Однокашники

19 февраля 2012 - Антуан Делар


Закончив школу или институт люди разъезжаются по разным городам и у каждого начинается своя жизнь, отличная от той, что была в студенческие годы. Вначале, те однокашники, которые остались в одном городе встречаются, потом их встречи становятся реже, а затем и вообще прекращаются. У каждого своя семья, свой круг друзей, свои интересы, которые уже никак не вяжутся с теми, когда все были молодыми и беззаботными.
И иногда вдруг – Бац! – как взрыв из прошлого, звонок бывшего однокашника, типа: «Привет. Это Колька Иванов – помнишь такого?»
Кого-то такие звонки радуют, а кого-то напрягают. Надо встречаться, изображать радость, менять свои планы на выходные, а что самое утомительное – искать темы для разговора, а их уже нет.
В один из солнечных летних дней в квартире начальника отдела уголовного розыска Сергея Абрамцева раздался телефонный звонок.
- Ало! Сергей? – привет – это Паша Иванцов – помнишь такого?
- Паша!? – привет! – не ожидал тебя услышать, какими судьбами, – ты где сейчас?
- Я здесь у вас в Москве проездом, - вот решил позвонить.
- Ты долго еще здесь будешь?
- Еще пару дней – может встретимся? – я уже Вовчику позвонил, он завтра свободен – ты как?
- Я всегда готов встретиться с однокашниками – когда и где.
Сергей был ошеломлен таким неожиданным звонком Павла и желанием встретиться. Ему Маринка ничего не говорила или он прикидывается. Когда она ему сказала, что изменила ему с Павлом, он был готов убить и ее и его, но тогда Павел уже уехал по распределению на Дальний Восток. Она специально выбрала день после его отъезда. Возможно, о том, что Марина рассказала ему про их связь, Паша и не знает. Иначе, он не стал бы звонить и встречаться. Сергей помнил об этом всегда, и иногда у него возникало желание поехать к Павлу и разобраться, но уж очень далеко тот убежал. А сейчас зверь сам в руки бежит.
- Мы решили выехать за город на шашлыки – продолжал Павел.
-  Я с удовольствием – чего взять с собой и где встречаемся.
- Встречаемся в 8 утра у Вовчика – ты же знаешь его адрес?
- Знаю конечно, мы иногда встречаемся у него.
- Все договорились, завтра еще позвоню.

Утром пожарив себе яичницу и сварив кофе, Сергей начал обдумывать как себя вести в общении с Павлом. Нельзя, чтобы он сразу догадался о его осведомленности.
- Ты куда собираешься в такую рань? – появилась заспанная Марина.
- Срочная работа, вызвали в область.
- Опять кого-то убили?
- Пока ничего сказать не могу – тайна следствия.
- Бутерброды и термос с собой возьми.
Марина скучно зевнула и пошла спать.
Сергей вышел из дома, сел в свой внедорожник и поехал к дому Вовчика.  Павел и Вовчик его уже ждали на улице.
- Сидайте! – карета подана – крикнул он им.
Те, как по команде запрыгнули на задние сидения джипа.
- Вован, а может ты впереди сядешь? – обиженно спросил Сергей. – а то мне тут скучновато ехать, дорога не близкая.
- Я потом пересяду, на заправке – ты же будешь заправляться.
- Ну как знаешь, только говорите со мной, а то я еще не проснулся.
Всю дорогу говорили, вспоминая о тех студенческих годах и о совместных похождениях в рестораны и на дискотеки.
- Ну а ты сам то как? – спросил Павел в Вовчика.
- Я? – а что я, у меня как и у остальных – работа, дом и так далее.
- А далее – это что?
- А далее это то, что уже затрахало. Выходы с супругой в «свет» и напяливание на себя маски этого общества. Я до сих пор не могу никак научиться делать серьезное лицо, когда кто-то несет откровенный бред или восхищаться тем, что не вызывает восхищения.
- Так оставайся самим собой и веди себя так как тебе нравиться.
- Ты сам то понял, что говоришь? – как это самим собой в обществе. Там все должны следовать определенным правилам, иначе ты будешь изгоем.
- Ну и нахрена тебе это общество?
- Ты предлагаешь чтобы у меня туда жена одна ходила, а я в это время на рыбалке сидел?
- Почему на рыбалке?
- Потому что мне нравиться рыбалка. А тут, понимаешь, я вынужден тусоваться вместе с ней и следовать определенному этикету.
 - Вольтер однажды сказал, что этикет – это разум для тех, кто его не имеет.
- Это мы с тобой можем с ним согласиться, а там это сочтут за оскорбление.
- Так зачем ты себя мучаешь, ходи на рыбалку и пусть твоя жена сама там тусуется.
- Так она там себе и найдет другого тусовщика.
- Ты этого боишься?
- Конечно! – несмотря на все ее тараканы в голове, я люблю ее.
- Тогда, брат, я даже советом тебе не могу помочь.
- Вовчик, как там наши шашлыки?
- Еще пять минут и можно будет доставать водочку.
- Ты знаешь, сколько хожу по ресторанам и каждый раз, заказывая себе блюдо, хочется спросить официанта: А шашлычек у вас есть?
- Ну и спросил бы!
- С ума сошел, в этих ресторанах такого и понятия нет. Я блюда там выбираю не по названию, а по составу.
- Слушай, у тебя есть деньги, есть квартира в центре Москвы, огромная дача, жена красавица, а ты не доволен жизнью.
- Наверное все это не мое, все какое-то наносное, ненастоящее.
- А что, по твоему, настоящее?
- Настоящее вот этот костер, шашлыки и мы. Только с вами я могу говорить о том, о чем хочу и не нужно следить за базаром.
Подъехав на тихую заводь на Оке, они быстро соорудили костер и нанизали на шампуры мясо. Водку Павел положил в воду. На стол поставили, купленные в супермаркете салаты и нарезку.  Основной же закуской конечно планировался шашлык и его все с нетерпеньем ждали, потягивая нефильтрованное пиво и рассуждая о том, как изменился мир и общество.
- Все, философы, давайте к столу.
- Мужики, а где водка то?
- Как где, я ее там в воду положил.
- А ты не заметил, что там течение было?
- Ну не могло же оно бутылки унести.
- Выходит унесло.
- И что мы теперь будем делать без водки, шашлыки весь цимус потеряют.
- Не переживайте, у меня в машине еще есть НЗ, правда, наверное, уже теплая.
- Да хрен с ней, пусть теплая. Под шашлык сойдет, тащи давай.
Подъехала черная Ауди и из нее вышли три девушки.
- Слышь, Вовчик – мы, кажется, не свое место заняли.
- Не суетись Паша, это они к нам на огонек приехали. – Я их пригласил.
- Зачем?
- Чтобы разбавить немного наше мужское общество. 
Когда девушки подошли и Вовчик всех представил, Павел отметил, что все девушки примерно одного возраста и довольно скромные.
Женская половина быстро вписалась в компанию и уже не несла никакой смысловой нагрузки. Общение было на равных, не смотря на то, что одна из девушек Марина, была женой известного режиссера, другая Катя женой высокопоставленного столичного чиновника, а третья Вера владела сетью ювелирных магазинов.
        - А что нам заменит гидроколбасу? – усмехнувшись, спросила Катя.
        - Заменит что?– Паша посмотрел из-под солнцезащитных очков на Катю.
        - Гидроколбасу. – это так сейчас модно называть воду из-под крана для запития водки – вставил подсказку Вовчик.
        - Гламурненько,
        - Не, не гламурненько, а  Готичненько опять же поправил Пашу Вовчик.
        - Это теперь так говорят модные люди?
В Бабруйск, животное! – засмеялся Сергей. Все, наблюдавшие это, тоже начали покатываться от смеха.
Павел сделал обиженный вид и присел у костра, делая вид, что переворачивает шашлыки.
- Павел, ты не обижайся это они придуриваются – подсела к нему Катя.
- Да я и не обижаюсь, просто мое нутро не принимает все эти модные словечки.
Мы сами фигеем от этого молодежного сленга – подощел к ним Вовчик. Я однажды подьезжаю на своем мерсе к дому и слышу как один из группы молодняка говорит, : «ниибацца!, крутая тачка». – Это что? - это он так высказал свое восхищение.
- А если не крутая тачка, а отстой? – Если бы ты на копейке подъехал?
- Я, на копейке?
- Ну, гипотетически.
- Тогда - Низачот! – расхохоталась Катя.
- А еще один раз, подходя в кафе к жене и вручая ей букет роз, процитировал Пушкина « Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты…» Молодой парень с дредами, услышав меня, выронил изо рта сигарету и протянул - Ахуеть, дайте две.
- Я вначале понял, что ему нужны сигареты, две штуки и достал пачку. Но жена рукой остановила меня и сказала, что он просит повторить сказанное.
- Просто супер! – через десяток лет Москва начнет говорить на другом языке и чтобы приехать к вам, мне надо будет получать визу.
- Да, и нам всем придется сдавать экзамен на знание этого языка, а если не сдашь, то в Чехов на улицу Офицерскую.
- А почему туда?
- Ну, там люди живут старыми понятиями. У них все по честному, все правильно.
- А ты там чего делал?
- У меня там родственники живут.
- А-а-а, многозначительно протянула вся компания. Тогда понятно, почему ты у нас такой воспитанный.
- Надо запомнить – ответил Павел.
       - В мемориз! – так сейчас говорят.
       - Ладно, у меня уже голова опухла от этого языка, давайте на нормальном, русском поговорим. – Кто за, поднять руки. Единогласно!
      
