ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияДраматургия → Лесное молчание 11 глава

 

Лесное молчание 11 глава

20 июня 2012 - ВЛАДИМИР РОМАНОВ
article57042.jpg

- Добрый вечер, друзья. Я так и понял, когда вас увидел в прошлый раз, что вы направляетесь сюда.

- Так ведь, мы не выдали же из своих планов ничего- сказал Влад, улавливая интонацию на лице мужчины.

- Рыбак рыбака видит из далека.

- Да, это так, тогда, причем тут эти все документы и прочая белиберда? – спросил Саша.

Юрий Иванович завел гостей в свой дом. Чем дом главного волхва рода отличался от других, сказать трудно. Ребята это поймут после, но сейчас среди всех вещей и предметов ничего не выделялось – все было сделано собственноручно с огромным количеством орнаментов и символов Солнца. Прялка, лавки, стол,  печь, кровати, табуретки, люстра и посуда – все было сделано под старину. И в комнате было едва уловимое пение всех этих предметов. Словно в них живет Борей и дует своими северными крылами, издавая звук отдаленно похожий на песнопение флейты  и осеннего небесного гула ветра. Этот возникший звук все уводил куда – то прочь. Сердца поддавались искушению и минорно использовали бунтующие души молодежи. Удивительная простота и комфорт царили здесь. Городскому человеку трудно представить, что такое плеск воды в тихой заводи и шелест листьев при бризе… а здесь все это было во сто крат приятней, сродни угасающему колокольному звону. Когда звук уже прошел, и осталась только вибрация – она мчит по телу и поднимает каждый волосок. Ребята расселись на лавке и оглядывались, рассматривая все эти предметы народного обихода.

Немного позабавила ребят процедура, проделанная вошедшей женщиной. Она вошла в комнату, поклонилась гостям, а они - в ответ ей. «В книгах все это выглядит совсем не так»,- подумала Жанна.  Затем женщина представилась, ее звали Светлана Евгеньевна. Потом она зачерпнула рогачами чугунный котелок и вытащила его из печи, поставила на стол и отварила крышку. Пряный запах борща распространился по комнате. Заскрежетали, в желудках нервные окончания и ненароком потребовали пищи…  Мужчина предложил раздеться,  и гости поснимали верхнюю одежду, помыли руки, политой водою из рукомойника,  и начали прием пищи. В этот момент хозяйка ушла, а хозяин остался с ними. В начале не совсем получалось употреблять  жидкую пищу деревянными  ложками, но потом все нормализовалось.

Из окна был виден большой костер, вокруг него играли дети.

- Мне показалось, что поселение похоже на закрученную свастику – Солнце. Это на самом деле так или просто игра моего воображения?- спросил Александр.

- Вначале просто люди  строили избы, но после это само собой вышло. Как побудете здесь, сами поймете. Это по воле Перуна и Сварожича так получилось. От души говорю вам…- ответил хозяин и добавил. - Я вас покину, просто дела…- он встал и продолжил. - В лесу… много кто бывает, а я являюсь главой администрации этой деревни, ну, если так можно это все назвать… Найдем вам ночлег, но только будете жить отдельно. Здесь не города России, а традиции придется соблюдать. Но не переживайте, будете здесь счастливы,- он опустил шапку с головы и, перебирал ее в руках, потом положил ее на лавку. – Я сейчас подойду, приведу мою жену, она все организует, где кто побудет…- хозяева оставили гостей одних, а сами ушли.

Мужчина уже не был одет в камуфлированную куртку, а натянул волчью шкуру. Он зашел в соседнюю избу, которая находилась в непосредственной близости от костра. Ребята перевели взгляды друг на друга и молча начали глядеть. Первым нарушил покой Саша.

- Ну что, нас приняли лучше, чем мы предполагали. Значит, мы тут не должны упасть в глазах людей… так что, Влад, придется, наверное, походить помочь копать ров, а вам, городские дамы… научиться стирать и готовить – саркастически промолвил парень.

- Вообще-то мы умеем.

Влад достал свой мобильник и включил его, сеть была полная, но телефон сразу отключился. Он положил его в рюкзак, и вытащил свой плеер и 8 DVD-R болванок, затем разложил все содержимое на столе. Выгрузил его и сложил все на место.

- Зачем ты взял с собой плеер?

- Чтобы вечера или ночи коротать.

- А на чем ты собираешься заряжать его?

- Ну, для этого случая у меня 10 пар батареек, - улыбнулся, поднял брови, и засветились его красивые зеленые глаза.

Лица троих ребят исказились от удивления.

- Почему ты молчал?

- Ну, не все ведь секреты раскрывать? Можно подумать вы не приготовили сюрпризы для нас всех.

- Ну, в общем, ты прав.

Подошли мужчина и женщина, одетая в пальто серого цвета и обутая в женские кожаные сапоги, купленные где-то в хорошем магазине. Она пригласила девушек с собой. В тоже время ее муж подсел и затянул сигарету.

- Вы, что все время находились в пути?- осведомился он.

- Да, сначала мы сбились и пошли на северо-запад, а потом вернулись назад и пришли сюда.

- Хорошо, что вы попали на Ярополка, а то ходили бы кругами и не найдя ничего, вернулись бы домой.

- В общем, мы хотели бы в любом случае остаться зимовать в лесу.

- Отчего, Саша?- спросил волхв, при этом он опустил сигарету , затем поднял её спола.

- Оттого, что мы все устали от нашей цивилизации, она такая безжизненная, а внутри что-то просит природы, чистоты…

- Божественного прикосновения- поправил Влад.

- Ну, да… что-то подобного.

- Это Даждьбог проснулся в душе и позвал вас  к своим корням. Это он своим солнцем приводит людей к природе, к Земле. Да, вам предстоит очиститься, чтобы остаться здесь. Это будет завтра. Вам предстоит нагишом пройти через реку.

- Так ведь холод-то, какой!

- Это обычай, который придется сделать. Еще один: нужно будет перед всем поселком какой-то из ваших пар совокупиться. Это уже наш деревенский обычай. Это означает, что вы готовы и остаться с чистым духом или идти, не оклеветав нашу жизнь. Что вы согласны? – мужчина глубоким взглядом рассматривал парней.

- Да, - сказал Саша.

- А девушки? Ты опять сам все решаешь! – возразил Влад.

- Хорошо, мы поговорим и вечером дадим ответ.

- Если вы не согласны, Значит, завтра должны будете покинуть наши Земли.

- Да, мы поговорим и ответим…

- Только не за столом. А то я знаю сегодняшнюю молодежь. Вы готовы совокупляться при еде или даже молитве.

- Мы, нет… Мы можем зарядить наши телефоны?

- Конечно, – Он встал, надел шапку и подошел к костру.

Языки пламени будто взбунтовались, и показалось приобняли его. И в ту же секунду стали как прежде. Мужчина поднял несколько пален и бросил их в огонь. Подошли девушки и преподнесли на железных подносах борщ и свежеиспеченный домашний хлеб. Запах которого, ударил  в голову и пробудил здоровый аппетит. На второе был плов настоящий казахский, потому что двоюродная сестра Ярополка жила в Алма-Ате, и приехала сюда в село 2 года назад.

- Не успев тут побыть чуть более двух часов, а нас уже два раза покормили. Мне начинает тут нравиться, - сказал иронично Влад.

К вечеру вернулось мужское население общины, и они стали решать где, кто из гостей остановится. Решено было, что парни пойдут самостоятельно жить, в пустую хижину пред вторыми Вратами, а девушки будут жить у одиноких старух. Арина у Евдокии Павловны, а Жанна у Надежды Алексеевны, провидицы и гадалки всего рода.

Около 10 часов вечера, девушки ушли по новоиспеченным временным жилищам, которые  находились друг от друга где-то в полукилометре. Арина, как только пришла с Евдокией Павловной, уставшая, выключилась, не успев толком и раздеться. Ее измятые джинсы при помощи сонных рук плавно сползали с красивых стройных ног по гладким трико. Пара одетых свитеров разлетелись и словно грифы опрокинулись на спинку кровати у изголовья. Девушка легла на мягкую кровать, на которой лежала перина, и терпкий запах тепла и горящих дров усыпили ее. Старуха подошла к сонной девушке, улыбнувшись, провела рукой по красивому девичьему телу, укрыла и погасила свет.

Жанна впустила вперед старуху внутрь, сама осталась во дворе, села на пенек и начала всматриваться в темное небо, которое отражало сотни тысяч звезд. Спустя некоторое время вошла в комнату, которая была наполнена электрическим светом, он больно ударил в глаза, уже успевшие привыкнуть к ночной мгле и отраженному свету от снега.

В комнате все отдавало стариной и глубинными тайнами, Хижина состояла из двух больших комнат и веранды, служившей летом кухней. На подоконниках стояли цветы и горшки с пустой землей. По трем лавкам шустро резвились котята, и строгая их мать следила, чтобы они не залазили на другую мебель.

Жанна подняла одного котенка, который зашипел, напыжился и, вырвавшись, удрал под лавку. Девушка встала и увидела взгляд хозяйки, который был приветлив, но глаза смотрели внутрь души и не видели поцарапанной руки.

- Почему ты, детка, так переживаешь? Какие смуты в твоих чертогах тебя терзают?

- Я переживаю за родителей, переживаю за себя, за друзей и вообще за мир, - девушка присела на лавочку, взгляд ее упал на огонь.

- Послушай, Жанна, твои родители сейчас сидят в твоей комнате и рассматривают на компьютере твои фотографии, у твоей матери текут слезы, а отец их вытирает рукой. Это не слезы горя, но радости. Они гордятся тобой, и поверь мне, у вас еще все будет хорошо. И Саша, твой парень очень хороший человек. Он, правда, упрямый, но все-таки он добьется многого. Даже, в один момент он поспорит со своей судьбой и выиграет этот поединок. Но цену заплатит огромную и выстоит и вернет себе свой собственный путь, по которому ему идти долго. Ты же… - старушка моргнула, будто это было для нее больнее, чем глядеть на солнце. Да, я не вижу твоего будущего…

Жанна с огня перевела взгляд на Надежду Алексеевну, слезы перестали литься, она сняла с себя верхнюю одежду, разулась и села обратно.

