Лихое удвоение

1 сентября 2014 - Влад Галущенко
article236462.jpg
 
    Вот это меня и смутило! Лопатник, который она сунула внутрь, был больше ее ридикюля. И вообще, это черное блестящее ретро с дурацкими шариками вместо замка, на вид было абсолютно пустым.
  
   Пас я эту даму-мадаму уже второй час. Наколол в меховом салоне, где она кардинально поменяла свой прикид. Дамочка была при бабках. Я с изумлением смотрел, как она небрежно бросила в урну при входе на этаж горжетку из платиновой лисицы и решительно показала продавщице на меховой шарфик из норки.
  
   Вот возле кассы я и поимел возможность обозреть содержимое ее кошелька. Фунты и баксы вперемешку с розовенькими деревянными.
  
   Богатые обязаны делиться с беднотой. Мало ли что они не хотят! Надо им помочь в этом благотворительном ритуале. Для этого и существуют такие, как я. Работники сферы социального уравнения. Так я чаще всего и представляюсь дамам.
  
   Забыл сказать, что это у меня с некоторых пор такой пунктик. Работаю исключительно с прекрасным полом. К сильному имею большие претензии после нескольких случаев отказа от добровольной передачи богатства в руки бедноты, то есть в мои. Хотя брал я их лопатники руками - били почему-то по морде. Моей, естественно. Чем она им так не нравилась?
  
   Еще на первом курсе универа все говорили, что у меня одухотворенное лицо композитора.
Фамилию его забыл. Или он был поэтом? Ну, неважно. Но это же не повод бить пудовыми кулаками в душу! В моей высокоинтеллектуальной работе лицо - зеркало непорочных намерений и реклама достоинств. И по этому зеркалу - кирпичом? Хамы!
  
   Я непроизвольно коснулся тонкого косметического шрама на левой скуле. Всем говорю, что это след от турецкой сабли. Сам не знаю - почему? Чем турки-то мне не угодили? Может,  из-за того, что звучит романтично? А это тоже немаловажно в нашем деле экспроприации экспроприированного. Для слабонервных скажу проще - грабим награбленное. Восстанавливаем социальную справедливость, своеобразная помощь государству в деле нивелирования доходов населения.
  
   Это я в какой-то умной газете вычитал. Когда накрывался ею в парке на лавочке. Название оторвано было. А хотелось тогда и вторую половину заиметь. Холодно под одной было.
  
   Дамочка тем временем нахально швыряла мои кровные налево и направо. В ювелирном отделе бросила в урну огромное старинное кольцо и тяжелый браслет. Еле успел их выхватить прямо перед носом у слишком шустрой девчушки-продавшицы. Так и тянут свои грязные молодые ручонки к чужому добру. Как тяжело жить!
  
- Девушка, приношу прощения, извините, - сказал я рассерженной девице. - Моя жена сегодня не в настроении. Понимаете?
  
   Сунул старинные украшения в пакет, где уже поблескивала красноглазая горжетка из лисицы. Дальнейший маршрут моей клиентки я уже знал. Из старинного на ней остался только бархатный черный жакет с золотыми пуговицами.
  
   Пуговицы я оторвал. Жакет выбросил обратно в урну. Когда моя лохушка вышла из примерочной, я вздрогнул. Да если она расплатится за этот откутюрный прикид, мне же ничего не останется! Я мысленно пересчитал купюры в ее бумажнике. Надо ускорить ход событий. Так ведь она меня и без штанов может оставить!
  
   Я приклеился к даме в толпе на выходе из супермаркета. Процесс нивелирования социального неравенства прошел безболезненно. Наркозом для дамы служила моя неотразимая улыбка в тридцать один жемчужный зуб. Последний почему-то не захотел расти. Всегда комплексовал из-за этого. Неуютно чувствовать себя полумудрым. Почему не полудурком? Это грубо и неинтеллигентно.
  
   Небрежно помахивая пакетом с горжеткой, кольцом и браслетом, я направил свои стопы к Леве Альвайзеру. Классный эксперт по камешкам. Но и мехами не брезговал. Его часовая мастерская "Час Льва" работала круглосуточно.
  
   Решив начать с малого, небрежно швырнул на прилавок горжетку. Лысая макушка часовых дел мастера мгновенно вспотела. Это не ускользнуло от моего взгляда опытного покериста.
  
   Так-так, неужели ценная лисичка?
 
Но рука Левы потянулась к блестящим глазкам несчастного животного. Он с хрустом выдрал их из пыльного меха и смачно чихнул.
  
- Сколько ви хотите, молодой человек, за эти безделушки? - он небрежно отодвинул зверски изувеченную шкурку в угол прилавка.
  
   Уже эта нарочитая небрежность подсказала мне, что камни - настоящие рубины. Очень чистые и крупные. Настала очередь вспотеть мне. А ведь эта дама-мадама не могла не знать о том, что камни настоящие! И так просто швырнула в урну? Нет, тут что-то не так.
  
   Кольцо! Я вспомнил огромный светло-розовый камень в окружении мелких, голубеньких.
А если и он настоящий? Сильнее потеть уже было некуда и я ловко смахнул оба красных камушка с Левиной ладони.
- Эти безделушки не продаются. Только горжетка.
- Эту дохлую лису ви носите сами, - разьяренный часовщик изумленно посмотрел на пустую ладонь и швырнул дважды обиженное животное мне в лицо.
  
   Теперь трижды со смаком чихнул я. Сунул горжетку в пакет и с достоинством по-английски удалился.
  
   Маска английского лорда медленно сползла с моего поэтического профиля, когда я услышал за собой звук захлопнувшейся двери.
  
   Передо мной стояла моя дама-мадама. Очень, я вам скажу неприятное, неожиданное и несвоевременное зрелище. Я ей об этом так вежливо и сказал, ощупывая в кармане кольцо и  браслет.
  
- Сударыня, если вы по поводу ремонта часов, то - проходите без очереди, - и попытался юркнуть мимо стройной супермодной фигурки.
  
- Жора, ты не спеши. Может, сначала пройдем в твою конуру?
  
   Откуда ей известно мое настоящее имя? У меня уже было столько паспортов, что я сам стал его забывать. И куда - пройдем? В обезьянник она меня приглашает? А вдруг? Не мусорская ли это подстава? Неужели у них мозги появились? Нет, не может быть. Рано еще. Ребята-федералы? Зачем им я, скромный вор-карманник? Тогда кто? Оттуда? Из-за бугра? Интерпол? А им-то я зачем? Адреса местных  малин и скупок интересует зарубежных шерлоков? Да их здесь любая вокзальная бикса знает.  Почему я ?!
  
   Чтобы  держать марку, небрежно смахнул пот со лба и попёр в наглую.
 
- Извини,  красотка, домой - не могу пригласить, жена, знаешь ли, домохозяйка. Может сгоняем скоростничка здесь, в подъезде? Сколько ты за раз берешь?
  
   У нее от моего хамства даже бровь не дрогнула. Тоже покеристка?
  
