НАШЕСТВИЕ (5)

article203576.jpg
 
 
(продолжение)

Начало см. Агент НКВД:




ЭРИКА  КОХ

1.

Единственным местом, где немецкие офицеры могли провести свободное время и повеселиться, было казино. Впрочем, особого веселья здесь не отмечалось. Их не мог развеселить ни небольшой оркестрик, играющий венские вальсы, ни похабный канкан с полуголыми девицами, трясущими пышными титьками и машущими жирными бедрами. Разве только при выходе на небольшую эстраду Эрики Кох на некоторое время утихал разноголосый шум и звяканье бокалов. Грудной глубокий голос Эрики заставлял слушать себя. Начинала она с «Хорст Весселя», поднимая офицеров с мест, а затем, после короткой паузы, пела романсы Шумана и популярные «Ночь над Рейном» и «Лили Марлен», а заканчивала легкомысленной песенкой про веселую пастушку, при этом поднимая подол платья высоко так, чтобы можно было видеть ее восхитительные ножки и трусики с кружевами.

Павел раз другой в неделю заходил сюда. Он наблюдал за офицерами, прислушивался к их разговорам. До его слуха доносились названия русских городов и городков. Чаще всего это были Вязьма и Ельня. Именно там сейчас Красная армия перемалывала лучшие дивизии вермахта. Там была практически полностью уничтожена армия, которой командовал фон дер Грюн. И все новые и новые полки проходили через Крайск. Это были и пехотные дивизии и танковые. Гитлер пожертвовал даже моторизованной дивизией СС «Дас Райх», бросив ее под Ельню. Поток войск пока не иссякал. Все пути станции «Крайск-товарная» были забиты воинскими эшелонами, составами с бронетехникой, артиллерией и боеприпасами. Едва уходили одни, на их место прибывали другие. Павел жалел, что не может об этом сообщить в Москву. Несколько бомбардировщиков могли бы нанести большой урон гитлеровцам, и затормозить их наступление на Москву. Бездействие и беспомощность угнетали Павла. Но в последние дни, когда он нашел Алексеева, и затем, похоже, удачный переход подполковника через линию фронта подняли настроение Павла, хотя у него оставалось беспокойство за своего курьера: как его встретят там, сдавшегося в плен и согласившегося сотрудничать с врагом? Дойдет ли он до майора Куприна с шифровкой от Рыси?

2.

После выступления Эрики Павел обычно уходил. И на этот раз он расплатился с официантом и вышел на улицу.

Вечер был темный, безлунный. Только слабый синий фонарь освещал вход в казино. Павел уже собирался сесть в машину, когда у служебного входа послышалась возня, и раздался возмущенный женский голос:
– Отстаньте от меня, гауптштурмфюрер… Я сказала вам: отстаньте… Проваливайте прочь…

Павел вгляделся в темный неосвещенный угол и заметил в нем какое-то движение. Подойдя поближе, он увидел высокую фигуру мужчины в черном прорезиненном плаще и женщину в светлом пальто. Павел узнал обоих. Это были гауптштурмфюрер Гашке, помощник начальника местного СД оберштурмбанфюрера Ланга и певичка Эрика Кох. Гашке обхватив за плечи Эрику, пытался ее поцеловать, Эрика сопротивлялась.

Гашке ломал ее и, пыхтя, твердил:
– Я тебя сейчас увезу, сучку, и разложу на полу… Ты обязана обслуживать офицеров СС беспрекословно…
– Гашке, оставь фройляйн в покое, – проговорил Павел. – Вы опоздали. Абвер вас опередил.

Гашке обернулся к Павлу. Павел понял, что эсэсовец изрядно пьян.

– Пошел прочь!.. СС всех впереди…

Павел бесцеремонно оттолкнул Гашке от Эрики. Гауптштурмфюрер ударился спиной о стену, взревел:
– Ты… ударил офицера СС… Ты арестован… 
– Иди и протрезвись, Гашке, а я оберштурмбанфюреру Лангу завтра доложу о твоем недостойном звания эсэсовца поведении. Хайль Гитлер…

Павел взял под руку Эрику и подвел к машине.



– Я доставлю вас домой, фройляйн Эрика, – сказал он. – Не беспокойтесь, не обижу.
– Я живу тут рядом, герр офицер, – ответила Эрика. – Ехать совсем ничего. 
– Не важно. Просто эта скотина может увязаться за вами, – сказал Павел.

Эрика действительно жила всего через квартал от казино в старом трехэтажном доме.
– Я благодарю вас, герр гауптман, – сказала она Павлу. – Жаль, я не знаю, как зовут моего спасителя.
– Пауль Шульц, – ответил Павел. – А как зовут вас, я знаю, Эрика. Я был рад познакомиться с вами.
– Приходите завтра в казино. Я спою специально для вас. 
– Только не «Хорст Весселя». Спойте, если знаете, русскую песню, «Очи черные».
– Я не пою русских песен, – ответила Эрика. – Но завтра для вас спою.
– Вам не разрешают петь русские песни?
– Нет, специально мне этого никто не запрещал, но, мне кажется, немецким офицерам сейчас это может не понравиться.
– Это из-за некоторых наших неудач на фронте? – Павел перешел на русский язык. – А я люблю русские песни.

