ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияДраматургия → Лесное молчание 7 глава

 

Лесное молчание 7 глава

16 июня 2012 - ВЛАДИМИР РОМАНОВ
article56182.jpg


 

7 глава

 

 

После весело проведённого вечера, головная боль разбудила молодого актёра. Он встал с кровати и обнаружил на столе бутылку минералки и стакан, терпко пахнущий огуречным рассолом. Лицо Анатолия обогатилось улыбкой. Парень сел за стол, отпил содержимое стакана. Его взгляд упал на кипу бумаг. Толик вытащил сценарий и принялся за повторение материала, но после изрядной доли  алкоголя мысли были далеки отчего-то дельного… В комнате Ирины не оказалось. Толик посмотрел  на вещи, всё собрано и убрано. Он выглянул в окно, там девушка виртуозно жонглировала деревянным мечом, несмотря на серую, скудную  и прохладную погоду. Тяжёлые серебряные облака прижали небо к земле. И складывалось впечатление, что девушка борется с ними, чтобы прорваться к свету.

Толик долго глядел на её танец. Он, как и любой творческий человек, придумывал аллегорические сны и грёзы. В них девушка была воином света, борющимся с гигантскими драконами, ангелом пытающимся удержать добрые надежды в судьбе… и многие другие фантазии всплывали и сменяли друг друга. Но немного спустя парень отошёл от состояния перепоя. Он встрепенулся и  взгляд его стрельнул на икону ( висящую в красном углу). Анатолий взглянул в глаза Христу. «Господи, спасибо за  то, что ты делаешь для меня. Спасибо за знакомство с моей девушкой, спасибо за все мысли, чувства, энергию которые ты посылаешь мне. В свою очередь я обещаю чтить твою любовь и отдавать её сполна. Во имя отца, сына и святого духа. Аминь». Парень перекрестился. Он встал и вышел к Ирине. В его уши врезались довольные стоны девушки. Она стонала от  получаемого удовольствия. Меч  хлестал, парил и если бы он был железным, он бы пел, но дерево не достаточно твёрдый материал, поэтому он гудел. Анатолий почувствовал своей грудью, что девичьи взгляды полосуют его тело. Он мило улыбнулся Ирине, но она несколько раз провертела над лицом парня оружием. При этом в её глазах были, и любовь и сила и хватка и желание владеть инструментом ещё сильнее.

Толик упустил стакан, который он держал  в правой руке. Ира окончила свой акт и начала ходить. Её поступь была, твёрдой и совсем в ней не осталось, той женственности, которая пребывала вчера. Словно с вечерним платьем она её скинула прочь.

- Как ты можешь после вчерашнего так ловко владеть своим  мечом? Разве голова не болит? – Толик немного сощурил глаза и наклонился поднять стакан.

Ира вздёрнула стеклянный сосуд и подняла к лицу Анатолия.

- Я так всегда лечусь, после перебору.

Толик немного помолчал, снял с наконечника стакан и протёр его подолом рубашки. Подул в него и посмотрел на девушку сквозь него. Она отразилась в гранях многократно.

- Ира… там твой телефон разрывается…

- Толик… Я когда – нибудь говорила, что люблю тебя? – в её глазах блеснули любовные искры.

- Не помню – иронично ответил парень.

- Ах, ты… - Ирина прислонила меч к горлу парня, и ты ещё смеешь предо- мной искажать факты. Не боишься – ли ты смерд – девушка улыбнулась – потерять дар жизни ради бессмысленных шуток?

Толик молча глядел на Иру.

- Что… что ты молчишь? – девушка улыбнулась. Но в улыбке было что-то ещё не понятное Толиком.

- Ну я не понимаю твоих действий…

Вновь смех раздался из уст Иры.

- Что с тобой сегодня дорогая?

- Испугался? – таким же невиданным голосом спросила она.

- Тебя никогда не поймёшь, не угадаешь, что ты можешь вытворить в следующую секунду- заходя в вагончик сказал Толик.

Рваные ряды свинцовых туч упустили капли холодного дождя. Они вошли в вагон, разместились над столом и начали завтракать.

- Мне завтра надо будет поехать на ролевой смотр. Он тут недалеко проходит…

- Ой.. прости я совсем забыл, ты же мне говорила об этом… - парень подмигнул девушке.

- Ты поедешь со мной?

- Не смогу… и так много работы, а  мы не поспеваем.