- Предположим, Жорик, дома у тебя нет, как и жены. Поэтому пройдем в твой пятый номер в привокзальной гостинице. Судя по пиджачку, мог бы номерок и получше снять.
  
- Сударыня, если вы насчет выброшенных вами мехов, то я с радостью их верну, - но эта прикинутая шалава даже не глянула на протянутый пакет.
  
   Камни я предусмотрительно переложил незаметно в карман.
  
- Давай, как там у вас говорят, шевели булками, - дама зашагала в сторону вокзала.
  
   Все знает! Откуда? Неужели это я - лох? Значит, не я, а она передо мной разыгрывала спектакль?
   Пока концы мыслей не сходились. Будем подождать, как говорится в учебнике садовода-любителя. Овощ обязательно созреет. Не надо его только торопить и пинать ногами.
  
   Она и в номере вела себя, как хозяйка. Сидя в кресле, молча сверлила меня иссиня-черными глазами. Какой порядочный вор со стажем  долго может выдержать такую пытку? И я выложил на стол и кольцо, и браслет.
  
- Вот, возьмите. Сами же выкинули. Я только подобрал, - старался быть предельно вежливым, хотя остался практически голый. Про бумажник решил пока молчать.
  
   Жизненный опыт научил меня, что, чем вежливее разговариваешь, тем реже тебя бьют. А чем интеллигентнее выглядишь, тем больше подают.
  
-  Убери эти побрякушки. Ты не о том думаешь, - она вынула из своего бездонного ридикюля огромную потертую временем карту и бережно расправила ее на столе.
- Узнаешь?
  
   Я вежливо наклонился над столом. Карта как карта. Окрестности какого-то города. Вон река, вот лес, горы.
  
   В коричневую полоску на карте мадам и ткнула пальцем.
  
- Это горы Уши. Пойдешь туда и принесешь мне одну вещь.
  
   Так, так, так. Знаем мы эти горы. Да и не настоящие они. Остатки ледника. Припер он когда-то огромную кучу округлых валунов, да и бросил их посреди степи. Валуны торчат во все стороны, как уши у Чебурашки. В честь него горы, видно, и назвали.
  
   На краю карты я заметил какие-то треугольники с кружочками.
- Горы вижу, а это что? – ткнул пальцем, по-еврейски затягивая процесс раздевания.
- Это Ключи Знания Древа Жизни Каббалы, - дама грациозно нарисовала в воздухе изящными пальчиками некую фигуру. - Надеюсь, ты в курсе философии этого Триединства Слов, Букв и Чисел?
- Да, студентом еще баловался этой теологией бесконечности, умещающейся на ладошке младенца.
- Тогда ты понимаешь, что Ключи Знания - верхушка Древа Жизни, являются самой загадочной частью учения Каббалы, этого отражения Слова, которое сотворило мир, - бездонный взгляд дамы обещал еще и не такие загадки.
- Понимаю. И эти Ключи в горах спрятаны?
- Ключи - это нематериальная субстанция.
- Не понимаю. Как же я их принесу, если их нет?   
- Они - только путь к Древу Жизни. Но не они мне нужны.
- Древо Жизни? А я его донесу? Или оно тоже эфемерное?
-Древо Жизни как раз имеет материальное воплощение. Оно находится на Поляне Удвоения Жизни в Лесу Знаний.
-Ага, понял, не дурак. Мне надо пойти в Лес Знаний, найти Поляну Удвоения Жизни и срубить там Древо. И где он,  этот лес? - я склонился над картой.
- На карте его нет. И на земле - тоже. Но путь к нему есть из Грота Пещерников.
- Шутите? Ну, вы меня совсем запутали, мадам, как вас там? – решил закинуть крючок.
- Тебе лучше не знать. Дольше проживешь.
  
   Ну, вот, опять скрытые угрозы. Хотя я ей сразу поверил. Если бы она кричала, топала ногами, испускала громы и молнии, я бы еще подумал. Но когда женщина спокойным голосом распоряжается твоей жизнью...
  
- Хорошо, схожу я в эти горы. И что, извините, я буду с этого иметь?
- Ничего, только свою жизнь,  это неплохой  товар для обмена, - мне показалось, что в черных зрачках мадам промелькнули красные огоньки, как отблески адского пламени.
  
   Я вздрогнул и мысленно перекрестился. Могильным холодом повеяло от вежливого обещания мадам. Гостиничный номер превратился в гнусную тюремную камеру. С крысами и пауками. Пока - без решеток на окнах.
  
   Я осторожно опустился в кресло. Зачем я вообще приехал в этот захолустный городок? Ах, да! Из-за дипломата. Нет, не человека. Кейса. Там оказались бумажки с красными печатями. Никогда не прикасайтесь к таким!
   Ну, на которых пишут: "Перед прочтением - сжечь!!!". Я их и сжег. Теперь не знаю - где спрятаться. И главное - от кого?  Все федеральные службы безопасности уже полгода бегают за мной  с пушками наперевес.
  
   И зачем сжег? Но это детали. Бывало у меня и похуже, когда ключики у одного  полковника увел. А они оказались от  сейфа не с  баксами, а с гостайнами. Я за ним три месяца по всей стране гонялся, чтобы назад вернуть.  Все их шпионское ведомство на дыбы встало и грозилось  оборвать крылья свободы.
  
- А почему, собственно, я?
- На тебе печать Пещерника, - дама указала на мой мужественный шрам на левой скуле.
  
   Да, тот самый, от турецкой сабли.
  
- Пещерника? Не знаю я его. Рядом не сидел, даже по великой нужде. Не чалился,  не парился.  И вообще никогда не пересекался  в протоколах. А печать...
- Замолчи. Мне лучше знать. Так светится только его печать.
  
   Светится? Шрам? Никогда не замечал. Ни разу не догадался себя по ночам в зеркало разглядывать. Теперь - обязательно займусь.
  
- И что,  она, эта печать? В пещерах путь освещает?
- Нет, дает тебе право прохода в Грот Пещерников.
- Может вы сами, мадам, пройдете в этот...
- У меня нет печати. У Серила - была.
- Серил - это...
- Брат мой. Подлый вор. Еще хуже тебя. Украл мое сакральное зеркало и спрятался в этом гроте.
- Зеркало дорогое было? Сочувствую. В оправе из брюликов? Зачем оно вам? Может, я вам другое куплю?   
- Тебе знать этого не надо. Мне нужно только мое зеркальце. Просто принесешь его и все.
- Большое оно или маленькое?  Не в трюмо вставлено?
- Маленькое, но очень тяжелое. Обычному человеку - не поднять. Только тот его может принести - на ком печать Пещерника. Изучай карту и завтра же отправляйся.
- А...?
- Когда вынесешь из подземелья зеркало - я тебя сама найду.
- А если этот, Серил, не захочет его отдать? И подкинули бы на путевые расходы, поиздержался я…
- Это уже твои проблемы. Но без зеркала ты мне не нужен, - дама шагнула к двери, опалив напоследок  адским пламенем из глаз.
  