- Почему вы не видите меня?

- Я вижу всех твоих друзей, а ты… ты словно в тумане горишь свечой. Словно лучик света пробирающийся сквозь густую листву, но не вижу дороги твоей. Вокруг только белая пелена.

- А может, ее нет? – серьезно спросила Жанна.

- Ты всегда думаешь о смерти?

- Ну, не всегда, но порой мне кажется, что я живу последние свои дни…

- Но ведь после этого ты живешь, и все твои предчувствия пропадают, не оправдываясь. Разве можно жить с постоянной мыслью о смерти? Что толкает на это? Ведь ты не одинока в мире. Очень много вокруг людей. У тебя очень светлые и добрые друзья. Вы очень цените друг друга.

- Мы очень близки - это так, но вместе мы недолго. Вообще мы общались по переписке и не видели друг друга никогда. Совсем недавно впервые встретились.… И, честно, мне стыдно за свой поступок при знакомстве. Я тогда кроме Саши никого не хотела видеть. Тогда я не понимала своей ошибки. Лишь после осознала ее, но уже не стала возвращаться назад. Даже стих об этом написала. Думаю все поня ли это… Любовь слепа…

- Надо же, я этого не увидела, а увидела 5 человек, которые постоянно вместе находятся.

- Да у нас есть Ира, но она осталась с другим парнем, который снимается в кино.

- Я вижу ее, но его нет рядом. Она думает о нем, но этого парня нет, его Толик зовут, да?

- Да. А что вы видите? – с интересом спросила Жанна.

- Смерть, боль, слезы. Мать и молодой парень с Ирой находятся, но это не тот человек.

- Что там? – Жанна испуганно присела над гадалкой, положив свои руки на ноги сидевшей напротив старухи. – Что там случилось?

- Я вижу, все трое плачут, но больше нет никого – только они трое.

Жанна встала, подошла к столу, присела на стул, обняла руками свою голову и бессмысленно посмотрела в никуда. Затем резко вскочила, вытрусила все из рюкзака и нашла фотографию Толика, поднесла ее к Надежде Алексеевне.

- Вот посмотрите, - с ужасом показала она фото.

- С ним все в порядке, он любит Иру больше чем себя. Да и она ему отвечает взаимностью.

- А почему они не вместе?- шёпотом спросила девушка.

- Между ними смерть.

- Что это значит?

- Не знаю… Я говорю, только то, что вижу.

В смятении Жанна готова была разорвать все, но не зная с чего начать, решила успокоиться… Достала свой телефон и включила зарядку в розетку. Девушка принялась жадно смотреть фотографии родных.

Старуха разобрала кровати и подошла попросить девушку собираться ко сну. Подойдя, она заметила отключившуюся молодую девушку. Растормошив Жанну, Надежда Алексеевна помогла раздеться ей и уложиться спать. «Эх, молодежь, такая до последней секунды готова плясать, чтобы без сил рухнуть в постель», - она повернулась и вышла из комнаты, так как у нее была бессонница, и она редкий час спала.

Гуляния по поводу окончания трудовой недели отметили с широтой русского размаха. Завтра наступит Пятница, а значит священный выходной день. Танцы, музыка и горячительные напитки, разрешенные в честь особых дат гремели. Закончен ров на всем протяжении 4-х километрового холма и теперь осталось только 300 метров до русла реки, которое люди думают выкопать за три недели, если конечно Перун даст им это сделать и наградит Даждьбог своим Солнцем.

Ярополк отвел Влада и Сашу в хижину, где молодые парни подготовили жилье для гостей. Хижины в селе почти все одинаковые, серые из старой лиственницы, поэтому они способны простоять еще столько же, если не будет пожара.

Слегка навеселе парни уселись на свои кровати, которые после спальных мешков оказались более чем мягки, они начали решать, как завтра не простыть, проходя по течению холодной реки… Жаркий диспут медленно перешел в ленивый говор и затем совсем умолк. И лишь сопение слегка поддатых и приятных молодых людей раздалось по комнате.

Утром Арина проснулась в семь часов, включила телефон и принялась звонить своему отцу, который так и остался жить в родном городе Саратове. Из трубки раздались гудки, и сердце девушки трепетно забилось. Напряженные мозги считали 1, 2, 3, 4, 5, 6…

- Алло – сонный голос поднял трубку.

- Папа, папочка, это я… Я, Арина- девушка соскочила с места и слёзы накатились в глазах.

 - Дочка – раздался взволнованный голос в телефонной трубке.

- Да, это я. Мы в деревне будем зимовать. Нас местные жители добродушно приняли. Так что не волнуйся, со мной и всеми нами все хорошо. Я живу с одной милой бабушкой, поэтому можешь мне звонить, когда угодно, только не слишком поздно. Как ты, как родные?

- У всех все нормально. Тут у Иры горе случилось…

- Что такое? – еще не совсем встревожено, спросила Арина.

- Дело в том, у нее же отец – байкер.

- Да, я знаю…

- Ну, он разбился насмерть несколько недель назад. Я тоже ездил туда. Пообщался с Ирой. Она спрашивала о тебе.

- Как она? – Арина села обратно на кровать.

- Как может чувствовать человек после гибели одного из родителей? Тебе ли не знать?

- Да я понимаю.… Если честно, я сейчас не могу говорить, у меня комок в горле, мне трудно дышать…- Арина тяжело моргнула и ручьи слёз покатились по лицу.

- Тебе на счет положить денег?

- Да, если можешь. Ну ладно, папочка, я очень скучаю, не волнуйся за меня, у меня все в порядке. Пока!

- До встречи, дочка.

Девушка отключила телефон и вспомнила свою родную мать. На душе стало так тоскливо и больно, что слезы покатились потоком по щекам. Из окна проникал яркий солнечный свет и озарял янтарным блеском слезы.

Арина вспомнила случай из своего детства, который очень часто всплывал из памяти. Среди детской площадки она катается на горках, а родители следят за нею. Девочка была одета в яркие красные колготки и синюю куртку и такую же шапочку. Ее громкий смех лился и заполнял все кругом… Потом Арина всегда путала реальность со сном, так как этот сюжет снился ей довольно-таки часто. После этого она всегда просыпалась в холодном поту. Смех заполнял все кругом. Вначале деревья гнутся от него, словно от ветра, потом обрывались листья и их уносились прочь. Затем дома начинали трескаться и окна со всей мебелью также улетали, словно бабочки, махая огромными круглыми крыльями. Этот сильный детский смех стал сильным и вырывал куски земли. Она рассыпалась и Арину накрывала плащом ее мать. После этого  смех резко прекращался и появлялся крик, сопровождаемый воплями и плачем. Она всегда просыпалась в этот момент…

Арина заплакала. Боль, полученная от новости, сказанной отцом, сдавила шею и начала душить. Закрыв лицо руками, она так просидела довольно долго, просто смотря в окно на снег…

- Доброе утро - голос старухи пробудил её от кошмара.

- Доброе, мне нужно сходить к Жанне – нерешительно сказала девушка - Я не совсем помню, где она живет…

Евдокия Павловна объяснила девушке дорогу, и она вышла из хижины.

Арина подошла к избе, где остановилась Жанна. Гостья постучала в дверь и замешкалась у входа. Внезапно скрип двери вернул гостью назад.

- Жанна, привет. Пойдем, пройдемся – она взяла девушку за руку и сильно потянула на себя.

- Подожди… Что случилось?- взбунтовалась Жанна.

- Пойдем, пойдем. В следующий раз зайду. Это рвет мою душу. Беда. Беда произошла у Иры - Арина несла беспорядочные речи.

- Подожди, я оденусь – Жанна вошла в комнату, натянула на себя свитер.

- Кто там, дочка? – спросила гадалка.

- Арина, подруга проишла. Она тянет меня на улицу.

- Пригласи ее в дом -  вежливо попросила старушка.

- Простите, она меня зовет на улицу. Я пойду. – Жанна взглянула на хозяйку дома, словно ожидая, что она уже знает почему подруга такая встревоженная.

- Только обязательно приведи ее в дом. Я хочу с Ариной пообщаться.

- Конечно…- протянула в ответ слово, натягивая на спину куртку.

Жанна вышла и увидела Арину в слезах. Серое лицо пеленалось тоской.

- Да что случилось?- обеспокоено спросила Жанна.

- Пойдем к парням, по дороге все объясню…

Девушки вышли на дорогу и Арина рассказала новости об отце Иры. Войдя в дом к своим друзьям, они застали их спящими. Разбудив юношей девушки поведали им о трагедии. Тут же они решили позвонить Ире и поговорить с нею, но вышел конфуз. Телефоны девушек остались дома, а парни не включили свои зарядные устройства в сеть.

Саша рассказал об ожидающих их сегодня обрядах. Жанна и Арина взбунтовались, что спать у всех на виду не будут. Тогда хитрый Саша подкинул монетку и выпала эта участь Арине и Владу. После неких колебаний ребята уладили спор. Юрий Иванович сообщил, чтобы гости были готовы к обряду очищения. Он немного ознакомил ребят с инструктажем обрядов и удалился быстрее, чем они смогли отказаться от подобного поступка.

Часы стучали быстрым манометром. Тучи неслись юркой колесницей.

Язычники прорубили на реке с одного берега на другой траншею шириной около метра, натянули две веревки и навязали на них красные тряпочки. Все село вышло поглядеть на любимый обряд. Мороз сдавливал воздух. Гости поняли, что люди смотрят не из-за пустого любопытства. Они ждут решения. Ведь от этого зависит их репутация и отношение к ним в сложившейся общине.

