ТАНЦЫ НАШЕЙ ЮНОСТИ

article216496.jpg
Танцы всегда были моей слабостью. Я любил танцевать под музыку, издаваемую вокально-инструментальными группами, либо дико отплясывая твист или рок-н-ролл, либо плыть в тумане вальса прижавшись к очаровательной подружке, ощущая под руками её упругое, извивающееся в такт вальса, тело. Но, если не было партнёрши, я не грустил. Музыка, издаваемая электронными инструментами, завораживала меня. Я мог сидеть на протяжении всего танцевального вечера где-нибудь в уголке и слушать музыку, наблюдая за танцующими.
В тот вечер я был без подруги. Танцы проводились во Дворце Культуры, находящемся в районе враждебном моему. Нарушение границ территорий районов враждующих между собой, каралось по всей строгости уличных законов. Даже подругу, живущую в «чужом» районе, проводить домой было занятием опасным. Смельчакам идущим на такой шаг, в случае поимки, выдумывались всевозможные методы наказания. Эти наказания оканчивались, как правило, мордобоем доводящего смельчака, в лучшем случае до больницы, а в худшем до кладбища. Но, танцы, это было местом «святым», где порой проявлялась лояльность. Главное, чтобы «чужак» не закадрил местную девчонку. А так, пусть сидит тихонько да слушает музыку, и расскажет потом своим, какой музон имеется у них. Пусть лопнут «враги» от зависти. Но, если «чужак» захотел потанцевать, а уж тем более пригласить местную девчонку на танец, что порой вело к дальнейшей дружбе, то уж пусть пеняет на себя. Пощады не жди.
Зайдя в зал, я прошёл к выбранному для себя месту в углу и усевшись, при готовился улетать в миры электронных мелодий. Ансамбль играл неплохо. Коллектив был сыгранный, и ребята владели инструментами мастерски. «До чего я не везучий…» - запел соло гитарист, и толпа молодёжи ринулась в центр зала. Разбившись на группки по три-четыре человека, они выделывали «па» ногами и физкультурные движения руками в такт музыке. Я окинул взглядом женский пол. Да, немало смазливеньких девчонок у «врагов». Неплохо бы «трахнуть» некоторых из них, но…лучше об этом сейчас не думать. « Вот увидишь, вот увидишь, я влюблюсь тебе назло!» - пропел заключительную фразу припева соло гитарист и ударник, рассыпав горох барабанной дроби, завершил песню звоном тарелки. Толпа двинулась к сидениям у стен. Мой взгляд упал на девчонку в белой мини юбке, из под которой «росли» красивые, загорелые, стройные ножки в белых босоножках. Узкая талия, широкие бёдра, высокая грудь, облегаемая декоративной матроской, дали дополнительную, положительную оценку их владелице. А мой взгляд, брошенный на её лицо, окончательно погрузил меня в мир грёз о знакомстве с ней. Но, разве можно было думать об этом в моём положении? «Один среди чужих», мелькнула мысль, характеризующая моё положение в данный момент.
- А сейчас, «белый танец»! Дамы приглашают кавалеров! – прокричал гитарист певец в микрофон. 
Послышались звуки бьющихся друг о друга барабанных палочек, и синтезатор запел своим удивительным, электронным голосом. Его поддержали соло и бас гитары. Ударник, сердцем ансамбля, отбивал частоту ударов льющейся музыки.
- Му-узыка вновь слышна… - голос гитариста певца ворвался в переплетение звуков.
- Можно тебя пригласить? 
Нежный девичий голос вывел меня из состояния музыкальной эйфории. «Меня пригласить?», мелькнуло в мозгу. Первое, что я увидел, когда мой взор, вернувшийся  из музыкально-заоблачных высот, упал на говорившую, была пара загорелых, стройных ножек «растущих» из под белой, плиссированной мини юбки и обутых в белые босоножки. Я поднял глаза и встретился взглядом с парой, как небесная синь, глаз. Русые волосы, ниспадающие сзади «конским хвостом», чёлка, длинные  ресницы, маленький, чуть вздёрнутый носик и полные, ждущие поцелуя, губки завершали портрет этого человечка. Не сон, ли, это? Забыв обо всем, я встал и взяв протянутую ею руку, слегка сжал.
- Влад. – голос мне, немного, изменил.
- Диана. – её голос прозвучал мелодичнее звуков, издаваемых синтезатором и волнами льющихся по залу.
Мы отошли на несколько шагов от стены, и она положила свои ручки мне на плечи. Я нежно обхватил её за талию, и мы поплыли по залу.
- Кто ты? – выдохнул, наконец, я «пробку» сидевшую у меня в груди с момента, как её увидел.
Брови её взметнулись вверх.
- Как, кто? Человек, девчонка… А ты, кто?
- Нет. Ты не человек и не девчонка. 
Её глаза стали ещё больше от изумления.
- Ты ангел, валькирия… - мне было трудно связывать слова. – А я, кто? Да я и сам не знаю, кто я…
Очаровательная улыбка осветила её лицо. Она, вдруг, положила голову мне на плечо, и моё лицо погрузилось в её шелковистые волосы. У меня опять забило дыхание. Не зная, что делаю, я поцеловал её в шейку, так близко находящуюся от моих губ, а мои руки, мимо воли, скользнули на её попку. «Что я делаю? А, вдруг, моё поведение повлечёт её недовольство, и мой чудный сон прервётся так же неожиданно, как и начался? – мысли крутились в моей голове «чёртовым колесом».- А может и лучше, чтоб так и было? Я же отсюда с ней не смогу выйти. С местной девчонкой «чужаку», лишь, два пути: либо в больницу, либо в морг. Но, отказаться добровольно от такого, пахнущего духами, выпивкой, солнцем и многим чем ещё, головокружительного создания я не хочу. Да что там, не хочу? Просто, не могу!» Диана подняла на меня глаза, и на какое-то мгновение наши губы слились в поцелуй. Мы не заметили, как вальс подошёл к концу и ударник, звоном металла, возвестил всех об этом. Мы отстранились друг от друга, но она, не выпуская моей руки, повела меня к сидениям у дальней стены. Когда мы подошли, я увидел сидящих там её подруг. Они были симпатичны, но Диана выделялась среди них, как Аленький Цветочек. Поблагодарив её за танец, я освободил свою руку и пошёл в «свой угол», по пути оценивая обстановку. Результата ждать, долго не пришлось. Не успел я сесть, как ко мне подошли два рослых парня, и один из них, ухватив меня за плечо, сквозь зубы процедил:
- Чужак, твоё место на кладбище! Не вздумай клеиться к нашим девчонкам! А за Диану тебе, вообще, амба! Ты понял?!
Я на мгновение вспомнил лицо и фигурку Дианы, её сладкие губы, алкогольно-косметический аромат и, глядя «врагу» в глаза, спокойно ответил:
- Нет, не понял! Я понимаю друзей, а слова врагов ко мне туго доходят. Попытайся объяснить мне снова, может пойму…
Я знал, что подписываю себе приговор, но ничего с собой поделать не мог. Меня понесла неуправляемая сила. Парни переглянулись и рука, сжимавшая моё плечо, подняла меня со скамьи. Ворот рубашки парня, сжимавшего моё плечо, мгновенно оказался зажатым в моём кулаке.
- Убери руки, а то протянешь ноги… - прошипел я со злостью, и правая рука напряглась для удара.
В этот момент я абсолютно забыл, где я нахожусь и в каком окружении. Атмосфера накалилась до предела. Но тут, как из-под земли, выросли фигуры трёх парней с красными повязками на рукавах, на которых красовались белые буквы «ДНД».
- А ну, прекратить! В милицию захотели, что ли?! Хотите разбираться, валите на улицу!
Нас оторвали друг от друга и развели в стороны.
- Ну, тебе амба!.. – процедил «враг» и, взяв дружка за плечо, направился к пацанам сидящим у боковой стены.
- Ты местный? – спросил меня один из дружинников.
- Нет, я из другого района.
- Плохи твои дела, паря! – констатировал тот. – Уходи задними дворами, пока не поздно и пока жив. Это тебе мой совет.
Предупредив меня, дружинники удалились. Я сел на скамью и прикинул своё положение. Как ни крути, а оно было хреновым. Я попал в поле зрения местных, а они меня из своего района, просто, не выпустят. Я мог бы принять бой, но с одним, максимум с двумя. Глядя на группу, сидящую у боковой стены и глядящую в мою сторону, я понимал, что положение моё проигрышное. Жалко, чёрт побери, что я пошёл на эти танцы один. Хорошо, если останусь жив. Больница, не самое худшее. Тогда, оклемавшись, я смогу ответить им за всё. А если убьют? Вон, каждый день кого-нибудь хоронят. Если старый или больной, то это понятно. А то, ведь, пацанов хоронят убитых в уличных разборках!
- Вот опять сентябрь подпалил листву… - голос гитариста певца, сопровождаемый электронными звуками и эффектами, перемежающимися ритмичным биением ударной установки, зазвенел по залу. 
Толпа заполнила середину зала и разбилась на группки.
- Влад, а я за тобой! Пошли танцевать. – голос проговоривший эти слова заставил моё сердце бешено забиться.
Я поднял голову и встретился с ней взглядом.
- Диана, у меня проблемы с вашими парнями из-за тебя. Я здесь один, без поддержки и домой, как я чувствую, сегодня и в ближайшие дни не попаду. Если, вообще, попаду… Пойми, я не трус, но один с вашей братвой  я не справлюсь… Понимаешь?
- Влад, скажи, я тебе нравлюсь? – взгляд её синих глаз, казалось, насмехался над всеми моими опасениями.
- Да, нравишься.. И даже очень! – честно признался я. – Я очень хотел бы видеть тебя своей подругой. Но.. я боюсь, что после сегодняшнего нашего знакомства мы больше не увидимся. Мне, просто, не дадут уйти.