   Это понятно. Я тоже не собирался на ней жениться. Люблю, знаете ли, кое-что помоложе и послаще. А эта бабка-ягодка мне и даром не нужна. Вон, аж мурашки по спине от ее взгляда бегают. Величиной с мой кулак.
  
   Без нее камера опять медленно превратилась в светлый гостиничный номер. Даже теплее стало.
  
   Утром я долго пытался себя уговорить, что мне просто приснился кошмарный сон. Боялся повернуть голову. Нет, проклятая карта лежала на столе! Обидно! А как все хорошо начиналось. Огромный, набитый валютой лопатник, кольцо, браслет...
  
   Кстати, где они? В кармане пиджака нашел только кучку рыжей, засохшей комками глины. Комки только отдаленно напоминали кольцо и браслет. Вдвойне обидно. Почему я не толкнул их Леве? Никогда не любил камни. Только с зеленой бумажкой ты не букашка. Валюта в бумажнике, слава богу, цела.
  
   Сборы, как говорится, были недолги. До загородной трассы доехал на каком-то жигуленке с ключами под ковриком. Есть же наивные люди, которые считают, что это самое тайное место в автомобиле. На трассе поймал дальнобойщика. Безотказные люди. Понимающие. До самых гор веселил меня дорожными анекдотами.
  
   Уши призрачно торчали над горизонтом. Я с тоской поглядел на свои лаковые полботинки.
Вот когда до меня дошла глубинная мудрость поговорки: "Простота - хуже воровства".
Были же у меня прекрасные легкие спортивные туфли. Нет, по простоте душевной,  поменял их вчера на шикарные бренды из крокодиловой кожи в соседнем номере после игры в покер.  
   И этот счастливчик наслаждается сейчас немыслимым комфортом в моих невесомых, крашеных мелом, белоснежных тапочках.
  
   А я мучаюсь в его дорогих. Никогда не любил крокодилов. И даже их кожу. По дороге еще ничего, а вот когда я начал карабкаться по округлым бокам валунов,  скользкие подошвы дали о себе знать.
  
   Указанный на рисунке сбоку карты вход в подземный лабиринт  нашел быстро. Одно было плохо. Вход был залит бетоном. Неужели нельзя было меня об этом предупредить?
   Я бы с собой ломик прихватил или ледоруб маленький.
  
   Чем  эту заглушку теперь выковыривать? Ночь прошла в кошмарах сна и яви. Никогда не пробовали заснуть на округлом валуне? И не советую. На дыбе намного комфортнее, там точно не соскользнешь.
  
   Сквозь камни просвечивалось далекое небо. Я еще раз осмотрел вход в тоннель. В него был вставлен полуметровый валун,  по краям залитый бетоном. А если?
  
   Бильярд! От двух бортов – в угол, как говорится.  На верхней плоской площадке лежат несколько абсолютно круглых валунов.  Если их составить в ряд и ударить по крайнему…  Это мне было и нужно.
  
    Я стал раскачивать крайний валун. По миллиметру. А много и не нужно. При очередном качке  весь ряд  камней пришел в движение,  выбив пробку из тоннеля.
  
   Ну, а уж хождению по любому лабиринту я обучен. Шел осторожно по низкому тоннелю, придерживаясь правой стороны. На поворотах подсвечивал путь фонариком. И вот, после бесконечного числа поворотов, я оказался в тупике. Поворот был только назад. Осветил фонарем стену перед собой. Черный монолит. Все, приехали.
  
   И тут прямо из стены высунулась рука и втянула меня внутрь. Да, прямо сквозь монолит.
  
- Ты же Пещерник, чего стену рассматриваешь? Для тебя она не плотнее воздуха, проходи, садись, - парень в синем спортивном костюме плюхнулся в кресло у стены и гостеприимно показал мне рукой на второе рядом.
  
Я ошеломленно осматривался. Так вот он какой - сибирский олень, тьфу, Грот Пещерников. Очень даже комфортно. Присмотревшись, я сделал еще один вывод.
 
   И странно.
  
   Яркий свет сверху шел от лампочки под потолком. Она болталась в воздухе без проводов и патрона. Рядом висел работающий от святого духа овальный телевизор.  Я подозревал, что электричества вообще здесь не было.
  
- Жора, да садись ты, рассказывай. Сеструха тебя прислала, небось, за зеркалом своим? Вот ей! - парень показал с помощью двух рук замысловатую фигуру для передачи любимой сестричке.
  
   А я только собирался расшаркиваться и представляться. И этот все про меня знает. Как и откуда?
  
- Откуда, откуда? Оттуда! - Серил ткнул пальцем в телевизор. Ага, значит, это и есть сестрино зеркало.
 
  Экран тут же потух и на черном фоне появилась рожица чертенка.
  
- Чего изволите, господин Серил? - пророкотал явно недетский голос.
  
- Заткнись, - парень замахнулся на экран.
  
   Рожица исчезла. Даже я понял. Что ничего не понял.
  
- Серил, но вы же знаете...
- Слушай, давай без твоих подходов и церемоний.
- Серил, дорогой ...
- И без лобызаний!
- Как скажешь. Твоя сеструха сказала, что грохнет меня, если вернусь без зеркала.
- Знаю.
- И ты это так спокойно говоришь? Своему другу Пещернику? - пришлось пускать в ход и запрещенные приемы.
- Много вас, таких друзей! Думаешь, тебя, дурака, первого она прислала?
- Вообще-то, да.
- Не обольщайся. Уже троих она в глину перевела. Не видел там, на входе?
- Нет, думал - это коровы заблудшие нагадили.
- Вот и ты там скоро будешь лежать. Сверху. Большой коровьей лепешкой.
  
   Это в мои жизненные планы не входило. Да и вообще - не любил я коров. Живых. Вот если хорошо прожаренных... С лучком и горчичкой…
  
   Надо подумать.
 
   Серил щелкнул два раза пальцами и на экране пошли телевизионные новости по второму каналу. Ишь, как удобно! Хоть пальцем, хоть голосом. До чего техника дошла! И главное - питания никакого не надо.
   Решил применить свой старый испытанный прием. Если надо получить нечто материальное, пообещай за него нечто эфемерно дорогое. Я мысленно покопался в карманах. Ничего. Потом в голове. Есть! Информация о мадам! Что-то она мне в номере очень умное болтала.
- Серил! Дружище! А твоя сестра, поганка, говорила про какой-то выход из этого грота в Лес Знаний, где растет настоящее Древо Жизни.
  
   Паренек щелчком пальцев убрал изображение с экрана и повернулся ко мне.
  
-  Продолжай.
- А ты что, не знал об этом?
- Нет. Эта стерва мне никогда не доверяла. Что она еще наболтала?
- Больше ничего. Я думал, она пошлет меня то дерево спилить, но ошибся. Только про зеркало и талдычила.
  
   Серил повернулся к экрану.
  
- Нужны данные о Древе Жизни, - экран телевизора вспыхнул оранжевым светом.
- Информация закрыта бывшим владельцем зеркала, - рожица чертенка ехидно ощерилась и исчезла.
- Где находится Лес Знаний? - экран осветился зеленым светом и на нем появилось изображение гор и большого лесного массива. Тонкая красная линия вела от гор в самый центр леса.
- Серил, записывай, записывай.
- Так запомню. Что еще она упоминала? Не могла эта ведьма закрыть всю информацию.
- Про Поляну Удвоения Жизни говорила.
  