- Жалко. Ладно придётся самой ехать. – Девушка убрала со стола посуду и вышла вновь  тренироваться. А Толик остался учить сценарий.

- Ира. Ира! Доброе утро, вставай.

- Что уже утро? – спросила сонно Ирина.

- Да.

- Как жалко… - вздохнула девушка.

- Что-то ты стала много жалеть…

- Нет, что ты, просто так выражаюсь.

Девушка встала, быстро оделась, собрала сумку и вышла из вагончика. Толик завёл мотор и отвёз Иру до вокзала. Она села взад автобуса, прислонила меч к стеклу и повесила на спинку сидения и включила медиаплеер на телефоне. Рядом разместились несколько женщин и они начали поглядывать на черные кожаные одежды девушки. Ира  всем телом почувствовала  неприятные скольжения чужих взглядов. Она посмотрела на всех женщин и каждую в отдельности. Выключила плеер и прислушалась к разговору,  не вынимая наушников из ушей. Женщины разговорились о «пагубности» рок-культуры на сознание молодёжи. В них были нотки неприязни.

- Ну посмотрите на неё… - начала женщина с выкрашенной  в ярко-красный цвет волос и надетая в бирюзовую куртку. – Ну что это подобает- ли носить эти цепи нормальной девушке? На иных приятно смотреть, а на эту…

- Ой… - вмешалась вторая – одетая в чёрный  длинный плащ – у меня соседка, так у неё сын такой же… Не знаю, чем он там занимается. Волком на всех глядит. Отпустил длинные волосы, носит цепи, проколол  уши… К нему только подобные личности и ходят… на дискотеки не ходит… Ведёт отшельничный  образ жизни… Чего они от жизни хотят?

- Да мы в молодости стригли их!.. Не помните? Как они ходили, кичились тем, что «иные»…Сатанисты, да наркоманы.

-А! – визгнула первая. – А, я и не додумалась! Давайте милицию вызовем!

Женщины  начали бурно обсуждать, кто из них пойдёт, а кто «прикроет»…

Ира лишь улыбнулась и стрельнула взглядом по сидящим рядом женщинам. Они в свою очередь подняли шум и разругались. первая и четвёртая женщины хотели идти за милиционером, а вторая и третья не желали остаться, боясь, что «террористка» что-то предпримет… Ира закатилась раскатистым смехом. На что женщины выставились на неё и молча глядели, не отводя взгляда. Контролёр проверил билеты и внял легкой улыбкой опасения «добропорядочных» гражданок и предложил им не ехать, а подождать следующего рейса, который будет вечером. Женщины успокоились, и начали беседу, о чём-то другом… Ира включила плеер и звонкая мелодия растянулась, как тропа. Она повела слушательницу в глубокий лес, хранящий память пращуров. Чистый, сильный, высокий вокал с народным мотивом воспел хвалу дню солнцестояния, мелодические переливы сплелись в музыкальную гармонию и закружились в замысловатом танце – посолонь. Образы древнего, языческого танца сформировались в глазах Ирины. И весь мир сдвинулся куда-то прочь, оставив место музыкальной  тайне.

К обеду девушка приехала на то место, где ролевой клуб г. Самары – Храм бабочек – организовал закрытие сезона, выездных турниров.

Вокруг пылали костры, выстроенные корчмы отдавали воссозданной стариной. Жёлтая, сырая трава прилипала к обуви, но на это никто не обращал внимания. Смех и радость воцарились здесь. Ведь встретились близкие по духу люди.

Большинство молодых людей было одето в ферязи (старинную Русскую одежду без воротников и перевязи на талии и остальные, в основном широкоплечие парни  носили баданы). Они небольшими кольцами свисали по их телам. Парни то и дело вели одиночные бои. Разминаясь перед большим сражением.

Ира встретила троих близких друзей – Игоря, Оксану и Андрея – все они живут недалеко от неё и поэтому они часто пропадали вместе.

К вечеру было всё организовано. Люди поделились на два фланга и разбрелись по одаль друг от друга. Никто из  соперников не знал плана другого, но все стали поджидать нашествия. Несмотря на то, что у всех было тупое деревянное оружие, люди  проверяли, не заострилось ли оно…

На утро следующего дня началось сражение. Стоны и удары поднялись над полем. Девушки варили где-то вдали на котлах супы. А те, которые имели высокий разряд владения инструментом, дрались на поле. Поверженным  считался тот, кто потерял оружие или чья кольчуга не выдержала сражения. Эти молодые люди покидали бой и становились зрителями. И в свою очередь они возводили святые капища на которые были установлены деревянные идолы с  изображением ведославных Богов.

