Александр Нагорный

Солнце с рассвета в седле,

Кони храпят да жрут удила.

Пламя таится в угле.

Небу - костры, ветру - зола!

Песни пол стон топора.

Пляшет в огне чертополох.

Жги да гуляй до утра,

Сей по земле переполох!

Рысью по трупам живых,

Сбитых подков не терпит металл.

Пни, буреломы и рвы,

Да пьяной орды хищный оскал.

От дома веяло холодом. Прямо обжигало всего ледяным дыханием.

Я поежился на пронизывающем осеннем ветру и глубже натянул капюшон. Пускай он не скрывал мою непропорционально огромную голову, но потусторонний блеск в глаза слегка поубавил.

Кхм, позвольте представиться – Валиас, пугало с головой тыквы. По совместительству еще и экзорцист – изгоняющий темные души.

Неплохой каламбур, верно? Темная душа, заключенная в пугале, изгоняет себе подобных. Смешно. Однако, мои поступки вызваны отнюдь не ненавистью к своим сородичам. Нет.

Я просто хочу жить. Ведь иначе, если я откажусь работать на орден магов, меня просто уничтожат и все. Я так не хочу. Мне нравится жить, нравится путешествовать по миру. Быть свободным.

Я шагнул на узкую дорожку, ведущую к дому. Первый же шаг откликнулся в мое душе болью, которая зародилась в затылке и волной пронеслась по всему телу. Черт! Похоже, что полночь настала, а значит, с минуты на минуту слетятся на шабаш ведьмы и колдуны.

Ах да, забыл сказать! Сегодня тридцать первое октября – Хэллоуин. Именно в этот день мои работодатели вырывают меня из дома и отправляют работать. Я должен убить всех, кто присутствует на шабаше, что, надо сказать, довольно трудное занятие. Там собираются могущественные маги, которые не желают добровольно расставаться со своими жизнями.

Я толкнул дверь древнего дома и протяжный, словно вой мертвеца, скрип, раздался на всю улицу. Я поморщился и шагнул за порог. В то же мгновение меня ослепил яркий свет вспыхнувших лампад и гомон разношерстной компании, собравшейся под сводами зала.

- Добро пожаловать на ежегодный шабаш, господин! – приветствовал меня призрак невысокого усатого дворецкого. Я кивнул и направился к стойке бармена, роль которого играл оживший мертвяк, улыбавшийся во все свои гнилые зубы.

Я присел на высокий табурет и заказал рюмочку крепленого нерейского. Везде слышал, что это самое лучшее вино, да как-то времени попробовать не было.

Опрокинув в себя всю рюмку, я поднялся с места и направился в центр зала, где кружились в танце одинокие парочки упырей. Усмехнувшись, я пригласил на танец симпатичную вампиршу, чем очень разозлил ее кавалера.

- Ну, ты, пойдем отойдем! – прошипел он мне в лицо, сжимая кулаки. Я рассмеялся и согласился. Мы отошли к широкому окну. Я глядел на улицу, где кружась, падали листья с деревьев и накрапывал мелкий дождик. Вампир со злостью глядел на меня, наверняка раздумывая, как убить меня медленно и мучительно.

- Слушай, тебе нужны неприятности? – распахнув рот в зевке, поинтересовался я. Вампир зарычал. – Мда. Тогда смотри.

Я отвел полу черного кожаного плаща в сторону и обнажил страшное оружие, висевшее у меня на боку. Огромный черный серп, с острыми пятисантиметровыми зубчиками. Оружие для массового убийства.

Вампир побледнел и отшатнулся.

- Так это…ты?! – прошептал он помертвевшим голосом. Я кивнул, улыбаясь во всю ширь. Затем, не меняя выражения лица, потянул серп из петли.

Раз – и оружие выходит с легким свистом. Два – лезвие рассекает горло вампира и он, захлебываясь кровью, повалился на пол.

Кто сказал, что вампиры бессмертны? Чушь! Я этих «бессмертных» кучу убил уже, и ничего, ни один пока не вернулся к жизни.

Гомон стих. Все повернулись ко мне, глядя на труп вампира ошалевшими глазами. Я криво усмехнулся и, шагнув вперед, начал действовать.

Взмах – крайний колдун валится на пол, разрезанный напополам, снова взмах – ведьма слева зажимает рану на животе, пытаясь что-то сказать, шаг вперед – три мертвяка не успевают среагировать и падают, сраженные взмахом моего оружия, шаг в сторону – глава шабаша, престарелый упырь, падает на свой трон, а его голова катится к центру зала.