   Мы повернулись к экрану. На схеме тут же в центре леса возникло желтое пятно и заэкранный чертенок пророкотал:
  
-  Поляна Удвоения удваивает жизнь любого, кто придет к ее центру первого числа каждого месяца с первым лучом солнца.
  
   Мы теперь смотрели в глаза друг другу.
  
-Вот стерва! А я думаю, как это она ухитряется так долго молодость сохранять? - Серил сорвался с места и исчез в стене. Я подошел к этому месту, чтобы последовать за ним.
  
   Сразу понял, почему он так спешил. Братец был не дурак,  и уже подсчитал, что до Леса Знаний день пути. А первое число - завтра. Я бы тоже не отказался пожить в два раза дольше.
  
   Остановила меня вовремя пришедшая на ум древняя грузинская мудрость, выбитая на входе в известный мне бордель: "Нэ тарапись, паравошь батинки!". Я бы эту великую мысль еще на всех брачных дворцах написал.
  
   Из зеркала-телевизора доносилось бормотание всезнающего чертенка. Я прислушался: "... а неживые предметы просто дублируются один к одному".
  
   А что же я пропустил в инструкциях по Древу? Что-то, касающееся  людей. Так, оно дублирует неживые предметы. А живые? Я глянул на экран. Быстро выстроил две цепочки дальнейших действий.
  
   Первая - пока нет хозяина, хватаю зеркало и меняю у сестры Серила на свою жизнь. Есть минус - этот парень вместо сестренки начнет гоняться за мной. И не факт, что он не может превратить меня в глиняную статую. Достаточно и того, что  просто сотрет в порошок.
 
  Оба окончания меня не устраивали.
  
   Второй вариант. Я тащу это говорящее зеркало на Поляну Удвоения, копирую его, одно оставляю Серилу, второе сбагриваю его  сестре. Попутно удвою и свою жизнь. Мелочь, а приятно.
  
   Второй вариант был без грубых минусов, хотя и потруднее в исполнении. В этом я убедился тут же, когда взвалил тяжеленный овальный телевизор на плечи.
  
   Подземный тоннель был повыше, чем в лабиринте, да и камней на полу не было. А то бы я точно не добрался вовремя до входа в лес.
  
   Первым делом после выхода из тоннеля глянул на небо. Яркие звезды. Сразу полегчало на душе. Я помнил, что от опушки леса до края поляны не более часа пути.
  
   Значит, можно еще и передохнуть. Я развалился на мягкой травке, вдыхая напоенный ароматами леса воздух. Да, не позавидуешь Серилу, добровольно заточившего себя в каменной тюрьме. Пусть комфортабельной, но тюрьме. Ну, удвоит он свою жизнь. Так это не жизнь он свою удвоит, а срок своего заточения. А еще меня дураком обозвал. Сам не больно умен, хоть и Пещерник.
  
   Пора идти. Зеркало с каждым шагом по мягкой лесной тропинке становилось все тяжелее.
На востоке заметно посерело. Я прибавил шаг.
  
   Фф-у-у! Наконец-то! Впереди открылось темное пространство, которое постепенно разгоралось яркими красками цветов, покрывалом устилавших Поляну Удвоения Жизни.
  
   Заметно посветлело. Я спрятался за ближайшее толстое дерево. Серила нигде не было видно. Над горизонтом полыхнуло розовое пламя.
  
   Пора. Я поднял зеркало и пошел к центру поляны, где росло маленькое деревце. Низкое, корявое и невзрачное. И это - Древо Жизни? Волшебное дерево, дарующее жизнь? Хотя...
  
   Взять мою жизнь. Так ли уж она стройна и прекрасна? Одни изгибы, повороты и провалы.
   А здоровье? Да, видимо, какова наша жизнь, таким мы видим и наше Древо.
  
   Но что это? Я увидел впереди согнувшегося человека, с тяжелым предметом на плечах. Поднял свободную руку, приветствуя его. Он тоже поднял.
  
   И тут до меня дошло. Да ведь это я! Поляну поперек разделяет зеркало и я в нем отражаюсь.
  
   Уже более уверенно пошел навстречу отражению. Как только я коснулся ствола, раздался сильный треск, сверху в дерево ударила молния. Зеркало исчезло.
  
   Но не исчезло мое отражение. Но я смотрел не на него. С края поляны к нам несся какими-то нелепыми прыжками Серил.
  
   Я понял почему. По пути к Древу парень подвернул ногу. Так вот почему он запоздал.
  
   Подойдя и увидев нас двоих, он злобно захохотал.
  
- Так вот что делает с живыми эта проклятая Поляна Удвоения. Она не жизнь удваивает, а людей. Поняли теперь, придурки? Как хорошо, что я опоздал! - он схватил с земли одно из зеркал и, прихрамывая, скрылся в лесу.
  
   Вот теперь и мне стало все ясно. А потом я понял и еще кое-что.
  
- Как хорошо он тебя припечатал! Давай, придурок, зеркало поднимай, - мой двойник пнул меня под зад, сорвал несколько цветков и с наслаждением вдохнул их аромат.
  
- Но, я же нес его сюда. Значит, обратно ты...
- И назад ты понесешь. И не груби тут мне. Ишь, растыкался, дубина стоеросовая.
  
   Я молча взвалил зеркало на плечи. Обратная дорога показалась мне вдвое тяжелее.
  
   Только через сутки мы вылезли на свет белый. Я выглянул из-за валуна. У подножия гор нас ждала сестренка Серила.
  
   Мой двойник тоже узрел ее. Выхватил у меня зеркало и быстро спустился вниз. С поклоном поднес украденное чудо довольно улыбающейся даме-мадаме.
  
- Вот, госпожа, то, что вы просили. Надеюсь, я заслужил вашу благодарность?
  
   Я наблюдал эту сцену унижения из-за валуна. Как  потом благодарил судьбу, что не показался тогда этой злобной ведьмочке.
  
- Благодарность? От меня? - со смехом она махнула платком на зеркало. Оно мгновенно уменьшилось до размеров ладони. Подумав немного, махнула платком и на моего двойника.
   Тот уменьшился, как и зеркало.
  
- А ты забавный и послушный. Может, еще пригодишься мне.
  
   Зеркало и двойник исчезли в ее безразмерном черном ридикюле.
  
   Больше я их никогда не видел. Дама навсегда унесла с собой мою половину. Худшую
  половину. Это и было секретом Древа Жизни.
  
   Жизнь - она тоже умеет отделять зерна от плевел. Не заглянув хоть раз в зеркало
 жизни, не увидишь своей сущности и не поймешь ее.

© Copyright: Влад Галущенко, 2014

Регистрационный номер №0236462

от 1 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236462 выдан для произведения:  
    Вот это меня и смутило! Лопатник, который она сунула внутрь, был больше ее ридикюля. И вообще, это черное блестящее ретро с дурацкими шариками вместо замка, на вид было абсолютно пустым.
  