- Боишься, говоришь? А ты не бойся! Многие хотели бы видеть меня своей подругой, но я, как видишь, выбрала тебя. А за меня, я думаю, есть смысл рисковать. Ты, же, пацан, а не девчонка! Верно? Пошли танцевать.
Она схватила меня за руку и потащила в центр зала. 
- Змея – искусительница!.. прошипел я ей в затылок, но в душе был очень доволен, что самая красивая девчонка из всех присутствующих выбрала, именно, меня. Что есть перспектива, оставшись в живых, иметь её своей подругой.
Диана, сжимая мою руку, вдруг, стала царапать мою ладонь ноготком указательного пальца. Не может быть! Этот знак знал каждый пацан, каждая девчонка. Это приглашение на секс. Сердце моё подпрыгнуло, но в этот момент Диана развернулась ко мне и, обвив мою шею руками, повела танец. Я обхватил её за талию и крепко прижал к себе. Наши лица соприкасались носами, глаза смотрели в глаза.
- Мы… будем… сегодня… вместе. Я хочу, чтоб ты был моим,… а я твоей… - её шёпот, алмазным буром, вгрызался в мой мозг, заставляя сердце бешено колотиться.
Она прикрыла глаза и, запрокинув голову, продолжала  двигаться в такт музыке. Очаровательные, влажные губы Дианы притягивали, как магнит. Я потерял всякий контроль над собой, всякую осторожность, и наши губы слились в сладкий «французский» поцелуй. Со мной творилось невообразимое. Я был готов, тут же, в зале, среди массы «чужаков», овладеть ею на этом паркетном полу.
- Где ты, мне теперь всё равно! С кем ты, мне теперь всё равно! – прозвучали финальные слова припева и звук электроники, набрав свою максимальную высоту, оборвался под стук и звон ударника.
Я, будто, приклеился к этому сладкому цветку, и казалось никакие силы не в состоянии нас разъединить. Собрав волю в кулак, я отстранился от неё и взглянул в её открывшиеся глаза.
- Тебе хорошо? – хрипловатым голосом спросил я.
Она улыбнулась и, проведя ладошкой по моей щеке, ответила:
- Очень!…
За всё время танца я впервые окинул взглядом зал. Сотни глаз смотрели на нас. Одни выражали удивление, другие смотрели с одобрением и насмешкой, но глаза многих выражали зависть и ненависть. « Что я делаю? Я сам затягиваю петлю на своей шее всё больше и больше!» Я всё это отлично понимал, но изменить ничего не мог, да и не хотел. Я демонстративно обнял Диану за плечи и, проведя её к подругам, поблагодарил за танец. Её глаза, смотрящие на меня, уже не были насмешливыми. В них было восхищение.
- Не уходи. Останься со мной…
Она взяла меня за руку и, повернувшись к подругам, сказала:
- Это Влад, мой парень. Прошу любить и жаловать.
Девчонки переглянулись и, встав со скамьи, по очереди представились.
- Катя.
- Женя.
- Зоя.
Я кивком головы и лёгким пожатием их рук, пронял знакомство со словами: «Очень приятно».
- Влад, ты же, если я не ошибаюсь, «чужак»? И ты не боишься иметь такую подругу, как Диана? Ведь, за неё тебе пацаны башку оторвут и скажут, что так и было. – голос Зои прозвучал насмешливо предостерегающе.
- Замолчи! – глаза Дианы сверкнули гневом. – Он не «чужак»! Он мой парень! Понятно? А кто кому башку оторвёт, пока не известно.
Потом, взяв меня за руку, сказала: «Садись.» Я сел рядом с ней.
- Встань! – раздался окрик, и возле меня оказался один из тех крепких парней, которые подходили ко мне ранее. – Ну, всё! Ты труп! Отпусти её руку, козёл! Ты понял?!
Он схватил меня за лацканы куртки и рывком поднял со скамьи.
- Убери руки, падаль, если не хочешь получить «перо» в живот! – я не отдавал отчёта словам, но их, будто, кто-то говорил за меня.
Мои слова возымели действие. Он отпустил мою куртку, отпихнув меня от себя.
- «Пером» грозишься? Лады! Посмотрим, таков ли ты боец, как из себя мнишь! Пошли, выйдем! Поговорим!
- Ты, дерьмо собачье, вали к своим гавнюкам! Мне с тобой выходить незачем и говорить не о чем. Да и некогда. У меня есть здесь с кем говорить и с кем гулять!
При этих моих словах, сказанных не мной, но моими устами, пацан задохнулся от своей ненависти и моей наглости.
- Да я тебя сейчас на куски порву!
Его кулак сжался, а я приготовился к отражению атаки. Но в этот момент между нами возникла Диана.
- Пошёл вон, «Перс»! Не тронь Влада! Он мой парень! Не он приклеился ко мне, а я его сняла. Я держу ответ за весь базар. Вали на хер к своим гавнюкам, как правильно подметил Влад!
- Уйди, Диана! Христом Богом прошу, уйди! Он «чужак» и должен держать ответ за нарушение территории! А если ты покрываешь «чужака», то и ты получишь на всю катушку! Отойди, иначе я за себя не ручаюсь!
- Он не «чужак», «Перс», а мой парень! Запомни это! А меня попробуй, тронь! «Зевс» любому башку отобьёт, кто меня тронет! А за Влада я сама «Зевсу» расскажу. Он поймёт, он умный и понятливый! Не то, что ты, урод!
У «Перса» перекосило лицо от ярости, руки его затряслись, глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит.
- Вы оба трупы! Ты опозорила меня перед «чужаком»?! Но ты не достанешься ему! Если не мне, то никому!
Он резко схватил Диану за волосы и запрокинул её голову. Я молнией метнулся к нему и лезвие моего выкидного ножа, прижатого к его боку и проколовшего рубашку, мгновенно подействовало отрезвляюще. Он отпустил волосы Дианы, которая тут же нанесла ему оглушительную пощёчину. Я увидел, как к нам через зал бежит группа дружинников. Я тот час сложил нож и спрятал в потайном кармане в рукаве куртки.
- Что, танцевать надоело?! – заорал один из дружинников, сжимая в руке резиновую милицейскую дубинку. – В милицию захотели?! Мы это мигом оформим! Что здесь произошло?!
- Да вот, приятель недоволен моим парнем. – Диана наигранно засмеялась. – Думает, что если он «валет», то ему всё дозволено. Кто он такой, чтоб мне указывать с кем мне ходить, а с кем нет? Это моя жизнь и мне решать!
- Хватит! – рявкнул дружинник. – Разборки будете проводить после танцев. За пределами Дворца Культуры можете, хоть, башку друг другу проломить! А здесь, чтоб был порядок! Понятно?!
- А как же! Конечно, понятно, начальник! – Диана кокетливо улыбнулась и подмигнула дружиннику.
- То-то же! – уже миролюбиво произнёс тот, улыбнувшись Диане. – Танцуйте, веселитесь!
«Перс» во время разборок с охраной правопорядка незаметно «слинял» и уже находился  в окружении своих пацанов, что-то, им, рассказывая  и показывая в нашу сторону рукой. Дружинник подошёл ко мне, внимательно посмотрел в глаза и тихонько проговорил:
- Не завидую тебе, братан. Девчонка у тебя классная, слов нет. А вот положение твоё, - амбец. Свалил бы, пока не поздно, дворами. Убьют же!
- Надеюсь, всё обойдётся, – не совсем уверенным голосом ответил я.
- Ну–ну! – дружинник похлопал меня по плечу и махнув остальным охранникам, сказал: «Пойдём».
Когда они отошли, Диана подошла ко мне и, взяв меня за руку, сказала:
- Спасибо. Твоё «перо» пришлось, как раз кстати. Кретин! Чуть волосы не выдрал! Ничего, он ещё будет ползать у меня в ногах! Я ему это припомню!
Сказав это, она обхватила мою шею рукой и заглянув бездонными глазами в мои, поцеловала в губы нежным поцелуем.
- Как же нам не веселиться… - взорвался зал звуками популярного шлягера.
- Хочешь танцевать? – Диана прижалась щекой к моему плечу и из-подо лба глядела на меня.
- Нет, сейчас не хочу. – признался я и это было правдой.
Я задумался опять о моём положении. Чёрт! Охранник кое в чём прав. Если бы я незаметно исчез с танцев и задними дворами вышел из этого района, то я остался бы цел и невредим. Но в таком случае я потеряю Диану. А этого позволить себе я не только не хотел, но и не мог. Уж, больно понравилась она мне. Взгляд мой упал на парня пробирающегося вдоль стены. Что это? Не может быть! Я невольно протёр глаза. Чёрт! Вот это да! Это был «Винт», парень из нашей тусовки, из моего района.
- Дианочка, солнышко, обожди меня немного.
 Я отстранился от прижавшейся ко мне подруги и встал.
- Ты куда? Не уходи. С танцев уйдём вместе. Со мной тебя не тронут. А один ты пропадёшь. Я не хочу, сняв тебя, тут же потерять!..
Её взгляд был умоляющим.
- Не бойся за меня. Не к лицу мне, чтоб девчонка меня защищала, а мне прятаться за её спину. Всё будет в порядке. Я скоро вернусь.
Я наклонился и, взяв её голову в свои руки, поцеловал в сладкие губки.
- «Винт», привет! Какими судьбами ты здесь?
«Винт» был одет, как всегда. Кепка, надвинутая на глаза, рубашка узлом стянутая на животе, кожаные перчатки на руках. Рубашка, не застёгнутая на пуговицы, обнажала мускулистую грудь.
- «Штурман»? А ты чё здесь делаешь? Кто с тобой?