       - Наше общество заставляет всех подстраиваться под какие-то социальные группы, играть определенные роли. Только дома ты можешь расслабиться – отметил Вовчик.
- Вот именно – вмешалась в разговор Марина. - Очень сильно изменилось наше общество за последние 20 лет. Оно стало жестоким, бессердечным и скупым. Оно стало похожим на разрозненные стаи собак, которые делят меж собой территории. 
Молодые, щуплые «кузнечики», чтобы показаться сильными и грозными, раздувают ноздри, расставляют руки так, как будто им мешают огромные мышцы, и говорят нарочито хриплым басом. У многих в руках атрибуты взрослости – бутылка Клинского и сигарета. У некоторых это со временем проходит, когда человек умнеет и взрослеет, а у иных как зараза остается и хриплый бас и дикий взгляд, Потом и у их молодых жен тоже появляется такой же взгляд с растопыренными глазами. Молодым простительно – они еще глупы и в нашем негостеприимном обществе им хочется казаться крутыми мэнами.
Повзрослев, многие члены нашего общества сразу пытаются себя вывести в «свет» и приляпать себе какой-нибудь статус. Они начинают подстраиваться под тех, кто уже туда вошел. И, что самое смешное, все в этом загоне одинаково понимают и принимают то, что на данный момент модно. Там не принято критиковать то, что в моде, все должны просто восхищаться.
Трудно себе представить случайно затесавшегося в это общество простачка, который не понимает всей шедевральности «Черного квадрата» Малевича и все на него смотрят изумленными глазами: Как!? Вы не понимаете смысла этого творения!?
Не понимаю – ответит он, - А какой в нем смысл? – квадрат, он и в Африке квадрат.
Но, Вы же, глядя на него, должны задуматься и разглядеть в нем скрытый смысл – ответят ему.
Можно себе на мгновенье представить наши выставки заполненные черными геометрическими фигурами и людей, сверлящих взглядом эти фигуры.
Мне представляется, что в «Черном квадрате» есть тайный смысл. И в этом, возможно, заключается гениальность автора. Представьте себе, что однажды, может быть случайно, смыв темную краску, люди обнаружат там послание к ним. Может это полотно является своеобразной лакмусовой бумажкой, которая определяет количество людей, которые готовы, следуя моде, стоять часами и пялить глаза в черное пятно. А в тоже самое время, какой-то совсем не модный гражданин стоит и рассматривает «Девятый вал».
Возможно, сам Малевич и написал там, под краской: - Люди! Одумайтесь! – не следуйте слепо веяниям моды и новым направлениям в искусстве. Прекрасное должно быть прекрасно.
И наше общество постепенно превращается в такой же квадрат, где ровные грани и никаких красок.
Мы разучились быть  такими, какие мы есть и пытаемся играть какие-то, не свойственные нам роли.
Мы все, без исключения, принимаем и любуемся природой, восхищаясь ее многообразием. Нам бы, наверное,  не понравилось, если бы вокруг росли только одни кипарисы.
- Мариночка! – Откуда в тебе это? – я не думал, что в вашем гламурном обществе можно выжить такой умнице.
- Я там об этом, естественно, не говорю. Меня бы сразу уволили из этого общества, а муж бы нашел попроще.
- А как ты вписываешься в новое общество – обращаясь к Сергею, спросил Павел.
- В моем обществе совсем другой сленг, вернее даже жаргон. Я в свет не выхожу, нас ментов там не чествуют. Разве только, когда я генерала получу. То может быть и буду там своим. Хотя мне там делать нечего, скучно там. К тому же, многие из этого общества потом становятся нашими клиентами, либо обвиняемыми, либо потерпевшими и они сразу обретают свое лицо и свой лексикон. Смешно наблюдать за ними, когда они тебя не понимают.
Я одному банкиру, у которого обворовали дачу, говорю: «Ну чего ты кисляк наворотил, найдем мы твое барахло»
А он не понимает, и переспрашивает « Чего наворотил?»
Тем временем уже начало темнеть и мужчины начали помогать девушкам поставить палатку. Павла приятно удивила целомудренность женщин.
Через пару часов все уже спали и из мужской палатки доносился чей-то храп.
Павел сидел у тлеющего костра и наслаждался ночной тишиной.
Сзади к нему подошел Сергей.
- Пойдем прогуляемся, я тебе показу такое место, откуда видно все величие Оки.
- Пошли, а то я тут уже всю задницу отсидел. – А ты чего не спишь.
- Да разве при таком храпе сможешь заснуть. – Надо было к девченкам напроситься в палатку.
- Там бы тебе дали заснуть? – засмеялся Павел.
- Они бы дали, они в отличие от других, верны своим мужьям.
Пройда метров триста они остановились у крутого обрывистого берега, где было видно сильное течение и открывался красивый вид. Однако, вид был бы лучше в дневное время.
- А чего ты мне его днем не показал.
- А днем много лишних глаз – злобно сказал Сергей и, сделав подсечку, повалил Павла на землю. Павел не успел опомниться, как в горло уперлось дуло пистолета.
- Ты чего, с ума сошел?
- Я, нет, я не сошел с ума. Я все знаю про вас с Мариной.
- Что ты знаешь, я ее вчера первый раз увидел.
- Да не прикидывайся, не с этой Мариной, а с моей женой Мариной.
- Что ты можешь знать, о чем ты?
- О том, что она мне изменила с тобой после выпускного, за день до твоего отъезда. Жаль, что я тогда сразу не узнал.
- Что за бред ты несешь?! – Я вообще с твоей женой не имел никаких дел, мы даже вместе наедине никогда не оставались.
- Ты мне можешь заливать сколько угодно. Я ждал этого дня и вот он наступил. Все тайное рано или поздно становиться явным.
- Подожди Сергей, давай разберемся. – Позвони Марине спроси у нее, она тебе скажет что соврала.
- Никому я звонить не буду.
Сергей вернулся к палаткам и, убедившись, что все еще спят, лег с продолжавшим храпеть Вовчиком.
        Утром, когда все встали, никто поначалу не придал значения отсутствию Павла. Ну ушел человек прогуляться по природе. Когда уже прошло более трех часов, Вовчик высказал беспокойство.
       - Где он может так долго гулять? – он же здесь ничего не знает.
       - А пойдемте поищем его – предложила молчаливая Вера.
       - Давайте вы пойдете в эту сторону – предложил Сергей, а мы с Вовчиком в другую. Встречаемся здесь через час. У всех есть мобильники.
       - А у Павла же был мобильник тоже, надо ему позвонить.
Вовчик набрал номер и стал ждать. В палатке раздался звонок.
      - Странно, что он его не взял с собой – вслух подумал Вовчик.
      - Ладно, не будем терять времени, надо искать – сказал Сергей и направился в противоположную сторону от тех мест, где они с Павлом были ночью.
      Когда они уже отошли на приличное расстояние, Вовчику на телефон позвонила Катя и сообщила, что они нашли на берегу часы, которые, вероятно, принадлежали Павлу.
      - Чего там – спросил Сергей.
      - Девченки нашли часы Павла. – Надо вызывать милицию.
      - Доверь это мне, это мой район, я вызову опергруппу сам, они быстро приедут.
      Сергей достал телефон и вызвал опергруппу, назвав точные координаты места, где обнаружили часы Павла.
      Когда группа приехала все уже стояли на том месте, где были обнаружены часы.
     - Кто-нибудь поднимал часы и брал в руки? – спросил майор.
     - Нет, мы не брали их в руки, мы же понимаем, что это может быть важно. – ответила за всех Марина.
    - Когда вы его видели в последний раз?
    - Мы разошлись спать уже после 12, а он сидел у костра.
    - Он мог уехать?
    - Он ничего здесь не знает и никого не предупредив не стал бы уезжать. Да и не на чем – ответил Вовчик.
    Опросив всех присутствующих, майор с сотрудниками уехал. Настроение у всех было скверное и собирались в обратную дорогу молча.
   Сергей приехал домой поздно вечером. Жена уже собралась спать.
    - Ты ужинать будешь? – спросила она мужа.
    - Буду – ответил Сергей – и еще водки выпью.
    - Что-нибудь случилось? – что у тебя с настроением.
   - Я тебе не стал говорить сразу. Я встречался с однокашниками и один из них пропал.
   - Как это пропал, и с кем ты встречался?
   - С Вовчиком и еще – Сергей выдержал паузу – с Павлом, он приехал на пару дней. Он и пропал.
  - Павел?! – Ты встречался с Павлом? – Марина вытаращила на мужа глаза. – Я надеюсь, у тебя хватило ума не ворошить старое?
- Я с ним поговорил, но он все отрицал.
- И что?! – Ты, что, ты в своем уме! – Что ты с ним сделал?
- Я с ним ничего не делал, мы поговорили и все. А утром выяснилось, что он пропал.
- Не ври мне, я тебя знаю – перешла на Крик Марина.
- Не ори, без тебя тошно. – Я сказал, что я тут ни при чем, значит ни при чем! Иди спи.
- Дурак ты!
- Сама ты дурра!
- Вот и поговорили.
Всю ночь Сергей просидел и когда бутылка опустела, пошел спать. Хорошо был выходной и на работу не надо было идти.
После полудня ему позвонили и сообщили, что у моста обнаружили труп Павла. Он собрался и выехал на место.
- Труп осмотрели – спросил он у медэксперта.
- Да, имеются кровоподтеки и череп проломлен. Ясно, что в воде он оказался не по своей воле. Вы знали его?
- Это мой однокашник, приехал на два дня и мы вместе отдыхали на природе.
- Соболезную.
- Спасибо. Родственникам не знаю как сообщить.
- Да, это будет трудно, особенно Вам.
- Да уж.
Дело возбудили по факту убийства и начали поиск убийцы. Дело попало к опытному следователю, за плечами у которого был уже двадцатилетний опыт раскрытия убийств.
- Михалыч, ты уж постарайся найти этого поддонка, который его убил – обратился Сергей к следователю по особо важным делам Григорьеву.
- Все, что смогу сделаю, ты меня знаешь.
- Да, знаю. Но тут особый случай, мне надо как-то перед его родственниками оправдаться.
Через два дня обнаружился свидетель, который рыбачил на лодке, рядом с тем местом и который слышал отрывки разговора, происходящего на берегу.
- Что Вы слышали? – задал ему вопрос Григорьев.
- Я рыбачил на лодке, за камышами и вдруг услышал как двое мужчин разговаривают на повышенных тонах. Один обвинял другого, что тот спал с его женой. И имя назвал Марина.
- А что было потом?
- Потом все неожиданно стихло, и больше я ничего не слышал.
- А всплески воды или какой-нибудь шум?
- Нет, к сожалению я больше ничего не слышал.
Григорьев понял, что дело сложное, надо выяснять все внебрачные связи Иванцова, опросить его друзей, которые находятся в другом городе. Может и здесь в Москве кто знает о его связях. Скорее всего эта Марина из местных, не поедет же муж-ревнивец за ним из другого города. Григорьев набрал телефон Сергея.
- Сергей, а ты случаем не знаешь, с какой такой Мариной Иванцов мог иметь связь?
- С мариной? – голос Сергея задрожал. А почему с Мариной?
- Нашелся свидетель, который слышал разговор двух мужчин как раз в том самом месте, где нашли часы. Так вот один обвинял другого в том, что он спал с его женой Мариной.
