ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияДетективы → ЛЕЙТЕНАНТ АБВЕРА (24)

ЛЕЙТЕНАНТ АБВЕРА (24)

article201338.jpg
 
 
(продолжение)

Начало см. Агент НКВД:



НАГРАДА И ЛЮБОВЬ

1.

Рихард в одном из разговоров о событиях в Югославии, в которую вторглись немецкие войска, заметил:
– Из-за Югославии приходится откладывать сроки нападения на Россию. Гитлер приказал к началу мая завершить югославскую операцию, чтобы высвободить занятые там войска и перебросить на восток. Последний срок июнь. Если мы упустим его, придется все переносить на следующий год. Тогда все усложнится.

Павел поспешил шифровку с этими словами Рихарда передать в Москву: война не отменяется, но переносятся ее сроки.

Сталин на его донесении начертал свою резолюцию: 

«Дезинформация. Вызвать и вправить мерзавцу мозги».

Вправить мозги разведчику за границей проблематично. Даже вызов его в Москву на ковер или расправу – дело непростое. Он должен быть логично обоснован. В противном случае разведчик, если он не дурак, уйдет в тень и затаится. Ищи его потом. А Рысь слишком хорошо сидит, если не врет.

2.

20 апреля Павла вызвали к Канарису на «утреннюю молитву». Был день рождения фюрера. Этот день полагалось отмечать торжественным собранием, концертом и праздничным застольем в кругу соратников по оружию. 

Выступил адмирал. Он говорил о гении фюрера ведущего Германию и германский народ в светлое будущее и о том, что абвер – острие копья, которым фюрер пронзает врагов. Его выступление закончилось дружным «хайль Гитлер». 



После состоялось награждение нескольких сотрудников орденами. К своему удивлению, Павел услышал, как вызвали и его. Адмирал прикрепил ему на грудь обещанный год назад Железный крест второго класса. Затем после недолгого концерта с обязательным «Хорст Весселем» и милой «Лили Марлен» все перешли в большой зал, где были накрыты фуршетные столы, прелестные официантки разносили напитки и небольшой оркестр наигрывал приятные мелодии.

Подполковник Брассер подошел к Павлу с бокалом шампанского.

– Не зря мы остановились на вашей кандидатуре, барон, – сказал он. – Уверен, у нас вы смените орденскую ленточку на кителе на Железный крест первого класса. Выпьем за это.



Павел взял у подошедшей официантки фужер с шампанским и коснулся его краем края фужера подполковника: прозит. 

3.

Павел не забыл Эльзу. Он несколько раз порывался позвонить ей и объявить о своем приезде. Но помехой оказалась фрау Брехт. После той ночи, она не пропускала дня или вечера, чтобы не забежать к нему. Только найдя уютную квартирку на Байрише-штрассе в Вильмерсдорфе, не далеко от Пройсен-парка, три недавно отремонтированные небольшие комнаты с мебелью и телефоном за умеренную плату, Павел смог попрощаться с фрау Брехт и, сославшись на длительную командировку, к её сожалению расторгнуть аренду квартиры, не требуя возврата денег за уже оплаченные вперед три месяца. 

С Байрише-штрассе Павел и позвонил Эльзе.
– Я соскучился по тебе, – сказал он.

Эльза не возражала против возобновления их встреч. У нее тоже появилась машина – новенький «Опель-капитан» белого цвета. Теперь она могла приезжать к Павлу и уезжать, не обременяя его. 

Вернувшись домой, на темной улице, уже год в Берлине соблюдалось затемнение столицы из-за бомбардировок английской авиации, Павел увидел приткнувшийся у подъезда белый «Опель-капитан» Эльзы. 

– Ты давно меня ждешь? – спросил он девушку. 
– Еще чего, – рассмеялась она. – Что бы я ждала любовника? Я подъехала сюда минут за пять до тебя, увидела твои темные окна и стала думать: куда бы мне завалиться еще? Отец уехал по делам в Швейцарию. Одной быть дома так не хочется.
– Поверим, – ответил Павел. – Но так хотелось бы, чтобы дома кто-нибудь меня ждал, когда я прихожу со службы.
– Заведи кошку, а лучше молоденькую горничную.
– А ты пойдешь ко мне в горничные? – парировал Павел.
– А что, я большего не достойна? Миллионерша ведь я, а не ты. 