- В том-то и беда, что никого. Пришёл музыку послушать, да нашёл себе подругу... Одним словом, петля у меня на шее…
- Оставь её! Не досуг бабьём заниматься на «чужих» территориях. Ты же знаешь, закон един для всех. Айда со мной!
- «Винт», братуха! Я не хочу её потерять Она мне по душе больше, чем я кого знал. И она сама согласна быть моей девчонкой, хоть и «чужачка». Окажи прикрытие, брат… Ты с кем здесь?
- Есть парни, ожидают на улице. Должничок один есть, вот и разыскиваю его повсюду. Думал, может здесь отрывается. Ан, вижу, нет его здесь. Прикрытие просишь? А от кого?
- Есть здесь кенты, которые подписали мне смертный приговор с моей подругой.
- Они что, и свою хотят замочить? Совсем охренели, что ли?
- Это её хахаль с пацанвой. Она «опустила» его при мне, вот он и взбеленился.
- Серьёзное дело. Прикрыть-то я тебя прикрою, а вот что с ней будет потом? Ты подумал?
- Я буду её принимать на нашей территории. Я знаю, что это проблемный случай, но я не хочу её терять.
- Стрёмное это дело, поверь мне.… Где эти поцы?
- В зале тусуются.
- Вводи их на стрелку за правым углом клуба. Я буду там. Дело сделаем и уходим. С подругой решай сам, я тебе не указчик. Двигай. Жду.
«Винт» пустил струю слюны сквозь зубы на стену и, подмигнув, скрылся в толпе.
- Пап-пап, пара-ра-ра-пап-пап… - хором выводили музыканты припев шлягера, украшая голоса орнаментом электронной музыки.
Толпа бесновалась, выделывая ногами вензеля, прыгая и размахивая руками не хуже ветряных  мельниц. Я возвращался к Диане. Издали, окидывая её взглядом среди подруг, я ещё раз оценил её красоту.
- Ну-ка, подвиньтесь, девчушки! Дайте присесть возле моей ненаглядной!
У девчонок приоткрылись рты, а Диана удивлённо взглянула на меня.
- Как дела? Куда ты ходил?
- В туалет. – соврал я, присаживаясь на освобождённое место. – Знаешь, Дианка, я всегда мечтал встретить такую девчонку, как ты. А теперь, когда мы встретились, я тебя никому не отдам.
С этими словами, я обхватил её за шею, и мы слились долгим поцелуем. Я чувствовал, как её тело, прижатое ко мне, начало дрожать, как её рука скользнула под мою рубашку и начала гладить мою грудь, опускаясь, всё ниже и ниже…
- Встань, сука! – удар по уху ввел меня из этого райского блаженства.
Я вскочил, но был отброшен к стене тычком в грудь. Передо мной стояли пятеро рослых парней, впереди которых стоял «Перс». 
- Долго ты будешь выёбываться над моими чувствами, козёл?! Эта девчонка моя! Понял?! И тебе она не достанется никогда! Понял?! 
- Ты меня, гандон, на «понял» не бери! Понял?! – парировал я. – А хочешь узнать, чья она будет, пойдем, выйдем и поговорим! 
- Чтоб мне сдохнуть! Неужели ты повёлся, пацан, на «стрелку»?! А я думал, ты ссыкун! Опа! Идём, идём! Ай да  пацан у тебя, Диана! Герой! Вот это по-мужски! – «Перс» сиял несказанной радостью, предвкушая расправу с ненавистным «чужаком», как будто это была сама цель его жизни.
- Где «стрелку» бьёшь? – щуря глаза и плотоядно ухмыляясь, спросил он.
- За правым углом клуба. Иди, я подойду.
- Ты что, за лоха меня считаешь? Ты пойдёшь первый, а я подойду! Понял?!
Как скажешь, начальник! – ехидно усмехнувшись, вымолвил я и, подойдя к Диане, вскочившей и слушавшей наш диалог с расширенными от страха глазами, тихонько сказал:
- Не бойся за меня. Со мной всё будет в порядке. Верь мне. Ты для меня стала дорогой и я тебя не потеряю, если ты сама этого не захочешь. Я скоро вернусь к тебе.
На глазах у Дианы стояли слёзы.
- Они убьют тебя. Не ходи. Зачем ты вызвался идти? Влад, это глупо!
- Так надо. Жди.
С этими словами я повернулся и пошёл к выходу. Я пробирался между танцующими парами, в каждой из которых я видел себя с Дианой. Выходя в фойе, я обернулся. «Перс» с парнями шёл в пяти метрах, а над залом парила песня превращённая, почему-то, в медленный танец, «А степная трава пахнет горечью…»
Выйдя на улицу, я вдохнул воздух полной грудью. Глянув на часы, я обнаружил, что время перевалило за полночь. Спустившись по ступеням, я направился к правому углу клуба. «Перс» с пацанами начал сокращать дистанцию. Я рванул с места и побежал вдоль фасада, резко завернув за угол.
- «Винт»! – я на бегу окликнул друга.
- Ша! – раздалось в ответ.
Я резко затормозил и повернулся лицом к догоняющим меня преследователям. Толпа резко тормознула, добежав до меня, и окружила полукольцом. Ко мне приблизился «Перс». Он был почти на голову выше меня, да и в физическом плане сильнее.
- Ну что, борзый пёс, поговорим?! Пойми, пацан, Диана не про тебя! А чтоб тебе не повадно было впредь соваться на чужие территории, а тем более клеить чужих девчонок, мы тебе преподадим урок. Только, вот не знаю, выдержишь ли ты его? – он расплылся в зловещей улыбке, а вся толпа дружно загоготала.
Я стоял, держа руку в кармане куртки и сжимал выкидной нож. Я не вникал в слова сказанные «чужаком». Главное для меня было, не пропустить начало «урока» и дождаться появления «Винта» с пацанами. Губы «Перса» презрительно скривились, и.… Всё происходило, как замедленном фильме. Кулак его двигался к моей челюсти.… В этот момент я выхватил нож и, раскрыв его в движении руки, вонзил его прямо в руку «Перса».
- А-а, сука! – завопил он, хватаясь за неё. – Убью! Мочи его, пацаны!
Я стал в стойку, держа в руке окровавленный нож.
- Первого, кто двинется, запорю! – хриплым, не своим голосом, прорычал я, еле двигая языком в пересохшем рту.
Толпа, мгновение, помешкав, ринулась на меня. 
- Стоять, поцы! – голос, которого я так ждал, наконец, раздался.
Из темноты бокового фасада здания показался «Винт». В руке он держал пистолет «ТТ» с накрученным на дуло глушителем. За ним следовали семь человек его группы. «Винт» и его пацаны были старше меня, прошли намного больше баталий в уличных разборках, чем я. Толпа «чужаков» замерла с открытыми ртами.
- Шо за шум в этом тихом уголке? – с одесским акцентом проговорил «Винт» подойдя к нам. – Чем этот бедный пацан завинил, шо кодляк здоровых поцев решил его бить? А может и убить? Можете мне это объяснить? Но, только без понтов и прогона волн! Я этого не люблю и могу очень сильно рассердиться. А шо бывает, когда я сильно рассержен, не советую когда-либо видеть. Так, шо приключилось?
Семь человек из группы «Винта» взяли в кольцо моих преследователей.
- «Чужаки»?! Вот те раз! – прижимая к животу пробитую моим ножом руку, к «Винту» подошёл «Перс». – Что ты вмешиваешься в наши дела? Я не погляжу, что у тебя ствол. Плевать я на него хотел. Этот козёл обязан ответить за нарушение общего закона. Вы должны знать о законе запрещающем клеить чужих девчонок, находясь за пределами своей территории. Он нарушил этот закон. Кроме всего, он приклеился к моей девчонке, за которую я любому башку отобью. Так что, если ты чтишь законы дворов, то убери «пушку» и помоги преподать урок этому щенку.
- Щенку, говоришь? – «Винт» загадочно улыбнулся. – А ну, «Штурман», покажи ему ещё раз, какой ты щенок, если он этого до сих пор не понял.
- «Штурман»? – «Перс» на мгновение опешил. – Ах, вы все с одного кодляка?! Парни, не дрейфь, мочи их!
С этими словами он нанёс удар ногой по руке «Винта», сжимающей пистолет. Пистолет вылетел из руки «Винта» и отлетев, ударился о стену здания. Пацаны «Перса» выхватили ножи. Моё сознание заволокла бордово- кровавая пелена. До конца не осознав происходящее, я резко взмахнув ногой, ударил «Перса» в пах. «Перс» охнув, присел. Тогда я нанёс ему сокрушающий удар кулаком в нос, поваливший его на землю. Это произошло так быстро, что никто не успел опомниться. В следующий момент парни «Перса» рванули ко мне, но передо мной стеной стали парни «Винта». Блеснули лезвия опасных бритв, и кровь залила асфальт. «Винт», придерживая безвольно повисшую руку, упал на асфальт и покатился к стене здания, возле которой лежал пистолет. Один из парней «Перса» это заметил и метнулся к нему. Но было поздно. Раздался хлопок, и парень грохнулся на асфальт.
- Бросить ножи! – скомандовал «Винт» сидя и опираясь спиной о стену. 
Но его слов, будто бы, никто не слышал.
- «Винт», давай руку! – я подбежал к нему и, ухватив за руку, попытался его поднять.
- Рука, чёрт! – взвыл «Винт».
- Извини, брат! – я забыл о его руке. – Дай ствол.
Он отдал мне пистолет и, ухватившись мёртвой хваткой за мою руку здоровой рукой, встал на ноги. 
- Давай сюда ствол.
Он зажал «ТТ» в левой руке и рванул к поредевшей толпе. На асфальте, исходя кровью, лежали несколько человек. От толпы, вдруг, отделился человек и, крича, ринулся на освещённую улицу.
- Куда, шакал?! Назад! – взвизгнул не своим голосом
«Винт». 