   Пас я эту даму-мадаму уже второй час. Наколол в меховом салоне, где она кардинально поменяла свой прикид. Дамочка была при бабках. Я с изумлением смотрел, как она небрежно бросила в урну при входе на этаж горжетку из платиновой лисицы и решительно показала продавщице на меховой шарфик из норки.
  
   Вот возле кассы я и поимел возможность обозреть содержимое ее кошелька. Фунты и баксы вперемешку с розовенькими деревянными.
  
   Богатые обязаны делиться с беднотой. Мало ли что они не хотят! Надо им помочь в этом благотворительном ритуале. Для этого и существуют такие, как я. Работники сферы социального уравнения. Так я чаще всего и представляюсь дамам.
  
   Забыл сказать, что это у меня с некоторых пор такой пунктик. Работаю исключительно с прекрасным полом. К сильному имею большие претензии после нескольких случаев отказа от добровольной передачи богатства в руки бедноты, то есть в мои. Хотя брал я их лопатники руками - били почему-то по морде. Моей, естественно. Чем она им так не нравилась?
  
   Еще на первом курсе универа все говорили, что у меня одухотворенное лицо композитора.
Фамилию его забыл. Или он был поэтом? Ну, неважно. Но это же не повод бить пудовыми кулаками в душу! В моей высокоинтеллектуальной работе лицо - зеркало непорочных намерений и реклама достоинств. И по этому зеркалу - кирпичом? Хамы!
  
   Я непроизвольно коснулся тонкого косметического шрама на левой скуле. Всем говорю, что это след от турецкой сабли. Сам не знаю - почему? Чем турки-то мне не угодили? Может,  из-за того, что звучит романтично? А это тоже немаловажно в нашем деле экспроприации экспроприированного. Для слабонервных скажу проще - грабим награбленное. Восстанавливаем социальную справедливость, своеобразная помощь государству в деле нивелирования доходов населения.
  
   Это я в какой-то умной газете вычитал. Когда накрывался ею в парке на лавочке. Название оторвано было. А хотелось тогда и вторую половину заиметь. Холодно под одной было.
  
   Дамочка тем временем нахально швыряла мои кровные налево и направо. В ювелирном отделе бросила в урну огромное старинное кольцо и тяжелый браслет. Еле успел их выхватить прямо перед носом у слишком шустрой девчушки-продавшицы. Так и тянут свои грязные молодые ручонки к чужому добру. Как тяжело жить!
  
- Девушка, приношу прощения, извините, - сказал я рассерженной девице. - Моя жена сегодня не в настроении. Понимаете?
  
   Сунул старинные украшения в пакет, где уже поблескивала красноглазая горжетка из лисицы. Дальнейший маршрут моей клиентки я уже знал. Из старинного на ней остался только бархатный черный жакет с золотыми пуговицами.
  
   Пуговицы я оторвал. Жакет выбросил обратно в урну. Когда моя лохушка вышла из примерочной, я вздрогнул. Да если она расплатится за этот откутюрный прикид, мне же ничего не останется! Я мысленно пересчитал купюры в ее бумажнике. Надо ускорить ход событий. Так ведь она меня и без штанов может оставить!
  
   Я приклеился к даме в толпе на выходе из супермаркета. Процесс нивелирования социального неравенства прошел безболезненно. Наркозом для дамы служила моя неотразимая улыбка в тридцать один жемчужный зуб. Последний почему-то не захотел расти. Всегда комплексовал из-за этого. Неуютно чувствовать себя полумудрым. Почему не полудурком? Это грубо и неинтеллигентно.
  
   Небрежно помахивая пакетом с горжеткой, кольцом и браслетом, я направил свои стопы к Леве Альвайзеру. Классный эксперт по камешкам. Но и мехами не брезговал. Его часовая мастерская "Час Льва" работала круглосуточно.
  
   Решив начать с малого, небрежно швырнул на прилавок горжетку. Лысая макушка часовых дел мастера мгновенно вспотела. Это не ускользнуло от моего взгляда опытного покериста.
  
   Так-так, неужели ценная лисичка?
 
Но рука Левы потянулась к блестящим глазкам несчастного животного. Он с хрустом выдрал их из пыльного меха и смачно чихнул.
  
- Сколько ви хотите, молодой человек, за эти безделушки? - он небрежно отодвинул зверски изувеченную шкурку в угол прилавка.
  
   Уже эта нарочитая небрежность подсказала мне, что камни - настоящие рубины. Очень чистые и крупные. Настала очередь вспотеть мне. А ведь эта дама-мадама не могла не знать о том, что камни настоящие! И так просто швырнула в урну? Нет, тут что-то не так.
  
   Кольцо! Я вспомнил огромный светло-розовый камень в окружении мелких, голубеньких.
А если и он настоящий? Сильнее потеть уже было некуда и я ловко смахнул оба красных камушка с Левиной ладони.
- Эти безделушки не продаются. Только горжетка.
- Эту дохлую лису ви носите сами, - разьяренный часовщик изумленно посмотрел на пустую ладонь и швырнул дважды обиженное животное мне в лицо.
  
   Теперь трижды со смаком чихнул я. Сунул горжетку в пакет и с достоинством по-английски удалился.
  
   Маска английского лорда медленно сползла с моего поэтического профиля, когда я услышал за собой звук захлопнувшейся двери.
  
   Передо мной стояла моя дама-мадама. Очень, я вам скажу неприятное, неожиданное и несвоевременное зрелище. Я ей об этом так вежливо и сказал, ощупывая в кармане кольцо и  браслет.
  
- Сударыня, если вы по поводу ремонта часов, то - проходите без очереди, - и попытался юркнуть мимо стройной супермодной фигурки.
  
- Жора, ты не спеши. Может, сначала пройдем в твою конуру?
  
   Откуда ей известно мое настоящее имя? У меня уже было столько паспортов, что я сам стал его забывать. И куда - пройдем? В обезьянник она меня приглашает? А вдруг? Не мусорская ли это подстава? Неужели у них мозги появились? Нет, не может быть. Рано еще. Ребята-федералы? Зачем им я, скромный вор-карманник? Тогда кто? Оттуда? Из-за бугра? Интерпол? А им-то я зачем? Адреса местных  малин и скупок интересует зарубежных шерлоков? Да их здесь любая вокзальная бикса знает.  Почему я ?!
  
   Чтобы  держать марку, небрежно смахнул пот со лба и попёр в наглую.
 
- Извини,  красотка, домой - не могу пригласить, жена, знаешь ли, домохозяйка. Может сгоняем скоростничка здесь, в подъезде? Сколько ты за раз берешь?
  
   У нее от моего хамства даже бровь не дрогнула. Тоже покеристка?
  
- Предположим, Жорик, дома у тебя нет, как и жены. Поэтому пройдем в твой пятый номер в привокзальной гостинице. Судя по пиджачку, мог бы номерок и получше снять.
  
- Сударыня, если вы насчет выброшенных вами мехов, то я с радостью их верну, - но эта прикинутая шалава даже не глянула на протянутый пакет.
  
