ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История девятая ч.9

 

Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История девятая ч.9

24 сентября 2014 - Анна Магасумова
article241330.jpg
История девятатя. Алмаз в красном
 
Ч.9  Яблоко от яблони далеко падает
 
Учится ребёнок у мудрого отца с пелёнок...
А нравственность, влеченья, знанья
Зависят лишь от воспитанья.
Себастьян Брант (1458-1521) 

 
Учи своих детей молчать, говорить они научатся сами.
 Бенджамен Франклин (1705-1790)

 
Привычки отцов, и дурные, и хорошие, превращаются в пороки детей. 
Ключевский В.С. (1841-1911)

 
  
   В начале XIX  века к королю Георгу III попадает голубой бриллиант – Око Бхайравы.
   Голубой алмаз связан с магической силой  воды. Он раскрывает тайну рода, работая над собственной кармической программой. Голубой бриллиант хорошо носят только те, кто умеет работать над своими жизненными ритмами, корректирует своё поведение. А поведение Георгов, особенно принца  Уэльского выходило за рамки добродетели.
    Странствия голубого бриллианта
  Французские революционеры изъяли драгоценности Людовика XVI Марии Антуанетты и выставили их на мебельном складе для всеобщего обозрения, но охрана экспозиции была настолько плоха, что шайка  воров во главе с   Полем Мьетта  с лёгкостью выкрала  бриллианты.    
     Мьетт отдал сообщникам прозрачные бриллианты, думая,  что они ценнее. Окрашенные камни, в том числе и голубой, остались у него. Шайку вскоре поймали, но  Ока Бхайравы у них не было. Потом и Мьетт попал в тюрьму – там его и настигло проклятие: через несколько дней он был  зарезан сокамерниками.
    А голубого  бриллианта так и не нашли. Камень исчез. Мы же знаем, что Око Бхайравы  попал ко двору испанского монарха. На   портрете, изображавшем испанскую  королевскую  семью,   написанном  в 1799 году, среди драгоценностей королевы Марии-Луизы  Гойя изобразил крупный камень синего цвета. Это и был Око Бхайравы.
   Потом голубой бриллиант оказался  у  испанского министра иностранных дел Годоя. Лишь спустя десятилетия он объявился у известного амстердамского ювелира Вильгельма Фальса. Ювелир сделал голубому бриллианту новую огранку, чтобы скрыть его настоящее происхождение. Так делают ювелиры с драгоценными камнями сомнительного происхождения, особенно ценными и украденными.
  Око Бхайравы уменьшился до 44,5 карата, но стал ещё прекраснее и, главное –  не растерял свою колдовскую силу. Вильгельм Фальс был ограблен и убит своим собственным  сыном, Генрихом Фальсом.  Настолько тот  был очарован голубым бриллиантом.
   Генрих  продал  Око Бхайравы Франсуа Булё, торговцу алмазами, который вскоре умер в нищете.  Сам Генрих Фалькс  покончил с собой в 1830 году.
  Око Бхайравы помогал людям сильным, гордым, уверенным в себе, людям, обладавшим высоким положением – королям. Голубой бриллиант знал, что не попадёт в руки людям тихим, мягким, неуверенным в себе. Мстил тем, кто шёл на преступление, преступал закон.
   Как бы то ни было, но прекрасный синий бриллиант в первой четверти XIX века появляется в Лондоне.  Принц Уэльский Георг, сын короля  Англии Георга III,   выкупил алмаз, даже не подозревая о том, что эта покупка сломает жизнь не только ему, но и отцу – королю. 
  Георг III увидел Око Бхайравы и отобрал у сына, заявив:
–  Ты не достоин этого камня. Отдашь его за долги. Пусть он будет в королевской сокровищнице!
Что делать, принцу пришлось смириться. Он не стал спорить с отцом, но ещё более озлобился и впал, как говорится, во все тяжкие. Однажды взяв в руки голубой бриллиант, он попал  под его  негативное влияние. 
  Око Бхайравы раскрыл в  принце Уэльском всё порочное,  то  с чем его отец, король Георг III долго боролся.  
Принц Уэльский Георг
   Попытки Георга III искоренить пороки ганноверской династии и воспитать сына Георга в духе высокой нравственности не имели ни малейшего успеха. Поэт Ли Хант  так описывал принца Георга:
– Это  человек, не умеющий  держать слово, распутник, по уши погрязший в долгах и бесчестных поступках, который ни во грош не ставит своих близких и окружает себя игроками и дамами сомнительного поведения.