Он, мгновенно прицелившись в фигуру, выделяющуюся на фоне освещённой улицы, дважды нажал курок. 
Два хлопка раздались один за другим. Человек, неуклюже взмахнув руками, ничком упал на асфальт. Я подбежал к толпе и увидел страшную картину. На асфальте, в лужах крови, лежали все парни «Перса» и трое парней «Винта». Четверо оставшихся стояли над трупами, сжимая в руках опасные бритвы и ножи, отобранные у «врагов». Они стояли и рычали, как звери, перемежая невнятный  рык с матом.
- Пацанва, уходим! Быстро, пока всё тихо! – незнакомым мне голосом прохрипел «Винт».
Я обошёл всех оставшихся и поинтересовался, могут ли они идти. Они глянули на меня, как хозяин смотрит на провинившуюся собаку и один из них выдавил:
- Ну, «Штурман», заварил ты кашу!
Туфли прилипали к асфальту и скользили в лужах крови. Я склонился над лежащими парнями, определяя: жив ли кто-нибудь из них?
- Оставь их, слышишь? – раздался голос «Винта». – Уходим, быстро!
Наша поредевшая группа двинулась на освещённую улицу. Парни сложили бритвы и ножи, попрятав их в карманы. Проходя мимо лежащего на асфальте человека, в которого стрелял «Винт», мы услышали его стон. Я склонился над ним. Это был «Перс».
- «Винт», он ещё живой! – обратился я к «Винту».
- Уже нет. – спокойно ответил он, приставив к голове «Перса» глушитель и нажав на курок. – Хороший враг, - мёртвый враг. Запомни это, брат! Всё, двинули!
Подойдя к освещённому месту, мы осмотрели внешний вид друг друга. Четверо парней «Винта» были с ног до головы забрызганы кровью. Самыми чистыми были я и «Винт». На улице не было ни души.
- «Штурман», двушка есть? – спросил «Винт».
Я полез в карман и, в горсти мелочи, нашёл двухкопеечную монету.
- Отлично. Гони к телефону, позвони «Траку». Передай, что мы попали под ливень и все мокрые. Две тачки, к Дворцу Культуры этого ****ского района, пусть организует мигом. Слышишь, мигом! Иначе, так и передай ему от меня, что я ему башку оторву! Понял? Запоминай телефон.
Телефонная будка виднелась в ста метрах от нас, через дорогу. Я быстро снял туфли и в носках помчался к телефону. Передав, слово в слово, услышанное от «Винта» «Траку» и получив словесную гарантию быстрого выполнения приказа, я вернулся к пацанам и доложил результат.
- Толковая мысль с туфлями. – заметил «Винт». – Помоги, брат, снять и мои, а то с рукой моей совсем худо. Никак переломал её, гандон штопанный.
Я помог ему снять туфли и с просьбой в глазах обратился к нему.
- «Винт», брат, я на минуту к подруге заскочу. Поверь, это для меня необходимо. Я же не знаю ни телефона её, ни координат…  Пожалуйста, «Винт»!..
Он посмотрел в мои глаза и, миг, подумав, сказал:
- Бегом! Но смотри, засветишься, не миновать тебе «вышки». Мы тебя ждать не будем. Только тачки подвалят, мы уходим. Так что, жми на всю катушку.
Я отдал свой нож «Винту» и помчался к входу в клуб. В фойе курили двое парней с повязками дружинников на рукавах. В одном из них я узнал «старого знакомого».
- Ты ещё здесь? – удивлённо произнёс он, увидев меня. – Я думал, ты давно уже дворами ушёл отсюда. А почему ты босой? Где туфли?
Я сориентировался мгновенно.
- Понимаешь, вышел на улицу, да случайно вступил в гавно. Неудобно было в вонючих туфлях заходить сюда.
Дружинники дружно захохотали. А я, приоткрыв дверь зала, проскользнул вовнутрь. Ветер электронной музыки дохнул мне в лицо.
- О, мами, о, мами, где же ты?! О, где же ты?!… - стонали музыканты, извлекая из своих инструментов, чарующие меня, звуки. 
Толпа, под эту песню, танцевала разными стилями. Одни, парами передвигались по залу, другие, став в круг лихо, отплясывали в стиле твиста. Я увидел Диану издалека. Подойдя быстро к ней, я взял её за руку.
- Пойдём, выйдем. Мне надо тебе, что-то важное сказать.
- Где «Перс» с пацанами? Ты цел? Что случилось? – она засыпала меня вопросами.
- Пойдём, быстро… - я потянул её за руку.
Она послушно пошла за мной. Выйдя из зала и пройдя через фойе, мы вышли из клуба. Машин не было.
- Дианка, с «Персом» и его братвой покончено. Их завалили.
При этих словах глаза Дианы округлились от страха.
- Пойми, или они меня, или мы их.
- Кто это, мы?
- Мои друзья пришли мне на выручку. Так что, решай сейчас. Ты со мной или нет? Если со мной, тогда дай мне твой номер телефона, и я свяжусь с тобой через пару дней. Если нет, то пусть наша встреча будет для нас, просто, сном. Ну, же!.. Но, только одно прошу, не предай меня!..
- Ты мой парень! Как я могу предать тебя? Это невозможно! А телефон мой запомни или запиши. Я хочу быть с тобой.
Её номер телефона я врезал себе в память, как формулу жизни. Я схватил её голову руками и крепко прижался губами к её губам. Привлёкши её к себе и постояв так, зарывшись лицом в её волосы, я отстранился. 
- Жди, я позвоню. Но, что бы ни случилось, не предай меня. Я люблю тебя!
- Я тоже… тебя люблю!
Эти слова были для меня великолепнее любых мелодий, издаваемых самыми великолепными музыкальными инструментами.
- Всё. Иди вовнутрь. Я ухожу. Скоро увидимся.
Я приоткрыл массивную, дубовую дверь клуба и слегка втолкнул её в фойе.
- Не ходи за мной. Я тебе позвоню.
Она посмотрела на меня долгим взглядом своих удивительных глаз и, опустив голову, направилась в зал.
Ревя моторами, к клубу подкатили две «Волги». Перескакивая через несколько ступеней, я помчался к ним. В первой, за рулём, сидел «Трак».
- Где «Винт»?
- Гони к углу здания! – махнул я рукой в направлении, где за углом находились «Винт» с парнями. – Да подъедь ближе к дому.
«Трак» въехал на тротуар и поехал к углу клуба. Вторая машина двинулась за ним. Я припустил, что было духу, за ними. «Волга» «Трака» на углу остановилась, и в открывшиеся двери залезли парни «Винта». Двери захлопнулись и «Волга», рванув с места, понеслась по улице. Вторая «Волга» остановилась на месте первой. Из-за угла выскочил «Винт» и рванул к ней. Я находился рядом и, открыв дверцу, заскочил на заднее сидение. «Винт» вскочил в переднюю дверцу и, швырнув мне мои туфли, захлопнул её.
- Газуй, братан! Жми на всю катушку! – крикнул он парню сидевшему за рулём.
Я едва успел захлопнуть дверцу, как «Волга» рванулась и, сходу набрав скорость, помчалась, догоняя первую.
Диане я позвонил на следующий день.
- Что вы наделали?! Зачем было их убивать? У меня сейчас, из-за этого, огромные проблемы. Нас, же, видели вместе, и тут же гибель бригады от рук «чужаков». Представляешь? Меня уже сто раз допрашивали и менты и наши. Спрашивали твой адрес или телефон. Я им ничего не сказала. И не только потому, что не знаю. Главное потому, что ты мой парень. Я тебя никогда не выдам и не предам. Но, видеться мы с тобой, в ближайшее время, не сможем. За мной может быть слежка. Я не прошу у тебя твой телефон, чтоб ты был спокоен. Позвони мне через неделю. Если будут, какие новости, я сообщу. Знай, Влад, что ты мне очень понравился. И я знаю, наверняка, что ты не убивал. Я выбрала тебя своим парнем, им ты и остаёшься. Не пропадай.
- Милая моя! – голос мой дрогнул. – Спасибо тебе за всё! Я не пропаду, так как ты мне нужна более, чем ты думаешь. Я люблю тебя! Я позвоню через неделю обязательно. Жди. Целую тебя, моя девчонка! Мы обязательно встретимся и, уж, тогда никогда не расстанемся. Ты согласна?
- Да! – ответ прозвучал сильнее мощнейшего аккорда, самой прекрасной электронной тональности.
«Да – да – да - да!» - вторило этому ответу моё сердце.
Но, встретиться нам не было, больше, суждено. Когда, через неделю, я позвонил Диане, мне ответили, что она здесь не живёт и где она, им не известно. С тех пор, сколько я не пытался найти её, мою девчонку, так её следов мне отыскать и не удалось. По одним непроверенным данным, она с родителями, в срочном порядке, уехала куда-то на Север. По другим, она погибла при каких-то внутренних разборках их группировки. Я бы хотел больше склоняться к первой версии.
С тех пор, любая электронная мелодия вызывает у меня в памяти образ прекрасной девчонки в матроске, словно прекрасный образ электронной, музыкальной пьесы, которой не суждено было состояться до конца.  
 

© Copyright: Владимир Гликов, 2014

Регистрационный номер №0216496

от 23 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216496 выдан для произведения:
Танцы всегда были моей слабостью. Я любил танцевать под музыку, издаваемую вокально-инструментальными группами, либо дико отплясывая твист или рок-н-ролл, либо плыть в тумане вальса прижавшись к очаровательной подружке, ощущая под руками её упругое, извивающееся в такт вальса, тело. Но, если не было партнёрши, я не грустил. Музыка, издаваемая электронными инструментами, завораживала меня. Я мог сидеть на протяжении всего танцевального вечера где-нибудь в уголке и слушать музыку, наблюдая за танцующими.
