Иван Шалька Глава 2

2 января 2013 - Артём Чуприн
article106454.jpg

 

Водная гладь, словно большое, синее покрывало, устремлялось куда-то вдаль – навстречу заходящему солнцу, где, обманывая человеческий взгляд, якобы смыкалось с небесным настилом. Необъятный, светлый диск медленно, но  неумолимо тонул в морской пучине, разбрасывая во все стороны яркие, многогранные, играючи переливающиеся в воде, лучи. Небесное светило «потонуло в море» всего на половину, а уже с запада потянуло холодным ветром, и тьма потихоньку подкрадывалась к беззащитному и ничего не подозревающему солнцу. Она была готова овладеть нашим миром на свои законные девять часов, но присутствие дневного света не давало бледной луне занять коронное место.

Чайки что-то невнятно каркнули и взяли курс параллельный наступающей тьме. Эти нахлебники здесь обычное дело. Любой моряк видавший виды никогда не удивляется, когда его мачта полностью усеяна этими черно-белыми птицами. Они абсолютно безобидны, это не вороны, которые толпой могут до смерти заклевать среднего человека. Иногда они бывают полезны. Например, для заблудившегося моряка. Ведь эти птицы чаще всего летят на место, где есть люди и стать проводниками для несчастного. Хотя, может все это сказки. 

Пиратский корабль на небольшой скорости рассекал морскую гладь. Он был огромен и… красив. На его носу вырезана красивая женщина с рыбьим хвостом вместо ног – русалка. На палубе морского зверя находилось целых три мачты с парусами! Значит, скорость он развивает немереную! Осмелюсь предположить, что не меньше сорока узел. Паруса собраны -  корабль плыл по течению. На верхушке мачты, что располагалась посередине, развивался на небольшом ветерке пиратский флаг. Классический «Веселый Роджер» - череп, да две перекрещённые кости. На носу корабля стоял среднего – небольшого ни маленького – роста человек. Он что-то рассматривал в подзорную трубу впереди корабля. Похоже, он увидел все, что хотел. Убрав «трубу» в обширный карман своего ярко красного кителя, пират продолжал смотреть на закат. Человек был довольно таки приятной внешности. Короткая стрижка стыдливо пряталась под большой шляпой, в обод которой воткнуто красивое перо птицы. Короткие усы подчеркивали интеллигентную личность, и от этого на пирата он похож мало. Массивная нижняя челюсть и карие глаза делали своего обладателя намного брутальнее, чем он был на самом деле. Одет человек в красный китель с золотыми запонками на рукавах. Из-под кителя выглядывала белая рубашка, застегнутая до самого горла. На ногах синие штаны и черные сапоги. На поясе толстый, кожаный ремень с кобурой, из которой гордо выглядывала рукоять пистолета. Капитан заворожённо смотрел вдаль. Видел, как медленно заходит солнце, уступая наконец-таки место ночному мраку. На небе уже потихоньку начали проявляться самые яркие звезды и, конечно, здесь не было равных полярной звезде. Она подобно спасательному маяку, указывала направление заблудившемуся путнику, как и чайки-нахлебники, но это уже сказкой не считалось, ведь каждый знает, что эта звезда всегда, где бы ты ее не увидел, указывает на север.

Когда солнце окончательно скрылось за водной пучиной, пират отправился в каюту, где занялся изучением карты. Куря трубку, он делал какие-то записи в старой записной книге с множеством торчащих из нее разноцветных язычков. Каюта маленькая, а все потому, что в ней находилось больше вещей, чем должно быть. У всех четырех стен стояли шкафы, заставленные книгами и разной утварью, на самой верхней полке одного из них лежала целая кипа старинных и ветхих свитков. Освещение хуже некуда. Единственное место, откуда проникал дневной свет, это расположенный за спиной капитана - мутный иллюминатор небольшого размера. На столе, за которым сидел пират, был неаккуратно разбросан самый разный мусор, начиная от клочков бумаги  заканчивая пустыми бутылками из-под Рома и остатками пищи. Гигиену капитан, видимо, не жаловал.