Три дня продолжалось закрытие сезона и на утро четвёртого все начали покидать место, где была  воссоздана клубом истории древнее побоище.

Ира поехала оттуда вместе с Игорем, у которого в Ключевске жила бабушка. Они разместились на заднем сидении автобуса и отправились в путь. Чтобы не возникло удручающего чувства настольгии  Ира и Игорь решили не касаться темы бай -клуба и клуба исторической реконструкции. Тем более, что тему для обсуждения два человека в любом случае найдут. Любимой темой обсуждения неформалов является музыка, ибо это кладезь образов и фантасмагорий … тем более когда оба человека увлеклись независимо друг от друга – командой  «Butterfly temple» - языческой, металлической командой, выпустившей свой третий эпический альбом – «Сны северного моря». В этом пути было высказано много хвальбы и тёплых слов в их адрес. Парень и девушка в наушниках слушали песни и сразу обсуждали их. Ирина рассказала о друзьях, ушедших  в лес, об актёре – её парне, о фильме. В свою очередь получила много информации об общих друзьях и знакомых из андеграунда. Путь домой всегда кажется ближе, чем из дому, а если он проведён в хорошей компании, то  кажется совсем коротким. На вокзале ребята расстались, и Ира взяла такси, поехала к Толику.

- Привет мой родной.

Молодой человек оглянулся, и его лицо вновь обоготворила улыбка.

- Здравствуй – сказал, Толик обхватывая свою девушку.

- Ну вот … думаю ты не соскучился ещё за мною?

- Соскучился. А ты?

- Зачем спрашиваешь, если знаешь?!

- Побудь со мной, рядом, я скоро освобожусь.

- Нееет… Лучше пойду я домой, там нужно тебя покормить и приготовить что – нибудь… Ведь ты же впроголодь пробыл эти дни?... -  укоризненно спросила девушка.

- Ладно, иди, я скоро…

Ирина вошла в вагончик, не обращая внимания на беспорядок. Она упала на кровать и развалилась. Полежав минут 15, девушка встала и начала готовить пищу.

Лишь к вечеру с работы пришёл Толик и застал свою девушку играющую на своей электрической гитаре. Из-под пальцев вылетали ноты «Калейдоскопа 69». Актёр разместился на полу и начал смотреть на парящие ладони по струнам музыкального инструмента.

- Как же это у тебя получается, легко и как-то прозрачно… - удивлённо промолвил Толик.

- Вообще гитарный звук очень прекрасен. Он создан созидать этот мир, а не разрушать… в этом звуке живут самые чудеснейшие животные, самые удивительные образы и фантазии. Лишь те проклинают эту музыку, кто не способен различить этой красоты. Лишь тот, кто не способен признать своей никчёмности перед музыкой, осуждает этот звук.

- Лишь однажды я был ошарашен музыкой, так, как сейчас. Мне тогда было около 5 лет. Со своей семьёй мы гуляли по  Праге. Удивительный город. Мы зашли на службу в католический собор. Там был орган… и я слушал его звуки… с тех пор я просил отца водить  меня на концерты органной музыки…

Первый раз он сводил меня, там же в Праге… Мы слушали Баха… Это было незабываемо! Я до сих пор не могу спокойно слушать орган… а теперь и твою гитару…

- Тебе нужно обязательно побывать на рок концерте… И послушать живой звук гитары… барабанов… голоса…

- Хорошо, я согласен… При первой же возможности я схожу с тобой на концерт.

Оба улыбнулись и продолжили слушать гитарные пассажи.