Эрика удивленно взглянула на странного офицера, защитившего ее от гестаповца, заказавшего ей русскую песню и заговорившего с нею на чистом русском языке.

– Вы хорошо говорите по-русски, Пауль – сказала она. – Кто вы?
– Еще бы. Русский для меня родной язык, хотя я чистокровный немец. Более того, я москвич.
– А я родилась в этом городе, – проговорила Эрика. – А потом уехала в Ленинград, училась в консерватории. Год пела в ленинградском оперном театре. В мае мне сообщили, что у мамы рак, и она умирает. Я приехала сюда. Мама умерла четырнадцатого июля. В этот день пришли вы. Я едва успела похоронить ее кое-как.
– И поэтому вы не успели бежать из города, – усмехнулся Павел. 
– Н-нет, я не собиралась бежать, но меня ждали в театре. Я должна была вернуться в труппу. 
– Теперь вам приходится вместо оперной сцены петь на пятачке в офицерском казино для пьяных офицеров. Понимаю, не лучший вариант для оперной певицы.
– Я заболталась с вами, герр гауптман, – сказала Эрика.
– Эрика, я понимаю вас, – Павел взял девушку за прохладную руку. – Вам сейчас трудно, но, поверьте, все наладится, и вы вернетесь на оперную сцену. Все будет хорошо.

Эрика осторожно извлекла свою руку из рук Павла и открыла дверцу машины.

– Вы завтра придете в казино? – спросила она его, ступая на землю.
– Обязательно. И провожу. Вдруг к вам снова привяжется какой эсэсовец.
– А вы не боитесь их? Вам ничего не будет?
– Не волнуйтесь, милая Эрика. Даже если я его приложу мордой об асфальт, мне ничего не будет, – успокоил Павел девушку.


(продолжение следует)


© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2014

Регистрационный номер №0203576

от 24 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0203576 выдан для произведения:
 
 
(продолжение)

Начало см. Агент НКВД:




ЭРИКА КОХ

1.

Единственным местом, где немецкие офицеры могли провести свободное время и повеселиться, было казино. Впрочем, особого веселья здесь не отмечалось. Их не мог развеселить ни небольшой оркестрик, играющий венские вальсы, ни похабный канкан с полуголыми девицами, трясущими пышными титьками и машущими жирными бедрами. Разве только при выходе на небольшую эстраду Эрики Кох на некоторое время утихал разноголосый шум и звяканье бокалов. Грудной глубокий голос Эрики заставлял слушать себя. Начинала она с «Хорст Весселя», поднимая офицеров с мест, а затем, после короткой паузы, пела романсы Шумана и популярные «Ночь над Рейном» и «Лили Марлен», а заканчивала легкомысленной песенкой про веселую пастушку, при этом поднимая подол платья высоко так, чтобы можно было видеть ее восхитительные ножки и трусики с кружевами.

Павел раз другой в неделю заходил сюда. Он наблюдал за офицерами, прислушивался к их разговорам. До его слуха доносились названия русских городов и городков. Чаще всего это были Вязьма и Ельня. Именно там сейчас Красная армия перемалывала лучшие дивизии вермахта. Там была практически полностью уничтожена армия, которой командовал фон дер Грюн. И все новые и новые полки проходили через Крайск. Это были и пехотные дивизии и танковые. Гитлер пожертвовал даже моторизованной дивизией СС «Дас Райх», бросив ее под Ельню. Поток войск пока не иссякал. Все пути станции «Крайск-товарная» были забиты воинскими эшелонами, составами с бронетехникой, артиллерией и боеприпасами. Едва уходили одни, на их место прибывали другие. Павел жалел, что не может об этом сообщить в Москву. Несколько бомбардировщиков могли бы нанести большой урон гитлеровцам, и затормозить их наступление на Москву. Бездействие и беспомощность угнетали Павла. Но в последние дни, когда он нашел Алексеева, и затем, похоже, удачный переход подполковника через линию фронта подняли настроение Павла, хотя у него оставалось беспокойство за своего курьера: как его встретят там, сдавшегося в плен и согласившегося сотрудничать с врагом? Дойдет ли он до майора Куприна с шифровкой от Рыси?

2.

После выступления Эрики Павел обычно уходил. И на этот раз он расплатился с официантом и вышел на улицу.