Они вошли в квартиру. Павел в темноте опустил плотные шторы из черной клеенки и включил свет.

– Поздравляю, – воскликнула Эльза, увидев на кителе Павла ленточку Железного креста. – За что дали?
– За подвиги, – ответил Павел. – Я ведь не в картотечном зале сижу. Порой приходится и стрелять.
– В кого?
– Во врагов, Эльза. Во врагов нашего обожаемого фюрера.

В середине ночи их разбудила сирена, означавшая: начался налет английских бомбардировщиков. Где-то вдалеке послышались глухие взрывы. Только что уснувшие после серии любовных упражнений, Павел и Эльза лениво стали одеваться.

– Завтра я буду вся помятая и опухшая, словно после пьянки, – сердито проговорила Эльза. – Где наше доблестное люфтваффе?
– У наших летчиков другая задача, Эльза, – ответил Павел. – Но я уверен, что скоро все это прекратится.

Они вышли на улицу, но в бомбоубежище решили не идти – бомбы рвались далеко от Вильмерсдорфа. Они стояли и любовались столбами прожекторов, рыскающих по черному небу в поисках самолетов, яркими разрывами зенитных снарядов в вышине, очередями трассирующих пуль, полосующих небо. Павел слегка, только уголками губ улыбался своим мыслям, вдруг пришедшим ему в голову:
– Может быть эти бомбардировки, в конце концов, образумят Гитлера, и он оставит мысль идти войной на Советский Союз? 

Восточный краешек неба начал светлеть, когда последняя волна бомбардировщиков улетела, и был дан отбой тревоге.



Павел и Эльза вернулись домой и, так как на сон времени у них уже не оставалось, они, нагулявшись на свежем воздухе, снова занялись любовью.

(продолжение следует)

© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2014

Регистрационный номер №0201338

от 16 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0201338 выдан для произведения:
 
 
(продолжение)

Начало см. Агент НКВД:
http://www.chitalnya.ru/work/986295/




НАГРАДА И ЛЮБОВЬ

1.

Рихард в одном из разговоров о событиях в Югославии, в которую вторглись немецкие войска, заметил:
– Из-за Югославии приходится откладывать сроки нападения на Россию. Гитлер приказал к началу мая завершить югославскую операцию, чтобы высвободить занятые там войска и перебросить на восток. Последний срок июнь. Если мы упустим его, придется все переносить на следующий год. Тогда все усложнится.

Павел поспешил шифровку с этими словами Рихарда передать в Москву: война не отменяется, но переносятся ее сроки.

Сталин на его донесении начертал свою резолюцию: 

«Дезинформация. Вызвать и вправить мерзавцу мозги».

Вправить мозги разведчику за границей проблематично. Даже вызов его в Москву на ковер или расправу – дело непростое. Он должен быть логично обоснован. В противном случае разведчик, если он не дурак, уйдет в тень и затаится. Ищи его потом. А Рысь слишком хорошо сидит, если не врет.

2.

20 апреля Павла вызвали к Канарису на «утреннюю молитву». Был день рождения фюрера. Этот день полагалось отмечать торжественным собранием, концертом и праздничным застольем в кругу соратников по оружию. 

Выступил адмирал. Он говорил о гении фюрера ведущего Германию и германский народ в светлое будущее и о том, что абвер – острие копья, которым фюрер пронзает врагов. Его выступление закончилось дружным «хайль Гитлер». 



После состоялось награждение нескольких сотрудников орденами. К своему удивлению, Павел услышал, как вызвали и его. Адмирал прикрепил ему на грудь обещанный год назад Железный крест второго класса. Затем после недолгого концерта с обязательным «Хорст Весселем» и милой «Лили Марлен» все перешли в большой зал, где были накрыты фуршетные столы, прелестные официантки разносили напитки и небольшой оркестр наигрывал приятные мелодии.