В тот вечер я был без подруги. Танцы проводились во Дворце Культуры, находящемся в районе враждебном моему. Нарушение границ территорий районов враждующих между собой, каралось по всей строгости уличных законов. Даже подругу, живущую в «чужом» районе, проводить домой было занятием опасным. Смельчакам идущим на такой шаг, в случае поимки, выдумывались всевозможные методы наказания. Эти наказания оканчивались, как правило, мордобоем доводящего смельчака, в лучшем случае до больницы, а в худшем до кладбища. Но, танцы, это было местом «святым», где порой проявлялась лояльность. Главное, чтобы «чужак» не закадрил местную девчонку. А так, пусть сидит тихонько да слушает музыку, и расскажет потом своим, какой музон имеется у них. Пусть лопнут «враги» от зависти. Но, если «чужак» захотел потанцевать, а уж тем более пригласить местную девчонку на танец, что порой вело к дальнейшей дружбе, то уж пусть пеняет на себя. Пощады не жди.
Зайдя в зал, я прошёл к выбранному для себя месту в углу и усевшись, при готовился улетать в миры электронных мелодий. Ансамбль играл неплохо. Коллектив был сыгранный, и ребята владели инструментами мастерски. «До чего я не везучий…» - запел соло гитарист, и толпа молодёжи ринулась в центр зала. Разбившись на группки по три-четыре человека, они выделывали «па» ногами и физкультурные движения руками в такт музыке. Я окинул взглядом женский пол. Да, немало смазливеньких девчонок у «врагов». Неплохо бы «трахнуть» некоторых из них, но…лучше об этом сейчас не думать. « Вот увидишь, вот увидишь, я влюблюсь тебе назло!» - пропел заключительную фразу припева соло гитарист и ударник, рассыпав горох барабанной дроби, завершил песню звоном тарелки. Толпа двинулась к сидениям у стен. Мой взгляд упал на девчонку в белой мини юбке, из под которой «росли» красивые, загорелые, стройные ножки в белых босоножках. Узкая талия, широкие бёдра, высокая грудь, облегаемая декоративной матроской, дали дополнительную, положительную оценку их владелице. А мой взгляд, брошенный на её лицо, окончательно погрузил меня в мир грёз о знакомстве с ней. Но, разве можно было думать об этом в моём положении? «Один среди чужих», мелькнула мысль, характеризующая моё положение в данный момент.
- А сейчас, «белый танец»! Дамы приглашают кавалеров! – прокричал гитарист певец в микрофон. 
Послышались звуки бьющихся друг о друга барабанных палочек, и синтезатор запел своим удивительным, электронным голосом. Его поддержали соло и бас гитары. Ударник, сердцем ансамбля, отбивал частоту ударов льющейся музыки.
- Му-узыка вновь слышна… - голос гитариста певца ворвался в переплетение звуков.
- Можно тебя пригласить? 
Нежный девичий голос вывел меня из состояния музыкальной эйфории. «Меня пригласить?», мелькнуло в мозгу. Первое, что я увидел, когда мой взор, вернувшийся  из музыкально-заоблачных высот, упал на говорившую, была пара загорелых, стройных ножек «растущих» из под белой, плиссированной мини юбки и обутых в белые босоножки. Я поднял глаза и встретился взглядом с парой, как небесная синь, глаз. Русые волосы, ниспадающие сзади «конским хвостом», чёлка, длинные  ресницы, маленький, чуть вздёрнутый носик и полные, ждущие поцелуя, губки завершали портрет этого человечка. Не сон, ли, это? Забыв обо всем, я встал и взяв протянутую ею руку, слегка сжал.
- Влад. – голос мне, немного, изменил.
- Диана. – её голос прозвучал мелодичнее звуков, издаваемых синтезатором и волнами льющихся по залу.
Мы отошли на несколько шагов от стены, и она положила свои ручки мне на плечи. Я нежно обхватил её за талию, и мы поплыли по залу.
- Кто ты? – выдохнул, наконец, я «пробку» сидевшую у меня в груди с момента, как её увидел.
Брови её взметнулись вверх.
- Как, кто? Человек, девчонка… А ты, кто?
- Нет. Ты не человек и не девчонка. 
Её глаза стали ещё больше от изумления.
- Ты ангел, валькирия… - мне было трудно связывать слова. – А я, кто? Да я и сам не знаю, кто я…
Очаровательная улыбка осветила её лицо. Она, вдруг, положила голову мне на плечо, и моё лицо погрузилось в её шелковистые волосы. У меня опять забило дыхание. Не зная, что делаю, я поцеловал её в шейку, так близко находящуюся от моих губ, а мои руки, мимо воли, скользнули на её попку. «Что я делаю? А, вдруг, моё поведение повлечёт её недовольство, и мой чудный сон прервётся так же неожиданно, как и начался? – мысли крутились в моей голове «чёртовым колесом».- А может и лучше, чтоб так и было? Я же отсюда с ней не смогу выйти. С местной девчонкой «чужаку», лишь, два пути: либо в больницу, либо в морг. Но, отказаться добровольно от такого, пахнущего духами, выпивкой, солнцем и многим чем ещё, головокружительного создания я не хочу. Да что там, не хочу? Просто, не могу!» Диана подняла на меня глаза, и на какое-то мгновение наши губы слились в поцелуй. Мы не заметили, как вальс подошёл к концу и ударник, звоном металла, возвестил всех об этом. Мы отстранились друг от друга, но она, не выпуская моей руки, повела меня к сидениям у дальней стены. Когда мы подошли, я увидел сидящих там её подруг. Они были симпатичны, но Диана выделялась среди них, как Аленький Цветочек. Поблагодарив её за танец, я освободил свою руку и пошёл в «свой угол», по пути оценивая обстановку. Результата ждать, долго не пришлось. Не успел я сесть, как ко мне подошли два рослых парня, и один из них, ухватив меня за плечо, сквозь зубы процедил:
- Чужак, твоё место на кладбище! Не вздумай клеиться к нашим девчонкам! А за Диану тебе, вообще, амба! Ты понял?!
Я на мгновение вспомнил лицо и фигурку Дианы, её сладкие губы, алкогольно-косметический аромат и, глядя «врагу» в глаза, спокойно ответил:
- Нет, не понял! Я понимаю друзей, а слова врагов ко мне туго доходят. Попытайся объяснить мне снова, может пойму…
Я знал, что подписываю себе приговор, но ничего с собой поделать не мог. Меня понесла неуправляемая сила. Парни переглянулись и рука, сжимавшая моё плечо, подняла меня со скамьи. Ворот рубашки парня, сжимавшего моё плечо, мгновенно оказался зажатым в моём кулаке.
- Убери руки, а то протянешь ноги… - прошипел я со злостью, и правая рука напряглась для удара.
В этот момент я абсолютно забыл, где я нахожусь и в каком окружении. Атмосфера накалилась до предела. Но тут, как из-под земли, выросли фигуры трёх парней с красными повязками на рукавах, на которых красовались белые буквы «ДНД».
- А ну, прекратить! В милицию захотели, что ли?! Хотите разбираться, валите на улицу!
Нас оторвали друг от друга и развели в стороны.
- Ну, тебе амба!.. – процедил «враг» и, взяв дружка за плечо, направился к пацанам сидящим у боковой стены.
- Ты местный? – спросил меня один из дружинников.
- Нет, я из другого района.
- Плохи твои дела, паря! – констатировал тот. – Уходи задними дворами, пока не поздно и пока жив. Это тебе мой совет.
Предупредив меня, дружинники удалились. Я сел на скамью и прикинул своё положение. Как ни крути, а оно было хреновым. Я попал в поле зрения местных, а они меня из своего района, просто, не выпустят. Я мог бы принять бой, но с одним, максимум с двумя. Глядя на группу, сидящую у боковой стены и глядящую в мою сторону, я понимал, что положение моё проигрышное. Жалко, чёрт побери, что я пошёл на эти танцы один. Хорошо, если останусь жив. Больница, не самое худшее. Тогда, оклемавшись, я смогу ответить им за всё. А если убьют? Вон, каждый день кого-нибудь хоронят. Если старый или больной, то это понятно. А то, ведь, пацанов хоронят убитых в уличных разборках!
- Вот опять сентябрь подпалил листву… - голос гитариста певца, сопровождаемый электронными звуками и эффектами, перемежающимися ритмичным биением ударной установки, зазвенел по залу. 
Толпа заполнила середину зала и разбилась на группки.
- Влад, а я за тобой! Пошли танцевать. – голос проговоривший эти слова заставил моё сердце бешено забиться.
Я поднял голову и встретился с ней взглядом.
- Диана, у меня проблемы с вашими парнями из-за тебя. Я здесь один, без поддержки и домой, как я чувствую, сегодня и в ближайшие дни не попаду. Если, вообще, попаду… Пойми, я не трус, но один с вашей братвой  я не справлюсь… Понимаешь?
- Влад, скажи, я тебе нравлюсь? – взгляд её синих глаз, казалось, насмехался над всеми моими опасениями.
- Да, нравишься.. И даже очень! – честно признался я. – Я очень хотел бы видеть тебя своей подругой. Но.. я боюсь, что после сегодняшнего нашего знакомства мы больше не увидимся. Мне, просто, не дадут уйти.
- Боишься, говоришь? А ты не бойся! Многие хотели бы видеть меня своей подругой, но я, как видишь, выбрала тебя. А за меня, я думаю, есть смысл рисковать. Ты, же, пацан, а не девчонка! Верно? Пошли танцевать.
Она схватила меня за руку и потащила в центр зала. 
- Змея – искусительница!.. прошипел я ей в затылок, но в душе был очень доволен, что самая красивая девчонка из всех присутствующих выбрала, именно, меня. Что есть перспектива, оставшись в живых, иметь её своей подругой.