Капитан, судя по всему, закончил с работой и теперь просто, откинувшись на спинку кресла, крутил во рту трубку, время от времени стряхивая пепел в пепельницу. Впереди было немного времени отдыха и капитан, прикрыв глаза, позволил себе немного вздремнуть, но громко раздающийся стук сапог по палубе заставил капитана вздрогнуть. Что-то случилось. Звук топающих сапогов перекрыл мощный взрыв – кто-то выстрелил! Но кто? Его судно? Или же… Грохот продолжался, один за другим раздавались выстрелы, за дверью каюты – на палубе – послышались крики. Сомнений не оставалось – его корабль атаковали.

Стук подошвы тяжелых сапог приближался к каюте и пират тут же встал с кресла. В этот момент явился матрос. Весь грязный, в рваной одежде, на его лице запечатлелся страх, и он пролепетал заплетающимся языком:

- Капитан! Капитан Шалька! Там… корабль! Корабль! – матрос часто дышал, от чего понять его становилось еще труднее. На животе, подле ребер, красовалось бурое пятно. Матрос был ранен. – Атакуют нас! Нас!!!

Шалька испугался не на шутку, но вида не подал. Необходимо сохранять спокойствие, но медлить нельзя! Он молнией подбежал к шкафу, что возле выхода из каюты, рывком открыл дверь и выхватил мушкет. Поспешно зарядил. Матрос следил за действиями капитана.

- Кто они? – Шалька внимательно смотрел на раненного матроса.

- У них нет ни опознавательных флагов, ни названия корабля.

- Судно?

- Меньше нашего.

- Так какого черта они по нам стреляют?!

Это был риторический вопрос, не требующий ответа от, уже и так испугавшегося, матроса. Мысленно досчитав до трех, капитан Шалька открыл, закрытую матросом, дверь и выскочил на палубу. Раненый за ним. Но ему не повезло. Теперь враг дал о себе знать в присутствии капитана. Он открыл огонь. Черное ядро метнулось в небо и угодило прямиком в бегущего по палубе матроса. Он несчастного не осталось и следа. Просто он вместе с ядром ушел внутрь корабля. Кошмар…

Картина просто ужасна. Все пространство палубы залито кровью, кое-где валялись оторванные руки, ноги и другие части тела. Бегали горящие матросы, пытаясь таким образом погасить пламя. Некоторые не выдерживали и выбрасывались за борт. Перебегая от мачты к мачте, капитан добрался до сидящего, прижав к лысой голове оторванные руки, штурмана. Из изуродованных, Бог знает чем, обрубков небольшими ручейками вытекала кровь. Шалька поспешно наложил жгут из обрывка своего кительского рукава и только после оказания помощи спросил у опешившего человека:

- Где Крюк?

По пиратскому судну вновь открыли огонь из нескольких пушек. Пара ядер с громким бульканьем упали в воду, разбрызгав соленую воду, одна угодила в трюм, с треском разломав палубу и разбрасывая мелкую древесную щепу. Штурман дрожащей, покалеченной рукой указал наверх – на среднюю мачту. Капитан поднял глаза. За бортом «бочки», из центра которой высился флаг, неестественно выглядывал первая половина человеческого тела с широко раскрытым ртом и закатившимися глазами.

- Понятно. – Шалька провел правой рукой по лицу, смахивая пот. Еще раз обвел взглядом палубу. Трупы, трупы и еще раз трупы погибших матросов. – Сможешь зарядить пушку?

Штурман смотрел на капитана зверским, уже не человеческим взглядом.

- Я смогу, капитан! – с небольшим надрывом сказал матрос.

- Вот и отлично! – Шалька одобряюще похлопал матроса по плечу и, пригибаясь, двинулся к рулю, краем глаза увидев вражеское судно.

Действительно, оно было несколько меньше чем его, но с большим перевесом оружия. Если у его корабля всего шесть пушек, по три ствола на борт, то у противника Шалька насчитал в два раза больше. Численное преимущество так сказать.