    В результате Ханта обвинили в клевете и приговорили к штрафу в пятьсот фунтов и двум годам тюремного заключения.
   Следуя королевской традиции, принц Уэльский потерял невинность в шестнадцать лет. Его первой женщиной была   одна  из фрейлин королевы, которую принц называл Мельпоменой.   
    Королеве Шарлотта вскоре доложили:
– Ваше Величество! Принц Георг проводит время в плохой компании, это до добра не доведёт.
Мать пыталась поговорить с сыном, на что тот  сказал:
– Вы желали, чтобы я стал настоящим мужчиной? Так, прошу Вас, не мешайте!
  Шарлотта только горько вздохнула.  А принц веселился, влюблялся, крутил романы.  Сначала объектом его любви стала Мэри Гамильтон, двадцатитрехлетняя дочь герцога Гамильтона.  Но она отвергла распутного принца. Георг немного погоревал, тут же нашёл более сговорчивую особу – актрису с сомнительной репутацией  родом из Бристоля – Мэри Робинсон.
    Отец девушки, ирландец, покинул семью и основал факторию на побережье Лабрадора, где жили эскимосы. Мать воспитывала Мэри одна. В детстве девочка мечтала, что она выйдет замуж за принца и уедет из бедного дома.
  Слишком рано девушка поняла, что наивные мечты не сбудутся. Она приняла предложение и   вышла замуж за клерка адвокатской конторы Робинсона. У них вскоре  родилась дочь, но тут для семьи наступили тяжелые времена, и они с мужем оказались в долговой тюрьме.
Дочь на воспитание взяла бабушка.  Освободившись, Мэри  с мужем отправилась в Лондон.
– Я  стану звездой лондонской сцены!  Я добьюсь  успеха в жизни, несмотря ни на что! –  решила она.
  Принц Георг впервые увидел  Мэри  в роли Утраты в «Зимней сказке». Ах, какой влюбчивый! Тут же взыграла страсть.
–Что за актриса? Мэри Робинсон?  Я опьянён красотой этой девушки.
  Георг  послал Мэри прядь своих волос  вместе с письмом:
– Милая Мэри!  Моя Утрата! Я прошу вас  прийти ко мне  в костюме юноши. Ваш Флоризель.
   Мэри Робинсон долго противилась желанию принца. Но однажды она пришла домой раньше обычного и увидела  сэра Робинсона  в постели со служанкой.
– Ах, так! – вспылила она. – Муж с какой-то служанкой, а я ещё думаю, когда мне оказывает честь сам принц Уэльский!
   Так в отместку Мэри решила переспать с Георгом.  Одевшись в костюм молодого пажа, она пришла к принцу Георгу, чем вызывала его восхищение.
– Моя возлюбленная! Я обещаю вам  подарить на день рождения 21 тысячу фунтов.
  Мэри должно было исполниться 21 год. Принц был щедр, их часто видели вместе. Но влюблённость принца Георга долго не продлилась и он вскоре заявил:
– Утрата, ты утратила мою любовь!
Георг впервые встретился с  разгневанной женщиной.
– Я не посмотрю, что вы, милый мой, принц! Просто опубликую ваши любовные письма ко мне. Пусть все знают о ваших тайных фривольностях. Или вы, Георг, подарите мне тот голубенький бриллиант, который приобрели не так давно.
Принц был взбешён:
– Не дорого ли ты, Утрата, оцениваешь свои прелести?

Когда о требовании куртизанки  узнал король,  то не мог скрыть негодования:
– Ты, мой сын! Попал в такую скверную  историю!   Тем не менее, эта женщина требует слишком  много! Не так уж она и невинна. Хватит с неё 5 тысяч фунтов и 500 фунтов ежегодного пособия.
  Мэри об этом и мечтать не могла.
– Я не продешевила! Бриллиант вряд ли смогла бы продать самостоятельно, а здесь  сразу же на руки получила 5 тысяч и ежегодное пособие даст мне возможность жить безбедно  до конца жизни.
   Мэри Робинсон поспешила  уехать  во Францию, где стала любовницей герцога Орлеанского, позже она вернулась на родину и жила с членом парламента из Ливерпуля, полковником Тарлетоном.  На склоне лет её разбил паралич, отомстил Мэри Око Бхайравы.   Георг  не забыл пылкую любовницу и  частенько навещал её.