- Мы с ним не виделись со студенческой скамьи, поэтому я не знаю о его связях. Да и в Москве, насколько я знаю он давно не был.
- А этот ваш Вовчик, он может что-нибудь знать?
- Этого я тебе сказать не могу. Они общались и может он что-нибудь Вовчику и рассказывал. Девушки то точно ничего не знают. С ним общалась только Катерина, да и то, насколько я слышал, на общие темы.
- Понятно, ладно пока. Кстати, ты родственникам сообщил?
- Сообщил, до сих пор отойти не могу.
- То-то я смотрю у тебя голос дрожит. Ладно, держись.
- Пока.
- И какого хрена этот рыбак там делал – выругался Сергей, когда положил трубку. Только этого еще не хватало.
На следующий день Григорьев допрашивал Катю и выяснились некоторые подробности, которые заставили Григорьева посмотреть на обстоятельства дела под другим углом.
- Так Вы говорите, что позвонили Сергею когда нашли часы. – А время не помните.
- Помню, я фонариком когда посветила на часы, то там было ровно три часа дня.
- А где в это время находились мужчины?
- Они пошли от палаток в другую сторону и когда я им сообщила о находке, то они пришли только через полчаса.
Григорьев позвонил в дежурную службу и спросил когда Сергей вызвал группу. Оказалось, что в три часа и две минуты, то есть сразу после разговора с Катей. Откуда Сергей узнал точное место находки часов, ведь группу он направил именно туда. Да, много совпадений: однокашник, жена Марина и еще это. Надо бы допросить Марину, может что-нибудь проясниться.
Сергею он говорить ничего не стал и сам заехал к Марине на работу.
- Марина, нам надо поговорить – начал он с порога.
- Что-то случилось – заволновалась она.
- Пока еще точно не знаю, но дело серьезное. Ты знала этого пропавшего Павла Иванцова?
- Знала конечно, когда они учились мы общались.
- А более тесных отношений между вами не было?
- Ах вот оно что – Марина закрыла глаза руками и начала всхлипывать. – Какая же я была дурра, что рассказала Сергею о нашей связи. – Ты думаешь, что это он его?
- Пока ничего сказать не могу, но факты – вещь упрямая и они говорят сами за себя. – Ты не говори пока Сергею, что я с тобой разговаривал, а то мало ли что.
- Я сама хотела об этом попросить.
- Ну, вот и отлично, значит договорились.
При допросе Вовчика, выяснилось, что среди ночи Сергей куда-то выходил м он проснулся, а когда пришел он не помнит, так как опять уснул.
У Григорьева не оставалось никаких сомнений, что Сергея надо задерживать, хотя во все это поверить было непросто. Сергей был очень порядочным человеком.
Сергея арестовали рано утром, когда он только явился на работу. Его вызвал к себе начальник управления. Когда Сергей вошел, то увидел в кабинете еще несколько сотрудников.
- Сдайте пожалуйста оружие Сергей Валентинович – спокойно сказал начальник.
- А в чем дело? – спросил Сергей, достав пистолет и положив его на стол.
- Вы подозреваетесь в убийстве Павла Иванцова – продолжил разговор Григорьев.
- Я?! – в убийстве? – что за чушь!
- Вы арестованы – уведите! – обращаясь к стоящим сотрудникам, не глядя на Сергея. Сказал Григорьев. Сергей сложил руки за спиной и в сопровождении двух сержантов, вышел из кабинета.
- Не могу поверить, что Свиридов мог убить человека, да еще из ревности.
- Да я и сам в это не могу поверить – товарищ полковник, но факты говорят об обратном.
- Да, факты, факты. Ну ладно, иди расследуй и докладывай мне постоянно о результатах.
- Слушаюсь!
Узнав о том, что Сергея арестовали по подозрению убийства Павла, Катя позвонила своей подруге  Ирине, которая была очень хорошим адвокатом и попросила ее взять это дело.
Сергей в свое время много помогал Кате, и она чувствовала, что теперь должна принять участие в его судьбе. Ирина, выслушав Катю, сразу же согласилась.
- Что-то здесь не то. Я чувствую, что он не убивал Павла. Все очень грубо для сотрудника уголовного розыска с таким опытом работы. Я сегодня же поеду и поговорю с ним.
- Я с тобой, можно?
- Тебя не пустят, я потом тебе все расскажу.
В СИЗО, куда поместили Сергея полным ходом шел ремонт и в коридоре пахло краской и везде висели наклеенные листочки с надписью «Осторожно, окрашено!» Но заметила Ирина одну из этих надписей когда испачкала в краске руку и рукав нового темно-синего пиджака.
- Твою мать! – выругалась она – почему надо было красить в белый цвет, что синей краски нет! – не так бы было заметно.
- Где тут у вас туалет – спросила она у дежурного.
- По коридору направо.
Ирина зашла в туалет и отмотав метра два туалетной бумаги принялась отчищать краску. За стенкой она услышала разговор женщины и мужчины.
- Ты слышала, Свиридова арестовали за убийство.
- Да, за убийство Павла. Я с ними вместе училась. Хороший парень был и они с Сергеем дружили.
- Тот однокашник с его женой спал, а та потом рассказала Сергею во время ссоры. Тот выяснил, что она делала аборт, и наехал на нее, ну она и выдала все.
- Это когда было то?
- Говорят, после выпускного.
- Насколько я знаю, Маринка тогда встречалась и другим парнем, и у них был затяжной роман. И аборт, насколько мне известно, она тогда от него делала.
        - Ты это Григорьеву обязательно расскажи, может это важно.
        - Спросит, так расскажу. Ты с этим наркоманом то Ступиным закончил?
        - Нет, продлять буду,
         На этом разговор прекратился. Ирина, приведя себя в порядок, но так до конца и не оттерев краску, а только размазав ее, вышла из туалета и направилась к комнате адвокатов.
         Когда привели Свиридова, она заметила его явное удивление.
        - Здравствуйте, я буду Вашим адвокатом, если Вы не будете возражать. Меня попросила об этом Катя.
        - Катя!? – она уже знает о моем аресте?
        - Уже многие знают, во всяком случае в кабинетах Ваш арест активно обсуждается.
        - И что говорят люди?
        - Люди говорят, что у этого убиенного Вами был роман с Вашей женой Мариной и она делала аборт.
        - Это меня нисколько не удивляет, УВД, как большая деревня, здесь все про всех знают со студенческой скамьи.
        - И еще говорят, что аборт она делала от другого человека, а с Павлом и не встречалась.
        - Вот как! – а зачем ей тогда было надо мне сознаваться в связи с Павлом?
       - Может быть затем, чтобы отвести подозрение от человека, с которым она продолжала крутить роман? Она же знала, что Павел уезжает далеко и надолго, какой с него спрос.
       - Может быть, но мне уже нет никакого интереса разбираться в этом. Я не убивал Павла.
       - Я Вам верю, Сергей и поэтому решила помочь Вам.
       - Как же Вы собираетесь мне помочь, если все улики против меня.
       - Расскажите все по порядку с того момента как приехали на Оку.
       - Собственно и рассказывать то нечего, - приехали, выпили, закусили и начали готовиться ко сну. Я лег, а Павел остался сидеть у костра. – В палатке было душно и я, через несколько минут вышел и подошел к Павлу. Начали вспоминать студенческие годы и я предложил ему прогуляться. Когда мы дошли до того места где были обнаружены часы, я решил припугнуть его, повалил и вытащив газовый пистолет, вспомнил о его связи с Мариной. Он очень был удивлен, сказал, что вообще с ней не встречался, оттолкнул меня и сказал, что мне надо лечиться. Я попытался объяснить, что это была шутка, но он махнул рукой и пошел в противоположную сторону.
       - Понятно, а чего сразу про это Григорьеву не рассказали.
      - Сам не знаю, а теперь это уже будет выглядеть как защитная версия.
      - Согласна, - надо искать какие-то другие доказательства.
      - Знать бы еще какие и где.
      - Вы можете мне дать адреса и телефоны всех, кто был с Вами на отдыхе?
      - Телефоны могу хоть сейчас, а вот с адресами помочь не могу, так как знаю их только визуально. Даже названия улиц не помню.
      - Давайте телефоны, я уж дальше сама разберусь.
      - Записывайте.
      Она записала все номера телефонов участников пикника и поболтав еще немного с Сергеем о его проблемах, ушла.
      Интуиция Ирине подсказывала, что в убийстве не замешан ни Сергей, ни его жена Марина.  Она вернулась к Кате в офис.  
      - Ну что подружка, дела у Сергея очень неважнецкие. Зацепок практически никаких, только одни догадки и никогда не подводящая меня женская интуиция.
      - И что тебе подсказывает твоя женская интуиция.
      - Она мне подсказывает, что у тебя есть любовник. Я права?
      У Кати отвисла челюсть и она часто заморгала глазами.
      - Давай выходи из ступора – Ирина потрясла ее за плечи – у нас мало времени.
     - Откуда ты знаешь? – я никому не рассказывала о нем.
     - Так у Вас с ним насколько серьезно?
    - Достаточно серьезно, но развод я не планировала.
    - Ну, вот, видишь – теперь ты мне уже можешь помочь.
 - Я?! – чем я то смогу тебе помочь.
- Расскажи поподробнее как и когда роман начался, как часто и где вы встречались. Это очень важно.
- Ну хорошо, все что вспомню, расскажу.
- Что не вспомнишь, тоже рассказывая.
- Мы познакомились с Артемом  в ресторане Вильнюс, я там была с мужем на корпоративе и компании как-то незаметно объединились.
- Муж, конечно, ничего не заметил.
- Тогда нет, но потом, где-то через год, он случайно увидел меня с ним в кафе. Я тогда придумала идиотскую отмазку, что я зашла перекусить, а он сам подсел ко мне за столик.
- На этом все закончилось?
- Нет, с этого только все началось. Я заметила, что муж проверяет мои телефонные звонки, не раз рылся у меня в сумочке. Я поняла, что он что-то подозревает. Я тогда прекратила все встречи с Артемом и где-то полгода мы не встречались. Я была уверена, что муж успокоился.
- И?
- И все.
- Что все? – ты больше не встречалась с Артемом?
- Я же сказала, что мы не встречались с ним полгода, а потом опять начались свидания, но мы уже все делали продуманно. Встречались когда муж уезжал в командировку или с друзьями на рыбалку?
- Скажи, а ты на пикнике с Павлом уединялась?
- В каком смысле?
- Вдвоем вас кто-нибудь мог видеть?
- Был момент, когда я с ним говорила у костра, но это было недолго, минут десять-пятнадцать.
- Мне кажется, что твой Максим мог устроить это убийство.
- Максим?! – ты шутишь?! – ему - то это зачем. Павел, насколько я знаю, недавно приехал в Москву и Максим его не мог знать.
- А скажи мне, Павел похож на твоего Артема, хоть чуточку?
- Ну, есть немного.
- Так вот, твой Максим мог его спутать с Артемом. Он мог узнать, что ты едешь куда-то и проследить за тобой. А потом он вычислил с кем ты общаешься и улучив момент убрал его из своей жизни раз и навсегда.
- Ну у тебя и фантазия Ирка! – ты только ему это не скажи.
- Я то ему не буду говорить, но кое-какие действия предприму. Ты сама ему ничего не говори.
- Молчок – Катя сделала жест рукой, как будто застегивает молнию на губах.