В этот вечер никаких иных чувств в вагончик не проникало… Лишь безбрежное безмолвие и поющая гитарная музыка кружила сиреневой пеленою, всё взираясь и взмывая вверх, то разгонялась до треска огненного пламени и рассыпалась водопадом, чтоб с новой силой взметнуться ввысь расправить могучие соколиные крылья и парить, кружась, вихляясь в немалой оцепеневшей атмосфере… тех людей, что слышали эту музыку одиноким осенним вечером, одолевало счастье  и немногочисленное тоскливое чутьё…

© Copyright: ВЛАДИМИР РОМАНОВ, 2012

Регистрационный номер №0056182

от 16 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0056182 выдан для произведения:


 

7 глава

 

 

После весело проведённого вечера, головная боль разбудила молодого актёра. Он встал с кровати и обнаружил на столе бутылку минералки и стакан, терпко пахнущий огуречным рассолом. Лицо Анатолия обогатилось улыбкой. Парень сел за стол, отпил содержимое стакана. Его взгляд упал на кипу бумаг. Толик вытащил сценарий и принялся за повторение материала, но после изрядной доли  алкоголя мысли были далеки отчего-то дельного… В комнате Ирины не оказалось. Толик посмотрел  на вещи, всё собрано и убрано. Он выглянул в окно, там девушка виртуозно жонглировала деревянным мечом, несмотря на серую, скудную  и прохладную погоду. Тяжёлые серебряные облака прижали небо к земле. И складывалось впечатление, что девушка борется с ними, чтобы прорваться к свету.

Толик долго глядел на её танец. Он, как и любой творческий человек, придумывал аллегорические сны и грёзы. В них девушка была воином света, борющимся с гигантскими драконами, ангелом пытающимся удержать добрые надежды в судьбе… и многие другие фантазии всплывали и сменяли друг друга. Но немного спустя парень отошёл от состояния перепоя. Он встрепенулся и  взгляд его стрельнул на икону ( висящую в красном углу). Анатолий взглянул в глаза Христу. «Господи, спасибо за  то, что ты делаешь для меня. Спасибо за знакомство с моей девушкой, спасибо за все мысли, чувства, энергию которые ты посылаешь мне. В свою очередь я обещаю чтить твою любовь и отдавать её сполна. Во имя отца, сына и святого духа. Аминь». Парень перекрестился. Он встал и вышел к Ирине. В его уши врезались довольные стоны девушки. Она стонала от  получаемого удовольствия. Меч  хлестал, парил и если бы он был железным, он бы пел, но дерево не достаточно твёрдый материал, поэтому он гудел. Анатолий почувствовал своей грудью, что девичьи взгляды полосуют его тело. Он мило улыбнулся Ирине, но она несколько раз провертела над лицом парня оружием. При этом в её глазах были, и любовь и сила и хватка и желание владеть инструментом ещё сильнее.

Толик упустил стакан, который он держал  в правой руке. Ира окончила свой акт и начала ходить. Её поступь была, твёрдой и совсем в ней не осталось, той женственности, которая пребывала вчера. Словно с вечерним платьем она её скинула прочь.

- Как ты можешь после вчерашнего так ловко владеть своим  мечом? Разве голова не болит? – Толик немного сощурил глаза и наклонился поднять стакан.

Ира вздёрнула стеклянный сосуд и подняла к лицу Анатолия.

- Я так всегда лечусь, после перебору.

Толик немного помолчал, снял с наконечника стакан и протёр его подолом рубашки. Подул в него и посмотрел на девушку сквозь него. Она отразилась в гранях многократно.

- Ира… там твой телефон разрывается…

- Толик… Я когда – нибудь говорила, что люблю тебя? – в её глазах блеснули любовные искры.

- Не помню – иронично ответил парень.

- Ах, ты… - Ирина прислонила меч к горлу парня, и ты ещё смеешь предо- мной искажать факты. Не боишься – ли ты смерд – девушка улыбнулась – потерять дар жизни ради бессмысленных шуток?

Толик молча глядел на Иру.

- Что… что ты молчишь? – девушка улыбнулась. Но в улыбке было что-то ещё не понятное Толиком.

- Ну я не понимаю твоих действий…

Вновь смех раздался из уст Иры.

- Что с тобой сегодня дорогая?

- Испугался? – таким же невиданным голосом спросила она.

- Тебя никогда не поймёшь, не угадаешь, что ты можешь вытворить в следующую секунду- заходя в вагончик сказал Толик.

Рваные ряды свинцовых туч упустили капли холодного дождя. Они вошли в вагон, разместились над столом и начали завтракать.

- Мне завтра надо будет поехать на ролевой смотр. Он тут недалеко проходит…

- Ой.. прости я совсем забыл, ты же мне говорила об этом… - парень подмигнул девушке.

- Ты поедешь со мной?

- Не смогу… и так много работы, а  мы не поспеваем.