Вечер был темный, безлунный. Только слабый синий фонарь освещал вход в казино. Павел уже собирался сесть в машину, когда у служебного входа послышалась возня, и раздался возмущенный женский голос:
– Отстаньте от меня, гауптштурмфюрер… Я сказала вам: отстаньте… Проваливайте прочь…

Павел вгляделся в темный неосвещенный угол и заметил в нем какое-то движение. Подойдя поближе, он увидел высокую фигуру мужчины в черном прорезиненном плаще и женщину в светлом пальто. Павел узнал обоих. Это были гауптштурмфюрер Гашке, помощник начальника местного СД оберштурмбанфюрера Ланга и певичка Эрика Кох. Гашке обхватив за плечи Эрику, пытался ее поцеловать, Эрика сопротивлялась.

Гашке ломал ее и, пыхтя, твердил:
– Я тебя сейчас увезу, сучку, и разложу на полу… Ты обязана обслуживать офицеров СС беспрекословно…
– Гашке, оставь фройляйн в покое, – проговорил Павел. – Вы опоздали. Абвер вас опередил.

Гашке обернулся к Павлу. Павел понял, что эсэсовец изрядно пьян.

– Пошел прочь!.. СС всех впереди…

Павел бесцеремонно оттолкнул Гашке от Эрики. Гауптштурмфюрер ударился спиной о стену, взревел:
– Ты… ударил офицера СС… Ты арестован… 
– Иди и протрезвись, Гашке, а я оберштурмбанфюреру Лангу завтра доложу о твоем недостойном звания эсэсовца поведении. Хайль Гитлер…

Павел взял под руку Эрику и подвел к машине.



– Я доставлю вас домой, фройляйн Эрика, – сказал он. – Не беспокойтесь, не обижу.
– Я живу тут рядом, герр офицер, – ответила Эрика. – Ехать совсем ничего. 
– Не важно. Просто эта скотина может увязаться за вами, – сказал Павел.

Эрика действительно жила всего через квартал от казино в старом трехэтажном доме.
– Я благодарю вас, герр гауптман, – сказала она Павлу. – Жаль, я не знаю, как зовут моего спасителя.
– Пауль Шульц, – ответил Павел. – А как зовут вас, я знаю, Эрика. Я был рад познакомиться с вами.
– Приходите завтра в казино. Я спою специально для вас. 
– Только не «Хорст Весселя». Спойте, если знаете, русскую песню, «Очи черные».
– Я не пою русских песен, – ответила Эрика. – Но завтра для вас спою.
– Вам не разрешают петь русские песни?
– Нет, специально мне этого никто не запрещал, но, мне кажется, немецким офицерам сейчас это может не понравиться.
– Это из-за некоторых наших неудач на фронте? – Павел перешел на русский язык. – А я люблю русские песни.

Эрика удивленно взглянула на странного офицера, защитившего ее от гестаповца, заказавшего ей русскую песню и заговорившего с нею на чистом русском языке.

– Вы хорошо говорите по-русски, Пауль – сказала она. – Кто вы?
– Еще бы. Русский для меня родной язык, хотя я чистокровный немец. Более того, я москвич.
– А я родилась в этом городе, – проговорила Эрика. – А потом уехала в Ленинград, училась в консерватории. Год пела в ленинградском оперном театре. В мае мне сообщили, что у мамы рак, и она умирает. Я приехала сюда. Мама умерла четырнадцатого июля. В этот день пришли вы. Я едва успела похоронить ее кое-как.
– И поэтому вы не успели бежать из города, – усмехнулся Павел. 
– Н-нет, я не собиралась бежать, но меня ждали в театре. Я должна была вернуться в труппу. 
– Теперь вам приходится вместо оперной сцены петь на пятачке в офицерском казино для пьяных офицеров. Понимаю, не лучший вариант для оперной певицы.
– Я заболталась с вами, герр гауптман, – сказала Эрика.
– Эрика, я понимаю вас, – Павел взял девушку за прохладную руку. – Вам сейчас трудно, но, поверьте, все наладится, и вы вернетесь на оперную сцену. Все будет хорошо.

Эрика осторожно извлекла свою руку из рук Павла и открыла дверцу машины.

– Вы завтра придете в казино? – спросила она его, ступая на землю.
– Обязательно. И провожу. Вдруг к вам снова привяжется какой эсэсовец.
– А вы не боитесь их? Вам ничего не будет?
– Не волнуйтесь, милая Эрика. Даже если бы я его приложу мордой об асфальт, мне ничего не будет, – успокоил Павел девушку.


(продолжение следует)


Рейтинг: +4 456 просмотров
Комментарии (4)
"Ванька" # 26 марта 2014 в 12:50 +1
Лев Казанцев-Куртен # 27 марта 2014 в 10:18 +1
Тая Кузмина # 2 апреля 2014 в 20:49 +1
Отличное оформление, прекрасно подобраны фото в тексте!!!

Лев Казанцев-Куртен # 2 апреля 2014 в 21:42 0
Стараюсь по мере возможностей интернета...)))
Популярная проза за месяц
147
126
123
102
99
99
99
94
93
93
91
91
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
81
80
80
78
77
77
75
75
74
73
72
59
46