   
     
2

Сергей сидел в камере обхватив голову руками и прокручивал в голове все события последних дней. В голову ничего не приходило. Кто мог убить Павла?
Вовчик – он этого сделать не смог, даже если бы у него на это были веские причины. Он даже насекомых не убивает, говорит, что прав таких у человека нет.
Вера вообще никого не знает в компании и у нее на такой шаг не могло возникнуть никаких причин.
Марина, та вообще свалилась спать раньше всех.
У Кати тоже не было никаких причин на такой шаг, хотя она единственная из девушек, кто наедине общалась с Павлом.
Остается только посторонний человек, извне. Но как он там оказался, ведь поблизости не было населенных пунктов.
И тут Сергей вспомнил, что после того, как подъехали девушки, спустя несколько минут, мимо них проехал джип. Он тогда подумал, что рыбаки.
Но если Павла убили посторонние люди, то что явилось причиной.

Григорьев в этот день вызвал Сергея на допрос.
- Сергей Викторович, расскажите пожалуйста во всех подробностях день вашего пребывания на отдыхе в компании вот этих людей – Григорьев положил перед Сергеем список известных ему лиц.
- Я уже все рассказал в первый день и могу только дополнить, что в тот день ближе к вечеру я заметил проезжающий черный джип «Хаммер». Он следовал как раз в ту сторону, где был убит Павел.
- Вы все еще придумываете версии, чтобы отвести от себя подозрения? – а может, хватит уже время друг у друга отнимать и написать явку с повинной.
- Явку с повинной в чем? – если я к убийству Павла не имею отношения, то что я должен написать. – Я понимаю, что мотив у меня был, но я не настолько глупый человек, чтобы таким образом поступать.
- Ну хорошо, допустим, что Вы не убивали Павла, Тогда может быть вы наняли кого-нибудь для этой цели. Ведь Вы же не будете отрицать, что после выпускного, когда ваша жена рассказала Вам правду, вы кричали что убьете и ее и Павла,
- Да, я этого не отрицаю, что тогда у меня был такой порыв, но я все равно не стал бы тогда никого убивать.
- Вы тогда не осуществили свой замысел, так как Павел уже на тот момент уехал.
- Да, Павел уехал, но жена то была на месте, а я кричал, что убью обоих. Я же не убил свою жену. А теперь, по прошествии стольких лет, у меня и в голову такое не придет.
- Какое оружие у Вас имеется на хранении.
- Табельное, которое у меня забрали и газовый пистолет.
- Где сейчас находится газовый пистолет?
- Он у меня в машине, в бардачке.
- Вы его с собой в тот день брали?
- Я его все время с собой вожу. Но я из него не стрелял уже давно, можете это проверить.
- Обязательно проверим.
Григорьев понимал, что кроме косвенных улик у следствия нет никаких доказательств вины Свиридова в убийстве. Ему хотелось верить, что Сергей не причастен к убийству, но для этого надо было себя убедить, что есть еще более убедительная версия.
Кому еще могло понадобиться убивать Павла. В Москве его никто кроме его однокашников не знал. А может и знал, может его кто-то выслеживал все эти годы. За что зацепиться Григорьев представления не имел.
Но как всегда бывает – помог случай.
Когда Григорьев допрашивал других однокашников Сергея, некая Людмила, которая училась в его группе рассказала о том, что Павел на третьем курсе встречался с девушкой и она от него забеременела. Он тогда обещал на ней жениться и она решила рожать. Незадолго до рождения ребенка он ее бросил, а она перерезала себе вены. Ее спасти не удалось, а вот ребенка спасли. Его тогда вся группа осуждала, но потом все забылось.
- А ее родственников можно как-то найти? – спросил Григорьев.
- Родственников я видела только на ее могиле, мы туда с подругой ходили.
- А показать место можешь?
- Конечно, могу хоть сейчас.
Григорьев собрался и вызвал дежурную машину. Кладбище находилось недалеко от Переделкино. Людмила уверенным шагом прошла к могиле девушки. На надгробии под овальным стеклом была фотография молоденькой белокурой девушки, а под ней надпись: Кошелева Инна Валерьевна. Постояв несколько минут в молчании, они вернулись в машину.
Григорьеву не составило труда найти родственников девушки и встретиться с ними. Он не стал их вызывать в отдел и решил сам заехать к ним домой. Поначалу беседа не получалась, им не хотелось переживать ту боль еще раз, но потом мать девушки очень много поведала Григорьеву.
- Девочку тогда спасли и мы через месяц забрали ее из больницы. Так с месячного возраста и воспитали свою внучку. Назвали Катей, как она хотела. Сейчас наша Катюша самостоятельная и обеспеченная девушка, недавно вышла замуж за городского чиновника.
- Скажите, а Катя знала о причине смерти Вашей дочери?
- Конечно, когда она подросла мы ей показали могилу и она туда часто ходила. В один из таких дней она там встретила женщину и та ей рассказала все в подробностях и в том числе о ее отце. Она тогда пыталась его найти, но не смогла, так как он после окончания института уехал из Москвы.
- Спасибо Вам большое, Вы мне очень помогли – сказал Григорьев и чуть не запнулся.
Когда за ним закрыли дверь, Григорьев понял, что при следующей встрече они уже не будут к нему такими дружелюбными.
На следующий день он вызвал Катю на допрос.
- Скажите Катерина Сергеевна, какие отношения Вас связывали с Павлом Иванцовым?
- Никаких, мы познакомились с ним на пикнике.
- Я бы посоветовал Вам говорить правду.
- Какую правду, о чем Вы?
- Ну, хотя бы о том, что Павел был косвенно повинен в смерти Вашей матери и Вы об этом знали и пытались его разыскать.
- Ну раз Вы это знаете, то что я могу еще рассказать.
- А все Катерина, все в подробностях. И я оформлю это как явку с повинной. Учитывая это, а также то, что Вы сейчас беременны Вам сделают снисхождение и большого срока вы не получите.
- Вы и о моей беременности знаете. Вы с моими родителями говорили?
- Да говорил, но они ничего не знают о том, что случилось. И я могу пообещать что не буду им рассказывать.
- Хорошо, я все напишу.
Катя взяла несколько листов бумаги, ручку, и сев за угол стола стала писать. Она казалась маленьким ребенком, который учит уроки. Катя писала и на листы бумаги капали ее слезы. Григорьев не знал жалела ли она о случившемся или это были слезы удовлетворения. Может ей казалось, что она восстановила справедливость, а может просто радовалась тому, что все закончилось.
Сергея освободили из под стражи в тот же день и его встретила адвокат Ирина.
- С освобождением Сергей Валентинович.
- Спасибо Ирина. – Вы конечно знаете о Кате?
- Конечно знаю, для меня, как, впрочем, и для Вас это был шок.
- Да, никогда бы не подумал. – А ведь если бы я от Кати раньше узнал эту историю, то мог бы предотвратить случившееся.
- Это еще раз говорит о том, что мы мало знаем о своих друзьях и не пытаемся их понять, вникнуть в их проблемы, поговорить по душам. Общество людей перестает быть добрым и сплоченным организмом.
- Да, тут близким то людям не успеваешь внимания уделять, что уж говорить о друзьях.
- Что-то надо менять
- Это уж точно!
Вскоре состоялся суд, и Катю приговорили к пяти годам лишения свободы. Через полгода ее освободили и она родила. Остаток условного срока она занималась воспитанием дочери, которую назвала Инной.