Добравшись до руля, Шалька глянул на штурмана. Тот еле-еле поднимая тяжелое ядро изуродованными конечностями и с неописуемой мукой на покрасневшем лице, заряжал пушки. Разделавшись с последней, он под ней же и упал. Поймав взгляд капитана, коротко кивнул. Шалька понял и резким движением крутанул руль влево. Жалобно скрипя, судно развернулось на девяносто градусов. От вражеского корабля  последовало несколько выстрелов. Первое же ядро угодило  каюту капитана, разнеся как минимум половину в бесполезный уже хлам. Второе ядро сбило под корень среднюю мачту с трупом бравого когда-то матроса Крюка. Огромный столб упал в море, немного продырявив борт корабля. Третий заряд, так и не долетев до пиратского судна Шальки, булькнулся в воду. Повезло.

Стало тихо. Больше никто не стрелял. Видимо, враг перезаряжался. Капитан решил воспользоваться, неосознанной противником, форой. Хотя, может он и понимал. Кто знает?

- Огонь! – Скомандовал Шалька, срывая голос.

Штурман, схватив горящий обломок, обошел пушки, поджигая все три фитиля. Громогласные выстрелы с задержкой в одну секунду разорвали тишину. Три ядра метнулись в темное небо и безоговорочно все настигли цели – вражеского корабля. Какая удача. Шалька видел, как первое ядро, снеся голову какому-то матросу, пробило палубу. Что-то загорелось. Огонь лихо охватил судно. Начали раздаваться крики людей, и среди них капитан различил женский голос.

Остальные два ядра, выпущенные штурманом, легли точно в корму, где оставили пару больших дыр, в которые огромным потоком хлынула вода. Судно врага медленно пошло ко дну. Люди, охваченные пламенем, начали с души раздирающими криками выпрыгивать за борт тонущего корабля. Некоторые, видимо самые умные и хитрые, пытались забраться наверх мачты по оборванным тросам, хотя в этом действии не было никакого смысла – они се равно умрут – это просто тяга к жизни.

Капитанские уши никак не покидал звук смутно знакомого женского голоса. Внезапно, рассмотрев что-то в черной воде, у Шальки расширились зрачки, и он незамедлительно бросился в открытое море. Через несколько минут весь мокрый, капитан взобрался на борт по спасательной лестнице, которую каким-то образом умудрился сбросить штурман. Капитан уже не один поднялся на борт своего победившего судна, а с симпатичной мадмуазель. Она была без сознания, но еще дышала.

«Нужно сделать искусственное дыхание! – Мелькнуло в голове у капитана, и он почувствовал, как краснеет.

Неловко коснувшись ее нежных губ, его сердце бешено застучало в груди!

«А вдруг она сейчас очнется?» - Думал Шалька и, забыв о смущении, вдохнул углекислого газа. Из уголков губ сударыни потекли небольшие струйки соленой воды, и через несколько секунд спасённая девушка приняла сидячее положение, кашляла и тяжело дышала.

Ее лицо Шальке тоже показалось знакомым. Капитан сидел с боку и изучал любопытным взглядом. Красивые, черные волосы прилежно собраны в милый пучок на затылке. Небольшие кольца-серьги слабо оттягивали мочки ушей, но не только это привлекало внимательный взгляд капитана. Ее большая грудь. Платье промокло и теперь плотно прилегало к соблазнительной части женского тела. Красиво.

За всем этим изучением, Шалька не заметил, как девушка пришла в себя.

- Вам уже лучше, сударыня? - Вежливо спросил капитан.

Молчание. Девушка завороженно смотрела в одну точу перед собой.

- Суд…

Шалька не успел договорить. Девушка резко повернулась в его сторону. Капитан, сидя на корточках, отрывисто и громко вскрикнул и тут же повалился задом на чудом уцелевшую после боя палубу корабля. Перед ним всплыло раскуроченное лицо. Часть черепа полностью отсутствовала. Вывалившийся из орбиты глаз,  смотрел в совершенно другую сторону  независимо от другого. Второй смотрел на капитана. Из разбитого черепа проглядывал мозг. Он слабо пульсировал толстыми нитями – извилинами. Страшная картина. Скальп с недавно красивого лица частично был снят. Оголенная челюсть задорно скалилась. Жутко.

Капитана пробрало. Он вообще не мог понять, что происходит! Животный ужас сковал руки и ноги. Шалька не мог пошевелиться. Он просто молча продолжал таращиться не уродливое существо.

Наконец чудовище подало голос:

- Доброе утро, Иван Алексеевич. Вам уже лучше?

