ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → "Посланник", Седьмая глава

"Посланник", Седьмая глава

7 февраля 2014 - Kyle James Davies
Глава 7
«Прощай прошлое»
 
            Медленно, переступая валяющийся бутылки и другую груду мусора, я миновал прихожую и прошёл в небольшую спальню. Тошнотворный запах перегара и немытого тела резал нос, заставляя слезиться глаза. Отец сидел в кресле-качалке у окна, утирая красным от крови платком губы. Его руки дрожали каждый раз, когда он делал это, я видел, сколько усилий он прилагал, чтобы поднести платочек к губам, словно отец поднимал тяжёлую гирю, от которой не было возможности избавиться.
            — Дима, это ты? – спросил отец.
            Проглотив подступивший к горлу ком, я подошёл и обнял отца за плечи. На этот раз на нём была надета новая рубашка. Папа был выбрит, и от его густых волос пахло шампунем.
            — Может, ты поспишь немножко? – спросил я.
            — Скоро высплюсь, — он печально улыбнулся.
            Он чувствовал, что смерть ходит рядом, и я ощущал её холодное тёмное дыхание, но в то же время за всей этой страшной, окутанной мраком ситуацией, я видел в мыслях и чувствах отца спокойствие и даже малую дольку счастья.
            — Пап, прости меня! Прости меня за всё, что тебе пришлось испытать из-за меня… Кх… Прости, что довел тебя до такого состояния…
            — Сын мой, ты не должен извиняться. Ты ни в чем не виноват.
            Отец смотрел на меня так, как последние месяцы глядел Корнелий: с гордостью и тайной еле заметной отеческой любовью. Возможно, в папе всегда были эти чувства, но алкоголь затуманивал их, заглушал и прятал глубоко в душе.
            — Может тебе сделать  горячего чаю? Давай я принесу…
            — Нет, Дима, просто посиди со мной!
            Поставив стул рядом с креслом, я присел на него и уставился в окно. Серебренные, тоненькие, чуть заметные капельки падали с неба и ударялись о серую поверхность асфальта, положенного во дворе.
            Прошло несколько часов, дело двигалось к рассвету. Отец уснул, и пока он спал, тихо посапывая в чистой постели, я прибрался и вынес мусор. Несмотря на мытьё полов с моющим средством и хлоркой в комнатах по-прежнему неприятно пахло, хотя запах стал не таким резким.
            Небо алело на востоке красным, как глаза оборотня, цветом. Я изредка смотрел в окно, чтобы хоть на секунду отвлечься от бледного и обескровленного лица отца, который дышал всё тяжелее и медленнее. Его вдохи становились всё короче, а выдохи и вовсе перестали быть слышными. Смерть склонилась над ним и, укрыв отца своим плащом, забрала его. Я задержал дыхание лишь на секунду, и когда осознал, что папа умер, обняв его, разрыдался. Чтобы ни происходило в  его жизни, как бы он ни издевался надо  мной, я не переставал любить его. Если бы раньше, я оставил все обиды, засунул бы свой страх, куда подальше, возможно, что отец был бы жив, и мне не пришлось бы сейчас  оплакивать его.
            На третий день  отца похоронили. На похоронах были лишь самые близкие люди: коллеги по работе, соседи и сестра отца Галина. С ней я никогда не общался, потому что она ненавидела меня по-настоящему. И тогда, когда провожали отца в последний путь, она не подошла ко мне. Я пытался с ней поговорит, а она делала вид, что не знает меня.
            — Я не виноват, что таким родился, — прохрипел я, когда на кладбище остались мы вдвоём.
            Галина кинула на меня ненавидящий взгляд, а потом вдруг разрыдалась и убежала с кладбища прочь.
            — Прости меня, отец!
            Я развернулся, чтобы уйти и заметил пару, держащуюся за руку. Женщина была одета в белое платье в пол. Мужчина в того же цвета рубашку и брюки. Они были босы. Две пары глаз смотрели на меня с нежностью и печалью. Мужчину я узнал, это был мой родной отец. Женщину я помнил смутно, как в тумане, но понимал, что на меня смотрела мама.
            — Мам, пап?
            — Здравствуй, Дмитрий! – проговорила женщина.
            — Как такое возможно?
            Я не верил своим глазам. Предо мной стояли родители, и они были счастливы. Конечно, они же теперь вместе, их больше ничего не разлучает.
            — Сын! Тебе уготована великая судьба, — начал отец.
            — Не бойся своей силы, сынок. Помогай людям, помогай тем, кто в этом нуждается.
            — А что делать с тьмой, которую я чувствую внутри себя?
            — Будь человеком. Со временем тьма ослабнет и демон, находящийся внутри тебя станет ангелом.
            — Мам, пап! Простите меня, пожалуйста! Я испоганил вам жизнь.
            — Дима, не переживай, так должно было случиться…
            Я хотел спросить про Самаэля, но вдруг закрыл рот прежде, чем его имя слетело с моих губ.
            — Самаэль лишь твой биологический отец, не более того…
            — Но как же легенда! О падшем ангеле Самаэле. О том, что он стал вампиром и дал жизнь Нефилиму, мне.
            — Сынок, это правда, — мама взяла меня за руку, — но это не значит, что ты станешь демоном, станешь злом. Да, Нефилимы – существа  тёмные по своей природе, но ты наполовину человек.
            — Я понимаю, но мне страшно…
            — Корнелий и Кристина помогут тебе справиться с тем, что тебя ожидает… — сказал отец и странно посмотрел на маму.
            — Что уже? – спросила она, печально глядя на папу.
            — Да, родная, наше время вышло, нам уже пора…
            — Как, уже?
            — Да, сынок! Береги себя! – мама поцеловала меня в лоб, потом взяла отца за руку, и они растворились в сумерках.
            Я стоял и не способен был вдохнуть.
            Уходя с кладбища, я навсегда оставлял прошлое позади себя. Нет, я никогда не забуду отца, каким бы он ни был, жизнь в старом доме и издевательства, насмешки одноклассников – ничего не забуду, но я уже не буду тем забитым, боящимся своей тени парнем.
            Обернувшись, я ещё раз посмотрел на железные кованые врата кладбища и пошёл всё дальше от них, от старой жизни в новую, полную тайн и загадок.
            Я стал понимать себя и силу, которой обладал. Мне не было никогда прежде так страшно и интересно, как на данном этапе жизни. Конечно, куча вопросов накопилось у меня в голове, на которые ответы будет найти нелегко, но мне придётся сделать это, чтобы окончательно понять, что значить быть сверхъестественным существом, и только тогда, когда ответы будут найдены, я смогу жить, не опасаясь неизвестности, тьмы и самого Самаэля.
            Небольшой домик встретил меня дружелюбными огнями. Пройдя по тропинки до входной двери, я постучал, не раздумывая. Дверь открыла самый дорогой и близкий мне человек – моя девушка Настя.
            — Привет, родная! –  я обнял Настю, и мы прошли в дом.
  