© Copyright: Антуан Делар, 2012

Регистрационный номер №0028160

от 19 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0028160 выдан для произведения:


Закончив школу или институт люди разъезжаются по разным городам и у каждого начинается своя жизнь, отличная от той, что была в студенческие годы. Вначале, те однокашники, которые остались в одном городе встречаются, потом их встречи становятся реже, а затем и вообще прекращаются. У каждого своя семья, свой круг друзей, свои интересы, которые уже никак не вяжутся с теми, когда все были молодыми и беззаботными.
И иногда вдруг – Бац! – как взрыв из прошлого, звонок бывшего однокашника, типа: «Привет. Это Колька Иванов – помнишь такого?»
Кого-то такие звонки радуют, а кого-то напрягают. Надо встречаться, изображать радость, менять свои планы на выходные, а что самое утомительное – искать темы для разговора, а их уже нет.
В один из солнечных летних дней в квартире начальника отдела уголовного розыска Сергея Абрамцева раздался телефонный звонок.
- Ало! Сергей? – привет – это Паша Иванцов – помнишь такого?
- Паша!? – привет! – не ожидал тебя услышать, какими судьбами, – ты где сейчас?
- Я здесь у вас в Москве проездом, - вот решил позвонить.
- Ты долго еще здесь будешь?
- Еще пару дней – может встретимся? – я уже Вовчику позвонил, он завтра свободен – ты как?
- Я всегда готов встретиться с однокашниками – когда и где.
Сергей был ошеломлен таким неожиданным звонком Павла и желанием встретиться. Ему Маринка ничего не говорила или он прикидывается. Когда она ему сказала, что изменила ему с Павлом, он был готов убить и ее и его, но тогда Павел уже уехал по распределению на Дальний Восток. Она специально выбрала день после его отъезда. Возможно, о том, что Марина рассказала ему про их связь, Паша и не знает. Иначе, он не стал бы звонить и встречаться. Сергей помнил об этом всегда, и иногда у него возникало желание поехать к Павлу и разобраться, но уж очень далеко тот убежал. А сейчас зверь сам в руки бежит.
- Мы решили выехать за город на шашлыки – продолжал Павел.
-  Я с удовольствием – чего взять с собой и где встречаемся.
- Встречаемся в 8 утра у Вовчика – ты же знаешь его адрес?
- Знаю конечно, мы иногда встречаемся у него.
- Все договорились, завтра еще позвоню.

Утром пожарив себе яичницу и сварив кофе, Сергей начал обдумывать как себя вести в общении с Павлом. Нельзя, чтобы он сразу догадался о его осведомленности.
- Ты куда собираешься в такую рань? – появилась заспанная Марина.
- Срочная работа, вызвали в область.
- Опять кого-то убили?
- Пока ничего сказать не могу – тайна следствия.
- Бутерброды и термос с собой возьми.
Марина скучно зевнула и пошла спать.
Сергей вышел из дома, сел в свой внедорожник и поехал к дому Вовчика.  Павел и Вовчик его уже ждали на улице.
- Сидайте! – карета подана – крикнул он им.
Те, как по команде запрыгнули на задние сидения джипа.
- Вован, а может ты впереди сядешь? – обиженно спросил Сергей. – а то мне тут скучновато ехать, дорога не близкая.
- Я потом пересяду, на заправке – ты же будешь заправляться.
- Ну как знаешь, только говорите со мной, а то я еще не проснулся.
Всю дорогу говорили, вспоминая о тех студенческих годах и о совместных похождениях в рестораны и на дискотеки.
- Ну а ты сам то как? – спросил Павел в Вовчика.
- Я? – а что я, у меня как и у остальных – работа, дом и так далее.
- А далее – это что?
- А далее это то, что уже затрахало. Выходы с супругой в «свет» и напяливание на себя маски этого общества. Я до сих пор не могу никак научиться делать серьезное лицо, когда кто-то несет откровенный бред или восхищаться тем, что не вызывает восхищения.
- Так оставайся самим собой и веди себя так как тебе нравиться.
- Ты сам то понял, что говоришь? – как это самим собой в обществе. Там все должны следовать определенным правилам, иначе ты будешь изгоем.
- Ну и нахрена тебе это общество?
- Ты предлагаешь чтобы у меня туда жена одна ходила, а я в это время на рыбалке сидел?
- Почему на рыбалке?
- Потому что мне нравиться рыбалка. А тут, понимаешь, я вынужден тусоваться вместе с ней и следовать определенному этикету.
 - Вольтер однажды сказал, что этикет – это разум для тех, кто его не имеет.
- Это мы с тобой можем с ним согласиться, а там это сочтут за оскорбление.
- Так зачем ты себя мучаешь, ходи на рыбалку и пусть твоя жена сама там тусуется.
- Так она там себе и найдет другого тусовщика.
- Ты этого боишься?
- Конечно! – несмотря на все ее тараканы в голове, я люблю ее.
- Тогда, брат, я даже советом тебе не могу помочь.
- Вовчик, как там наши шашлыки?
- Еще пять минут и можно будет доставать водочку.
- Ты знаешь, сколько хожу по ресторанам и каждый раз, заказывая себе блюдо, хочется спросить официанта: А шашлычек у вас есть?
- Ну и спросил бы!
- С ума сошел, в этих ресторанах такого и понятия нет. Я блюда там выбираю не по названию, а по составу.
- Слушай, у тебя есть деньги, есть квартира в центре Москвы, огромная дача, жена красавица, а ты не доволен жизнью.
- Наверное все это не мое, все какое-то наносное, ненастоящее.
- А что, по твоему, настоящее?
- Настоящее вот этот костер, шашлыки и мы. Только с вами я могу говорить о том, о чем хочу и не нужно следить за базаром.
Подъехав на тихую заводь на Оке, они быстро соорудили костер и нанизали на шампуры мясо. Водку Павел положил в воду. На стол поставили, купленные в супермаркете салаты и нарезку.  Основной же закуской конечно планировался шашлык и его все с нетерпеньем ждали, потягивая нефильтрованное пиво и рассуждая о том, как изменился мир и общество.
- Все, философы, давайте к столу.
- Мужики, а где водка то?
- Как где, я ее там в воду положил.
- А ты не заметил, что там течение было?
- Ну не могло же оно бутылки унести.
- Выходит унесло.
- И что мы теперь будем делать без водки, шашлыки весь цимус потеряют.
- Не переживайте, у меня в машине еще есть НЗ, правда, наверное, уже теплая.
- Да хрен с ней, пусть теплая. Под шашлык сойдет, тащи давай.
Подъехала черная Ауди и из нее вышли три девушки.
- Слышь, Вовчик – мы, кажется, не свое место заняли.
- Не суетись Паша, это они к нам на огонек приехали. – Я их пригласил.
- Зачем?
- Чтобы разбавить немного наше мужское общество. 
Когда девушки подошли и Вовчик всех представил, Павел отметил, что все девушки примерно одного возраста и довольно скромные.
Женская половина быстро вписалась в компанию и уже не несла никакой смысловой нагрузки. Общение было на равных, не смотря на то, что одна из девушек Марина, была женой известного режиссера, другая Катя женой высокопоставленного столичного чиновника, а третья Вера владела сетью ювелирных магазинов.
        - А что нам заменит гидроколбасу? – усмехнувшись, спросила Катя.
        - Заменит что?– Паша посмотрел из-под солнцезащитных очков на Катю.
        - Гидроколбасу. – это так сейчас модно называть воду из-под крана для запития водки – вставил подсказку Вовчик.
        - Гламурненько,
        - Не, не гламурненько, а  Готичненько опять же поправил Пашу Вовчик.
        - Это теперь так говорят модные люди?
В Бабруйск, животное! – засмеялся Сергей. Все, наблюдавшие это, тоже начали покатываться от смеха.
Павел сделал обиженный вид и присел у костра, делая вид, что переворачивает шашлыки.
- Павел, ты не обижайся это они придуриваются – подсела к нему Катя.
- Да я и не обижаюсь, просто мое нутро не принимает все эти модные словечки.
Мы сами фигеем от этого молодежного сленга – подощел к ним Вовчик. Я однажды подьезжаю на своем мерсе к дому и слышу как один из группы молодняка говорит, : «ниибацца!, крутая тачка». – Это что? - это он так высказал свое восхищение.
- А если не крутая тачка, а отстой? – Если бы ты на копейке подъехал?
- Я, на копейке?
- Ну, гипотетически.
- Тогда - Низачот! – расхохоталась Катя.
- А еще один раз, подходя в кафе к жене и вручая ей букет роз, процитировал Пушкина « Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты…» Молодой парень с дредами, услышав меня, выронил изо рта сигарету и протянул - Ахуеть, дайте две.
- Я вначале понял, что ему нужны сигареты, две штуки и достал пачку. Но жена рукой остановила меня и сказала, что он просит повторить сказанное.
- Просто супер! – через десяток лет Москва начнет говорить на другом языке и чтобы приехать к вам, мне надо будет получать визу.
- Да, и нам всем придется сдавать экзамен на знание этого языка, а если не сдашь, то в Чехов на улицу Офицерскую.
- А почему туда?
- Ну, там люди живут старыми понятиями. У них все по честному, все правильно.
- А ты там чего делал?
- У меня там родственники живут.
- А-а-а, многозначительно протянула вся компания. Тогда понятно, почему ты у нас такой воспитанный.
- Надо запомнить – ответил Павел.
       - В мемориз! – так сейчас говорят.
       - Ладно, у меня уже голова опухла от этого языка, давайте на нормальном, русском поговорим. – Кто за, поднять руки. Единогласно!
      