© Copyright: Артём Чуприн, 2013

Регистрационный номер №0106454

от 2 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0106454 выдан для произведения:

 

Водная гладь, словно большое, синее покрывало, устремлялось куда-то вдаль – навстречу заходящему солнцу, где, обманывая человеческий взгляд, якобы смыкалось с небесным настилом. Необъятный, светлый диск медленно, но  неумолимо тонул в морской пучине, разбрасывая во все стороны яркие, многогранные, играючи переливающиеся в воде, лучи. Небесное светило «потонуло в море» всего на половину, а уже с запада потянуло холодным ветром, и тьма потихоньку подкрадывалась к беззащитному и ничего не подозревающему солнцу. Она была готова овладеть нашим миром на свои законные девять часов, но присутствие дневного света не давало бледной луне занять коронное место.

Чайки что-то невнятно каркнули и взяли курс параллельный наступающей тьме. Эти нахлебники здесь обычное дело. Любой моряк видавший виды никогда не удивляется, когда его мачта полностью усеяна этими черно-белыми птицами. Они абсолютно безобидны, это не вороны, которые толпой могут до смерти заклевать среднего человека. Иногда они бывают полезны. Например, для заблудившегося моряка. Ведь эти птицы чаще всего летят на место, где есть люди и стать проводниками для несчастного. Хотя, может все это сказки. 

Пиратский корабль на небольшой скорости рассекал морскую гладь. Он был огромен и… красив. На его носу вырезана красивая женщина с рыбьим хвостом вместо ног – русалка. На палубе морского зверя находилось целых три мачты с парусами! Значит, скорость он развивает немереную! Осмелюсь предположить, что не меньше сорока узел. Паруса собраны -  корабль плыл по течению. На верхушке мачты, что располагалась посередине, развивался на небольшом ветерке пиратский флаг. Классический «Веселый Роджер» - череп, да две перекрещённые кости. На носу корабля стоял среднего – небольшого ни маленького – роста человек. Он что-то рассматривал в подзорную трубу впереди корабля. Похоже, он увидел все, что хотел. Убрав «трубу» в обширный карман своего ярко красного кителя, пират продолжал смотреть на закат. Человек был довольно таки приятной внешности. Короткая стрижка стыдливо пряталась под большой шляпой, в обод которой воткнуто красивое перо птицы. Короткие усы подчеркивали интеллигентную личность, и от этого на пирата он похож мало. Массивная нижняя челюсть и карие глаза делали своего обладателя намного брутальнее, чем он был на самом деле. Одет человек в красный китель с золотыми запонками на рукавах. Из-под кителя выглядывала белая рубашка, застегнутая до самого горла. На ногах синие штаны и черные сапоги. На поясе толстый, кожаный ремень с кобурой, из которой гордо выглядывала рукоять пистолета. Капитан заворожённо смотрел вдаль. Видел, как медленно заходит солнце, уступая наконец-таки место ночному мраку. На небе уже потихоньку начали проявляться самые яркие звезды и, конечно, здесь не было равных полярной звезде. Она подобно спасательному маяку, указывала направление заблудившемуся путнику, как и чайки-нахлебники, но это уже сказкой не считалось, ведь каждый знает, что эта звезда всегда, где бы ты ее не увидел, указывает на север.

Когда солнце окончательно скрылось за водной пучиной, пират отправился в каюту, где занялся изучением карты. Куря трубку, он делал какие-то записи в старой записной книге с множеством торчащих из нее разноцветных язычков. Каюта маленькая, а все потому, что в ней находилось больше вещей, чем должно быть. У всех четырех стен стояли шкафы, заставленные книгами и разной утварью, на самой верхней полке одного из них лежала целая кипа старинных и ветхих свитков. Освещение хуже некуда. Единственное место, откуда проникал дневной свет, это расположенный за спиной капитана - мутный иллюминатор небольшого размера. На столе, за которым сидел пират, был неаккуратно разбросан самый разный мусор, начиная от клочков бумаги  заканчивая пустыми бутылками из-под Рома и остатками пищи. Гигиену капитан, видимо, не жаловал.