   Камни я предусмотрительно переложил незаметно в карман.
  
- Давай, как там у вас говорят, шевели булками, - дама зашагала в сторону вокзала.
  
   Все знает! Откуда? Неужели это я - лох? Значит, не я, а она передо мной разыгрывала спектакль?
   Пока концы мыслей не сходились. Будем подождать, как говорится в учебнике садовода-любителя. Овощ обязательно созреет. Не надо его только торопить и пинать ногами.
  
   Она и в номере вела себя, как хозяйка. Сидя в кресле, молча сверлила меня иссиня-черными глазами. Какой порядочный вор со стажем  долго может выдержать такую пытку? И я выложил на стол и кольцо, и браслет.
  
- Вот, возьмите. Сами же выкинули. Я только подобрал, - старался быть предельно вежливым, хотя остался практически голый. Про бумажник решил пока молчать.
  
   Жизненный опыт научил меня, что, чем вежливее разговариваешь, тем реже тебя бьют. А чем интеллигентнее выглядишь, тем больше подают.
  
-  Убери эти побрякушки. Ты не о том думаешь, - она вынула из своего бездонного ридикюля огромную потертую временем карту и бережно расправила ее на столе.
- Узнаешь?
  
   Я вежливо наклонился над столом. Карта как карта. Окрестности какого-то города. Вон река, вот лес, горы.
  
   В коричневую полоску на карте мадам и ткнула пальцем.
  
- Это горы Уши. Пойдешь туда и принесешь мне одну вещь.
  
   Так, так, так. Знаем мы эти горы. Да и не настоящие они. Остатки ледника. Припер он когда-то огромную кучу округлых валунов, да и бросил их посреди степи. Валуны торчат во все стороны, как уши у Чебурашки. В честь него горы, видно, и назвали.
  
   На краю карты я заметил какие-то треугольники с кружочками.
- Горы вижу, а это что? – ткнул пальцем, по-еврейски затягивая процесс раздевания.
- Это Ключи Знания Древа Жизни Каббалы, - дама грациозно нарисовала в воздухе изящными пальчиками некую фигуру. - Надеюсь, ты в курсе философии этого Триединства Слов, Букв и Чисел?
- Да, студентом еще баловался этой теологией бесконечности, умещающейся на ладошке младенца.
- Тогда ты понимаешь, что Ключи Знания - верхушка Древа Жизни, являются самой загадочной частью учения Каббалы, этого отражения Слова, которое сотворило мир, - бездонный взгляд дамы обещал еще и не такие загадки.
- Понимаю. И эти Ключи в горах спрятаны?
- Ключи - это нематериальная субстанция.
- Не понимаю. Как же я их принесу, если их нет?   
- Они - только путь к Древу Жизни. Но не они мне нужны.
- Древо Жизни? А я его донесу? Или оно тоже эфемерное?
-Древо Жизни как раз имеет материальное воплощение. Оно находится на Поляне Удвоения Жизни в Лесу Знаний.
-Ага, понял, не дурак. Мне надо пойти в Лес Знаний, найти Поляну Удвоения Жизни и срубить там Древо. И где он,  этот лес? - я склонился над картой.
- На карте его нет. И на земле - тоже. Но путь к нему есть из Грота Пещерников.
- Шутите? Ну, вы меня совсем запутали, мадам, как вас там? – решил закинуть крючок.
- Тебе лучше не знать. Дольше проживешь.
  
   Ну, вот, опять скрытые угрозы. Хотя я ей сразу поверил. Если бы она кричала, топала ногами, испускала громы и молнии, я бы еще подумал. Но когда женщина спокойным голосом распоряжается твоей жизнью...
  
- Хорошо, схожу я в эти горы. И что, извините, я буду с этого иметь?
- Ничего, только свою жизнь,  это неплохой  товар для обмена, - мне показалось, что в черных зрачках мадам промелькнули красные огоньки, как отблески адского пламени.
  
   Я вздрогнул и мысленно перекрестился. Могильным холодом повеяло от вежливого обещания мадам. Гостиничный номер превратился в гнусную тюремную камеру. С крысами и пауками. Пока - без решеток на окнах.
  
   Я осторожно опустился в кресло. Зачем я вообще приехал в этот захолустный городок? Ах, да! Из-за дипломата. Нет, не человека. Кейса. Там оказались бумажки с красными печатями. Никогда не прикасайтесь к таким!
   Ну, на которых пишут: "Перед прочтением - сжечь!!!". Я их и сжег. Теперь не знаю - где спрятаться. И главное - от кого?  Все федеральные службы безопасности уже полгода бегают за мной  с пушками наперевес.
  
   И зачем сжег? Но это детали. Бывало у меня и похуже, когда ключики у одного  полковника увел. А они оказались от  сейфа не с  баксами, а с гостайнами. Я за ним три месяца по всей стране гонялся, чтобы назад вернуть.  Все их шпионское ведомство на дыбы встало и грозилось  оборвать крылья свободы.
  
- А почему, собственно, я?
- На тебе печать Пещерника, - дама указала на мой мужественный шрам на левой скуле.
  
   Да, тот самый, от турецкой сабли.
  
- Пещерника? Не знаю я его. Рядом не сидел, даже по великой нужде. Не чалился,  не парился.  И вообще никогда не пересекался  в протоколах. А печать...
- Замолчи. Мне лучше знать. Так светится только его печать.
  
   Светится? Шрам? Никогда не замечал. Ни разу не догадался себя по ночам в зеркало разглядывать. Теперь - обязательно займусь.
  
- И что,  она, эта печать? В пещерах путь освещает?
- Нет, дает тебе право прохода в Грот Пещерников.
- Может вы сами, мадам, пройдете в этот...
- У меня нет печати. У Серила - была.
- Серил - это...
- Брат мой. Подлый вор. Еще хуже тебя. Украл мое сакральное зеркало и спрятался в этом гроте.
- Зеркало дорогое было? Сочувствую. В оправе из брюликов? Зачем оно вам? Может, я вам другое куплю?   
- Тебе знать этого не надо. Мне нужно только мое зеркальце. Просто принесешь его и все.
- Большое оно или маленькое?  Не в трюмо вставлено?
- Маленькое, но очень тяжелое. Обычному человеку - не поднять. Только тот его может принести - на ком печать Пещерника. Изучай карту и завтра же отправляйся.
- А...?
- Когда вынесешь из подземелья зеркало - я тебя сама найду.
- А если этот, Серил, не захочет его отдать? И подкинули бы на путевые расходы, поиздержался я…
- Это уже твои проблемы. Но без зеркала ты мне не нужен, - дама шагнула к двери, опалив напоследок  адским пламенем из глаз.
  
   Это понятно. Я тоже не собирался на ней жениться. Люблю, знаете ли, кое-что помоложе и послаще. А эта бабка-ягодка мне и даром не нужна. Вон, аж мурашки по спине от ее взгляда бегают. Величиной с мой кулак.
  
   Без нее камера опять медленно превратилась в светлый гостиничный номер. Даже теплее стало.
  