- Жалко. Ладно придётся самой ехать. – Девушка убрала со стола посуду и вышла вновь  тренироваться. А Толик остался учить сценарий.

- Ира. Ира! Доброе утро, вставай.

- Что уже утро? – спросила сонно Ирина.

- Да.

- Как жалко… - вздохнула девушка.

- Что-то ты стала много жалеть…

- Нет, что ты, просто так выражаюсь.

Девушка встала, быстро оделась, собрала сумку и вышла из вагончика. Толик завёл мотор и отвёз Иру до вокзала. Она села взад автобуса, прислонила меч к стеклу и повесила на спинку сидения и включила медиаплеер на телефоне. Рядом разместились несколько женщин и они начали поглядывать на черные кожаные одежды девушки. Ира  всем телом почувствовала  неприятные скольжения чужих взглядов. Она посмотрела на всех женщин и каждую в отдельности. Выключила плеер и прислушалась к разговору,  не вынимая наушников из ушей. Женщины разговорились о «пагубности» рок-культуры на сознание молодёжи. В них были нотки неприязни.

- Ну посмотрите на неё… - начала женщина с выкрашенной  в ярко-красный цвет волос и надетая в бирюзовую куртку. – Ну что это подобает- ли носить эти цепи нормальной девушке? На иных приятно смотреть, а на эту…

- Ой… - вмешалась вторая – одетая в чёрный  длинный плащ – у меня соседка, так у неё сын такой же… Не знаю, чем он там занимается. Волком на всех глядит. Отпустил длинные волосы, носит цепи, проколол  уши… К нему только подобные личности и ходят… на дискотеки не ходит… Ведёт отшельничный  образ жизни… Чего они от жизни хотят?

- Да мы в молодости стригли их!.. Не помните? Как они ходили, кичились тем, что «иные»…Сатанисты, да наркоманы.

-А! – визгнула первая. – А, я и не додумалась! Давайте милицию вызовем!

Женщины  начали бурно обсуждать, кто из них пойдёт, а кто «прикроет»…

Ира лишь улыбнулась и стрельнула взглядом по сидящим рядом женщинам. Они в свою очередь подняли шум и разругались. первая и четвёртая женщины хотели идти за милиционером, а вторая и третья не желали остаться, боясь, что «террористка» что-то предпримет… Ира закатилась раскатистым смехом. На что женщины выставились на неё и молча глядели, не отводя взгляда. Контролёр проверил билеты и внял легкой улыбкой опасения «добропорядочных» гражданок и предложил им не ехать, а подождать следующего рейса, который будет вечером. Женщины успокоились, и начали беседу, о чём-то другом… Ира включила плеер и звонкая мелодия растянулась, как тропа. Она повела слушательницу в глубокий лес, хранящий память пращуров. Чистый, сильный, высокий вокал с народным мотивом воспел хвалу дню солнцестояния, мелодические переливы сплелись в музыкальную гармонию и закружились в замысловатом танце – посолонь. Образы древнего, языческого танца сформировались в глазах Ирины. И весь мир сдвинулся куда-то прочь, оставив место музыкальной  тайне.

К обеду девушка приехала на то место, где ролевой клуб г. Самары – Храм бабочек – организовал закрытие сезона, выездных турниров.

Вокруг пылали костры, выстроенные корчмы отдавали воссозданной стариной. Жёлтая, сырая трава прилипала к обуви, но на это никто не обращал внимания. Смех и радость воцарились здесь. Ведь встретились близкие по духу люди.

Большинство молодых людей было одето в ферязи (старинную Русскую одежду без воротников и перевязи на талии и остальные, в основном широкоплечие парни  носили баданы). Они небольшими кольцами свисали по их телам. Парни то и дело вели одиночные бои. Разминаясь перед большим сражением.

Ира встретила троих близких друзей – Игоря, Оксану и Андрея – все они живут недалеко от неё и поэтому они часто пропадали вместе.

К вечеру было всё организовано. Люди поделились на два фланга и разбрелись по одаль друг от друга. Никто из  соперников не знал плана другого, но все стали поджидать нашествия. Несмотря на то, что у всех было тупое деревянное оружие, люди  проверяли, не заострилось ли оно…

На утро следующего дня началось сражение. Стоны и удары поднялись над полем. Девушки варили где-то вдали на котлах супы. А те, которые имели высокий разряд владения инструментом, дрались на поле. Поверженным  считался тот, кто потерял оружие или чья кольчуга не выдержала сражения. Эти молодые люди покидали бой и становились зрителями. И в свою очередь они возводили святые капища на которые были установлены деревянные идолы с  изображением ведославных Богов.