Длинноволосая компания разделась догола. Ступил в воду первым Саша, затем пошла Жанна, третьей – Арина и замкнул Влад. Саша шел в трех метрах от Жанны… Острая кайма сколотого льда была немного оторванной от течения реки. Серо-черные волны реки мчались куда-то прочь. Обжигающе- холодные объятия воды окутывали ноги ледяными поцелуями. Дно реки было очень каменистое. Огромные песчаники кололи обмерзшие ноги. Каждый шаг давался трудом.  Арина шла, считая шаги, будто собирая все свои силы, которых было все меньше. Внезапно девушка споткнулась и всем телом ушла под воду. Крупные капли холодной воды упали на спину Жанны. Влад, Саша и Жанна рванулись к подружке. Они подняли испуганную девушку, и Влад на руках вынес Арину на берег. Холодный сумрачный день перестал существовать для неформалов. Ребята кружили над Ариной, как жар-птицы. К ним подошел Юрий Иванович. Он немного был рад, и свою радость не скрывал. Его глаза блестели. Он снял со своей шеи три маленьких амулета и протянул их прошедшим ребятам. Они с благодарностью приняли подарки и начали одеваться. Волхв подошел к Арине и обернулся.

- Вы втроем прошли. А Арину я не могу принять. Потому что она не смогла пройти через течение реки, тем самым, не изгнав из себя злой дух. Вода очищает человека. А Арина не очистилась к сожалению.

- Вы не думаете – оторвала мужчину Жанна – что человек чуть не погиб? А вы и все зеваки только и смотрели, как тонет она. Вами правят никчемные обряды, а не здравый смысл.

- Мы не спасаем людей, которые не могут пройти через проточную воду. В них живет злой дух… Мы не сможем разрешить Арине остаться здесь. Уж постарайтесь вы меня понять.

- Хорошо. Мы уйдем сегодня же – громко сказал Влад.

- Да, я вас понимаю, преданность вы цените больше всего на свете.

- Послушайте, Юрий Иванович – сказал Влад – это моя девушка, и если вы считаете, что я должен был смотреть спокойно, как она тонет то вы, глубоко ошибаетесь! Если у вас такие никчемные обычаи, то они не по мне. Я уйду вместе с человеком, которого люблю. И Саша с Жанной не бросят нас, потому что у нас настоящая дружба. А друзья не делят друг друга на своих и чужих.

- Да, он прав- подтвердил Саша.

- У нас тоже дружба стоит выше всего на свете, но есть тысячелетние уклады жизни. Вы это тоже поймите. И мы не можем ими поступиться. Вы же сами знаете, что следует за нарушением традиций… Порой традиция обходится с жизнями людей сурово.

- У нас нет на вас обид. Мы уйдем все и дело с концом – уточнил Саша.

- Но Саша… - он бросил их одежду рядом. Мужчина снял свою шапку и пошел по льду обратно.

К ребятам вышла Надежда Алексеевна и вступилась за оступившуюся девушку.

- Вы, Юрий Иванович, специально распорядились проделать прорубь именно здесь зная, что тут пороги, Вы предполагали, что кто-то споткнется, и пришлые люди уйдут. Вы всегда слишком ревностно относитесь к новичкам, тем более с таким потенциалом и знанием родноверия. Я говорю им, чтобы ребята остались… Я храню своими силами наше поселение и порой трудно препятствовать истинно сектантским мировоззрениям нашего руководства. Не хочется думать, что и вы, уважаемый мужчина относите себя к такому контингенту людей. Мужчина понял, что противовес склонился не в его сторону. Никогда раньше ведунья не разговаривала с ним таким грубым тоном, но сейчас он и сам осознавал свою не правоту. Людское напряжение росло.

Старушка подошла к высокому мужчине, и казалось, сошлись высоченная гора с кочкой на дороге. Они стояли тихо и мирно, глядя друг другу в глаза. После Юрий повернулся, извинился и разрешил гостям остаться. Сам же он ушел к костру.

Поднялся очень сильный ветер и шквалом срубил кусок дерева, который упал прямо под ноги гадалки. Она посмотрела на небо и прошептала: «Перун, я знаю, ты мне дал эти силы»

К ребятам подошел Ярополк. Он похлопал Влада по плечу. В его взгляде была отцовская забота. Он поочередно оглядел гостей и что-то хотел сказать, но не решался. Несколько минут он молчал, словно ожидая, что прыткие девушки заведут его. Но он наткнулся на суровое молчание. Мужчина поглядел на главу рода и вдохнув воздуха обратился к неформалам.

  ­­- Послушайте, друзья, когда мы встретились в первый раз, вы говорили о желании растить в себе духовность. Но поймите ребята развивать в себе ее, это означает преодолевать трудности и преграды, посланные судьбой. Часто приходится слушать, что язычники не признают понятие «судьба», «карма», «срок», но поверьте, это совершенно не так. Для многих людей современные язычники являются неким супостатом сектантов. Для них мы лишь можем поклоняться пням, да костру и неспособны возвышаться в духовном плане. Пытливый взгляд Ярополка дырявил глаза гостей. Это совсем, совсем не так. Мы здесь проходили очень много испытаний и ощущений. Поверьте, не так часто судьба уготавливает нам, грешным людям, такие вот открытые преграды. На самом деле жизнь прожить, не поле перейти. Да я понимаю, что вы не совсем справились с этим переходом, но вам дают второй шанс. Ведь действительно , не так часто можно исправить свои ошибки быстро. Ребята, поверьте мне, мне не зачем вам лгать, вам не такие уже сложные обряды очищения выпали. Другим людям доставались и похуже, по вашим меркам. Ибо для нас это обыденность.

Многое из того, что мы пытаемся возродить, даже нам поначалу кажется диким и потерявшим смысл. На самом деле многие обряды, которые мы воскрешаем, непонятны порой и нам самим. Но чем больше мы узнаем о празднествах, тем все яснее становится жизнь наших предков. Сейчас у людей очень короткая память и с предками дальше четвертого колена никто не общается в сердце. Мы же зрим в корни нашей веры, нашей земли. Ребята пройдите выпавший на вашу долю обряд и мир станет другим.

   Ярополк замолчал и не дождавшийся ответа отошел от гостей. Ребята стояли, молча минут десять, просто разглядывая окружающих людей.

Народ начал расходиться. Арина и все ребята начали готовиться к следующему испытанию. Ребята согревались горячим чаем и заливным смехом. Ведь в предопределённой судьбе, всё равно чувства бесполезны.

Юрий Иванович опустил голову и стыдливо поглядел на девушку. В его взгляде было и сострадание, и боль, и ярость, и гнев, но все же выделялся стыд. Он читался в карих, красивых глазах… Волхв подошел к Арине, в его походке было извинение и неловкость.

- Прости меня, дочка, но думаю, ты понимаешь, что обычаи не всегда хранят уважение и сострадание к людям. Обряды, как законы - мертвы и не приемлют так называемого форс-мажора. Сейчас можно говорить много о неладности и чрезмерности старинных традиций, о их неправильном восприятии, но нельзя забывать, что их временная Родина –древность. И конкретизировать ее современными правами человека не стоит. Здесь нет лишних людей. Все шли, сюда осознавая, понимая, что не будет «поблажек и обмазок». Многие говорят, что легко в учении, тяжело  в бою, или наоборот. Но спастись можно лишь в том случае когда смог подружиться со всеми стихиями мира, а ни когда прошел сквозь огонь и воду, ни когда смог признать себя побеждённым. Ошибочно предполагать, что человек – царь природы. Мы лишь звенья, равные звенья среди всех остальных живых существ. Мы стали здесь и сейчас  свидетелями того, что дружба превыше водной стихии, но это не означает, что она сильнее водного потока. Понятия «сильнее» и «выше» не синонимы, отнюдь. Это взаимоотрицаемые факторы.  Сейчас мир принято делить на Добро и Зло. И это самое добро всегда должно побеждать зло. А как часто эту победу мы празднуем? Увы, но мы о ней тут же забываем и стремимся вновь провозглашать себя воинами за добро. Но по-другому не может быть. Иначе не существует мир. Сколько бы мы добра не делали, зло всегда проявится в сердцах. От этого можно отказываться, но убегай –не убегай, все равно останешься на том же самом уровне, на котором ты и был. Простой пример: Сварог посылает нам свой лик – Солнце. Мы все ему рады. Но если нет дождя во время созревания хлеба, радость перерастает в сожаление  от рождающегося лика Зорюшки.

Я вижу, моя, девочка, ты не совсем улавливаешь мою мысль. Но поверь, я был бы рад, чтобы не встречаться с вами в лесу. На это у меня свои аспекты, но раз мы все же пересеклись, я рад, что среди нашей России не все еще потеряно. Я рад тому, что корни своих предков люди пытаются искать, и больше всего рад тому, что находят. И ваши поступки, уважаемая Арина, как ничто иное доказывают, что все мы не просто так живем на этом Белом Свете. Оставайтесь с нами, Арина, столько, сколько считаете нужным. Я буду очень рад тому, что  могу видеть тебя среди здесь живущих.- Мужчина тяжело вздохнул и отправился куда-то. В его походке не было ничего тяжелого, он будто парил над землею.  Волхв скрылся за густым терновником. Девушка тихо стояла и смотрела ему вслед. Потом она вспомнила, что есть еще одно испытание на выносливость судьбы и на желание жить так, как хочется. Она гордо подошла к костру, походила вокруг него. Подставила лицо, и языки пламени обогрели тело на студеном морозе. Где-то глубоко в сердце подкатила обида и она жгла внутри душу, но она сопротивлялась и даже незаметно улыбалась. О чем она подумала в этот момент , по лицу никто не мог прочесть, но её мысли были далеки от этих мест…

Жизнь всегда одной рукой бьет, а другой гладит.

Одетые в оленьи и волчьи тулупы люди собрались вокруг огромного костра, разведенного специально для предания, которое должно сейчас начаться. Солнце выглянуло из облаков, словно желая увидеть этот обычай. Ветер остановился и успокоил деревья. Толпа собралась полукругом подле выложенной из шкур оленей «опочивальни», на которой пройдет прелюбодеяние. Неформалы стояли в стороне, ожидая их позовут... Смятение сопровождало их, и опоясывало липким непристойным запахом, восставшего прошлого.

Арина нахмурившись, стояла, рассматривая костер. Она была одета в красном пуховике с черными большими квадратами и джинсовых брюках. Влад также в деревне постоянно носил тулуп и джинсы.