Капитан, судя по всему, закончил с работой и теперь просто, откинувшись на спинку кресла, крутил во рту трубку, время от времени стряхивая пепел в пепельницу. Впереди было немного времени отдыха и капитан, прикрыв глаза, позволил себе немного вздремнуть, но громко раздающийся стук сапог по палубе заставил капитана вздрогнуть. Что-то случилось. Звук топающих сапогов перекрыл мощный взрыв – кто-то выстрелил! Но кто? Его судно? Или же… Грохот продолжался, один за другим раздавались выстрелы, за дверью каюты – на палубе – послышались крики. Сомнений не оставалось – его корабль атаковали.

Стук подошвы тяжелых сапог приближался к каюте и пират тут же встал с кресла. В этот момент явился матрос. Весь грязный, в рваной одежде, на его лице запечатлелся страх, и он пролепетал заплетающимся языком:

- Капитан! Капитан Шалька! Там… корабль! Корабль! – матрос часто дышал, от чего понять его становилось еще труднее. На животе, подле ребер, красовалось бурое пятно. Матрос был ранен. – Атакуют нас! Нас!!!

Шалька испугался не на шутку, но вида не подал. Необходимо сохранять спокойствие, но медлить нельзя! Он молнией подбежал к шкафу, что возле выхода из каюты, рывком открыл дверь и выхватил мушкет. Поспешно зарядил. Матрос следил за действиями капитана.

- Кто они? – Шалька внимательно смотрел на раненного матроса.

- У них нет ни опознавательных флагов, ни названия корабля.

- Судно?

- Меньше нашего.

- Так какого черта они по нам стреляют?!

Это был риторический вопрос, не требующий ответа от, уже и так испугавшегося, матроса. Мысленно досчитав до трех, капитан Шалька открыл, закрытую матросом, дверь и выскочил на палубу. Раненый за ним. Но ему не повезло. Теперь враг дал о себе знать в присутствии капитана. Он открыл огонь. Черное ядро метнулось в небо и угодило прямиком в бегущего по палубе матроса. Он несчастного не осталось и следа. Просто он вместе с ядром ушел внутрь корабля. Кошмар…

Картина просто ужасна. Все пространство палубы залито кровью, кое-где валялись оторванные руки, ноги и другие части тела. Бегали горящие матросы, пытаясь таким образом погасить пламя. Некоторые не выдерживали и выбрасывались за борт. Перебегая от мачты к мачте, капитан добрался до сидящего, прижав к лысой голове оторванные руки, штурмана. Из изуродованных, Бог знает чем, обрубков небольшими ручейками вытекала кровь. Шалька поспешно наложил жгут из обрывка своего кительского рукава и только после оказания помощи спросил у опешившего человека:

- Где Крюк?

По пиратскому судну вновь открыли огонь из нескольких пушек. Пара ядер с громким бульканьем упали в воду, разбрызгав соленую воду, одна угодила в трюм, с треском разломав палубу и разбрасывая мелкую древесную щепу. Штурман дрожащей, покалеченной рукой указал наверх – на среднюю мачту. Капитан поднял глаза. За бортом «бочки», из центра которой высился флаг, неестественно выглядывал первая половина человеческого тела с широко раскрытым ртом и закатившимися глазами.

- Понятно. – Шалька провел правой рукой по лицу, смахивая пот. Еще раз обвел взглядом палубу. Трупы, трупы и еще раз трупы погибших матросов. – Сможешь зарядить пушку?

Штурман смотрел на капитана зверским, уже не человеческим взглядом.

- Я смогу, капитан! – с небольшим надрывом сказал матрос.

- Вот и отлично! – Шалька одобряюще похлопал матроса по плечу и, пригибаясь, двинулся к рулю, краем глаза увидев вражеское судно.

Действительно, оно было несколько меньше чем его, но с большим перевесом оружия. Если у его корабля всего шесть пушек, по три ствола на борт, то у противника Шалька насчитал в два раза больше. Численное преимущество так сказать.