– Сын, сколько я буду говорить тебе, быть скромнее в своих желаниях! – увещевал Георга отец король.
    Несмотря на упреки, Георг продолжал вести весёлую жизнь. После Мэри Робинсон у него была непродолжительная связь с Элизабет Армистед, ещё одной куртизанкой с удивительной биографией.(1)  
    Элизабет Армистед была известна в театральных кругах как «миссис Армистед», хотя никакого мистера Армистеда не было и в помине. Как и некоторые незамужние актрисы, куртизанки полагались на почтенный титул «миссис» для респектабельности.
    На самом же деле миссис Армистед звали Элизабет Бриджет Кейн. Родилась она в Гринвиче(2)  и была дочерью мелкого торговца. Переехав в Лондон, Элизабет устроилась в элитный бордель, откуда её потом выкупил лорд  Болингброк. Он не только сделал её своей содержанкой, но и устроил в театр, хотя в карьере актрисы Элизабет далеко не продвинулась — её пышные формы затмевали актёрский талант, да и был ли он?
   Зато через лорда Болингброка миссис Армистед завела знакомства среди вигов. Политика  не интересовала её, скорее возможность найти новых состоятельных клиентов. И от них у Элизабет действительно не было отбоя. С несколькими из своих любовников она побывала во Франции, Бельгии и Италии, а их щедрот хватило, чтобы снять, а затем и купить прелестный домик в Суррее(3)   под названием Сент-Эннс-хилл.
    Как и многие женщины из круга вигов, миссис Армистед побывала в любовницах принца Уэльского.  Создаётся впечатление, что Георг переспал со всеми жёнами и подругами своих единомышленников,  противников короля. Только одна женщина посмела противостоять его обаянию. Это была герцогиня Джорджиана Кавендиш(4) – та его просто отшила. Хотя в высших кругах ходили сплетни, что она всё же была любовницей  принца Георга.
   Отец  Джорджианы Джон Спенсер, 1-й граф Спенсер, был правнуком Джона Черчилля, 1-го герцога Мальборо, а леди Кэролайн Лэм, известная своими романтическими отношениями с поэтом Байроном, приходилась Джорджиане племянницей. Среди потомков её семьи — действующий герцог Девонширский (через её внучку), принцесса Диана, урождённая Диана Спенсер, и Сара, герцогиня Йоркская.
    Джорджиана была знаменитой светской красавицей, собравшей большой круг литераторов и  известных политиков. Она активно интересовалась политикой, когда до предоставления женщинам избирательных прав оставалось ещё более ста лет.
    Джорджиана выступала в поддержку своего дальнего родственника, Чарльза Джеймса Фокса,(5)   в то время как король Георг III и его кабинет министров склонялись к политике партии тори.
Слыла законодательницей мод и поддерживала дружеские отношения с королевой Франции Марией-Антуанеттой. Герцогиня позировала таким художникам, как Томас Гейнсборо и Джошуа Рейнолдс.
Леди Джорджиана Спенсер обвенчалась с  Уильямом Кавендишем, 5-м герцогом Девонширским, в день своего семнадцатилетия, 7 июня 1774 года. Муж был старше на девять лет.  Несмотря на то, что  у четы было трое детей, надежды Джорджианы не  семейное счастье не оправдались. Её постигло разочарование: лучшая подруга, леди Элизабет Фостер, стала любовницей герцога.
   Джорджиана решила, что будет терпеть. Так она оказалась в центре известнейшего в Англии XVIII столетия любовного треугольника.
    Какое унижение пришлось ей пережить, поскольку о  menage à troіs (фр. сожительство втроём) стало известно всему миру.
  Джорджиана  нашла успокоение в проявлениях общественной любви.  А дома повторяла про себя:
– И если радостей короткой будет нить,
И твой кумир тебя осудит скоро...
Смирись, смирись!
Когда в тебе клеймят жену и мать, 
Безмолвствуя, храни покой бесстрастья, –
                                             Умей молчать!(6)   
   Джорджиана старалась уйти от реальности, пристрастившись к азартным играм, алкоголю и наркотикам. К концу жизни её карточные долги возросли до неимоверных размеров. Она скончалась в возрасте 48 лет  от гнойного воспаления печени.