- Арина – сказала Жанна – После этого пойдем со мной, ко мне, там можно поговорить и успокоиться.

- А ты думаешь, я после этого захочу говорить? – она сняла шапку и вытянула шарф – Я лучше бы ушла, чем ощущать на теле тысячи пар глаз.

- Пока не поздно – сказал Саша – давайте уйдем.

- Нет уж, я не слабая плаксивая психопатка. Я пройду и докажу сама себе, что смогу. Пойдем, дорогой, нас ждут голодные личности- ехидно улыбнулась Арина.

- Я доволен – саркастически произнес Влад.

- Иди, мазохист!- толкнула его в спину Жанна.

Пара подошла к «опочивальне». Глава рода. Юрий начал обрядовую песнь и перебирал мелодию на бубне. Его речь длилась около десяти минут, после которой ребята разделись, обнажив молодые тела. Арина стянула куртку, и оказавшись в тонкой черной майке, протиснутая морозом она обняла сама себя. Девушка стащила с себя майку, и сняла брюки, оказавшись в белом нижнем белье. Ее тело на холоде покрылось красной краской. Красивые длинные ноги опускались, словно высокие стройные и рельефные колонны, держа стройную и спортивную женственную фигуру. Пышные груди, словно две игривые лошадки, спущенные с узды, заставили мужчин, окружавших ее, позабыть обо всем на свете. Лишь слово «Богиня» - шепотом распространилось по толпе. Девушка стала более раскрепощенной и через пять минут полностью успокоилась, увидев восторг и удивление в глазах мужчин. Подошел Влад, еще одетый, и после слова «раздевайся» скинул мигом куртку, свитер и майку. Присел на землю, развязал шнурки, стянул ботинки, носки и брюки. Волосатые грудь и ноги с накаченными икрами и бедрами, и крепкими своими руками он стянул остатки одежды с себя и Арины. В долгом поцелуе ребята плавно улеглись на «опочивальню». Как только мужское достоинство, приняло боевое положение и фаллос проник в тело девушки, молодые ребята забыли обо всем на свете. Они начали получать самое благое удовольствие на свете – чувство соединения двух половинок в одно целое.

После трех кругов проделанных шаманом вокруг костра, он прекратил их деяние. Юрий положил свою руку Владу на ногу и сказал: «Все, сынок, вы славно отдали почести нашему основателю рода, теперь для вас будет устроен праздник. Вечером ждем вас здесь, а пока одевайтесь, а то холодно все-таки сейчас». – Он поднял руку, слегка проведя ею по волосатой ноге парня. Влад улыбнулся, еще раз поцеловал свою девушку и поднялся. Он обернулся и ощутил восторженный взгляд девушек и женщин, царапающих его обнаженное тело глазами. Парень улыбнулся и оскалил белые зубы. Он оделся и помог одеться своей девушке, после чего проводил ее к Жанне, а сам вернулся к себе домой, где ждал его горячий обед. Саша сидел на стуле и смотрел в окно.

Саша повернулся к восседавшему герою, выбросил окурок в печку, лениво потянул свои волосы, собранные в хвост. Влад уселся за стол, взял ложку и принялся уплетать суп.

- Что, герой, какие чувства? – Саша принял заинтересованный вид.

- Я так быстро ни с кем не спал – резко огрызнулся Влад.

- Ну, это понятно. Зазвездился?

- Отстань. Там холодно. Да, и низко это…

- Не дуйся, я пошутил, - Саша начал поворачиваться назад.

- А ты давно куришь? Я что-то раньше не замечал.

- Да нет… здесь лежала сигарета, я ее взял.

Влад выпил чай, лег на кровать и уснул.

Саша долго размышлял над странностями этой деревни. Совсем иные представления были у него в воображении об язычниках. Да и в книгах нигде не встречались упоминания о не добровольном совокуплении.

Арина вошла в комнату, приземлилась на лавку, стоящую возле стены, где котята постоянно играют. Жанна стянула с нее куртку и навела горячую ванну с ветками можжевельника. Арина вновь разделась и плюхнулась в воду. Терпкий запах настоянной воды расслабил и успокоил нервы. Арина молчала, и Жанна решила ее не перебивать, энергично растирая тело Арины своими руками. Вытащив из воды свою стройную ногу, купающаяся девушка потянулась и окунула голову под воду. Лишь после вынырнув, сказала: «А мне все это чертовски помогло понять, что ничего кроме свободы истинного в человеке не может быть. А эти все обычаи и традиции- это лишь некие ненужные формальности придуманные людьми ради собственной наживы. Ведь этот обычай создан для низменных страстей, для самоутверждения, позерства и лживых ценностей. Это все обман, придуманный чтобы навредить истинному чувству нигилизма. Вот что значит эти обычаи и традиции, спрятанные в красивую упаковку – культуры и быта». Арина замолчала, а Жанна лишь согласно кивнула. В этот вечер девушки осознали, что нужно держаться друг друга, как звенья одной цепи.

На следующее утро Влад и Александр зашли за девушками. Среди нахмурившегося неба не было видно даже ни одного солнечного лучика. Лишь свежесть ощущалась прозрачной чистотой, морозной свежести. Девушки согласились пройтись по самым культурно – духовным местам местных родноверов.  Ребята гуляли по улицам между растущих вековых деревьев и новых строений.  Вновь ощущение нахлынувших холодных волн и горящего костра пробежали по телам молодых людей. Арина с опаской глядела на «опочивальню». Вновь она всей кожей почувствовала тяжелые взгляды людей. К горлу подкатило томное чувство беды, и натянутой тетивой душа ее заныла от разрушенных мечтаний.

- Тяжело тебе? - спросила Жанна. – Так не смотри туда, - она пожала своей рукой ладонь подруги.

- Пусть все останется так, как было. Уже не вернешь ничего, так и не стоит жалеть – подытожил Влад.

- Ты не когда не переживаешь за упущенное? Разве стоят слова каких-то там моих переживаний? - ответила Арина.

- Тихо, вы! Мы идем к Богу. А вы о своих переживаниях вспоминаете,- сказал Влад, и громкий смех раздался над ними…

Спустя несколько минут, пред глазами открылся величественный каменный свод из двенадцати огромных, точно выточенных фигур. Стоящие по кругу извояния красовались на фоне леса.. Каждый из этих валунов был отнесен к разным божествам. Лица были необычайно различны. У каждого был очень задумчивый взгляд. Он, словно проникал и прочитывал мысли всякого, кто подходил к монументу. Четырехметровые статуи с солярными космическими символами показались очень древними и мудрыми, посреди среднеуральского леса. В них было нечто величественное и тайное. Молодые люди ходили между этих камней и ощущали себя причастными к истории этой немой мудрости… Немного побыв над этим самым большим сооружением, ребята пошли к каменному лабиринту, который был недалеко от местного «Стоунхенджа» - имя которому Коловерть. Так его называли местные жители. Ребята прошли полем к лабиринту. Бур оказался большим спиралевидным пантеоном. Вымощенные камни лежали в два ряда и закручивались по ходу Солнца. Влад прошел по спирали, ему не открылось, ничего. В глубине души парень надеялся, что откроется немое мудрое решение о дальнейшей жизни, но подобного не произошло. Совершенно случайно ребята обнаружили храм, который их удивил. О нем говорят многие археологи, но мало кому он дает себя увидеть - Храм Утробы Матушки Земли. Даже среди холодной зимы от него веет теплом и лаской. Парни и девушки молча, ничего не предпринимая, посмотрели на него и пошли дальше…

Молодежь прогулялась до позднего вечера. Они забрели в лес, погуляли там, подумали на свежую голову и уже с полным осмыслением пришли обратно в деревню.  У огромного костра их ожидал Юрий Иванович. Он встал при виде подходившей молодежи.

- Ребята, привет. Я видел, вы прогуливались по храмам. Да вы явно чего-то не договариваете, неужели вам это действительно интересно? Ярополк говорил о вашем желании играть рок, да и вы сами там, - он махнул в сторону водопада рукой, - говорили о подобной музыке. Но, ребята, у меня язычество не ассоциируется с гремящим звучанием рок- музыки...

- Это понимать заочно не стоит, просто нужно слушать.- ответил Александр.

- А у вас есть с собою музыка? Может это конечно и глупый вопрос.

- Есть.

- Дадите?- мужчина вопросительно поглядел на молодых людей.

- Я завтра дам диски.- Сказал Владислав.

- Вам диски еще пригодятся, а в компьютере памяти много свободной… Так что пойдём и скинем её в компьютер. Посмотрим, что да как музыканты делают на нашем поприще – волхв усмехнулся..

- Неужели по internetу еще ни разу не встречали? Стиль называется Пэгэн метал, илт фолк металл. Мы одно дело делаем- сказала Арина.

- Да, Арина, ты права. Честно, мне очень стыдно. Я целый день думаю о нашем разговоре и стыд ощущаю… Все же думаю, не стоит быть отныне таким категоричным с людьми.

Ребята ничего не ответили и просто молчали, глядя на мужчину.

- Может, вы останетесь у нас еще? Я не буду против. Даже наоборот, вы будете моими помощниками в  реконструкции Старых Заветов.

- Нет, извините, но мы решили, что скоро покинем деревню. Просто каждый должен заниматься своим делом…

- Хорошо, тогда не смею вас задерживать.

- Тогда мы пойдем спать. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, ребята.

Во время завтрака в дверь постучал Юрий Иванович, он вошел в комнату, взглянул на стол и присел рядом с ребятами.

- Все-таки вы изменили меня, своим появлением здесь. Сегодня всю ночь не спал. Все думал-думал. Даже мозги опухли… Не хочу грешить нагромождением слов, просто приглашаю вас приехать к нам Купалу отмечать.

Расклад такой удивил молодежь. Они были приятно шокированы и просто вновь молчали, рассматривая мужчину…

© Copyright: ВЛАДИМИР РОМАНОВ, 2012

Регистрационный номер №0057042

от 20 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0057042 выдан для произведения:

- Добрый вечер, друзья. Я так и понял, когда вас увидел в прошлый раз, что вы направляетесь сюда.