© Copyright: Kyle James Davies, 2014

Регистрационный номер №0186540

от 7 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0186540 выдан для произведения:
Глава 7
«Прощай прошлое»
 
            Медленно, переступая валяющийся бутылки и другую груду мусора, я миновал прихожую и прошёл в небольшую спальню. Тошнотворный запах перегара и немытого тела резал нос, заставляя слезиться глаза. Отец сидел в кресле-качалке у окна, утирая красным от крови платком губы. Его руки дрожали каждый раз, когда он делал это, я видел, сколько усилий он прилагал, чтобы поднести платочек к губам, словно отец поднимал тяжёлую гирю, от которой не было возможности избавиться.
            — Дима, это ты? – спросил отец.
            Проглотив подступивший к горлу ком, я подошёл и обнял отца за плечи. На этот раз на нём была надета новая рубашка. Папа был выбрит, и от его густых волос пахло шампунем.
            — Может, ты поспишь немножко? – спросил я.
            — Скоро высплюсь, — он печально улыбнулся.
            Он чувствовал, что смерть ходит рядом, и я ощущал её холодное тёмное дыхание, но в то же время за всей этой страшной, окутанной мраком ситуацией, я видел в мыслях и чувствах отца спокойствие и даже малую дольку счастья.
            — Пап, прости меня! Прости меня за всё, что тебе пришлось испытать из-за меня… Кх… Прости, что довел тебя до такого состояния…
            — Сын мой, ты не должен извиняться. Ты ни в чем не виноват.
            Отец смотрел на меня так, как последние месяцы глядел Корнелий: с гордостью и тайной еле заметной отеческой любовью. Возможно, в папе всегда были эти чувства, но алкоголь затуманивал их, заглушал и прятал глубоко в душе.
            — Может тебе сделать  горячего чаю? Давай я принесу…
            — Нет, Дима, просто посиди со мной!
            Поставив стул рядом с креслом, я присел на него и уставился в окно. Серебренные, тоненькие, чуть заметные капельки падали с неба и ударялись о серую поверхность асфальта, положенного во дворе.
            Прошло несколько часов, дело двигалось к рассвету. Отец уснул, и пока он спал, тихо посапывая в чистой постели, я прибрался и вынес мусор. Несмотря на мытьё полов с моющим средством и хлоркой в комнатах по-прежнему неприятно пахло, хотя запах стал не таким резким.
            Небо алело на востоке красным, как глаза оборотня, цветом. Я изредка смотрел в окно, чтобы хоть на секунду отвлечься от бледного и обескровленного лица отца, который дышал всё тяжелее и медленнее. Его вдохи становились всё короче, а выдохи и вовсе перестали быть слышными. Смерть склонилась над ним и, укрыв отца своим плащом, забрала его. Я задержал дыхание лишь на секунду, и когда осознал, что папа умер, обняв его, разрыдался. Чтобы ни происходило в  его жизни, как бы он ни издевался надо  мной, я не переставал любить его. Если бы раньше, я оставил все обиды, засунул бы свой страх, куда подальше, возможно, что отец был бы жив, и мне не пришлось бы сейчас  оплакивать его.
            На третий день  отца похоронили. На похоронах были лишь самые близкие люди: коллеги по работе, соседи и сестра отца Галина. С ней я никогда не общался, потому что она ненавидела меня по-настоящему. И тогда, когда провожали отца в последний путь, она не подошла ко мне. Я пытался с ней поговорит, а она делала вид, что не знает меня.
            — Я не виноват, что таким родился, — прохрипел я, когда на кладбище остались мы вдвоём.
            Галина кинула на меня ненавидящий взгляд, а потом вдруг разрыдалась и убежала с кладбища прочь.
            — Прости меня, отец!
            Я развернулся, чтобы уйти и заметил пару, держащуюся за руку. Женщина была одета в белое платье в пол. Мужчина в того же цвета рубашку и брюки. Они были босы. Две пары глаз смотрели на меня с нежностью и печалью. Мужчину я узнал, это был мой родной отец. Женщину я помнил смутно, как в тумане, но понимал, что на меня смотрела мама.