       - Наше общество заставляет всех подстраиваться под какие-то социальные группы, играть определенные роли. Только дома ты можешь расслабиться – отметил Вовчик.
- Вот именно – вмешалась в разговор Марина. - Очень сильно изменилось наше общество за последние 20 лет. Оно стало жестоким, бессердечным и скупым. Оно стало похожим на разрозненные стаи собак, которые делят меж собой территории. 
Молодые, щуплые «кузнечики», чтобы показаться сильными и грозными, раздувают ноздри, расставляют руки так, как будто им мешают огромные мышцы, и говорят нарочито хриплым басом. У многих в руках атрибуты взрослости – бутылка Клинского и сигарета. У некоторых это со временем проходит, когда человек умнеет и взрослеет, а у иных как зараза остается и хриплый бас и дикий взгляд, Потом и у их молодых жен тоже появляется такой же взгляд с растопыренными глазами. Молодым простительно – они еще глупы и в нашем негостеприимном обществе им хочется казаться крутыми мэнами.
Повзрослев, многие члены нашего общества сразу пытаются себя вывести в «свет» и приляпать себе какой-нибудь статус. Они начинают подстраиваться под тех, кто уже туда вошел. И, что самое смешное, все в этом загоне одинаково понимают и принимают то, что на данный момент модно. Там не принято критиковать то, что в моде, все должны просто восхищаться.
Трудно себе представить случайно затесавшегося в это общество простачка, который не понимает всей шедевральности «Черного квадрата» Малевича и все на него смотрят изумленными глазами: Как!? Вы не понимаете смысла этого творения!?
Не понимаю – ответит он, - А какой в нем смысл? – квадрат, он и в Африке квадрат.
Но, Вы же, глядя на него, должны задуматься и разглядеть в нем скрытый смысл – ответят ему.
Можно себе на мгновенье представить наши выставки заполненные черными геометрическими фигурами и людей, сверлящих взглядом эти фигуры.
Мне представляется, что в «Черном квадрате» есть тайный смысл. И в этом, возможно, заключается гениальность автора. Представьте себе, что однажды, может быть случайно, смыв темную краску, люди обнаружат там послание к ним. Может это полотно является своеобразной лакмусовой бумажкой, которая определяет количество людей, которые готовы, следуя моде, стоять часами и пялить глаза в черное пятно. А в тоже самое время, какой-то совсем не модный гражданин стоит и рассматривает «Девятый вал».
Возможно, сам Малевич и написал там, под краской: - Люди! Одумайтесь! – не следуйте слепо веяниям моды и новым направлениям в искусстве. Прекрасное должно быть прекрасно.
И наше общество постепенно превращается в такой же квадрат, где ровные грани и никаких красок.
Мы разучились быть  такими, какие мы есть и пытаемся играть какие-то, не свойственные нам роли.
Мы все, без исключения, принимаем и любуемся природой, восхищаясь ее многообразием. Нам бы, наверное,  не понравилось, если бы вокруг росли только одни кипарисы.
- Мариночка! – Откуда в тебе это? – я не думал, что в вашем гламурном обществе можно выжить такой умнице.
- Я там об этом, естественно, не говорю. Меня бы сразу уволили из этого общества, а муж бы нашел попроще.
- А как ты вписываешься в новое общество – обращаясь к Сергею, спросил Павел.
- В моем обществе совсем другой сленг, вернее даже жаргон. Я в свет не выхожу, нас ментов там не чествуют. Разве только, когда я генерала получу. То может быть и буду там своим. Хотя мне там делать нечего, скучно там. К тому же, многие из этого общества потом становятся нашими клиентами, либо обвиняемыми, либо потерпевшими и они сразу обретают свое лицо и свой лексикон. Смешно наблюдать за ними, когда они тебя не понимают.
Я одному банкиру, у которого обворовали дачу, говорю: «Ну чего ты кисляк наворотил, найдем мы твое барахло»
А он не понимает, и переспрашивает « Чего наворотил?»
Тем временем уже начало темнеть и мужчины начали помогать девушкам поставить палатку. Павла приятно удивила целомудренность женщин.
Через пару часов все уже спали и из мужской палатки доносился чей-то храп.
Павел сидел у тлеющего костра и наслаждался ночной тишиной.
Сзади к нему подошел Сергей.
- Пойдем прогуляемся, я тебе показу такое место, откуда видно все величие Оки.
- Пошли, а то я тут уже всю задницу отсидел. – А ты чего не спишь.
- Да разве при таком храпе сможешь заснуть. – Надо было к девченкам напроситься в палатку.
- Там бы тебе дали заснуть? – засмеялся Павел.
- Они бы дали, они в отличие от других, верны своим мужьям.
Пройда метров триста они остановились у крутого обрывистого берега, где было видно сильное течение и открывался красивый вид. Однако, вид был бы лучше в дневное время.
- А чего ты мне его днем не показал.
- А днем много лишних глаз – злобно сказал Сергей и, сделав подсечку, повалил Павла на землю. Павел не успел опомниться, как в горло уперлось дуло пистолета.
- Ты чего, с ума сошел?
- Я, нет, я не сошел с ума. Я все знаю про вас с Мариной.
- Что ты знаешь, я ее вчера первый раз увидел.
- Да не прикидывайся, не с этой Мариной, а с моей женой Мариной.
- Что ты можешь знать, о чем ты?
- О том, что она мне изменила с тобой после выпускного, за день до твоего отъезда. Жаль, что я тогда сразу не узнал.
- Что за бред ты несешь?! – Я вообще с твоей женой не имел никаких дел, мы даже вместе наедине никогда не оставались.
- Ты мне можешь заливать сколько угодно. Я ждал этого дня и вот он наступил. Все тайное рано или поздно становиться явным.
- Подожди Сергей, давай разберемся. – Позвони Марине спроси у нее, она тебе скажет что соврала.
- Никому я звонить не буду.
Сергей вернулся к палаткам и, убедившись, что все еще спят, лег с продолжавшим храпеть Вовчиком.
        Утром, когда все встали, никто поначалу не придал значения отсутствию Павла. Ну ушел человек прогуляться по природе. Когда уже прошло более трех часов, Вовчик высказал беспокойство.
       - Где он может так долго гулять? – он же здесь ничего не знает.
       - А пойдемте поищем его – предложила молчаливая Вера.
       - Давайте вы пойдете в эту сторону – предложил Сергей, а мы с Вовчиком в другую. Встречаемся здесь через час. У всех есть мобильники.
       - А у Павла же был мобильник тоже, надо ему позвонить.
Вовчик набрал номер и стал ждать. В палатке раздался звонок.
      - Странно, что он его не взял с собой – вслух подумал Вовчик.
      - Ладно, не будем терять времени, надо искать – сказал Сергей и направился в противоположную сторону от тех мест, где они с Павлом были ночью.
      Когда они уже отошли на приличное расстояние, Вовчику на телефон позвонила Катя и сообщила, что они нашли на берегу часы, которые, вероятно, принадлежали Павлу.
      - Чего там – спросил Сергей.
      - Девченки нашли часы Павла. – Надо вызывать милицию.
      - Доверь это мне, это мой район, я вызову опергруппу сам, они быстро приедут.
      Сергей достал телефон и вызвал опергруппу, назвав точные координаты места, где обнаружили часы Павла.
      Когда группа приехала все уже стояли на том месте, где были обнаружены часы.
     - Кто-нибудь поднимал часы и брал в руки? – спросил майор.
     - Нет, мы не брали их в руки, мы же понимаем, что это может быть важно. – ответила за всех Марина.
    - Когда вы его видели в последний раз?
    - Мы разошлись спать уже после 12, а он сидел у костра.
    - Он мог уехать?
    - Он ничего здесь не знает и никого не предупредив не стал бы уезжать. Да и не на чем – ответил Вовчик.
    Опросив всех присутствующих, майор с сотрудниками уехал. Настроение у всех было скверное и собирались в обратную дорогу молча.
   Сергей приехал домой поздно вечером. Жена уже собралась спать.
    - Ты ужинать будешь? – спросила она мужа.
    - Буду – ответил Сергей – и еще водки выпью.
    - Что-нибудь случилось? – что у тебя с настроением.
   - Я тебе не стал говорить сразу. Я встречался с однокашниками и один из них пропал.
   - Как это пропал, и с кем ты встречался?
   - С Вовчиком и еще – Сергей выдержал паузу – с Павлом, он приехал на пару дней. Он и пропал.
  - Павел?! – Ты встречался с Павлом? – Марина вытаращила на мужа глаза. – Я надеюсь, у тебя хватило ума не ворошить старое?
- Я с ним поговорил, но он все отрицал.
- И что?! – Ты, что, ты в своем уме! – Что ты с ним сделал?
- Я с ним ничего не делал, мы поговорили и все. А утром выяснилось, что он пропал.
- Не ври мне, я тебя знаю – перешла на Крик Марина.
- Не ори, без тебя тошно. – Я сказал, что я тут ни при чем, значит ни при чем! Иди спи.
- Дурак ты!
- Сама ты дурра!
- Вот и поговорили.
Всю ночь Сергей просидел и когда бутылка опустела, пошел спать. Хорошо был выходной и на работу не надо было идти.
После полудня ему позвонили и сообщили, что у моста обнаружили труп Павла. Он собрался и выехал на место.
- Труп осмотрели – спросил он у медэксперта.
- Да, имеются кровоподтеки и череп проломлен. Ясно, что в воде он оказался не по своей воле. Вы знали его?
- Это мой однокашник, приехал на два дня и мы вместе отдыхали на природе.
- Соболезную.
- Спасибо. Родственникам не знаю как сообщить.
- Да, это будет трудно, особенно Вам.
- Да уж.
Дело возбудили по факту убийства и начали поиск убийцы. Дело попало к опытному следователю, за плечами у которого был уже двадцатилетний опыт раскрытия убийств.
- Михалыч, ты уж постарайся найти этого поддонка, который его убил – обратился Сергей к следователю по особо важным делам Григорьеву.
- Все, что смогу сделаю, ты меня знаешь.
- Да, знаю. Но тут особый случай, мне надо как-то перед его родственниками оправдаться.
Через два дня обнаружился свидетель, который рыбачил на лодке, рядом с тем местом и который слышал отрывки разговора, происходящего на берегу.
- Что Вы слышали? – задал ему вопрос Григорьев.
- Я рыбачил на лодке, за камышами и вдруг услышал как двое мужчин разговаривают на повышенных тонах. Один обвинял другого, что тот спал с его женой. И имя назвал Марина.
- А что было потом?
- Потом все неожиданно стихло, и больше я ничего не слышал.
- А всплески воды или какой-нибудь шум?
- Нет, к сожалению я больше ничего не слышал.
Григорьев понял, что дело сложное, надо выяснять все внебрачные связи Иванцова, опросить его друзей, которые находятся в другом городе. Может и здесь в Москве кто знает о его связях. Скорее всего эта Марина из местных, не поедет же муж-ревнивец за ним из другого города. Григорьев набрал телефон Сергея.
- Сергей, а ты случаем не знаешь, с какой такой Мариной Иванцов мог иметь связь?
- С мариной? – голос Сергея задрожал. А почему с Мариной?
- Нашелся свидетель, который слышал разговор двух мужчин как раз в том самом месте, где нашли часы. Так вот один обвинял другого в том, что он спал с его женой Мариной.