Я шагал влево, вправо, вперед, затем назад, и снова – влево, вправо, вперед, назад, рисуя свой танец, танец смерти. Вскоре праздничный зал украсился реками крови, текущими к выходу. Я засмеялся и сунул серп за пояс, предварительно протерев его о труп вампира.

Выходя из древнего дома, я обернулся и взглянул на крышу. На флюгере сидел здоровый черный ворон, неотрывно смотревший на меня. Я подмигнул ему.

Птица взмыла вверх, оглашая окрестности своим карканьем. Я пожал плечами и направился к выходу со двора.

Скрипнула калитка, выпуская меня на улицу. В тот же миг я почувствовал, как кто-то схватил меня сзади за плечи, а перед лицом сверкнула полоска заточенной стали. Затем я ощутил, как моя тыквенная голова покатилась по мостовой, глядя на мир скалящейся пастью…

…Маг Архис, магистр Огня, вытер пот со лба и вымученно улыбнулся.

- Неплохо, - похвалил он ученика, который разжал руки, роняя безголовое туловище на землю. – Последняя тварь лишилась своего существования.

- Он что, так ничего и не понял? – удивленно поинтересовался ученик. Магистр засмеялся.

- Нет. Пугало выполняло свою работу, убивая год за годом колдунов и ведьм. Теперь всей их братии пришел конец. Мир может вздохнуть свободно, - сказал он, с улыбкой глядя на звезды. Ученик неловко рассмеялся, облокотившись о забор соседнего дома. Затем оба направились к трактиру, чтобы отпраздновать это событие бутылочкой крепкого вина…

…Черный ворон взлетел с крыши дома, оглашая весь мир громогласным карканьем. Черные бусинки глаз яростно сверкали, наводя на мысли о нечистой силе. Клюв ворона изогнулся в ехидной ухмылке.

Темная душа нашла себе новое пристанище…

© Copyright: Вино из одуванчиков!, 2012

Регистрационный номер №0090414

от 5 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0090414 выдан для произведения:

Солнце с рассвета в седле,

Кони храпят да жрут удила.

Пламя таится в угле.

Небу - костры, ветру - зола!

Песни пол стон топора.

Пляшет в огне чертополох.

Жги да гуляй до утра,

Сей по земле переполох!

Рысью по трупам живых,

Сбитых подков не терпит металл.

Пни, буреломы и рвы,

Да пьяной орды хищный оскал.

От дома веяло холодом. Прямо обжигало всего ледяным дыханием.

Я поежился на пронизывающем осеннем ветру и глубже натянул капюшон. Пускай он не скрывал мою непропорционально огромную голову, но потусторонний блеск в глаза слегка поубавил.

Кхм, позвольте представиться – Валиас, пугало с головой тыквы. По совместительству еще и экзорцист – изгоняющий темные души.

Неплохой каламбур, верно? Темная душа, заключенная в пугале, изгоняет себе подобных. Смешно. Однако, мои поступки вызваны отнюдь не ненавистью к своим сородичам. Нет.

Я просто хочу жить. Ведь иначе, если я откажусь работать на орден магов, меня просто уничтожат и все. Я так не хочу. Мне нравится жить, нравится путешествовать по миру. Быть свободным.

Я шагнул на узкую дорожку, ведущую к дому. Первый же шаг откликнулся в мое душе болью, которая зародилась в затылке и волной пронеслась по всему телу. Черт! Похоже, что полночь настала, а значит, с минуты на минуту слетятся на шабаш ведьмы и колдуны.

Ах да, забыл сказать! Сегодня тридцать первое октября – Хэллоуин. Именно в этот день мои работодатели вырывают меня из дома и отправляют работать. Я должен убить всех, кто присутствует на шабаше, что, надо сказать, довольно трудное занятие. Там собираются могущественные маги, которые не желают добровольно расставаться со своими жизнями.

Я толкнул дверь древнего дома и протяжный, словно вой мертвеца, скрип, раздался на всю улицу. Я поморщился и шагнул за порог. В то же мгновение меня ослепил яркий свет вспыхнувших лампад и гомон разношерстной компании, собравшейся под сводами зала.

- Добро пожаловать на ежегодный шабаш, господин! – приветствовал меня призрак невысокого усатого дворецкого. Я кивнул и направился к стойке бармена, роль которого играл оживший мертвяк, улыбавшийся во все свои гнилые зубы.

Я присел на высокий табурет и заказал рюмочку крепленого нерейского. Везде слышал, что это самое лучшее вино, да как-то времени попробовать не было.