Диана, сжимая мою руку, вдруг, стала царапать мою ладонь ноготком указательного пальца. Не может быть! Этот знак знал каждый пацан, каждая девчонка. Это приглашение на секс. Сердце моё подпрыгнуло, но в этот момент Диана развернулась ко мне и, обвив мою шею руками, повела танец. Я обхватил её за талию и крепко прижал к себе. Наши лица соприкасались носами, глаза смотрели в глаза.
- Мы… будем… сегодня… вместе. Я хочу, чтоб ты был моим,… а я твоей… - её шёпот, алмазным буром, вгрызался в мой мозг, заставляя сердце бешено колотиться.
Она прикрыла глаза и, запрокинув голову, продолжала  двигаться в такт музыке. Очаровательные, влажные губы Дианы притягивали, как магнит. Я потерял всякий контроль над собой, всякую осторожность, и наши губы слились в сладкий «французский» поцелуй. Со мной творилось невообразимое. Я был готов, тут же, в зале, среди массы «чужаков», овладеть ею на этом паркетном полу.
- Где ты, мне теперь всё равно! С кем ты, мне теперь всё равно! – прозвучали финальные слова припева и звук электроники, набрав свою максимальную высоту, оборвался под стук и звон ударника.
Я, будто, приклеился к этому сладкому цветку, и казалось никакие силы не в состоянии нас разъединить. Собрав волю в кулак, я отстранился от неё и взглянул в её открывшиеся глаза.
- Тебе хорошо? – хрипловатым голосом спросил я.
Она улыбнулась и, проведя ладошкой по моей щеке, ответила:
- Очень!…
За всё время танца я впервые окинул взглядом зал. Сотни глаз смотрели на нас. Одни выражали удивление, другие смотрели с одобрением и насмешкой, но глаза многих выражали зависть и ненависть. « Что я делаю? Я сам затягиваю петлю на своей шее всё больше и больше!» Я всё это отлично понимал, но изменить ничего не мог, да и не хотел. Я демонстративно обнял Диану за плечи и, проведя её к подругам, поблагодарил за танец. Её глаза, смотрящие на меня, уже не были насмешливыми. В них было восхищение.
- Не уходи. Останься со мной…
Она взяла меня за руку и, повернувшись к подругам, сказала:
- Это Влад, мой парень. Прошу любить и жаловать.
Девчонки переглянулись и, встав со скамьи, по очереди представились.
- Катя.
- Женя.
- Зоя.
Я кивком головы и лёгким пожатием их рук, пронял знакомство со словами: «Очень приятно».
- Влад, ты же, если я не ошибаюсь, «чужак»? И ты не боишься иметь такую подругу, как Диана? Ведь, за неё тебе пацаны башку оторвут и скажут, что так и было. – голос Зои прозвучал насмешливо предостерегающе.
- Замолчи! – глаза Дианы сверкнули гневом. – Он не «чужак»! Он мой парень! Понятно? А кто кому башку оторвёт, пока не известно.
Потом, взяв меня за руку, сказала: «Садись.» Я сел рядом с ней.
- Встань! – раздался окрик, и возле меня оказался один из тех крепких парней, которые подходили ко мне ранее. – Ну, всё! Ты труп! Отпусти её руку, козёл! Ты понял?!
Он схватил меня за лацканы куртки и рывком поднял со скамьи.
- Убери руки, падаль, если не хочешь получить «перо» в живот! – я не отдавал отчёта словам, но их, будто, кто-то говорил за меня.
Мои слова возымели действие. Он отпустил мою куртку, отпихнув меня от себя.
- «Пером» грозишься? Лады! Посмотрим, таков ли ты боец, как из себя мнишь! Пошли, выйдем! Поговорим!
- Ты, дерьмо собачье, вали к своим гавнюкам! Мне с тобой входить незачем и говорить не о чем. Да и некогда. У меня есть здесь с кем говорить и с кем гулять!
При этих моих словах, сказанных не мной, но моими устами, пацан задохнулся от своей ненависти и моей наглости.
- Да я тебя сейчас на куски порву!
Его кулак сжался, а я приготовился к отражению атаки. Но в этот момент между нами возникла Диана.
- Пошёл вон, «Перс»! Не тронь Влада! Он мой парень! Не он приклеился ко мне, а я его сняла. Я держу ответ за весь базар. Вали на хер к своим гавнюкам, как правильно подметил Влад!
- Уйди, Диана! Христом Богом прошу, уйди! Он «чужак» и должен держать ответ за нарушение территории! А если ты покрываешь «чужака», то и ты получишь на всю катушку! Отойди, иначе я за себя не ручаюсь!
- Он не «чужак», «Перс», а мой парень! Запомни это! А меня попробуй, тронь! «Зевс» любому башку отобьёт, кто меня тронет! А за Влада я сама «Зевсу» расскажу. Он поймёт, он умный и понятливый! Не то, что ты, урод!
У «Перса» перекосило лицо от ярости, руки его затряслись, глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит.
- Вы оба трупы! Ты опозорила меня перед «чужаком»?! Но ты не достанешься ему! Если не мне, то никому!
Он резко схватил Диану за волосы и запрокинул её голову. Я молнией метнулся к нему и лезвие моего выкидного ножа, прижатого к его боку и проколовшего рубашку, мгновенно подействовало отрезвляюще. Он отпустил волосы Дианы, которая тут же нанесла ему оглушительную пощёчину. Я увидел, как к нам через зал бежит группа дружинников. Я тот час сложил нож и спрятал в потайном кармане в рукаве куртки.
- Что, танцевать надоело?! – заорал один из дружинников, сжимая в руке резиновую милицейскую дубинку. – В милицию захотели?! Мы это мигом оформим! Что здесь произошло?!
- Да вот, приятель недоволен моим парнем. – Диана наигранно засмеялась. – Думает, что если он «валет», то ему всё дозволено. Кто он такой, чтоб мне указывать с кем мне ходить, а с кем нет? Это моя жизнь и мне решать!
- Хватит! – рявкнул дружинник. – Разборки будете проводить после танцев. За пределами Дворца Культуры можете, хоть, башку друг другу проломить! А здесь, чтоб был порядок! Понятно?!
- А как же! Конечно, понятно, начальник! – Диана кокетливо улыбнулась и подмигнула дружиннику.
- То-то же! – уже миролюбиво произнёс тот, улыбнувшись Диане. – Танцуйте, веселитесь!
«Перс» во время разборок с охраной правопорядка незаметно «слинял» и уже находился  в окружении своих пацанов, что-то, им, рассказывая  и показывая в нашу сторону рукой. Дружинник подошёл ко мне, внимательно посмотрел в глаза и тихонько проговорил:
- Не завидую тебе, братан. Девчонка у тебя классная, слов нет. А вот положение твоё, - амбец. Свалил бы, пока не поздно, дворами. Убьют же!
- Надеюсь, всё обойдётся, – не совсем уверенным голосом ответил я.
- Ну–ну! – дружинник похлопал меня по плечу и махнув остальным охранникам, сказал: «Пойдём».
Когда они отошли, Диана подошла ко мне и, взяв меня за руку, сказала:
- Спасибо. Твоё «перо» пришлось, как раз кстати. Кретин! Чуть волосы не выдрал! Ничего, он ещё будет ползать у меня в ногах! Я ему это припомню!
Сказав это, она обхватила мою шею рукой и заглянув бездонными глазами в мои, поцеловала в губы нежным поцелуем.
- Как же нам не веселиться… - взорвался зал звуками популярного шлягера.
- Хочешь танцевать? – Диана прижалась щекой к моему плечу и из-подо лба глядела на меня.
- Нет, сейчас не хочу. – признался я и это было правдой.
Я задумался опять о моём положении. Чёрт! Охранник кое в чём прав. Если бы я незаметно исчез с танцев и задними дворами вышел из этого района, то я остался бы цел и невредим. Но в таком случае я потеряю Диану. А этого позволить себе я не только не хотел, но и не мог. Уж, больно понравилась она мне. Взгляд мой упал на парня пробирающегося вдоль стены. Что это? Не может быть! Я невольно протёр глаза. Чёрт! Вот это да! Это был «Винт», парень из нашей тусовки, из моего района.
- Дианочка, солнышко, обожди меня немного.
 Я отстранился от прижавшейся ко мне подруги и встал.
- Ты куда? Не уходи. С танцев уйдём вместе. Со мной тебя не тронут. А один ты пропадёшь. Я не хочу, сняв тебя, тут же потерять!..
Её взгляд был умоляющим.
- Не бойся за меня. Не к лицу мне, чтоб девчонка меня защищала, а мне прятаться за её спину. Всё будет в порядке. Я скоро вернусь.
Я наклонился и, взяв её голову в свои руки, поцеловал в сладкие губки.
- «Винт», привет! Какими судьбами ты здесь?
«Винт» был одет, как всегда. Кепка, надвинутая на глаза, рубашка узлом стянутая на животе, кожаные перчатки на руках. Рубашка, не застёгнутая на пуговицы, обнажала мускулистую грудь.
- «Штурман»? А ты чё здесь делаешь? Кто с тобой?
- В том-то и беда, что никого. Пришёл музыку послушать, да нашёл себе подругу... Одним словом, петля у меня на шее…
- Оставь её! Не досуг бабьём заниматься на «чужих» территориях. Ты же знаешь, закон един для всех. Айда со мной!
- «Винт», братуха! Я не хочу её потерять Она мне по душе больше, чем я кого знал. И она сама согласна быть моей девчонкой, хоть и «чужачка». Окажи прикрытие, брат… Ты с кем здесь?
- Есть парни, ожидают на улице. Должничок один есть, вот и разыскиваю его повсюду. Думал, может здесь отрывается. Ан, вижу, нет его здесь. Прикрытие просишь? А от кого?
- Есть здесь кенты, которые подписали мне смертный приговор с моей подругой.