- Мы с ним не виделись со студенческой скамьи, поэтому я не знаю о его связях. Да и в Москве, насколько я знаю он давно не был.
- А этот ваш Вовчик, он может что-нибудь знать?
- Этого я тебе сказать не могу. Они общались и может он что-нибудь Вовчику и рассказывал. Девушки то точно ничего не знают. С ним общалась только Катерина, да и то, насколько я слышал, на общие темы.
- Понятно, ладно пока. Кстати, ты родственникам сообщил?
- Сообщил, до сих пор отойти не могу.
- То-то я смотрю у тебя голос дрожит. Ладно, держись.
- Пока.
- И какого хрена этот рыбак там делал – выругался Сергей, когда положил трубку. Только этого еще не хватало.
На следующий день Григорьев допрашивал Катю и выяснились некоторые подробности, которые заставили Григорьева посмотреть на обстоятельства дела под другим углом.
- Так Вы говорите, что позвонили Сергею когда нашли часы. – А время не помните.
- Помню, я фонариком когда посветила на часы, то там было ровно три часа дня.
- А где в это время находились мужчины?
- Они пошли от палаток в другую сторону и когда я им сообщила о находке, то они пришли только через полчаса.
Григорьев позвонил в дежурную службу и спросил когда Сергей вызвал группу. Оказалось, что в три часа и две минуты, то есть сразу после разговора с Катей. Откуда Сергей узнал точное место находки часов, ведь группу он направил именно туда. Да, много совпадений: однокашник, жена Марина и еще это. Надо бы допросить Марину, может что-нибудь проясниться.
Сергею он говорить ничего не стал и сам заехал к Марине на работу.
- Марина, нам надо поговорить – начал он с порога.
- Что-то случилось – заволновалась она.
- Пока еще точно не знаю, но дело серьезное. Ты знала этого пропавшего Павла Иванцова?
- Знала конечно, когда они учились мы общались.
- А более тесных отношений между вами не было?
- Ах вот оно что – Марина закрыла глаза руками и начала всхлипывать. – Какая же я была дурра, что рассказала Сергею о нашей связи. – Ты думаешь, что это он его?
- Пока ничего сказать не могу, но факты – вещь упрямая и они говорят сами за себя. – Ты не говори пока Сергею, что я с тобой разговаривал, а то мало ли что.
- Я сама хотела об этом попросить.
- Ну, вот и отлично, значит договорились.
При допросе Вовчика, выяснилось, что среди ночи Сергей куда-то выходил м он проснулся, а когда пришел он не помнит, так как опять уснул.
У Григорьева не оставалось никаких сомнений, что Сергея надо задерживать, хотя во все это поверить было непросто. Сергей был очень порядочным человеком.
Сергея арестовали рано утром, когда он только явился на работу. Его вызвал к себе начальник управления. Когда Сергей вошел, то увидел в кабинете еще несколько сотрудников.
- Сдайте пожалуйста оружие Сергей Валентинович – спокойно сказал начальник.
- А в чем дело? – спросил Сергей, достав пистолет и положив его на стол.
- Вы подозреваетесь в убийстве Павла Иванцова – продолжил разговор Григорьев.
- Я?! – в убийстве? – что за чушь!
- Вы арестованы – уведите! – обращаясь к стоящим сотрудникам, не глядя на Сергея. Сказал Григорьев. Сергей сложил руки за спиной и в сопровождении двух сержантов, вышел из кабинета.
- Не могу поверить, что Свиридов мог убить человека, да еще из ревности.
- Да я и сам в это не могу поверить – товарищ полковник, но факты говорят об обратном.
- Да, факты, факты. Ну ладно, иди расследуй и докладывай мне постоянно о результатах.
- Слушаюсь!
Узнав о том, что Сергея арестовали по подозрению убийства Павла, Катя позвонила своей подруге  Ирине, которая была очень хорошим адвокатом и попросила ее взять это дело.
Сергей в свое время много помогал Кате, и она чувствовала, что теперь должна принять участие в его судьбе. Ирина, выслушав Катю, сразу же согласилась.
- Что-то здесь не то. Я чувствую, что он не убивал Павла. Все очень грубо для сотрудника уголовного розыска с таким опытом работы. Я сегодня же поеду и поговорю с ним.
- Я с тобой, можно?
- Тебя не пустят, я потом тебе все расскажу.
В СИЗО, куда поместили Сергея полным ходом шел ремонт и в коридоре пахло краской и везде висели наклеенные листочки с надписью «Осторожно, окрашено!» Но заметила Ирина одну из этих надписей когда испачкала в краске руку и рукав нового темно-синего пиджака.
- Твою мать! – выругалась она – почему надо было красить в белый цвет, что синей краски нет! – не так бы было заметно.
- Где тут у вас туалет – спросила она у дежурного.
- По коридору направо.
Ирина зашла в туалет и отмотав метра два туалетной бумаги принялась отчищать краску. За стенкой она услышала разговор женщины и мужчины.
- Ты слышала, Свиридова арестовали за убийство.
- Да, за убийство Павла. Я с ними вместе училась. Хороший парень был и они с Сергеем дружили.
- Тот однокашник с его женой спал, а та потом рассказала Сергею во время ссоры. Тот выяснил, что она делала аборт, и наехал на нее, ну она и выдала все.
- Это когда было то?
- Говорят, после выпускного.
- Насколько я знаю, Маринка тогда встречалась и другим парнем, и у них был затяжной роман. И аборт, насколько мне известно, она тогда от него делала.
        - Ты это Григорьеву обязательно расскажи, может это важно.
        - Спросит, так расскажу. Ты с этим наркоманом то Ступиным закончил?
        - Нет, продлять буду,
         На этом разговор прекратился. Ирина, приведя себя в порядок, но так до конца и не оттерев краску, а только размазав ее, вышла из туалета и направилась к комнате адвокатов.
         Когда привели Свиридова, она заметила его явное удивление.
        - Здравствуйте, я буду Вашим адвокатом, если Вы не будете возражать. Меня попросила об этом Катя.
        - Катя!? – она уже знает о моем аресте?
        - Уже многие знают, во всяком случае в кабинетах Ваш арест активно обсуждается.
        - И что говорят люди?
        - Люди говорят, что у этого убиенного Вами был роман с Вашей женой Мариной и она делала аборт.
        - Это меня нисколько не удивляет, УВД, как большая деревня, здесь все про всех знают со студенческой скамьи.
        - И еще говорят, что аборт она делала от другого человека, а с Павлом и не встречалась.
        - Вот как! – а зачем ей тогда было надо мне сознаваться в связи с Павлом?
       - Может быть затем, чтобы отвести подозрение от человека, с которым она продолжала крутить роман? Она же знала, что Павел уезжает далеко и надолго, какой с него спрос.
       - Может быть, но мне уже нет никакого интереса разбираться в этом. Я не убивал Павла.
       - Я Вам верю, Сергей и поэтому решила помочь Вам.
       - Как же Вы собираетесь мне помочь, если все улики против меня.
       - Расскажите все по порядку с того момента как приехали на Оку.
       - Собственно и рассказывать то нечего, - приехали, выпили, закусили и начали готовиться ко сну. Я лег, а Павел остался сидеть у костра. – В палатке было душно и я, через несколько минут вышел и подошел к Павлу. Начали вспоминать студенческие годы и я предложил ему прогуляться. Когда мы дошли до того места где были обнаружены часы, я решил припугнуть его, повалил и вытащив газовый пистолет, вспомнил о его связи с Мариной. Он очень был удивлен, сказал, что вообще с ней не встречался, оттолкнул меня и сказал, что мне надо лечиться. Я попытался объяснить, что это была шутка, но он махнул рукой и пошел в противоположную сторону.
       - Понятно, а чего сразу про это Григорьеву не рассказали.
      - Сам не знаю, а теперь это уже будет выглядеть как защитная версия.
      - Согласна, - надо искать какие-то другие доказательства.
      - Знать бы еще какие и где.
      - Вы можете мне дать адреса и телефоны всех, кто был с Вами на отдыхе?
      - Телефоны могу хоть сейчас, а вот с адресами помочь не могу, так как знаю их только визуально. Даже названия улиц не помню.
      - Давайте телефоны, я уж дальше сама разберусь.
      - Записывайте.
      Она записала все номера телефонов участников пикника и поболтав еще немного с Сергеем о его проблемах, ушла.
      Интуиция Ирине подсказывала, что в убийстве не замешан ни Сергей, ни его жена Марина.  Она вернулась к Кате в офис.  
      - Ну что подружка, дела у Сергея очень неважнецкие. Зацепок практически никаких, только одни догадки и никогда не подводящая меня женская интуиция.
      - И что тебе подсказывает твоя женская интуиция.
      - Она мне подсказывает, что у тебя есть любовник. Я права?
      У Кати отвисла челюсть и она часто заморгала глазами.
      - Давай выходи из ступора – Ирина потрясла ее за плечи – у нас мало времени.
     - Откуда ты знаешь? – я никому не рассказывала о нем.
     - Так у Вас с ним насколько серьезно?
    - Достаточно серьезно, но развод я не планировала.
    - Ну, вот, видишь – теперь ты мне уже можешь помочь.
 - Я?! – чем я то смогу тебе помочь.
- Расскажи поподробнее как и когда роман начался, как часто и где вы встречались. Это очень важно.
- Ну хорошо, все что вспомню, расскажу.
- Что не вспомнишь, тоже рассказывая.
- Мы познакомились с Артемом  в ресторане Вильнюс, я там была с мужем на корпоративе и компании как-то незаметно объединились.
- Муж, конечно, ничего не заметил.
- Тогда нет, но потом, где-то через год, он случайно увидел меня с ним в кафе. Я тогда придумала идиотскую отмазку, что я зашла перекусить, а он сам подсел ко мне за столик.
- На этом все закончилось?
- Нет, с этого только все началось. Я заметила, что муж проверяет мои телефонные звонки, не раз рылся у меня в сумочке. Я поняла, что он что-то подозревает. Я тогда прекратила все встречи с Артемом и где-то полгода мы не встречались. Я была уверена, что муж успокоился.
- И?
- И все.
- Что все? – ты больше не встречалась с Артемом?
- Я же сказала, что мы не встречались с ним полгода, а потом опять начались свидания, но мы уже все делали продуманно. Встречались когда муж уезжал в командировку или с друзьями на рыбалку?
- Скажи, а ты на пикнике с Павлом уединялась?
- В каком смысле?
- Вдвоем вас кто-нибудь мог видеть?
- Был момент, когда я с ним говорила у костра, но это было недолго, минут десять-пятнадцать.
- Мне кажется, что твой Максим мог устроить это убийство.
- Максим?! – ты шутишь?! – ему - то это зачем. Павел, насколько я знаю, недавно приехал в Москву и Максим его не мог знать.
- А скажи мне, Павел похож на твоего Артема, хоть чуточку?
- Ну, есть немного.
- Так вот, твой Максим мог его спутать с Артемом. Он мог узнать, что ты едешь куда-то и проследить за тобой. А потом он вычислил с кем ты общаешься и улучив момент убрал его из своей жизни раз и навсегда.
- Ну у тебя и фантазия Ирка! – ты только ему это не скажи.
- Я то ему не буду говорить, но кое-какие действия предприму. Ты сама ему ничего не говори.
- Молчок – Катя сделала жест рукой, как будто застегивает молнию на губах.