- Так ведь, мы не выдали же из своих планов ничего- сказал Влад, улавливая интонацию на лице мужчины.

- Рыбак рыбака видит из далека.

- Да, это так, тогда, причем тут эти все документы и прочая белиберда? – спросил Саша.

Юрий Иванович завел гостей в свой дом. Чем дом главного волхва рода отличался от других, сказать трудно. Ребята это поймут после, но сейчас среди всех вещей и предметов ничего не выделялось – все было сделано собственноручно с огромным количеством орнаментов и символов Солнца. Прялка, лавки, стол,  печь, кровати, табуретки, люстра и посуда – все было сделано под старину. И в комнате было едва уловимое пение всех этих предметов. Словно в них живет Борей и дует своими северными крылами, издавая звук отдаленно похожий на песнопение флейты  и осеннего небесного гула ветра. Этот возникший звук все уводил куда – то прочь. Сердца поддавались искушению и минорно использовали бунтующие души молодежи. Удивительная простота и комфорт царили здесь. Городскому человеку трудно представить, что такое плеск воды в тихой заводи и шелест листьев при бризе… а здесь все это было во сто крат приятней, сродни угасающему колокольному звону. Когда звук уже прошел, и осталась только вибрация – она мчит по телу и поднимает каждый волосок. Ребята расселись на лавке и оглядывались, рассматривая все эти предметы народного обихода.

Немного позабавила ребят процедура, проделанная вошедшей женщиной. Она вошла в комнату, поклонилась гостям, а они - в ответ ей. «В книгах все это выглядит совсем не так»,- подумала Жанна.  Затем женщина представилась, ее звали Светлана Евгеньевна. Потом она зачерпнула рогачами чугунный котелок и вытащила его из печи, поставила на стол и отварила крышку. Пряный запах борща распространился по комнате. Заскрежетали, в желудках нервные окончания и ненароком потребовали пищи…  Мужчина предложил раздеться,  и гости поснимали верхнюю одежду, помыли руки, политой водою из рукомойника,  и начали прием пищи. В этот момент хозяйка ушла, а хозяин остался с ними. В начале не совсем получалось употреблять  жидкую пищу деревянными  ложками, но потом все нормализовалось.

Из окна был виден большой костер, вокруг него играли дети.

- Мне показалось, что поселение похоже на закрученную свастику – Солнце. Это на самом деле так или просто игра моего воображения?- спросил Александр.

- Вначале просто люди  строили избы, но после это само собой вышло. Как побудете здесь, сами поймете. Это по воле Перуна и Сварожича так получилось. От души говорю вам…- ответил хозяин и добавил. - Я вас покину, просто дела…- он встал и продолжил. - В лесу… много кто бывает, а я являюсь главой администрации этой деревни, ну, если так можно это все назвать… Найдем вам ночлег, но только будете жить отдельно. Здесь не города России, а традиции придется соблюдать. Но не переживайте, будете здесь счастливы,- он опустил шапку с головы и, перебирал ее в руках, потом положил ее на лавку. – Я сейчас подойду, приведу мою жену, она все организует, где кто побудет…- хозяева оставили гостей одних, а сами ушли.

Мужчина уже не был одет в камуфлированную куртку, а натянул волчью шкуру. Он зашел в соседнюю избу, которая находилась в непосредственной близости от костра. Ребята перевели взгляды друг на друга и молча начали глядеть. Первым нарушил покой Саша.

- Ну что, нас приняли лучше, чем мы предполагали. Значит, мы тут не должны упасть в глазах людей… так что, Влад, придется, наверное, походить помочь копать ров, а вам, городские дамы… научиться стирать и готовить – саркастически промолвил парень.

- Вообще-то мы умеем.

Влад достал свой мобильник и включил его, сеть была полная, но телефон сразу отключился. Он положил его в рюкзак, и вытащил свой плеер и 8 DVD-R болванок, затем разложил все содержимое на столе. Выгрузил его и сложил все на место.

- Зачем ты взял с собой плеер?

- Чтобы вечера или ночи коротать.

- А на чем ты собираешься заряжать его?

- Ну, для этого случая у меня 10 пар батареек, - улыбнулся, поднял брови, и засветились его красивые зеленые глаза.

Лица троих ребят исказились от удивления.

- Почему ты молчал?

- Ну, не все ведь секреты раскрывать? Можно подумать вы не приготовили сюрпризы для нас всех.

- Ну, в общем, ты прав.

Подошли мужчина и женщина, одетая в пальто серого цвета и обутая в женские кожаные сапоги, купленные где-то в хорошем магазине. Она пригласила девушек с собой. В тоже время ее муж подсел и затянул сигарету.

- Вы, что все время находились в пути?- осведомился он.

- Да, сначала мы сбились и пошли на северо-запад, а потом вернулись назад и пришли сюда.

- Хорошо, что вы попали на Ярополка, а то ходили бы кругами и не найдя ничего, вернулись бы домой.

- В общем, мы хотели бы в любом случае остаться зимовать в лесу.

- Отчего, Саша?- спросил волхв, при этом он опустил сигарету , затем поднял её спола.

- Оттого, что мы все устали от нашей цивилизации, она такая безжизненная, а внутри что-то просит природы, чистоты…

- Божественного прикосновения- поправил Влад.

- Ну, да… что-то подобного.

- Это Даждьбог проснулся в душе и позвал вас  к своим корням. Это он своим солнцем приводит людей к природе, к Земле. Да, вам предстоит очиститься, чтобы остаться здесь. Это будет завтра. Вам предстоит нагишом пройти через реку.

- Так ведь холод-то, какой!

- Это обычай, который придется сделать. Еще один: нужно будет перед всем поселком какой-то из ваших пар совокупиться. Это уже наш деревенский обычай. Это означает, что вы готовы и остаться с чистым духом или идти, не оклеветав нашу жизнь. Что вы согласны? – мужчина глубоким взглядом рассматривал парней.

- Да, - сказал Саша.

- А девушки? Ты опять сам все решаешь! – возразил Влад.

- Хорошо, мы поговорим и вечером дадим ответ.

- Если вы не согласны, Значит, завтра должны будете покинуть наши Земли.

- Да, мы поговорим и ответим…

- Только не за столом. А то я знаю сегодняшнюю молодежь. Вы готовы совокупляться при еде или даже молитве.

- Мы, нет… Мы можем зарядить наши телефоны?

- Конечно, – Он встал, надел шапку и подошел к костру.

Языки пламени будто взбунтовались, и показалось приобняли его. И в ту же секунду стали как прежде. Мужчина поднял несколько пален и бросил их в огонь. Подошли девушки и преподнесли на железных подносах борщ и свежеиспеченный домашний хлеб. Запах которого, ударил  в голову и пробудил здоровый аппетит. На второе был плов настоящий казахский, потому что двоюродная сестра Ярополка жила в Алма-Ате, и приехала сюда в село 2 года назад.

- Не успев тут побыть чуть более двух часов, а нас уже два раза покормили. Мне начинает тут нравиться, - сказал иронично Влад.

К вечеру вернулось мужское население общины, и они стали решать где, кто из гостей остановится. Решено было, что парни пойдут самостоятельно жить, в пустую хижину пред вторыми Вратами, а девушки будут жить у одиноких старух. Арина у Евдокии Павловны, а Жанна у Надежды Алексеевны, провидицы и гадалки всего рода.

Около 10 часов вечера, девушки ушли по новоиспеченным временным жилищам, которые  находились друг от друга где-то в полукилометре. Арина, как только пришла с Евдокией Павловной, уставшая, выключилась, не успев толком и раздеться. Ее измятые джинсы при помощи сонных рук плавно сползали с красивых стройных ног по гладким трико. Пара одетых свитеров разлетелись и словно грифы опрокинулись на спинку кровати у изголовья. Девушка легла на мягкую кровать, на которой лежала перина, и терпкий запах тепла и горящих дров усыпили ее. Старуха подошла к сонной девушке, улыбнувшись, провела рукой по красивому девичьему телу, укрыла и погасила свет.

Жанна впустила вперед старуху внутрь, сама осталась во дворе, села на пенек и начала всматриваться в темное небо, которое отражало сотни тысяч звезд. Спустя некоторое время вошла в комнату, которая была наполнена электрическим светом, он больно ударил в глаза, уже успевшие привыкнуть к ночной мгле и отраженному свету от снега.

В комнате все отдавало стариной и глубинными тайнами, Хижина состояла из двух больших комнат и веранды, служившей летом кухней. На подоконниках стояли цветы и горшки с пустой землей. По трем лавкам шустро резвились котята, и строгая их мать следила, чтобы они не залазили на другую мебель.

Жанна подняла одного котенка, который зашипел, напыжился и, вырвавшись, удрал под лавку. Девушка встала и увидела взгляд хозяйки, который был приветлив, но глаза смотрели внутрь души и не видели поцарапанной руки.

- Почему ты, детка, так переживаешь? Какие смуты в твоих чертогах тебя терзают?

- Я переживаю за родителей, переживаю за себя, за друзей и вообще за мир, - девушка присела на лавочку, взгляд ее упал на огонь.

- Послушай, Жанна, твои родители сейчас сидят в твоей комнате и рассматривают на компьютере твои фотографии, у твоей матери текут слезы, а отец их вытирает рукой. Это не слезы горя, но радости. Они гордятся тобой, и поверь мне, у вас еще все будет хорошо. И Саша, твой парень очень хороший человек. Он, правда, упрямый, но все-таки он добьется многого. Даже, в один момент он поспорит со своей судьбой и выиграет этот поединок. Но цену заплатит огромную и выстоит и вернет себе свой собственный путь, по которому ему идти долго. Ты же… - старушка моргнула, будто это было для нее больнее, чем глядеть на солнце. Да, я не вижу твоего будущего…

Жанна с огня перевела взгляд на Надежду Алексеевну, слезы перестали литься, она сняла с себя верхнюю одежду, разулась и села обратно.

- Почему вы не видите меня?

- Я вижу всех твоих друзей, а ты… ты словно в тумане горишь свечой. Словно лучик света пробирающийся сквозь густую листву, но не вижу дороги твоей. Вокруг только белая пелена.