            — Мам, пап?
            — Здравствуй, Дмитрий! – проговорила женщина.
            — Как такое возможно?
            Я не верил своим глазам. Предо мной стояли родители, и они были счастливы. Конечно, они же теперь вместе, их больше ничего не разлучает.
            — Сын! Тебе уготована великая судьба, — начал отец.
            — Не бойся своей силы, сынок. Помогай людям, помогай тем, кто в этом нуждается.
            — А что делать с тьмой, которую я чувствую внутри себя?
            — Будь человеком. Со временем тьма ослабнет и демон, находящийся внутри тебя станет ангелом.
            — Мам, пап! Простите меня, пожалуйста! Я испоганил вам жизнь.
            — Дима, не переживай, так должно было случиться…
            Я хотел спросить про Самаэля, но вдруг закрыл рот прежде, чем его имя слетело с моих губ.
            — Самаэль лишь твой биологический отец, не более того…
            — Но как же легенда! О падшем ангеле Самаэле. О том, что он стал вампиром и дал жизнь Нефилиму, мне.
            — Сынок, это правда, — мама взяла меня за руку, — но это не значит, что ты станешь демоном, станешь злом. Да, Нефилимы – существа  тёмные по своей природе, но ты наполовину человек.
            — Я понимаю, но мне страшно…
            — Корнелий и Кристина помогут тебе справиться с тем, что тебя ожидает… — сказал отец и странно посмотрел на маму.
            — Что уже? – спросила она, печально глядя на папу.
            — Да, родная, наше время вышло, нам уже пора…
            — Как, уже?
            — Да, сынок! Береги себя! – мама поцеловала меня в лоб, потом взяла отца за руку, и они растворились в сумерках.
            Я стоял и не способен был вдохнуть.
            Уходя с кладбища, я навсегда оставлял прошлое позади себя. Нет, я никогда не забуду отца, каким бы он ни был, жизнь в старом доме и издевательства, насмешки одноклассников – ничего не забуду, но я уже не буду тем забитым, боящимся своей тени парнем.
            Обернувшись, я ещё раз посмотрел на железные кованые врата кладбища и пошёл всё дальше от них, от старой жизни в новую, полную тайн и загадок.
            Я стал понимать себя и силу, которой обладал. Мне не было никогда прежде так страшно и интересно, как на данном этапе жизни. Конечно, куча вопросов накопилось у меня в голове, на которые ответы будет найти нелегко, но мне придётся сделать это, чтобы окончательно понять, что значить быть сверхъестественным существом, и только тогда, когда ответы будут найдены, я смогу жить, не опасаясь неизвестности, тьмы и самого Самаэля.
            Небольшой домик встретил меня дружелюбными огнями. Пройдя по тропинки до входной двери, я постучал, не раздумывая. Дверь открыла самый дорогой и близкий мне человек – моя девушка Настя.
            — Привет, родная! –  я обнял Настю, и мы прошли в дом.
  
Рейтинг: +2 243 просмотра
Комментарии (4)
Иринка Биткина # 18 февраля 2014 в 12:00 +1
dance buket1
читаю далше
превосходноооо
Kyle James Davies # 18 февраля 2014 в 17:34 0
tanzy7
Татьяна Шарина # 14 марта 2014 в 09:44 +1
Грустно и трогательно. Но всё правдиво и от этого хочется читать и думать, что же дальше?
Спасибо, дорогой!!
Kyle James Davies # 16 марта 2014 в 19:35 0
Спасибо, Танечка 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
 

 

Популярная проза за месяц
129
120
108
100
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
93
92
91
86
81
76
73
71
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
66
УЧИТЕЛЬ 24 октября 2017 (Николина ОзернАя)
63
63
62
60
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
57
56
45
43
38