Разгрузку бы, ну да ладно, и этому рад.

Собравшись, вышли во двор, Роман сел за руль жёлтого джипа, принадлежавшего Михаилу. Я открыл ворота и разместился рядом с ним, а дед с сумками сзади, сидит, прихлёбывает коньяк из бутылки, рожа довольная, кажется, что вот –вот, и заурчит как кот.

- Жаль, что снаряжение не нашли, столько контейнеров, не разберёшься! – произнёс «атаман», выруливая на дорогу, автомобиль резво набрал скорость, но вскоре пришлось остановиться на светофоре.

- Сейчас налево, потом прямо до конца по проспекту Героев Секторов, за городом я покажу, где остановиться. – сказал я ему, и поймал изумлённый взгляд.

- Но как?..

- А вот так! Там живёт один Мишин кореш, у него есть снаряга. – я откинулся в кресле, любуясь красотой города. – Чмо, каких свет не видел, плюс выращивает аномалии на человечине у себя в сарае.

   Мужики больше вопросов не задавали, пока переваривали эту долю информации. Я же думал о Разудалове и Петре, ушли ли они тогда от местных чекистов… И о Машке, как странно получается, выходит, настоящая любовь не знает границ, она во всеобщей наносфере, записана, не стереть. А как же с Дашкой, выходит я слепой глупец, думал, что смогу защитить её, значит права была «тёща», когда торопила меня со связью с повстанцами, что –то подозревала. И как поступить – вернуться в Калининград или Зону? Необязательно мужикам знать о первом портале, тогда лучше наш, с Пушкиным мир. Хитёр дед, не стоит посвящать. Да и нечего в Калининграде делать пока. Ладно, поживём, увидим, узнать местоположение второго портала будет не лишним.

 

- Вот здесь, тормози! – и машина остановилась у здоровенного трёхэтажного коттеджа. Благодаря тому, что я вошёл тогда в сознание Михаила, теперь знал все его малейшие секреты.

Да и вообще, подумалось, даже получил от проекции удовольствие, не то, что в прошлые разы.

- Посиди здесь! – сказал я деду, беря в руки свой пистолет – пулемёт, и мы с Ромой вышли из салона, подошли к воротам. Набрал на кодовом замке комбинацию цифр, и дверь открылась, вошли во внутренний дворик. Очень мило – дом с отделкой под мрамор, два роскошных автомобиля, посреди двора бассейн, в нем плавал какой –то толстяк в резиновой шапочке и стрингах.

- Какого хрена! – заорал он мощным басом. – Кто такие?

Его взгляд остановился на моём оружии:

- Не понял…

Поднял пистолет –пулемёт и изрешетил толстяка, вода бассейна резко окрасилась кровью, тело медленно пошло ко дну, пуская пузыри.

- Зачем? – спросил у меня Роман.

- Этот ублюдок выращивает эксклюзивные «огни» из девчонок – девственниц, и пихает их ценителям, за огромное бабло. – невозмутимо ответил ему я. – Опоздали мы на два дня, троих малолеток скормил, сука, живьём аномалиям. Такого я не понимаю, хоть убей! Ладно, пошли за снарягой, дом пустой!

  В подвале нашли то, что надо – местные экзо -скелеты с защитой от различных вредных воздействий, и той же неизменной розовой подсветкой «ПНВ», дополнительные аккумуляторы к шлемам и сервоприводам. В отдельной комнате целый арсенал, всё что душе угодно – новенькие «Рамзесы», автоматы – «вёсла», пластиковые упаковки с патронами, снайперские винтовки и пулемёты. Ограничился знакомым мне «укоротом», набрал для его магазинов, авось пригодятся. Заодно прибрали к рукам всё золото барыги килограммов десять, в основном, цепочками.

Загнали свой внедорожник на территорию, из него вылез дед, подошёл к бассейну. Заглянул в него, покачал головой.

- Я знал, что ты ещё тот отморозок! – Пушкин – Махоркин с ухмылкой взглянул на меня. – Мощь просто так пацанов до бригадиров не поднимает!

- Тут другое! – буркнул я, взял с шезлонга пульт, и нажатием кнопки привёл сложный механизм в действие, специальная крышка наглухо закрыла бассейн.

- Значит так! – объявил я во всеуслышание. – Этого старого педика никто не хватится, думаю, пару – тройку дней. Сегодня ночью подломим «ювелирку», отсидимся здесь, затем технично сделаем ноги. Всё обмозговать время ещё будет. А теперь всем отдыхать!

Рейтинг: 0 180 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!