   Утром я долго пытался себя уговорить, что мне просто приснился кошмарный сон. Боялся повернуть голову. Нет, проклятая карта лежала на столе! Обидно! А как все хорошо начиналось. Огромный, набитый валютой лопатник, кольцо, браслет...
  
   Кстати, где они? В кармане пиджака нашел только кучку рыжей, засохшей комками глины. Комки только отдаленно напоминали кольцо и браслет. Вдвойне обидно. Почему я не толкнул их Леве? Никогда не любил камни. Только с зеленой бумажкой ты не букашка. Валюта в бумажнике, слава богу, цела.
  
   Сборы, как говорится, были недолги. До загородной трассы доехал на каком-то жигуленке с ключами под ковриком. Есть же наивные люди, которые считают, что это самое тайное место в автомобиле. На трассе поймал дальнобойщика. Безотказные люди. Понимающие. До самых гор веселил меня дорожными анекдотами.
  
   Уши призрачно торчали над горизонтом. Я с тоской поглядел на свои лаковые полботинки.
Вот когда до меня дошла глубинная мудрость поговорки: "Простота - хуже воровства".
Были же у меня прекрасные легкие спортивные туфли. Нет, по простоте душевной,  поменял их вчера на шикарные бренды из крокодиловой кожи в соседнем номере после игры в покер.  
   И этот счастливчик наслаждается сейчас немыслимым комфортом в моих невесомых, крашеных мелом, белоснежных тапочках.
  
   А я мучаюсь в его дорогих. Никогда не любил крокодилов. И даже их кожу. По дороге еще ничего, а вот когда я начал карабкаться по округлым бокам валунов,  скользкие подошвы дали о себе знать.
  
   Указанный на рисунке сбоку карты вход в подземный лабиринт  нашел быстро. Одно было плохо. Вход был залит бетоном. Неужели нельзя было меня об этом предупредить?
   Я бы с собой ломик прихватил или ледоруб маленький.
  
   Чем  эту заглушку теперь выковыривать? Ночь прошла в кошмарах сна и яви. Никогда не пробовали заснуть на округлом валуне? И не советую. На дыбе намного комфортнее, там точно не соскользнешь.
  
   Сквозь камни просвечивалось далекое небо. Я еще раз осмотрел вход в тоннель. В него был вставлен полуметровый валун,  по краям залитый бетоном. А если?
  
   Бильярд! От двух бортов – в угол, как говорится.  На верхней плоской площадке лежат несколько абсолютно круглых валунов.  Если их составить в ряд и ударить по крайнему…  Это мне было и нужно.
  
    Я стал раскачивать крайний валун. По миллиметру. А много и не нужно. При очередном качке  весь ряд  камней пришел в движение,  выбив пробку из тоннеля.
  
   Ну, а уж хождению по любому лабиринту я обучен. Шел осторожно по низкому тоннелю, придерживаясь правой стороны. На поворотах подсвечивал путь фонариком. И вот, после бесконечного числа поворотов, я оказался в тупике. Поворот был только назад. Осветил фонарем стену перед собой. Черный монолит. Все, приехали.
  
   И тут прямо из стены высунулась рука и втянула меня внутрь. Да, прямо сквозь монолит.
  
- Ты же Пещерник, чего стену рассматриваешь? Для тебя она не плотнее воздуха, проходи, садись, - парень в синем спортивном костюме плюхнулся в кресло у стены и гостеприимно показал мне рукой на второе рядом.
  
Я ошеломленно осматривался. Так вот он какой - сибирский олень, тьфу, Грот Пещерников. Очень даже комфортно. Присмотревшись, я сделал еще один вывод.
 
   И странно.
  
   Яркий свет сверху шел от лампочки под потолком. Она болталась в воздухе без проводов и патрона. Рядом висел работающий от святого духа овальный телевизор.  Я подозревал, что электричества вообще здесь не было.
  
- Жора, да садись ты, рассказывай. Сеструха тебя прислала, небось, за зеркалом своим? Вот ей! - парень показал с помощью двух рук замысловатую фигуру для передачи любимой сестричке.
  
   А я только собирался расшаркиваться и представляться. И этот все про меня знает. Как и откуда?
  
- Откуда, откуда? Оттуда! - Серил ткнул пальцем в телевизор. Ага, значит, это и есть сестрино зеркало.
 
  Экран тут же потух и на черном фоне появилась рожица чертенка.
  
- Чего изволите, господин Серил? - пророкотал явно недетский голос.
  
- Заткнись, - парень замахнулся на экран.
  
   Рожица исчезла. Даже я понял. Что ничего не понял.
  
- Серил, но вы же знаете...
- Слушай, давай без твоих подходов и церемоний.
- Серил, дорогой ...
- И без лобызаний!
- Как скажешь. Твоя сеструха сказала, что грохнет меня, если вернусь без зеркала.
- Знаю.
- И ты это так спокойно говоришь? Своему другу Пещернику? - пришлось пускать в ход и запрещенные приемы.
- Много вас, таких друзей! Думаешь, тебя, дурака, первого она прислала?
- Вообще-то, да.
- Не обольщайся. Уже троих она в глину перевела. Не видел там, на входе?
- Нет, думал - это коровы заблудшие нагадили.
- Вот и ты там скоро будешь лежать. Сверху. Большой коровьей лепешкой.
  
   Это в мои жизненные планы не входило. Да и вообще - не любил я коров. Живых. Вот если хорошо прожаренных... С лучком и горчичкой…
  
   Надо подумать.
 
   Серил щелкнул два раза пальцами и на экране пошли телевизионные новости по второму каналу. Ишь, как удобно! Хоть пальцем, хоть голосом. До чего техника дошла! И главное - питания никакого не надо.
   Решил применить свой старый испытанный прием. Если надо получить нечто материальное, пообещай за него нечто эфемерно дорогое. Я мысленно покопался в карманах. Ничего. Потом в голове. Есть! Информация о мадам! Что-то она мне в номере очень умное болтала.
- Серил! Дружище! А твоя сестра, поганка, говорила про какой-то выход из этого грота в Лес Знаний, где растет настоящее Древо Жизни.
  
   Паренек щелчком пальцев убрал изображение с экрана и повернулся ко мне.
  
-  Продолжай.
- А ты что, не знал об этом?
- Нет. Эта стерва мне никогда не доверяла. Что она еще наболтала?
- Больше ничего. Я думал, она пошлет меня то дерево спилить, но ошибся. Только про зеркало и талдычила.
  
   Серил повернулся к экрану.
  
- Нужны данные о Древе Жизни, - экран телевизора вспыхнул оранжевым светом.
- Информация закрыта бывшим владельцем зеркала, - рожица чертенка ехидно ощерилась и исчезла.
- Где находится Лес Знаний? - экран осветился зеленым светом и на нем появилось изображение гор и большого лесного массива. Тонкая красная линия вела от гор в самый центр леса.
- Серил, записывай, записывай.
- Так запомню. Что еще она упоминала? Не могла эта ведьма закрыть всю информацию.
- Про Поляну Удвоения Жизни говорила.
  