  Герцогиня Девонширская  была похоронена в Соборе Всех Святых в Дерби, Англия.
   Возможно,  она жалела, что отказала принцу Георгу, но вернуть назад уже ничего было нельзя. 
   Правда,  покровитель из Георга был никакой, ему приходилось отчитываться перед парламентом о своих долгах и тратах. Он не мог содержать Элизабет Армистед  на том уровне, какого она добивалась, и ей пришлось от него тихонько уйти.
   Зато ей суждено было стать женой лучшего друга Георга – политика Чарльза Джеймса Фокса.  Джорджиана постаралась, познакомила их. Ко времени их сближения  в 1783 году Элизабет исполнилось 33 года, Чарльзу – 34. Она уже покорила высший свет и жила в своё удовольствие за счёт ежегодных выплат, назначенных ей бывшими любовниками.   Умело  Элизабет заставляла раскошелиться своих покровителей.
   Что нашла Элизабет в Фоксе? Удивительно! Возможно, она раскрыла его трепетную душу? Чарльз Фокс был вождем партии вигов и заслужил ненависть консерваторов не только за либеральные воззрения, но и за неопрятную  внешность. Небрежность в одежде подчёркивало увесистое брюшко, да  густые черные брови. Герцогиня Джорджиана придумала ему кличку «Брови».
 
    Вместе с друзьями Фокс регулярно посещал бордели, однако женщину такого класса, как Элизабет Армистед, он не смог бы себе позволить — карточные долги опустошили его кошелек. Основой союза с Элизабет могла стать только любовь. И они полюбили друг друга. Хотя должность министра иностранных дел отнимала у Фокса немало времени, он находил часок, чтобы провести время с Элизабет — в Лондоне или в Сент-Эннс-Хилл, среди садов Суррея.
 Элизабет стала ему верной подругой, он называл её «дражайшая Лиз», относился с уважением.
– Моя дражайшая Лиз! Мне всё равно, что и с кем было у тебя в прошлом, – говорил он. – Ты со мной и это сейчас самое главное!
 Но окружающие были не настолько терпимы. Во время очередного путешествия по Европе в 1788 году Элизабет с огорчением  заметила:
–  Соотечественники приветствуют Чарльза, зато на меня  смотрят, как на пустое место.
    Исправить положение мог только брак, и в 1795 году Фокс сделал ей предложение.
– Дражайшая Лиз! Прошу тебя, будь моей женой!
 Но Элизабет колебалась.
 – А если  брак с бывшей куртизанкой помешает карьере Чарльза? Вдруг мы  станем  изгоями в глазах всего света? И не лучше ли ему жениться на богатой наследнице?  
 Она была умной женщиной и опасалась  не только за свою свободу, но и за положение в обществе Фокса, как политика.
– После свадьбы муж возьмёт под контроль всё моё имущество, – продолжала рассуждать Элизабет. –  Я могу остаться ни с чем после развода.
За несколько недель до назначенной даты венчания Элизабет  прислала Фоксу отказ.
– Милый Фокс! Я не могу выйти за вас замуж. Не хочу мешать вашей политической карьере.
   В ответ  Фокс написал ей следующее письмо:
  «Дражайшая моя Лиз, в среду я получил твои письма, как всегда ласковые, но исполненные сомнений, впрочем, совершенно необоснованных. Уверяю тебя, что давно уже тщательным образом обдумал этот вопрос. Если со мной что-нибудь случится, положение моей супруги без сомнения улучшит твои обстоятельства, и хотя о таком исходе моей дорогой Лиз пока что страшно и помышлять, однако же,  законы природы делают его весьма вероятным. 
   Если же ты думаешь, что в будущем я пожалею о нашем браке, то зная себя, и мою привязанность к тебе, зная тебя  и все те качества, из-за которых я так люблю тебя и восхищаюсь тобой всё больше день ото дня».
  Это письмо так растрогало Элизабет, что её сомнения окончательно развеялись.
    28 сентября 1795 года Чарльз Фокс и Элизабет Армистед обвенчались.
Семь лет они хранили в тайне свой брак, а когда секрет открылся, высший свет был не столько шокирован — и не такое бывало, – сколько озадачен. С женой именитого сановника нельзя не считаться. Но кто же пустит в свой салон выскочку? Однако со временем соратники Фокса и их жены  лучше узнали Элизабет, и отношение к ней изменилось в лучшую сторону.