- А может, ее нет? – серьезно спросила Жанна.

- Ты всегда думаешь о смерти?

- Ну, не всегда, но порой мне кажется, что я живу последние свои дни…

- Но ведь после этого ты живешь, и все твои предчувствия пропадают, не оправдываясь. Разве можно жить с постоянной мыслью о смерти? Что толкает на это? Ведь ты не одинока в мире. Очень много вокруг людей. У тебя очень светлые и добрые друзья. Вы очень цените друг друга.

- Мы очень близки - это так, но вместе мы недолго. Вообще мы общались по переписке и не видели друг друга никогда. Совсем недавно впервые встретились.… И, честно, мне стыдно за свой поступок при знакомстве. Я тогда кроме Саши никого не хотела видеть. Тогда я не понимала своей ошибки. Лишь после осознала ее, но уже не стала возвращаться назад. Даже стих об этом написала. Думаю все поня ли это… Любовь слепа…

- Надо же, я этого не увидела, а увидела 5 человек, которые постоянно вместе находятся.

- Да у нас есть Ира, но она осталась с другим парнем, который снимается в кино.

- Я вижу ее, но его нет рядом. Она думает о нем, но этого парня нет, его Толик зовут, да?

- Да. А что вы видите? – с интересом спросила Жанна.

- Смерть, боль, слезы. Мать и молодой парень с Ирой находятся, но это не тот человек.

- Что там? – Жанна испуганно присела над гадалкой, положив свои руки на ноги сидевшей напротив старухи. – Что там случилось?

- Я вижу, все трое плачут, но больше нет никого – только они трое.

Жанна встала, подошла к столу, присела на стул, обняла руками свою голову и бессмысленно посмотрела в никуда. Затем резко вскочила, вытрусила все из рюкзака и нашла фотографию Толика, поднесла ее к Надежде Алексеевне.

- Вот посмотрите, - с ужасом показала она фото.

- С ним все в порядке, он любит Иру больше чем себя. Да и она ему отвечает взаимностью.

- А почему они не вместе?- шёпотом спросила девушка.

- Между ними смерть.

- Что это значит?

- Не знаю… Я говорю, только то, что вижу.

В смятении Жанна готова была разорвать все, но не зная с чего начать, решила успокоиться… Достала свой телефон и включила зарядку в розетку. Девушка принялась жадно смотреть фотографии родных.

Старуха разобрала кровати и подошла попросить девушку собираться ко сну. Подойдя, она заметила отключившуюся молодую девушку. Растормошив Жанну, Надежда Алексеевна помогла раздеться ей и уложиться спать. «Эх, молодежь, такая до последней секунды готова плясать, чтобы без сил рухнуть в постель», - она повернулась и вышла из комнаты, так как у нее была бессонница, и она редкий час спала.

Гуляния по поводу окончания трудовой недели отметили с широтой русского размаха. Завтра наступит Пятница, а значит священный выходной день. Танцы, музыка и горячительные напитки, разрешенные в честь особых дат гремели. Закончен ров на всем протяжении 4-х километрового холма и теперь осталось только 300 метров до русла реки, которое люди думают выкопать за три недели, если конечно Перун даст им это сделать и наградит Даждьбог своим Солнцем.

Ярополк отвел Влада и Сашу в хижину, где молодые парни подготовили жилье для гостей. Хижины в селе почти все одинаковые, серые из старой лиственницы, поэтому они способны простоять еще столько же, если не будет пожара.

Слегка навеселе парни уселись на свои кровати, которые после спальных мешков оказались более чем мягки, они начали решать, как завтра не простыть, проходя по течению холодной реки… Жаркий диспут медленно перешел в ленивый говор и затем совсем умолк. И лишь сопение слегка поддатых и приятных молодых людей раздалось по комнате.

Утром Арина проснулась в семь часов, включила телефон и принялась звонить своему отцу, который так и остался жить в родном городе Саратове. Из трубки раздались гудки, и сердце девушки трепетно забилось. Напряженные мозги считали 1, 2, 3, 4, 5, 6…

- Алло – сонный голос поднял трубку.

- Папа, папочка, это я… Я, Арина- девушка соскочила с места и слёзы накатились в глазах.

 - Дочка – раздался взволнованный голос в телефонной трубке.

- Да, это я. Мы в деревне будем зимовать. Нас местные жители добродушно приняли. Так что не волнуйся, со мной и всеми нами все хорошо. Я живу с одной милой бабушкой, поэтому можешь мне звонить, когда угодно, только не слишком поздно. Как ты, как родные?

- У всех все нормально. Тут у Иры горе случилось…

- Что такое? – еще не совсем встревожено, спросила Арина.

- Дело в том, у нее же отец – байкер.

- Да, я знаю…

- Ну, он разбился насмерть несколько недель назад. Я тоже ездил туда. Пообщался с Ирой. Она спрашивала о тебе.

- Как она? – Арина села обратно на кровать.

- Как может чувствовать человек после гибели одного из родителей? Тебе ли не знать?

- Да я понимаю.… Если честно, я сейчас не могу говорить, у меня комок в горле, мне трудно дышать…- Арина тяжело моргнула и ручьи слёз покатились по лицу.

- Тебе на счет положить денег?

- Да, если можешь. Ну ладно, папочка, я очень скучаю, не волнуйся за меня, у меня все в порядке. Пока!

- До встречи, дочка.

Девушка отключила телефон и вспомнила свою родную мать. На душе стало так тоскливо и больно, что слезы покатились потоком по щекам. Из окна проникал яркий солнечный свет и озарял янтарным блеском слезы.

Арина вспомнила случай из своего детства, который очень часто всплывал из памяти. Среди детской площадки она катается на горках, а родители следят за нею. Девочка была одета в яркие красные колготки и синюю куртку и такую же шапочку. Ее громкий смех лился и заполнял все кругом… Потом Арина всегда путала реальность со сном, так как этот сюжет снился ей довольно-таки часто. После этого она всегда просыпалась в холодном поту. Смех заполнял все кругом. Вначале деревья гнутся от него, словно от ветра, потом обрывались листья и их уносились прочь. Затем дома начинали трескаться и окна со всей мебелью также улетали, словно бабочки, махая огромными круглыми крыльями. Этот сильный детский смех стал сильным и вырывал куски земли. Она рассыпалась и Арину накрывала плащом ее мать. После этого  смех резко прекращался и появлялся крик, сопровождаемый воплями и плачем. Она всегда просыпалась в этот момент…

Арина заплакала. Боль, полученная от новости, сказанной отцом, сдавила шею и начала душить. Закрыв лицо руками, она так просидела довольно долго, просто смотря в окно на снег…

- Доброе утро - голос старухи пробудил её от кошмара.

- Доброе, мне нужно сходить к Жанне – нерешительно сказала девушка - Я не совсем помню, где она живет…

Евдокия Павловна объяснила девушке дорогу, и она вышла из хижины.

Арина подошла к избе, где остановилась Жанна. Гостья постучала в дверь и замешкалась у входа. Внезапно скрип двери вернул гостью назад.

- Жанна, привет. Пойдем, пройдемся – она взяла девушку за руку и сильно потянула на себя.

- Подожди… Что случилось?- взбунтовалась Жанна.

- Пойдем, пойдем. В следующий раз зайду. Это рвет мою душу. Беда. Беда произошла у Иры - Арина несла беспорядочные речи.

- Подожди, я оденусь – Жанна вошла в комнату, натянула на себя свитер.

- Кто там, дочка? – спросила гадалка.

- Арина, подруга проишла. Она тянет меня на улицу.

- Пригласи ее в дом -  вежливо попросила старушка.

- Простите, она меня зовет на улицу. Я пойду. – Жанна взглянула на хозяйку дома, словно ожидая, что она уже знает почему подруга такая встревоженная.

- Только обязательно приведи ее в дом. Я хочу с Ариной пообщаться.

- Конечно…- протянула в ответ слово, натягивая на спину куртку.

Жанна вышла и увидела Арину в слезах. Серое лицо пеленалось тоской.

- Да что случилось?- обеспокоено спросила Жанна.

- Пойдем к парням, по дороге все объясню…

Девушки вышли на дорогу и Арина рассказала новости об отце Иры. Войдя в дом к своим друзьям, они застали их спящими. Разбудив юношей девушки поведали им о трагедии. Тут же они решили позвонить Ире и поговорить с нею, но вышел конфуз. Телефоны девушек остались дома, а парни не включили свои зарядные устройства в сеть.

Саша рассказал об ожидающих их сегодня обрядах. Жанна и Арина взбунтовались, что спать у всех на виду не будут. Тогда хитрый Саша подкинул монетку и выпала эта участь Арине и Владу. После неких колебаний ребята уладили спор. Юрий Иванович сообщил, чтобы гости были готовы к обряду очищения. Он немного ознакомил ребят с инструктажем обрядов и удалился быстрее, чем они смогли отказаться от подобного поступка.

Часы стучали быстрым манометром. Тучи неслись юркой колесницей.

Язычники прорубили на реке с одного берега на другой траншею шириной около метра, натянули две веревки и навязали на них красные тряпочки. Все село вышло поглядеть на любимый обряд. Мороз сдавливал воздух. Гости поняли, что люди смотрят не из-за пустого любопытства. Они ждут решения. Ведь от этого зависит их репутация и отношение к ним в сложившейся общине.

Длинноволосая компания разделась догола. Ступил в воду первым Саша, затем пошла Жанна, третьей – Арина и замкнул Влад. Саша шел в трех метрах от Жанны… Острая кайма сколотого льда была немного оторванной от течения реки. Серо-черные волны реки мчались куда-то прочь. Обжигающе- холодные объятия воды окутывали ноги ледяными поцелуями. Дно реки было очень каменистое. Огромные песчаники кололи обмерзшие ноги. Каждый шаг давался трудом.  Арина шла, считая шаги, будто собирая все свои силы, которых было все меньше. Внезапно девушка споткнулась и всем телом ушла под воду. Крупные капли холодной воды упали на спину Жанны. Влад, Саша и Жанна рванулись к подружке. Они подняли испуганную девушку, и Влад на руках вынес Арину на берег. Холодный сумрачный день перестал существовать для неформалов. Ребята кружили над Ариной, как жар-птицы. К ним подошел Юрий Иванович. Он немного был рад, и свою радость не скрывал. Его глаза блестели. Он снял со своей шеи три маленьких амулета и протянул их прошедшим ребятам. Они с благодарностью приняли подарки и начали одеваться. Волхв подошел к Арине и обернулся.