Подполковник Брассер подошел к Павлу с бокалом шампанского.

– Не зря мы остановились на вашей кандидатуре, барон, – сказал он. – Уверен, у нас вы смените орденскую ленточку на кителе на Железный крест первого класса. Выпьем за это.



Павел взял у подошедшей официантки фужер с шампанским и коснулся его краем края фужера подполковника: прозит. 

3.

Павел не забыл Эльзу. Он несколько раз порывался позвонить ей и объявить о своем приезде. Но помехой оказалась фрау Брехт. После той ночи, она не пропускала дня или вечера, чтобы не забежать к нему. Только найдя уютную квартирку на Байрише-штрассе в Вильмерсдорфе, не далеко от Пройсен-парка, три недавно отремонтированные небольшие комнаты с мебелью и телефоном за умеренную плату, Павел смог попрощаться с фрау Брехт и, сославшись на длительную командировку, к её сожалению расторгнуть аренду квартиры, не требуя возврата денег за уже оплаченные вперед три месяца. 

С Байрише-штрассе Павел и позвонил Эльзе.
– Я соскучился по тебе, – сказал он.

Эльза не возражала против возобновления их встреч. У нее тоже появилась машина – новенький «Опель-капитан» белого цвета. Теперь она могла приезжать к Павлу и уезжать, не обременяя его. 

Вернувшись домой, на темной улице, уже год в Берлине соблюдалось затемнение столицы из-за бомбардировок английской авиации, Павел увидел приткнувшийся у подъезда белый «Опель-капитан» Эльзы. 

– Ты давно меня ждешь? – спросил он девушку. 
– Еще чего, – рассмеялась она. – Что бы я ждала любовника? Я подъехала сюда минут за пять до тебя, увидела твои темные окна и стала думать: куда мы мне завалиться еще? Отец уехал по делам в Швейцарию. Одной быть дома так не хочется.
– Поверим, – ответил Павел. – Но так хотелось бы, чтобы дома кто-нибудь меня ждал, когда я прихожу со службы.
– Заведи кошку, а лучше молоденькую горничную.
– А ты пойдешь ко мне в горничные? – парировал Павел.
– А что, я большего не достойна? Миллионерша ведь я, а не ты. 

Они вошли в квартиру. Павел в темноте опустил плотные шторы из черной клеенки и включил свет.

– Поздравляю, – воскликнула Эльза, увидев на кителе Павла ленточку Железного креста. – За что дали?
– За подвиги, – ответил Павел. – Я ведь не в картотечном зале сижу. Порой приходится и стрелять.
– В кого?
– Во врагов, Эльза. Во врагов нашего обожаемого фюрера.

В середине ночи их разбудила сирена, означавшая: начался налет английских бомбардировщиков. Где-то вдалеке послышались глухие взрывы. Только что уснувшие после серии любовных упражнений, Павел и Эльза лениво стали одеваться.

– Завтра я буду вся помятая и опухшая, словно после пьянки, – сердито проговорила Эльза. – Где наше доблестное люфтваффе?
– У наших летчиков другая задача, Эльза, – ответил Павел. – Но я уверен, что скоро все это прекратится.

Они вышли на улицу, но в бомбоубежище решили не идти – бомбы рвались далеко от Вильмерсдорфа. Они стояли и любовались столбами прожекторов, рыскающих по черному небу в поисках самолетов, яркими разрывами зенитных снарядов в вышине, очередями трассирующих пуль, полосующих небо. Павел слегка, только уголками губ улыбался своим мыслям, вдруг пришедшим ему в голову:
– Может быть эти бомбардировки, в конце концов, образумят Гитлера, и он оставит мысль идти войной на Советский Союз? 

Восточный краешек неба начал светлеть, когда последняя волна бомбардировщиков улетела, и был дан отбой тревоге.



Павел и Эльза вернулись домой и, так как на сон времени у них уже не оставалось, они, нагулявшись на свежем воздухе, снова занялись любовью.

(продолжение следует)

Рейтинг: +2 281 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
100
99
98
97
95
93
93
92
91
89
85
84
84
82
82
81
77
73
61
52
50