- Они что, и свою хотят замочить? Совсем охренели, что ли?
- Это её хахаль с пацанвой. Она «опустила» его при мне, вот он и взбеленился.
- Серьёзное дело. Прикрыть-то я тебя прикрою, а вот что с ней будет потом? Ты подумал?
- Я буду её принимать на нашей территории. Я знаю, что это проблемный случай, но я не хочу её терять.
- Стрёмное это дело, поверь мне.… Где эти поцы?
- В зале тусуются.
- Вводи их на стрелку за правым углом клуба. Я буду там. Дело сделаем и уходим. С подругой решай сам, я тебе не указчик. Двигай. Жду.
«Винт» пустил струю слюны сквозь зубы на стену и, подмигнув, скрылся в толпе.
- Пап-пап, пара-ра-ра-пап-пап… - хором выводили музыканты припев шлягера, украшая голоса орнаментом электронной музыки.
Толпа бесновалась, выделывая ногами вензеля, прыгая и размахивая руками не хуже ветряных  мельниц. Я возвращался к Диане. Издали, окидывая её взглядом среди подруг, я ещё раз оценил её красоту.
- Ну-ка, подвиньтесь, девчушки! Дайте присесть возле моей ненаглядной!
У девчонок приоткрылись рты, а Диана удивлённо взглянула на меня.
- Как дела? Куда ты ходил?
- В туалет. – соврал я, присаживаясь на освобождённое место. – Знаешь, Дианка, я всегда мечтал встретить такую девчонку, как ты. А теперь, когда мы встретились, я тебя никому не отдам.
С этими словами, я обхватил её за шею, и мы слились долгим поцелуем. Я чувствовал, как её тело, прижатое ко мне, начало дрожать, как её рука скользнула под мою рубашку и начала гладить мою грудь, опускаясь, всё ниже и ниже…
- Встань, сука! – удар по уху ввел меня из этого райского блаженства.
Я вскочил, но был отброшен к стене тычком в грудь. Передо мной стояли пятеро рослых парней, впереди которых стоял «Перс». 
- Долго ты будешь выёбываться над моими чувствами, козёл?! Эта девчонка моя! Понял?! И тебе она не достанется никогда! Понял?! 
- Ты меня, гандон, на «понял» не бери! Понял?! – парировал я. – А хочешь узнать, чья она будет, пойдем, выйдем и поговорим! 
- Чтоб мне сдохнуть! Неужели ты повёлся, пацан, на «стрелку»?! А я думал, ты ссыкун! Опа! Идём, идём! Ай да  пацан у тебя, Диана! Герой! Вот это по-мужски! – «Перс» сиял несказанной радостью, предвкушая расправу с ненавистным «чужаком», как будто это была сама цель его жизни.
- Где «стрелку» бьёшь? – щуря глаза и плотоядно ухмыляясь, спросил он.
- За правым углом клуба. Иди, я подойду.
- Ты что, за лоха меня считаешь? Ты пойдёшь первый, а я подойду! Понял?!
Как скажешь, начальник! – ехидно усмехнувшись, вымолвил я и, подойдя к Диане, вскочившей и слушавшей наш диалог с расширенными от страха глазами, тихонько сказал:
- Не бойся за меня. Со мной всё будет в порядке. Верь мне. Ты для меня стала дорогой и я тебя не потеряю, если ты сама этого не захочешь. Я скоро вернусь к тебе.
На глазах у Дианы стояли слёзы.
- Они убьют тебя. Не ходи. Зачем ты вызвался идти? Влад, это глупо!
- Так надо. Жди.
С этими словами я повернулся и пошёл к выходу. Я пробирался между танцующими парами, в каждой из которых я видел себя с Дианой. Выходя в фойе, я обернулся. «Перс» с парнями шёл в пяти метрах, а над залом парила песня превращённая, почему-то, в медленный танец, «А степная трава пахнет горечью…»
Выйдя на улицу, я вдохнул воздух полной грудью. Глянув на часы, я обнаружил, что время перевалило за полночь. Спустившись по ступеням, я направился к правому углу клуба. «Перс» с пацанами начал сокращать дистанцию. Я рванул с места и побежал вдоль фасада, резко завернув за угол.
- «Винт»! – я на бегу окликнул друга.
- Ша! – раздалось в ответ.
Я резко затормозил и повернулся лицом к догоняющим меня преследователям. Толпа резко тормознула, добежав до меня, и окружила полукольцом. Ко мне приблизился «Перс». Он был почти на голову выше меня, да и в физическом плане сильнее.
- Ну что, борзый пёс, поговорим?! Пойми, пацан, Диана не про тебя! А чтоб тебе не повадно было впредь соваться на чужие территории, а тем более клеить чужих девчонок, мы тебе преподадим урок. Только, вот не знаю, выдержишь ли ты его? – он расплылся в зловещей улыбке, а вся толпа дружно загоготала.
Я стоял, держа руку в кармане куртки и сжимал выкидной нож. Я не вникал в слова сказанные «чужаком». Главное для меня было, не пропустить начало «урока» и дождаться появления «Винта» с пацанами. Губы «Перса» презрительно скривились, и.… Всё происходило, как замедленном фильме. Кулак его двигался к моей челюсти.… В этот момент я выхватил нож и, раскрыв его в движении руки, вонзил его прямо в руку «Перса».
- А-а, сука! – завопил он, хватаясь за неё. – Убью! Мочи его, пацаны!
Я стал в стойку, держа в руке окровавленный нож.
- Первого, кто двинется, запорю! – хриплым, не своим голосом, прорычал я, еле двигая языком в пересохшем рту.
Толпа, мгновение, помешкав, ринулась на меня. 
- Стоять, поцы! – голос, которого я так ждал, наконец, раздался.
Из темноты бокового фасада здания показался «Винт». В руке он держал пистолет «ТТ» с накрученным на дуло глушителем. За ним следовали семь человек его группы. «Винт» и его пацаны были старше меня, прошли намного больше баталий в уличных разборках, чем я. Толпа «чужаков» замерла с открытыми ртами.
- Шо за шум в этом тихом уголке? – с одесским акцентом проговорил «Винт» подойдя к нам. – Чем этот бедный пацан завинил, шо кодляк здоровых поцев решил его бить? А может и убить? Можете мне это объяснить? Но, только без понтов и прогона волн! Я этого не люблю и могу очень сильно рассердиться. А шо бывает, когда я сильно рассержен, не советую когда-либо видеть. Так, шо приключилось?
Семь человек из группы «Винта» взяли в кольцо моих преследователей.
- «Чужаки»?! Вот те раз! – прижимая к животу пробитую моим ножом руку, к «Винту» подошёл «Перс». – Что ты вмешиваешься в наши дела? Я не погляжу, что у тебя ствол. Плевать я на него хотел. Этот козёл обязан ответить за нарушение общего закона. Вы должны знать о законе запрещающем клеить чужих девчонок, находясь за пределами своей территории. Он нарушил этот закон. Кроме всего, он приклеился к моей девчонке, за которую я любому башку отобью. Так что, если ты чтишь законы дворов, то убери «пушку» и помоги преподать урок этому щенку.
- Щенку, говоришь? – «Винт» загадочно улыбнулся. – А ну, «Штурман», покажи ему ещё раз, какой ты щенок, если он этого до сих пор не понял.
- «Штурман»? – «Перс» на мгновение опешил. – Ах, вы все с одного кодляка?! Парни, не дрейфь, мочи их!
С этими словами он нанёс удар ногой по руке «Винта», сжимающей пистолет. Пистолет вылетел из руки «Винта» и отлетев, ударился о стену здания. Пацаны «Перса» выхватили ножи. Моё сознание заволокла бордово- кровавая пелена. До конца не осознав происходящее, я резко взмахнув ногой, ударил «Перса» в пах. «Перс» охнув, присел. Тогда я нанёс ему сокрушающий удар кулаком в нос, поваливший его на землю. Это произошло так быстро, что никто не успел опомниться. В следующий момент парни «Перса» рванули ко мне, но передо мной стеной стали парни «Винта». Блеснули лезвия опасных бритв, и кровь залила асфальт. «Винт», придерживая безвольно повисшую руку, упал на асфальт и покатился к стене здания, возле которой лежал пистолет. Один из парней «Перса» это заметил и метнулся к нему. Но было поздно. Раздался хлопок, и парень грохнулся на асфальт.
- Бросить ножи! – скомандовал «Винт» сидя и опираясь спиной о стену. 
Но его слов, будто бы, никто не слышал.
- «Винт», давай руку! – я подбежал к нему и, ухватив за руку, попытался его поднять.
- Рука, чёрт! – взвыл «Винт».
- Извини, брат! – я забыл о его руке. – Дай ствол.
Он отдал мне пистолет и, ухватившись мёртвой хваткой за мою руку здоровой рукой, встал на ноги. 
- Давай сюда ствол.
Он зажал «ТТ» в левой руке и рванул к поредевшей толпе. На асфальте, исходя кровью, лежали несколько человек. От толпы, вдруг, отделился человек и, крича, ринулся на освещённую улицу.
- Куда, шакал?! Назад! – взвизгнул не своим голосом
«Винт». 
Он, мгновенно прицелившись в фигуру, выделяющуюся на фоне освещённой улицы, дважды нажал курок. 
Два хлопка раздались один за другим. Человек, неуклюже взмахнув руками, ничком упал на асфальт. Я подбежал к толпе и увидел страшную картину. На асфальте, в лужах крови, лежали все парни «Перса» и трое парней «Винта». Четверо оставшихся стояли над трупами, сжимая в руках опасные бритвы и ножи, отобранные у «врагов». Они стояли и рычали, как звери, перемежая невнятный  рык с матом.
- Пацанва, уходим! Быстро, пока всё тихо! – незнакомым мне голосом прохрипел «Винт».