   
     
2

Сергей сидел в камере обхватив голову руками и прокручивал в голове все события последних дней. В голову ничего не приходило. Кто мог убить Павла?
Вовчик – он этого сделать не смог, даже если бы у него на это были веские причины. Он даже насекомых не убивает, говорит, что прав таких у человека нет.
Вера вообще никого не знает в компании и у нее на такой шаг не могло возникнуть никаких причин.
Марина, та вообще свалилась спать раньше всех.
У Кати тоже не было никаких причин на такой шаг, хотя она единственная из девушек, кто наедине общалась с Павлом.
Остается только посторонний человек, извне. Но как он там оказался, ведь поблизости не было населенных пунктов.
И тут Сергей вспомнил, что после того, как подъехали девушки, спустя несколько минут, мимо них проехал джип. Он тогда подумал, что рыбаки.
Но если Павла убили посторонние люди, то что явилось причиной.

Григорьев в этот день вызвал Сергея на допрос.
- Сергей Викторович, расскажите пожалуйста во всех подробностях день вашего пребывания на отдыхе в компании вот этих людей – Григорьев положил перед Сергеем список известных ему лиц.
- Я уже все рассказал в первый день и могу только дополнить, что в тот день ближе к вечеру я заметил проезжающий черный джип «Хаммер». Он следовал как раз в ту сторону, где был убит Павел.
- Вы все еще придумываете версии, чтобы отвести от себя подозрения? – а может, хватит уже время друг у друга отнимать и написать явку с повинной.
- Явку с повинной в чем? – если я к убийству Павла не имею отношения, то что я должен написать. – Я понимаю, что мотив у меня был, но я не настолько глупый человек, чтобы таким образом поступать.
- Ну хорошо, допустим, что Вы не убивали Павла, Тогда может быть вы наняли кого-нибудь для этой цели. Ведь Вы же не будете отрицать, что после выпускного, когда ваша жена рассказала Вам правду, вы кричали что убьете и ее и Павла,
- Да, я этого не отрицаю, что тогда у меня был такой порыв, но я все равно не стал бы тогда никого убивать.
- Вы тогда не осуществили свой замысел, так как Павел уже на тот момент уехал.
- Да, Павел уехал, но жена то была на месте, а я кричал, что убью обоих. Я же не убил свою жену. А теперь, по прошествии стольких лет, у меня и в голову такое не придет.
- Какое оружие у Вас имеется на хранении.
- Табельное, которое у меня забрали и газовый пистолет.
- Где сейчас находится газовый пистолет?
- Он у меня в машине, в бардачке.
- Вы его с собой в тот день брали?
- Я его все время с собой вожу. Но я из него не стрелял уже давно, можете это проверить.
- Обязательно проверим.
Григорьев понимал, что кроме косвенных улик у следствия нет никаких доказательств вины Свиридова в убийстве. Ему хотелось верить, что Сергей не причастен к убийству, но для этого надо было себя убедить, что есть еще более убедительная версия.
Кому еще могло понадобиться убивать Павла. В Москве его никто кроме его однокашников не знал. А может и знал, может его кто-то выслеживал все эти годы. За что зацепиться Григорьев представления не имел.
Но как всегда бывает – помог случай.
Когда Григорьев допрашивал других однокашников Сергея, некая Людмила, которая училась в его группе рассказала о том, что Павел на третьем курсе встречался с девушкой и она от него забеременела. Он тогда обещал на ней жениться и она решила рожать. Незадолго до рождения ребенка он ее бросил, а она перерезала себе вены. Ее спасти не удалось, а вот ребенка спасли. Его тогда вся группа осуждала, но потом все забылось.
- А ее родственников можно как-то найти? – спросил Григорьев.
- Родственников я видела только на ее могиле, мы туда с подругой ходили.
- А показать место можешь?
- Конечно, могу хоть сейчас.
Григорьев собрался и вызвал дежурную машину. Кладбище находилось недалеко от Переделкино. Людмила уверенным шагом прошла к могиле девушки. На надгробии под овальным стеклом была фотография молоденькой белокурой девушки, а под ней надпись: Кошелева Инна Валерьевна. Постояв несколько минут в молчании, они вернулись в машину.
Григорьеву не составило труда найти родственников девушки и встретиться с ними. Он не стал их вызывать в отдел и решил сам заехать к ним домой. Поначалу беседа не получалась, им не хотелось переживать ту боль еще раз, но потом мать девушки очень много поведала Григорьеву.
- Девочку тогда спасли и мы через месяц забрали ее из больницы. Так с месячного возраста и воспитали свою внучку. Назвали Катей, как она хотела. Сейчас наша Катюша самостоятельная и обеспеченная девушка, недавно вышла замуж за городского чиновника.
- Скажите, а Катя знала о причине смерти Вашей дочери?
- Конечно, когда она подросла мы ей показали могилу и она туда часто ходила. В один из таких дней она там встретила женщину и та ей рассказала все в подробностях и в том числе о ее отце. Она тогда пыталась его найти, но не смогла, так как он после окончания института уехал из Москвы.
- Спасибо Вам большое, Вы мне очень помогли – сказал Григорьев и чуть не запнулся.
Когда за ним закрыли дверь, Григорьев понял, что при следующей встрече они уже не будут к нему такими дружелюбными.
На следующий день он вызвал Катю на допрос.
- Скажите Катерина Сергеевна, какие отношения Вас связывали с Павлом Иванцовым?
- Никаких, мы познакомились с ним на пикнике.
- Я бы посоветовал Вам говорить правду.
- Какую правду, о чем Вы?
- Ну, хотя бы о том, что Павел был косвенно повинен в смерти Вашей матери и Вы об этом знали и пытались его разыскать.
- Ну раз Вы это знаете, то что я могу еще рассказать.
- А все Катерина, все в подробностях. И я оформлю это как явку с повинной. Учитывая это, а также то, что Вы сейчас беременны Вам сделают снисхождение и большого срока вы не получите.
- Вы и о моей беременности знаете. Вы с моими родителями говорили?
- Да говорил, но они ничего не знают о том, что случилось. И я могу пообещать что не буду им рассказывать.
- Хорошо, я все напишу.
Катя взяла несколько листов бумаги, ручку, и сев за угол стола стала писать. Она казалась маленьким ребенком, который учит уроки. Катя писала и на листы бумаги капали ее слезы. Григорьев не знал жалела ли она о случившемся или это были слезы удовлетворения. Может ей казалось, что она восстановила справедливость, а может просто радовалась тому, что все закончилось.
Сергея освободили из под стражи в тот же день и его встретила адвокат Ирина.
- С освобождением Сергей Валентинович.
- Спасибо Ирина. – Вы конечно знаете о Кате?
- Конечно знаю, для меня, как, впрочем, и для Вас это был шок.
- Да, никогда бы не подумал. – А ведь если бы я от Кати раньше узнал эту историю, то мог бы предотвратить случившееся.
- Это еще раз говорит о том, что мы мало знаем о своих друзьях и не пытаемся их понять, вникнуть в их проблемы, поговорить по душам. Общество людей перестает быть добрым и сплоченным организмом.
- Да, тут близким то людям не успеваешь внимания уделять, что уж говорить о друзьях.
- Что-то надо менять
- Это уж точно!
Вскоре состоялся суд, и Катю приговорили к пяти годам лишения свободы. Через полгода ее освободили и она родила. Остаток условного срока она занималась воспитанием дочери, которую назвала Инной.

Рейтинг: 0 524 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!