   Мы повернулись к экрану. На схеме тут же в центре леса возникло желтое пятно и заэкранный чертенок пророкотал:
  
-  Поляна Удвоения удваивает жизнь любого, кто придет к ее центру первого числа каждого месяца с первым лучом солнца.
  
   Мы теперь смотрели в глаза друг другу.
  
-Вот стерва! А я думаю, как это она ухитряется так долго молодость сохранять? - Серил сорвался с места и исчез в стене. Я подошел к этому месту, чтобы последовать за ним.
  
   Сразу понял, почему он так спешил. Братец был не дурак,  и уже подсчитал, что до Леса Знаний день пути. А первое число - завтра. Я бы тоже не отказался пожить в два раза дольше.
  
   Остановила меня вовремя пришедшая на ум древняя грузинская мудрость, выбитая на входе в известный мне бордель: "Нэ тарапись, паравошь батинки!". Я бы эту великую мысль еще на всех брачных дворцах написал.
  
   Из зеркала-телевизора доносилось бормотание всезнающего чертенка. Я прислушался: "... а неживые предметы просто дублируются один к одному".
  
   А что же я пропустил в инструкциях по Древу? Что-то, касающееся  людей. Так, оно дублирует неживые предметы. А живые? Я глянул на экран. Быстро выстроил две цепочки дальнейших действий.
  
   Первая - пока нет хозяина, хватаю зеркало и меняю у сестры Серила на свою жизнь. Есть минус - этот парень вместо сестренки начнет гоняться за мной. И не факт, что он не может превратить меня в глиняную статую. Достаточно и того, что  просто сотрет в порошок.
 
  Оба окончания меня не устраивали.
  
   Второй вариант. Я тащу это говорящее зеркало на Поляну Удвоения, копирую его, одно оставляю Серилу, второе сбагриваю его  сестре. Попутно удвою и свою жизнь. Мелочь, а приятно.
  
   Второй вариант был без грубых минусов, хотя и потруднее в исполнении. В этом я убедился тут же, когда взвалил тяжеленный овальный телевизор на плечи.
  
   Подземный тоннель был повыше, чем в лабиринте, да и камней на полу не было. А то бы я точно не добрался вовремя до входа в лес.
  
   Первым делом после выхода из тоннеля глянул на небо. Яркие звезды. Сразу полегчало на душе. Я помнил, что от опушки леса до края поляны не более часа пути.
  
   Значит, можно еще и передохнуть. Я развалился на мягкой травке, вдыхая напоенный ароматами леса воздух. Да, не позавидуешь Серилу, добровольно заточившего себя в каменной тюрьме. Пусть комфортабельной, но тюрьме. Ну, удвоит он свою жизнь. Так это не жизнь он свою удвоит, а срок своего заточения. А еще меня дураком обозвал. Сам не больно умен, хоть и Пещерник.
  
   Пора идти. Зеркало с каждым шагом по мягкой лесной тропинке становилось все тяжелее.
На востоке заметно посерело. Я прибавил шаг.
  
   Фф-у-у! Наконец-то! Впереди открылось темное пространство, которое постепенно разгоралось яркими красками цветов, покрывалом устилавших Поляну Удвоения Жизни.
  
   Заметно посветлело. Я спрятался за ближайшее толстое дерево. Серила нигде не было видно. Над горизонтом полыхнуло розовое пламя.
  
   Пора. Я поднял зеркало и пошел к центру поляны, где росло маленькое деревце. Низкое, корявое и невзрачное. И это - Древо Жизни? Волшебное дерево, дарующее жизнь? Хотя...
  
   Взять мою жизнь. Так ли уж она стройна и прекрасна? Одни изгибы, повороты и провалы.
   А здоровье? Да, видимо, какова наша жизнь, таким мы видим и наше Древо.
  
   Но что это? Я увидел впереди согнувшегося человека, с тяжелым предметом на плечах. Поднял свободную руку, приветствуя его. Он тоже поднял.
  
   И тут до меня дошло. Да ведь это я! Поляну поперек разделяет зеркало и я в нем отражаюсь.
  
   Уже более уверенно пошел навстречу отражению. Как только я коснулся ствола, раздался сильный треск, сверху в дерево ударила молния. Зеркало исчезло.
  
   Но не исчезло мое отражение. Но я смотрел не на него. С края поляны к нам несся какими-то нелепыми прыжками Серил.
  
   Я понял почему. По пути к Древу парень подвернул ногу. Так вот почему он запоздал.
  
   Подойдя и увидев нас двоих, он злобно захохотал.
  
- Так вот что делает с живыми эта проклятая Поляна Удвоения. Она не жизнь удваивает, а людей. Поняли теперь, придурки? Как хорошо, что я опоздал! - он схватил с земли одно из зеркал и, прихрамывая, скрылся в лесу.
  
   Вот теперь и мне стало все ясно. А потом я понял и еще кое-что.
  
- Как хорошо он тебя припечатал! Давай, придурок, зеркало поднимай, - мой двойник пнул меня под зад, сорвал несколько цветков и с наслаждением вдохнул их аромат.
  
- Но, я же нес его сюда. Значит, обратно ты...
- И назад ты понесешь. И не груби тут мне. Ишь, растыкался, дубина стоеросовая.
  
   Я молча взвалил зеркало на плечи. Обратная дорога показалась мне вдвое тяжелее.
  
   Только через сутки мы вылезли на свет белый. Я выглянул из-за валуна. У подножия гор нас ждала сестренка Серила.
  
   Мой двойник тоже узрел ее. Выхватил у меня зеркало и быстро спустился вниз. С поклоном поднес украденное чудо довольно улыбающейся даме-мадаме.
  
- Вот, госпожа, то, что вы просили. Надеюсь, я заслужил вашу благодарность?
  
   Я наблюдал эту сцену унижения из-за валуна. Как  потом благодарил судьбу, что не показался тогда этой злобной ведьмочке.
  
- Благодарность? От меня? - со смехом она махнула платком на зеркало. Оно мгновенно уменьшилось до размеров ладони. Подумав немного, махнула платком и на моего двойника.
   Тот уменьшился, как и зеркало.
  
- А ты забавный и послушный. Может, еще пригодишься мне.
  
   Зеркало и двойник исчезли в ее безразмерном черном ридикюле.
  
   Больше я их никогда не видел. Дама навсегда унесла с собой мою половину. Худшую
  половину. Это и было секретом Древа Жизни.
  
   Жизнь - она тоже умеет отделять зерна от плевел. Не заглянув хоть раз в зеркало
 жизни, не увидишь своей сущности и не поймешь ее.
Рейтинг: 0 197 просмотров
Комментарии (2)
Серов Владимир # 1 сентября 2014 в 13:23 0
Суки на шмоне перо закосили...
Влад Галущенко # 1 сентября 2014 в 16:49 0
Вот так бывает - то ли похвалили, то ли обидели? Знать бы - за что?
Популярная проза за месяц
145
126
123
102
99
98
97
94
93
91
91
90
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
80
80
79
77
77
76
75
75
74
73
70
66
46