Я обошёл всех оставшихся и поинтересовался, могут ли они идти. Они глянули на меня, как хозяин смотрит на провинившуюся собаку и один из них выдавил:
- Ну, «Штурман», заварил ты кашу!
Туфли прилипали к асфальту и скользили в лужах крови. Я склонился над лежащими парнями, определяя: жив ли кто-нибудь из них?
- Оставь их, слышишь? – раздался голос «Винта». – Уходим, быстро!
Наша поредевшая группа двинулась на освещённую улицу. Парни сложили бритвы и ножи, попрятав их в карманы. Проходя мимо лежащего на асфальте человека, в которого стрелял «Винт», мы услышали его стон. Я склонился над ним. Это был «Перс».
- «Винт», он ещё живой! – обратился я к «Винту».
- Уже нет. – спокойно ответил он, приставив к голове «Перса» глушитель и нажав на курок. – Хороший враг, - мёртвый враг. Запомни это, брат! Всё, двинули!
Подойдя к освещённому месту, мы осмотрели внешний вид друг друга. Четверо парней «Винта» были с ног до головы забрызганы кровью. Самыми чистыми были я и «Винт». На улице не было ни души.
- «Штурман», двушка есть? – спросил «Винт».
Я полез в карман и, в горсти мелочи, нашёл двухкопеечную монету.
- Отлично. Гони к телефону, позвони «Траку». Передай, что мы попали под ливень и все мокрые. Две тачки, к Дворцу Культуры этого ****ского района, пусть организует мигом. Слышишь, мигом! Иначе, так и передай ему от меня, что я ему башку оторву! Понял? Запоминай телефон.
Телефонная будка виднелась в ста метрах от нас, через дорогу. Я быстро снял туфли и в носках помчался к телефону. Передав, слово в слово, услышанное от «Винта» «Траку» и получив словесную гарантию быстрого выполнения приказа, я вернулся к пацанам и доложил результат.
- Толковая мысль с туфлями. – заметил «Винт». – Помоги, брат, снять и мои, а то с рукой моей совсем худо. Никак переломал её, гандон штопанный.
Я помог ему снять туфли и с просьбой в глазах обратился к нему.
- «Винт», брат, я на минуту к подруге заскочу. Поверь, это для меня необходимо. Я же не знаю ни телефона её, ни координат…  Пожалуйста, «Винт»!..
Он посмотрел в мои глаза и, миг, подумав, сказал:
- Бегом! Но смотри, засветишься, не миновать тебе «вышки». Мы тебя ждать не будем. Только тачки подвалят, мы уходим. Так что, жми на всю катушку.
Я отдал свой нож «Винту» и помчался к входу в клуб. В фойе курили двое парней с повязками дружинников на рукавах. В одном из них я узнал «старого знакомого».
- Ты ещё здесь? – удивлённо произнёс он, увидев меня. – Я думал, ты давно уже дворами ушёл отсюда. А почему ты босой? Где туфли?
Я сориентировался мгновенно.
- Понимаешь, вышел на улицу, да случайно вступил в гавно. Неудобно было в вонючих туфлях заходить сюда.
Дружинники дружно захохотали. А я, приоткрыв дверь зала, проскользнул вовнутрь. Ветер электронной музыки дохнул мне в лицо.
- О, мами, о, мами, где же ты?! О, где же ты?!… - стонали музыканты, извлекая из своих инструментов, чарующие меня, звуки. 
Толпа, под эту песню, танцевала разными стилями. Одни, парами передвигались по залу, другие, став в круг лихо, отплясывали в стиле твиста. Я увидел Диану издалека. Подойдя быстро к ней, я взял её за руку.
- Пойдём, выйдем. Мне надо тебе, что-то важное сказать.
- Где «Перс» с пацанами? Ты цел? Что случилось? – она засыпала меня вопросами.
- Пойдём, быстро… - я потянул её за руку.
Она послушно пошла за мной. Выйдя из зала и пройдя через фойе, мы вышли из клуба. Машин не было.
- Дианка, с «Персом» и его братвой покончено. Их завалили.
При этих словах глаза Дианы округлились от страха.
- Пойми, или они меня, или мы их.
- Кто это, мы?
- Мои друзья пришли мне на выручку. Так что, решай сейчас. Ты со мной или нет? Если со мной, тогда дай мне твой номер телефона, и я свяжусь с тобой через пару дней. Если нет, то пусть наша встреча будет для нас, просто, сном. Ну, же!.. Но, только одно прошу, не предай меня!..
- Ты мой парень! Как я могу предать тебя? Это невозможно! А телефон мой запомни или запиши. Я хочу быть с тобой.
Её номер телефона я врезал себе в память, как формулу жизни. Я схватил её голову руками и крепко прижался губами к её губам. Привлёкши её к себе и постояв так, зарывшись лицом в её волосы, я отстранился. 
- Жди, я позвоню. Но, что бы ни случилось, не предай меня. Я люблю тебя!
- Я тоже… тебя люблю!
Эти слова были для меня великолепнее любых мелодий, издаваемых самыми великолепными музыкальными инструментами.
- Всё. Иди вовнутрь. Я ухожу. Скоро увидимся.
Я приоткрыл массивную, дубовую дверь клуба и слегка втолкнул её в фойе.
- Не ходи за мной. Я тебе позвоню.
Она посмотрела на меня долгим взглядом своих удивительных глаз и, опустив голову, направилась в зал.
Ревя моторами, к клубу подкатили две «Волги». Перескакивая через несколько ступеней, я помчался к ним. В первой, за рулём, сидел «Трак».
- Где «Винт»?
- Гони к углу здания! – махнул я рукой в направлении, где за углом находились «Винт» с парнями. – Да подъедь ближе к дому.
«Трак» въехал на тротуар и поехал к углу клуба. Вторая машина двинулась за ним. Я припустил, что было духу, за ними. «Волга» «Трака» на углу остановилась, и в открывшиеся двери залезли парни «Винта». Двери захлопнулись и «Волга», рванув с места, понеслась по улице. Вторая «Волга» остановилась на месте первой. Из-за угла выскочил «Винт» и рванул к ней. Я находился рядом и, открыв дверцу, заскочил на заднее сидение. «Винт» вскочил в переднюю дверцу и, швырнув мне мои туфли, захлопнул её.
- Газуй, братан! Жми на всю катушку! – крикнул он парню сидевшему за рулём.
Я едва успел захлопнуть дверцу, как «Волга» рванулась и, сходу набрав скорость, помчалась, догоняя первую.
Диане я позвонил на следующий день.
- Что вы наделали?! Зачем было их убивать? У меня сейчас, из-за этого, огромные проблемы. Нас, же, видели вместе, и тут же гибель бригады от рук «чужаков». Представляешь? Меня уже сто раз допрашивали и менты и наши. Спрашивали твой адрес или телефон. Я им ничего не сказала. И не только потому, что не знаю. Главное потому, что ты мой парень. Я тебя никогда не выдам и не предам. Но, видеться мы с тобой, в ближайшее время, не сможем. За мной может быть слежка. Я не прошу у тебя твой телефон, чтоб ты был спокоен. Позвони мне через неделю. Если будут, какие новости, я сообщу. Знай, Влад, что ты мне очень понравился. И я знаю, наверняка, что ты не убивал. Я выбрала тебя своим парнем, им ты и остаёшься. Не пропадай.
- Милая моя! – голос мой дрогнул. – Спасибо тебе за всё! Я не пропаду, так как ты мне нужна более, чем ты думаешь. Я люблю тебя! Я позвоню через неделю обязательно. Жди. Целую тебя, моя девчонка! Мы обязательно встретимся и, уж, тогда никогда не расстанемся. Ты согласна?
- Да! – ответ прозвучал сильнее мощнейшего аккорда, самой прекрасной электронной тональности.
«Да – да – да - да!» - вторило этому ответу моё сердце.
Но, встретиться нам не было, больше, суждено. Когда, через неделю, я позвонил Диане, мне ответили, что она здесь не живёт и где она, им не известно. С тех пор, сколько я не пытался найти её, мою девчонку, так её следов мне отыскать и не удалось. По одним непроверенным данным, она с родителями, в срочном порядке, уехала куда-то на Север. По другим, она погибла при каких-то внутренних разборках их группировки. Я бы хотел больше склоняться к первой версии.
С тех пор, любая электронная мелодия вызывает у меня в памяти образ прекрасной девчонки в матроске, словно прекрасный образ электронной, музыкальной пьесы, которой не суждено было состояться до конца.  
 

Рейтинг: +2 246 просмотров
Комментарии (8)
nadja drebert # 25 мая 2014 в 10:46 0
Где ты славная девочка Мая,
С кем ты бродишь сегодня в ночи..
Я другой, ты другая я знаю,
Только в сердце сверлящая боль...
С этим живём.........
Владимир Гликов # 25 мая 2014 в 19:40 0
СПАСИБО,НАДЕЧКА! snegovik shokolade
Любовь Эриксон # 27 мая 2014 в 14:22 +1
А ведь всё так и было...
Владимир Гликов # 27 мая 2014 в 20:47 +1
Любочка,я что то так ничего и не смог прослушать,что ты прислала...
Татьяна Антипова # 3 июня 2014 в 04:27 +1
Да, танцы были нашей слабостью. Я до сих пор, если выпадает такая минутка танцую с большим удовольствием, а так в основном вокал, смотры, конкурсы, но танцы это особенное вдохновение!
Владимир Гликов # 3 июня 2014 в 05:18 +1
Спасибо,Танечка! 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Алена Викторова # 20 сентября 2014 в 19:01 +1
и про любовь, и боевик
- отчаянно написано, Влад
Владимир Гликов # 21 сентября 2014 в 02:42 0
Спасибо,Алёнушка! Это автобиографическая "зарисовка"..Очень рад что тебе понравилось! С теплом,Влад. 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c