Три дня продолжалось закрытие сезона и на утро четвёртого все начали покидать место, где была  воссоздана клубом истории древнее побоище.

Ира поехала оттуда вместе с Игорем, у которого в Ключевске жила бабушка. Они разместились на заднем сидении автобуса и отправились в путь. Чтобы не возникло удручающего чувства настольгии  Ира и Игорь решили не касаться темы бай -клуба и клуба исторической реконструкции. Тем более, что тему для обсуждения два человека в любом случае найдут. Любимой темой обсуждения неформалов является музыка, ибо это кладезь образов и фантасмагорий … тем более когда оба человека увлеклись независимо друг от друга – командой  «Butterfly temple» - языческой, металлической командой, выпустившей свой третий эпический альбом – «Сны северного моря». В этом пути было высказано много хвальбы и тёплых слов в их адрес. Парень и девушка в наушниках слушали песни и сразу обсуждали их. Ирина рассказала о друзьях, ушедших  в лес, об актёре – её парне, о фильме. В свою очередь получила много информации об общих друзьях и знакомых из андеграунда. Путь домой всегда кажется ближе, чем из дому, а если он проведён в хорошей компании, то  кажется совсем коротким. На вокзале ребята расстались, и Ира взяла такси, поехала к Толику.

- Привет мой родной.

Молодой человек оглянулся, и его лицо вновь обоготворила улыбка.

- Здравствуй – сказал, Толик обхватывая свою девушку.

- Ну вот … думаю ты не соскучился ещё за мною?

- Соскучился. А ты?

- Зачем спрашиваешь, если знаешь?!

- Побудь со мной, рядом, я скоро освобожусь.

- Нееет… Лучше пойду я домой, там нужно тебя покормить и приготовить что – нибудь… Ведь ты же впроголодь пробыл эти дни?... -  укоризненно спросила девушка.

- Ладно, иди, я скоро…

Ирина вошла в вагончик, не обращая внимания на беспорядок. Она упала на кровать и развалилась. Полежав минут 15, девушка встала и начала готовить пищу.

Лишь к вечеру с работы пришёл Толик и застал свою девушку играющую на своей электрической гитаре. Из-под пальцев вылетали ноты «Калейдоскопа 69». Актёр разместился на полу и начал смотреть на парящие ладони по струнам музыкального инструмента.

- Как же это у тебя получается, легко и как-то прозрачно… - удивлённо промолвил Толик.

- Вообще гитарный звук очень прекрасен. Он создан созидать этот мир, а не разрушать… в этом звуке живут самые чудеснейшие животные, самые удивительные образы и фантазии. Лишь те проклинают эту музыку, кто не способен различить этой красоты. Лишь тот, кто не способен признать своей никчёмности перед музыкой, осуждает этот звук.

- Лишь однажды я был ошарашен музыкой, так, как сейчас. Мне тогда было около 5 лет. Со своей семьёй мы гуляли по  Праге. Удивительный город. Мы зашли на службу в католический собор. Там был орган… и я слушал его звуки… с тех пор я просил отца водить  меня на концерты органной музыки…

Первый раз он сводил меня, там же в Праге… Мы слушали Баха… Это было незабываемо! Я до сих пор не могу спокойно слушать орган… а теперь и твою гитару…

- Тебе нужно обязательно побывать на рок концерте… И послушать живой звук гитары… барабанов… голоса…

- Хорошо, я согласен… При первой же возможности я схожу с тобой на концерт.

Оба улыбнулись и продолжили слушать гитарные пассажи.

В этот вечер никаких иных чувств в вагончик не проникало… Лишь безбрежное безмолвие и поющая гитарная музыка кружила сиреневой пеленою, всё взираясь и взмывая вверх, то разгонялась до треска огненного пламени и рассыпалась водопадом, чтоб с новой силой взметнуться ввысь расправить могучие соколиные крылья и парить, кружась, вихляясь в немалой оцепеневшей атмосфере… тех людей, что слышали эту музыку одиноким осенним вечером, одолевало счастье  и немногочисленное тоскливое чутьё…

Рейтинг: 0 488 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!