  Её остроумие и начитанность, а также трепетная  любовь к мужу растопили сердца самых суровых матрон. А когда на торжественный прием, организованный  Фоксами весной  1806 года,  собрались сливки общества в количестве 400 человек, Элизабет поняла –  свершилось!
–  В мире, к которому принадлежал мой  муж,  наконец-то, через столько лет, для меня  нашлось место,  –  радовалась она.
   Но  триумф был недолог.  В сентябре того же года, буквально через несколько месяцев после приема, Чарльз Фокс скончался. Перед смертью он повторял:
–   Лиз, моя Лиз!
 Фокс так и умер с именем своей любимой на устах.  Элизабет Фокс дожила до викторианской эпохи. Коллеги мужа предпочли забыть её происхождение и относились к ней почтительно.
    Но вернёмся к беспутному принцу.  Следующей его любовницей стала госпожа Грейс Эллиот, весьма богатая дама, она бросила мужа, когда стала встречаться с принцем. Через некоторое время леди Грейс заявила:
– Отцом моей  дочери является Георг, я и  назвала девочку в его честь Георгиной Августой Фредерикой.
   В это мало кто поверил, ведь она  находилась одновременно  в связи ещё с двумя мужчинами.
   Грейс вскоре приглянулась принцу Филиппу, герцогу Орлеанскому, и в 1786 году он увёз ее во Францию. Они расстались, но продолжали поддерживать дружеские отношения. В период Великой французской революции Филипп перешел на сторону республиканцев, а Грейс осталась «роялисткой» и описала кровавые события того периода в своих дневниках «Моя жизнь во времена французской революции».(7)   
 А вот лорда Мельбурна, будущего  премьер-министра считали  сыном Георга. Правда,  его мать утверждала:
–  Отец ребенка  лорд Эгремонт!
     После Грейс любовницей принца стала пухленькая певица по имени Элизабет Биллингтон. Она покорила Георга своим  меццосопрано.   Потом была дочь герцога Аргайллского Августа Кемпбелла – с  невинными голубыми глазами.  Графиня Солсбери,  которая была старше Георга на двенадцать лет,  привлекла  принца тем,   что любила охотиться на лис.  
  Любовницами принца Уэльского были и многие другие женщины, не столь заметные, включая актрис, певиц, почтенных матрон, служанок, придворных дам и куртизанок. Создаётся впечатление, что принц вёл такую жизнь и за отца короля тоже.
    Когда принцу исполнилось  восемнадцать лет, он познакомился с супругой ганноверского посла графа Карла Августа фон Харденберг Фредерикой, урождённой фон Ревентлов.  Она была старше Георга на 9 лет и уже мамой двух детей – Кристиана 5 лет и Люции 6 лет.
   Все окружающие признавали, что это была женщина «божественной красоты». Георг увидел её за карточной игрой.
–  Во мне зародилась роковая,  сладостная страсть,  – заявил он. –  О, как я люблю её и  готов ради неё пожертвовать всем, чем обладаю. Клянусь Богом, душа моя в смятении, разум мой в тумане!
 Георг, охваченный страстным чувством,  посвятил себя целиком  этой маленькой женщине.
   На  графиню фон Харденберг  подобная демонстрация преданности и любви произвела сильное впечатление. И всё же она продолжала соблюдать дистанцию. Тогда Георг на одном из дипломатических вечеров притворился больным. Графиня из  сострадания  приняла ухаживания наследника английского престола.
 –  Вы подарили мне неземное блаженство, — сказал восторженный принц.
   Граф фон Харденберг узнал о неверности жены из колонки светских новостей в «Морнинг геральд» и написал принцу письмо, полное язвительных укоров.
–  Сир! Хотя вы и наследный принц, но это не значит, что вы должны вести себя подобным образом, соблазнять почтенных замужних женщин.
  Написала Георгу и жена графа, напомнив о его клятвах:
  –  Мой милый принц! Я согласна бежать с  вами этой же ночью.
  Что-что, а побег из Лондона  не входил в планы Георга.  В отчаянии он  рассказал обо всём матери.  Шарлотта  подняла такой крик, что Георг лишился чувств.  Шарлотта испугалась за сына, и  всё рассказала королю.  Георг III  предпринял меры по удалению семейства ганноверского посла из Англии.