- Вы втроем прошли. А Арину я не могу принять. Потому что она не смогла пройти через течение реки, тем самым, не изгнав из себя злой дух. Вода очищает человека. А Арина не очистилась к сожалению.

- Вы не думаете – оторвала мужчину Жанна – что человек чуть не погиб? А вы и все зеваки только и смотрели, как тонет она. Вами правят никчемные обряды, а не здравый смысл.

- Мы не спасаем людей, которые не могут пройти через проточную воду. В них живет злой дух… Мы не сможем разрешить Арине остаться здесь. Уж постарайтесь вы меня понять.

- Хорошо. Мы уйдем сегодня же – громко сказал Влад.

- Да, я вас понимаю, преданность вы цените больше всего на свете.

- Послушайте, Юрий Иванович – сказал Влад – это моя девушка, и если вы считаете, что я должен был смотреть спокойно, как она тонет то вы, глубоко ошибаетесь! Если у вас такие никчемные обычаи, то они не по мне. Я уйду вместе с человеком, которого люблю. И Саша с Жанной не бросят нас, потому что у нас настоящая дружба. А друзья не делят друг друга на своих и чужих.

- Да, он прав- подтвердил Саша.

- У нас тоже дружба стоит выше всего на свете, но есть тысячелетние уклады жизни. Вы это тоже поймите. И мы не можем ими поступиться. Вы же сами знаете, что следует за нарушением традиций… Порой традиция обходится с жизнями людей сурово.

- У нас нет на вас обид. Мы уйдем все и дело с концом – уточнил Саша.

- Но Саша… - он бросил их одежду рядом. Мужчина снял свою шапку и пошел по льду обратно.

К ребятам вышла Надежда Алексеевна и вступилась за оступившуюся девушку.

- Вы, Юрий Иванович, специально распорядились проделать прорубь именно здесь зная, что тут пороги, Вы предполагали, что кто-то споткнется, и пришлые люди уйдут. Вы всегда слишком ревностно относитесь к новичкам, тем более с таким потенциалом и знанием родноверия. Я говорю им, чтобы ребята остались… Я храню своими силами наше поселение и порой трудно препятствовать истинно сектантским мировоззрениям нашего руководства. Не хочется думать, что и вы, уважаемый мужчина относите себя к такому контингенту людей. Мужчина понял, что противовес склонился не в его сторону. Никогда раньше ведунья не разговаривала с ним таким грубым тоном, но сейчас он и сам осознавал свою не правоту. Людское напряжение росло.

Старушка подошла к высокому мужчине, и казалось, сошлись высоченная гора с кочкой на дороге. Они стояли тихо и мирно, глядя друг другу в глаза. После Юрий повернулся, извинился и разрешил гостям остаться. Сам же он ушел к костру.

Поднялся очень сильный ветер и шквалом срубил кусок дерева, который упал прямо под ноги гадалки. Она посмотрела на небо и прошептала: «Перун, я знаю, ты мне дал эти силы»

К ребятам подошел Ярополк. Он похлопал Влада по плечу. В его взгляде была отцовская забота. Он поочередно оглядел гостей и что-то хотел сказать, но не решался. Несколько минут он молчал, словно ожидая, что прыткие девушки заведут его. Но он наткнулся на суровое молчание. Мужчина поглядел на главу рода и вдохнув воздуха обратился к неформалам.

  ­­- Послушайте, друзья, когда мы встретились в первый раз, вы говорили о желании растить в себе духовность. Но поймите ребята развивать в себе ее, это означает преодолевать трудности и преграды, посланные судьбой. Часто приходится слушать, что язычники не признают понятие «судьба», «карма», «срок», но поверьте, это совершенно не так. Для многих людей современные язычники являются неким супостатом сектантов. Для них мы лишь можем поклоняться пням, да костру и неспособны возвышаться в духовном плане. Пытливый взгляд Ярополка дырявил глаза гостей. Это совсем, совсем не так. Мы здесь проходили очень много испытаний и ощущений. Поверьте, не так часто судьба уготавливает нам, грешным людям, такие вот открытые преграды. На самом деле жизнь прожить, не поле перейти. Да я понимаю, что вы не совсем справились с этим переходом, но вам дают второй шанс. Ведь действительно , не так часто можно исправить свои ошибки быстро. Ребята, поверьте мне, мне не зачем вам лгать, вам не такие уже сложные обряды очищения выпали. Другим людям доставались и похуже, по вашим меркам. Ибо для нас это обыденность.

Многое из того, что мы пытаемся возродить, даже нам поначалу кажется диким и потерявшим смысл. На самом деле многие обряды, которые мы воскрешаем, непонятны порой и нам самим. Но чем больше мы узнаем о празднествах, тем все яснее становится жизнь наших предков. Сейчас у людей очень короткая память и с предками дальше четвертого колена никто не общается в сердце. Мы же зрим в корни нашей веры, нашей земли. Ребята пройдите выпавший на вашу долю обряд и мир станет другим.

   Ярополк замолчал и не дождавшийся ответа отошел от гостей. Ребята стояли, молча минут десять, просто разглядывая окружающих людей.

Народ начал расходиться. Арина и все ребята начали готовиться к следующему испытанию. Ребята согревались горячим чаем и заливным смехом. Ведь в предопределённой судьбе, всё равно чувства бесполезны.

Юрий Иванович опустил голову и стыдливо поглядел на девушку. В его взгляде было и сострадание, и боль, и ярость, и гнев, но все же выделялся стыд. Он читался в карих, красивых глазах… Волхв подошел к Арине, в его походке было извинение и неловкость.

- Прости меня, дочка, но думаю, ты понимаешь, что обычаи не всегда хранят уважение и сострадание к людям. Обряды, как законы - мертвы и не приемлют так называемого форс-мажора. Сейчас можно говорить много о неладности и чрезмерности старинных традиций, о их неправильном восприятии, но нельзя забывать, что их временная Родина –древность. И конкретизировать ее современными правами человека не стоит. Здесь нет лишних людей. Все шли, сюда осознавая, понимая, что не будет «поблажек и обмазок». Многие говорят, что легко в учении, тяжело  в бою, или наоборот. Но спастись можно лишь в том случае когда смог подружиться со всеми стихиями мира, а ни когда прошел сквозь огонь и воду, ни когда смог признать себя побеждённым. Ошибочно предполагать, что человек – царь природы. Мы лишь звенья, равные звенья среди всех остальных живых существ. Мы стали здесь и сейчас  свидетелями того, что дружба превыше водной стихии, но это не означает, что она сильнее водного потока. Понятия «сильнее» и «выше» не синонимы, отнюдь. Это взаимоотрицаемые факторы.  Сейчас мир принято делить на Добро и Зло. И это самое добро всегда должно побеждать зло. А как часто эту победу мы празднуем? Увы, но мы о ней тут же забываем и стремимся вновь провозглашать себя воинами за добро. Но по-другому не может быть. Иначе не существует мир. Сколько бы мы добра не делали, зло всегда проявится в сердцах. От этого можно отказываться, но убегай –не убегай, все равно останешься на том же самом уровне, на котором ты и был. Простой пример: Сварог посылает нам свой лик – Солнце. Мы все ему рады. Но если нет дождя во время созревания хлеба, радость перерастает в сожаление  от рождающегося лика Зорюшки.

Я вижу, моя, девочка, ты не совсем улавливаешь мою мысль. Но поверь, я был бы рад, чтобы не встречаться с вами в лесу. На это у меня свои аспекты, но раз мы все же пересеклись, я рад, что среди нашей России не все еще потеряно. Я рад тому, что корни своих предков люди пытаются искать, и больше всего рад тому, что находят. И ваши поступки, уважаемая Арина, как ничто иное доказывают, что все мы не просто так живем на этом Белом Свете. Оставайтесь с нами, Арина, столько, сколько считаете нужным. Я буду очень рад тому, что  могу видеть тебя среди здесь живущих.- Мужчина тяжело вздохнул и отправился куда-то. В его походке не было ничего тяжелого, он будто парил над землею.  Волхв скрылся за густым терновником. Девушка тихо стояла и смотрела ему вслед. Потом она вспомнила, что есть еще одно испытание на выносливость судьбы и на желание жить так, как хочется. Она гордо подошла к костру, походила вокруг него. Подставила лицо, и языки пламени обогрели тело на студеном морозе. Где-то глубоко в сердце подкатила обида и она жгла внутри душу, но она сопротивлялась и даже незаметно улыбалась. О чем она подумала в этот момент , по лицу никто не мог прочесть, но её мысли были далеки от этих мест…

Жизнь всегда одной рукой бьет, а другой гладит.

Одетые в оленьи и волчьи тулупы люди собрались вокруг огромного костра, разведенного специально для предания, которое должно сейчас начаться. Солнце выглянуло из облаков, словно желая увидеть этот обычай. Ветер остановился и успокоил деревья. Толпа собралась полукругом подле выложенной из шкур оленей «опочивальни», на которой пройдет прелюбодеяние. Неформалы стояли в стороне, ожидая их позовут... Смятение сопровождало их, и опоясывало липким непристойным запахом, восставшего прошлого.

Арина нахмурившись, стояла, рассматривая костер. Она была одета в красном пуховике с черными большими квадратами и джинсовых брюках. Влад также в деревне постоянно носил тулуп и джинсы.

- Арина – сказала Жанна – После этого пойдем со мной, ко мне, там можно поговорить и успокоиться.

- А ты думаешь, я после этого захочу говорить? – она сняла шапку и вытянула шарф – Я лучше бы ушла, чем ощущать на теле тысячи пар глаз.