Добравшись до руля, Шалька глянул на штурмана. Тот еле-еле поднимая тяжелое ядро изуродованными конечностями и с неописуемой мукой на покрасневшем лице, заряжал пушки. Разделавшись с последней, он под ней же и упал. Поймав взгляд капитана, коротко кивнул. Шалька понял и резким движением крутанул руль влево. Жалобно скрипя, судно развернулось на девяносто градусов. От вражеского корабля  последовало несколько выстрелов. Первое же ядро угодило  каюту капитана, разнеся как минимум половину в бесполезный уже хлам. Второе ядро сбило под корень среднюю мачту с трупом бравого когда-то матроса Крюка. Огромный столб упал в море, немного продырявив борт корабля. Третий заряд, так и не долетев до пиратского судна Шальки, булькнулся в воду. Повезло.

Стало тихо. Больше никто не стрелял. Видимо, враг перезаряжался. Капитан решил воспользоваться, неосознанной противником, форой. Хотя, может он и понимал. Кто знает?

- Огонь! – Скомандовал Шалька, срывая голос.

Штурман, схватив горящий обломок, обошел пушки, поджигая все три фитиля. Громогласные выстрелы с задержкой в одну секунду разорвали тишину. Три ядра метнулись в темное небо и безоговорочно все настигли цели – вражеского корабля. Какая удача. Шалька видел, как первое ядро, снеся голову какому-то матросу, пробило палубу. Что-то загорелось. Огонь лихо охватил судно. Начали раздаваться крики людей, и среди них капитан различил женский голос.

Остальные два ядра, выпущенные штурманом, легли точно в корму, где оставили пару больших дыр, в которые огромным потоком хлынула вода. Судно врага медленно пошло ко дну. Люди, охваченные пламенем, начали с души раздирающими криками выпрыгивать за борт тонущего корабля. Некоторые, видимо самые умные и хитрые, пытались забраться наверх мачты по оборванным тросам, хотя в этом действии не было никакого смысла – они се равно умрут – это просто тяга к жизни.

Капитанские уши никак не покидал звук смутно знакомого женского голоса. Внезапно, рассмотрев что-то в черной воде, у Шальки расширились зрачки, и он незамедлительно бросился в открытое море. Через несколько минут весь мокрый, капитан взобрался на борт по спасательной лестнице, которую каким-то образом умудрился сбросить штурман. Капитан уже не один поднялся на борт своего победившего судна, а с симпатичной мадмуазель. Она была без сознания, но еще дышала.

«Нужно сделать искусственное дыхание! – Мелькнуло в голове у капитана, и он почувствовал, как краснеет.

Неловко коснувшись ее нежных губ, его сердце бешено застучало в груди!

«А вдруг она сейчас очнется?» - Думал Шалька и, забыв о смущении, вдохнул углекислого газа. Из уголков губ сударыни потекли небольшие струйки соленой воды, и через несколько секунд спасённая девушка приняла сидячее положение, кашляла и тяжело дышала.

Ее лицо Шальке тоже показалось знакомым. Капитан сидел с боку и изучал любопытным взглядом. Красивые, черные волосы прилежно собраны в милый пучок на затылке. Небольшие кольца-серьги слабо оттягивали мочки ушей, но не только это привлекало внимательный взгляд капитана. Ее большая грудь. Платье промокло и теперь плотно прилегало к соблазнительной части женского тела. Красиво.

За всем этим изучением, Шалька не заметил, как девушка пришла в себя.

- Вам уже лучше, сударыня? - Вежливо спросил капитан.

Молчание. Девушка завороженно смотрела в одну точу перед собой.

- Суд…

Шалька не успел договорить. Девушка резко повернулась в его сторону. Капитан, сидя на корточках, отрывисто и громко вскрикнул и тут же повалился задом на чудом уцелевшую после боя палубу корабля. Перед ним всплыло раскуроченное лицо. Часть черепа полностью отсутствовала. Вывалившийся из орбиты глаз,  смотрел в совершенно другую сторону  независимо от другого. Второй смотрел на капитана. Из разбитого черепа проглядывал мозг. Он слабо пульсировал толстыми нитями – извилинами. Страшная картина. Скальп с недавно красивого лица частично был снят. Оголенная челюсть задорно скалилась. Жутко.

Капитана пробрало. Он вообще не мог понять, что происходит! Животный ужас сковал руки и ноги. Шалька не мог пошевелиться. Он просто молча продолжал таращиться не уродливое существо.

Наконец чудовище подало голос:

- Доброе утро, Иван Алексеевич. Вам уже лучше?

Рейтинг: 0 254 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!