    Граф фон Харденберг(8) вскоре оставил свой дипломатический пост и получил назначение в Пруссию, где сменил Генриха Штейна (9) на посту канцлера.  
    В 1788 году фон Харденберг оставил Фредерику с детьми и женился на  Софии, женщине, старше первой жены на два года.  Детей у них не было. Через 19 лет граф – канцлер вновь обручился с молоденькой 29 летней Шарлоттой.  Фредерика умерла в 1793 году в возрасте  34 года. О том, что стало с Софией,  история умалчивает.
   Начатые Штейном реформы  были продолжены фон Харденбергом и  обеспечили экономическое  процветание, а вместе с ней социальную стабильность Пруссии после Наполеоновских войн. В дальнейшей перспективе  реформы подготовили  объединение Германии при «железном канцлере» Бисмарке.
   Но это будет значительно позже, при королеве Виктории, внучке  Георга III,  последней представительницы Ганноверской династии. (10) К слову сказать, она была человеком строгой морали.
    Пытаясь спасти сына от  последующих безрассудных  поступков, король Георг III   написал для него длиннейшее поучение.   Но это не остановило Георга, а ещё больше настроило сына против отца. Георг стал водить дружбу с Чарльзом Фоксом, политиком радикального толка и главным оппонентом королевских министров.
    На одном из благодарственных  молебнов  в соборе Святого Павла Георг и другие принцы ели пирожные, громко переговаривались и  вели себя  развязно. В саду Воксхолл-Гарденз и других местах Георг устраивал пьяные дебоши.(11)    
 Король с горечью говорил:
– Почти каждый день я  нахожу  в газетах весьма неприятные упоминания о принце Георге.
В «Таймс» писали:
«Наследный принц Георг при любых обстоятельствах предпочитает бутылку и девицу политике и молитве». 
Герцог Веллингтон говорил:
– Принц Георг – это тяжелый  жернов на шее любого правительства, который только можно себе представить.
Сам Георг говорил:
– Да, я люблю выпить и поразвлечься с дамой. И что?
Угомонившись, Георг породил еще больше проблем.  У него была связь с леди Джерси, дамой лет далеко за сорок, имевшей уже девять внуков. (12)   
Тогда Георг III выбрал невесту для своего непутевого сына. Принц Уэльский вынужден был согласиться на брак.
– Женитьба повлечет за собой увеличение суммы моего содержания, – думал он.  – Это меня устраивает. Денег для развлечений всегда не хватает.  Женщинам ведь нужны украшения и дорогие наряды.
  О любви принц  даже и не думал.  Ему хватало доступных женщин.
– Жена не стена, – рассуждал он,   – пробью!  Не будет мне помехой.  Отцу нужен наследник, он его получит!  А я, на что?
 Стена не  стена, но какая!
Жена под стать мужу. 
  
    К несчастью, выбор короля оказался неудачным. Каролина Брауншвейг-Вольфенбюттель,(13)  кузина принца Уэльского была второй дочерью герцога Карла II Вильгельма Фердинанда Брауншвейг-Вольфенбюттельского  и принцессы Августы Великобританской, старшей сестры Георга III. 
    Каролина росла непослушным ребёнком, терпеть не могла кукол, больше общалась с братьями, чем с девочками. Чтобы не ограничиваться в подборе супруга в будущем, ей не давали никакого религиозного образования.
  О Каролине говорили:
– Девица крайне распущена, не знает никаких ограничений!
  А всё потому, что в  18 лет Каролина влюбилась в молодого офицера, и чтобы образумить её, родители отправили дочь в удалённый охотничий замок, а офицера –  на полевую службу. Каролине эта ссылка доставила только   удовольствие.(15)   Она получила  возможность общаться с простыми людьми, чего была лишена в детстве.  
  Свадьба Каролины с принцем Уэльским  должна была состояться в начале апреля 1795 года. Леди Джерси с самого начала твердо решила любым способом помешать этому браку. Она задержала королевские экипажи, чтобы Каролина  в Гринвиче  осталась без транспорта. (14)   Но  девушка воспользовалась простым экипажем, который доставил её вовремя на свадьбу.
   Хуже того, жених и невеста с первого взгляда невзлюбили друг друга.
– Ради Бога, дайте мне стакан бренди, — обратился  принц Уэльский к леди Джерси. — Мне дурно!