- Пока не поздно – сказал Саша – давайте уйдем.

- Нет уж, я не слабая плаксивая психопатка. Я пройду и докажу сама себе, что смогу. Пойдем, дорогой, нас ждут голодные личности- ехидно улыбнулась Арина.

- Я доволен – саркастически произнес Влад.

- Иди, мазохист!- толкнула его в спину Жанна.

Пара подошла к «опочивальне». Глава рода. Юрий начал обрядовую песнь и перебирал мелодию на бубне. Его речь длилась около десяти минут, после которой ребята разделись, обнажив молодые тела. Арина стянула куртку, и оказавшись в тонкой черной майке, протиснутая морозом она обняла сама себя. Девушка стащила с себя майку, и сняла брюки, оказавшись в белом нижнем белье. Ее тело на холоде покрылось красной краской. Красивые длинные ноги опускались, словно высокие стройные и рельефные колонны, держа стройную и спортивную женственную фигуру. Пышные груди, словно две игривые лошадки, спущенные с узды, заставили мужчин, окружавших ее, позабыть обо всем на свете. Лишь слово «Богиня» - шепотом распространилось по толпе. Девушка стала более раскрепощенной и через пять минут полностью успокоилась, увидев восторг и удивление в глазах мужчин. Подошел Влад, еще одетый, и после слова «раздевайся» скинул мигом куртку, свитер и майку. Присел на землю, развязал шнурки, стянул ботинки, носки и брюки. Волосатые грудь и ноги с накаченными икрами и бедрами, и крепкими своими руками он стянул остатки одежды с себя и Арины. В долгом поцелуе ребята плавно улеглись на «опочивальню». Как только мужское достоинство, приняло боевое положение и фаллос проник в тело девушки, молодые ребята забыли обо всем на свете. Они начали получать самое благое удовольствие на свете – чувство соединения двух половинок в одно целое.

После трех кругов проделанных шаманом вокруг костра, он прекратил их деяние. Юрий положил свою руку Владу на ногу и сказал: «Все, сынок, вы славно отдали почести нашему основателю рода, теперь для вас будет устроен праздник. Вечером ждем вас здесь, а пока одевайтесь, а то холодно все-таки сейчас». – Он поднял руку, слегка проведя ею по волосатой ноге парня. Влад улыбнулся, еще раз поцеловал свою девушку и поднялся. Он обернулся и ощутил восторженный взгляд девушек и женщин, царапающих его обнаженное тело глазами. Парень улыбнулся и оскалил белые зубы. Он оделся и помог одеться своей девушке, после чего проводил ее к Жанне, а сам вернулся к себе домой, где ждал его горячий обед. Саша сидел на стуле и смотрел в окно.

Саша повернулся к восседавшему герою, выбросил окурок в печку, лениво потянул свои волосы, собранные в хвост. Влад уселся за стол, взял ложку и принялся уплетать суп.

- Что, герой, какие чувства? – Саша принял заинтересованный вид.

- Я так быстро ни с кем не спал – резко огрызнулся Влад.

- Ну, это понятно. Зазвездился?

- Отстань. Там холодно. Да, и низко это…

- Не дуйся, я пошутил, - Саша начал поворачиваться назад.

- А ты давно куришь? Я что-то раньше не замечал.

- Да нет… здесь лежала сигарета, я ее взял.

Влад выпил чай, лег на кровать и уснул.

Саша долго размышлял над странностями этой деревни. Совсем иные представления были у него в воображении об язычниках. Да и в книгах нигде не встречались упоминания о не добровольном совокуплении.

Арина вошла в комнату, приземлилась на лавку, стоящую возле стены, где котята постоянно играют. Жанна стянула с нее куртку и навела горячую ванну с ветками можжевельника. Арина вновь разделась и плюхнулась в воду. Терпкий запах настоянной воды расслабил и успокоил нервы. Арина молчала, и Жанна решила ее не перебивать, энергично растирая тело Арины своими руками. Вытащив из воды свою стройную ногу, купающаяся девушка потянулась и окунула голову под воду. Лишь после вынырнув, сказала: «А мне все это чертовски помогло понять, что ничего кроме свободы истинного в человеке не может быть. А эти все обычаи и традиции- это лишь некие ненужные формальности придуманные людьми ради собственной наживы. Ведь этот обычай создан для низменных страстей, для самоутверждения, позерства и лживых ценностей. Это все обман, придуманный чтобы навредить истинному чувству нигилизма. Вот что значит эти обычаи и традиции, спрятанные в красивую упаковку – культуры и быта». Арина замолчала, а Жанна лишь согласно кивнула. В этот вечер девушки осознали, что нужно держаться друг друга, как звенья одной цепи.

На следующее утро Влад и Александр зашли за девушками. Среди нахмурившегося неба не было видно даже ни одного солнечного лучика. Лишь свежесть ощущалась прозрачной чистотой, морозной свежести. Девушки согласились пройтись по самым культурно – духовным местам местных родноверов.  Ребята гуляли по улицам между растущих вековых деревьев и новых строений.  Вновь ощущение нахлынувших холодных волн и горящего костра пробежали по телам молодых людей. Арина с опаской глядела на «опочивальню». Вновь она всей кожей почувствовала тяжелые взгляды людей. К горлу подкатило томное чувство беды, и натянутой тетивой душа ее заныла от разрушенных мечтаний.

- Тяжело тебе? - спросила Жанна. – Так не смотри туда, - она пожала своей рукой ладонь подруги.

- Пусть все останется так, как было. Уже не вернешь ничего, так и не стоит жалеть – подытожил Влад.

- Ты не когда не переживаешь за упущенное? Разве стоят слова каких-то там моих переживаний? - ответила Арина.

- Тихо, вы! Мы идем к Богу. А вы о своих переживаниях вспоминаете,- сказал Влад, и громкий смех раздался над ними…

Спустя несколько минут, пред глазами открылся величественный каменный свод из двенадцати огромных, точно выточенных фигур. Стоящие по кругу извояния красовались на фоне леса.. Каждый из этих валунов был отнесен к разным божествам. Лица были необычайно различны. У каждого был очень задумчивый взгляд. Он, словно проникал и прочитывал мысли всякого, кто подходил к монументу. Четырехметровые статуи с солярными космическими символами показались очень древними и мудрыми, посреди среднеуральского леса. В них было нечто величественное и тайное. Молодые люди ходили между этих камней и ощущали себя причастными к истории этой немой мудрости… Немного побыв над этим самым большим сооружением, ребята пошли к каменному лабиринту, который был недалеко от местного «Стоунхенджа» - имя которому Коловерть. Так его называли местные жители. Ребята прошли полем к лабиринту. Бур оказался большим спиралевидным пантеоном. Вымощенные камни лежали в два ряда и закручивались по ходу Солнца. Влад прошел по спирали, ему не открылось, ничего. В глубине души парень надеялся, что откроется немое мудрое решение о дальнейшей жизни, но подобного не произошло. Совершенно случайно ребята обнаружили храм, который их удивил. О нем говорят многие археологи, но мало кому он дает себя увидеть - Храм Утробы Матушки Земли. Даже среди холодной зимы от него веет теплом и лаской. Парни и девушки молча, ничего не предпринимая, посмотрели на него и пошли дальше…

Молодежь прогулялась до позднего вечера. Они забрели в лес, погуляли там, подумали на свежую голову и уже с полным осмыслением пришли обратно в деревню.  У огромного костра их ожидал Юрий Иванович. Он встал при виде подходившей молодежи.

- Ребята, привет. Я видел, вы прогуливались по храмам. Да вы явно чего-то не договариваете, неужели вам это действительно интересно? Ярополк говорил о вашем желании играть рок, да и вы сами там, - он махнул в сторону водопада рукой, - говорили о подобной музыке. Но, ребята, у меня язычество не ассоциируется с гремящим звучанием рок- музыки...

- Это понимать заочно не стоит, просто нужно слушать.- ответил Александр.

- А у вас есть с собою музыка? Может это конечно и глупый вопрос.

- Есть.

- Дадите?- мужчина вопросительно поглядел на молодых людей.

- Я завтра дам диски.- Сказал Владислав.

- Вам диски еще пригодятся, а в компьютере памяти много свободной… Так что пойдём и скинем её в компьютер. Посмотрим, что да как музыканты делают на нашем поприще – волхв усмехнулся..

- Неужели по internetу еще ни разу не встречали? Стиль называется Пэгэн метал, илт фолк металл. Мы одно дело делаем- сказала Арина.

- Да, Арина, ты права. Честно, мне очень стыдно. Я целый день думаю о нашем разговоре и стыд ощущаю… Все же думаю, не стоит быть отныне таким категоричным с людьми.

Ребята ничего не ответили и просто молчали, глядя на мужчину.

- Может, вы останетесь у нас еще? Я не буду против. Даже наоборот, вы будете моими помощниками в  реконструкции Старых Заветов.

- Нет, извините, но мы решили, что скоро покинем деревню. Просто каждый должен заниматься своим делом…

- Хорошо, тогда не смею вас задерживать.

- Тогда мы пойдем спать. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, ребята.

Во время завтрака в дверь постучал Юрий Иванович, он вошел в комнату, взглянул на стол и присел рядом с ребятами.

- Все-таки вы изменили меня, своим появлением здесь. Сегодня всю ночь не спал. Все думал-думал. Даже мозги опухли… Не хочу грешить нагромождением слов, просто приглашаю вас приехать к нам Купалу отмечать.

Расклад такой удивил молодежь. Они были приятно шокированы и просто вновь молчали, рассматривая мужчину…

Рейтинг: +1 420 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 20 июня 2012 в 20:34 0
Понравилось описание о вибрации звука - вибрации души. Достойное испытание водой. supersmile А вот второе испытание - слишком откровенно, излишняя раскрепощённость. Согласна с одним из героев - довольно низко. Я была смещена. zst Эти язычники - своеобразная секта. Страшно даже стало.
ВЛАДИМИР РОМАНОВ # 22 июня 2012 в 09:43 0
скоро будет показано кто такие язычники в этой деревне! так что сильно не надо расстраиваться!