Опрокинув в себя всю рюмку, я поднялся с места и направился в центр зала, где кружились в танце одинокие парочки упырей. Усмехнувшись, я пригласил на танец симпатичную вампиршу, чем очень разозлил ее кавалера.

- Ну, ты, пойдем отойдем! – прошипел он мне в лицо, сжимая кулаки. Я рассмеялся и согласился. Мы отошли к широкому окну. Я глядел на улицу, где кружась, падали листья с деревьев и накрапывал мелкий дождик. Вампир со злостью глядел на меня, наверняка раздумывая, как убить меня медленно и мучительно.

- Слушай, тебе нужны неприятности? – распахнув рот в зевке, поинтересовался я. Вампир зарычал. – Мда. Тогда смотри.

Я отвел полу черного кожаного плаща в сторону и обнажил страшное оружие, висевшее у меня на боку. Огромный черный серп, с острыми пятисантиметровыми зубчиками. Оружие для массового убийства.

Вампир побледнел и отшатнулся.

- Так это…ты?! – прошептал он помертвевшим голосом. Я кивнул, улыбаясь во всю ширь. Затем, не меняя выражения лица, потянул серп из петли.

Раз – и оружие выходит с легким свистом. Два – лезвие рассекает горло вампира и он, захлебываясь кровью, повалился на пол.

Кто сказал, что вампиры бессмертны? Чушь! Я этих «бессмертных» кучу убил уже, и ничего, ни один пока не вернулся к жизни.

Гомон стих. Все повернулись ко мне, глядя на труп вампира ошалевшими глазами. Я криво усмехнулся и, шагнув вперед, начал действовать.

Взмах – крайний колдун валится на пол, разрезанный напополам, снова взмах – ведьма слева зажимает рану на животе, пытаясь что-то сказать, шаг вперед – три мертвяка не успевают среагировать и падают, сраженные взмахом моего оружия, шаг в сторону – глава шабаша, престарелый упырь, падает на свой трон, а его голова катится к центру зала.

Я шагал влево, вправо, вперед, затем назад, и снова – влево, вправо, вперед, назад, рисуя свой танец, танец смерти. Вскоре праздничный зал украсился реками крови, текущими к выходу. Я засмеялся и сунул серп за пояс, предварительно протерев его о труп вампира.

Выходя из древнего дома, я обернулся и взглянул на крышу. На флюгере сидел здоровый черный ворон, неотрывно смотревший на меня. Я подмигнул ему.

Птица взмыла вверх, оглашая окрестности своим карканьем. Я пожал плечами и направился к выходу со двора.

Скрипнула калитка, выпуская меня на улицу. В тот же миг я почувствовал, как кто-то схватил меня сзади за плечи, а перед лицом сверкнула полоска заточенной стали. Затем я ощутил, как моя тыквенная голова покатилась по мостовой, глядя на мир скалящейся пастью…

…Маг Архис, магистр Огня, вытер пот со лба и вымученно улыбнулся.

- Неплохо, - похвалил он ученика, который разжал руки, роняя безголовое туловище на землю. – Последняя тварь лишилась своего существования.

- Он что, так ничего и не понял? – удивленно поинтересовался ученик. Магистр засмеялся.

- Нет. Пугало выполняло свою работу, убивая год за годом колдунов и ведьм. Теперь всей их братии пришел конец. Мир может вздохнуть свободно, - сказал он, с улыбкой глядя на звезды. Ученик неловко рассмеялся, облокотившись о забор соседнего дома. Затем оба направились к трактиру, чтобы отпраздновать это событие бутылочкой крепкого вина…

…Черный ворон взлетел с крыши дома, оглашая весь мир громогласным карканьем. Черные бусинки глаз яростно сверкали, наводя на мысли о нечистой силе. Клюв ворона изогнулся в ехидной ухмылке.

Темная душа нашла себе новое пристанище…

Рейтинг: +7 301 просмотр
Комментарии (4)
Виолетта Зайбель # 5 ноября 2012 в 18:33 +2
Бедное пугало...Вот так вас сначала используют, а потом пустят в расход.
Александр Соколов # 5 ноября 2012 в 19:28 +2
Сильно написано.
Отличный рассказ, и все условия конкурса соблюдены.
Голосую за!
Анна Магасумова # 5 ноября 2012 в 22:18 +2
Да, по - хэллоуински здорово! super
Александр Нагорный # 6 ноября 2012 в 06:43 +1
Спасибо всем за комментарии)))Даже не думал, что получится такой рассказ, когда сел писать...Сначала хотелось что-нибудь веселое, сказочное, а получилось нечто темное и мрачное)))