   Леди услужливо дала ему выпить. Но принц не ограничился только одним  стаканом.  Опустошена была целая бутылка.   Поэтому,  когда Каролина увидела жениха, он был уже не очень трезвый.   Девушка  расстроилась не только этим. Она  не ожидала, что её избранник, вернее тот, кого ей избрали в мужья, окажется не таким, как в девичьих мечтах.
– О, ужас! Какой же принц толстый! И совсем не так хорош собой, как  на  портрете, который мне показывали.
    От неумеренной еды и питья принц Георг  растолстел.     Конечно, и Каролина не была писаной красавицей.  Тем более,  на лице у неё было столько слоёв румян, что нельзя было разглядеть юных черт.  Свадебное платье  смотрелось нелепо. Это  постаралась хитрая леди Джерси, умудрившаяся занять должность фрейлины принцессы.  Невесте даже не удалось взглянуть на себя в зеркало.
  Перед   священником  Георг  стоял, пошатываясь, а  невеста шептала про себя:
 – Это всё нереально,   я сплю  и вот-вот проснусь!
   Но это был не сон, а жестокая реальность.   На следующий день Каролина жаловалась  королеве  Шарлотте:
– Первую брачную ночь Георг провёл в опьянении у  камина. Если бы не  решётка, мог  лишиться  последних волос на голове.
Шарлотта только горестно вздыхала. Попыталась успокоить невестку:
– Не всем удаётся полюбить мужа с первого взгляда. Стерпится, слюбится.
Хотя королева не была уверена, что сын образумится после свадьбы, слишком хорошо его знала. 
– Такой любви  как у нас  с Его Величеством, увы, у Георга с Каролиной не  получится,  –  думала она.
– Не такая уж непорочная, моя невеста, – заявил матери Георг. – Как я разделю с ней брачное ложе?
 Тем не менее, через девять месяцев, 7 января 1796 года у Георга и Каролины родилась дочь Шарлотта.(16)  Георг III стал дедом.  Радости не было границ.
   Рождение дочери не укрепило брак. Каролину игнорировали при дворе, и она жила фактически под домашним арестом, в то время как Георг развлекался.
     Вскоре Каролина поняла, что её фрейлина леди Джерси –  любовница  мужа.  Только женщина поймёт, какую боль испытала Каролина.  С чувством горечи и унижения она потребовала у Георга:
– Я прошу вас уволить графиню Джерси!
Однако Георг рассудил иначе и заявил:
– После рождения дочери я выполнил свой долг в отношении престолонаследия, и более не намерен делить с вами  ложе.
  При этом он раскланялся с торжествующей улыбкой. Огорченный король писал сыну:
«Похоже, ты смотришь на союз с принцессой как на обычный брак между частными лицами и совершенно упускаешь из виду, что брак прямого наследника престола, каковым ты являешься, имеет значение общественное и затрагивает интересы всего королевства».
Через некоторое время  Георг порвал отношения с леди Джерси.
Старая любовь не ржавеет
– Я  решил воссоединиться со своей «истинной женой»  Марией Фицгерберт! – заявил он.
   С Марией Фицгерберт, богатой красивой женщиной, которая была на  шесть лет  его старше, Георг познакомился в 1784 году. Влюбился в неё с юношеским пылом.  Весьма благочестивая дама, Мария была напугана настойчивыми предложениями принца стать его любовницей, отвергла ухаживания  и собиралась уехать за границу.
  Георг тяжело переживал отказ. Он  умолял Марию не оставлять его:
– Я откажусь от короны, продам все свои драгоценности и даже столовое серебро и убегу  с тобой, моя возлюбленная,  в Америку! 
  Но  Мария сохраняла твердость.
–  Я  буду с тобой только в том случае, –  заявила она, если  ты, мой милый принц,  дашь  слово жениться на мне!
    Но  это, разумеется, было невозможно.
– Что делать?  – думал Георг. – В соответствии  с новым Королевским актом я должен  просить согласия отца на этот брак, но  не могу это сделать, так как моя Мария уже дважды разводилась.
    Хуже того,  госпожа Фицгерберт была католичкой, а согласно Акту о престолонаследии 1701 года наследнику престола строжайше запрещалось сочетаться браком с лицом католического вероисповедания.
   Тогда  Георг решил пойти на хитрость. Он за пятьсот фунтов вызволил из долговой тюрьмы англиканского священника, пообещав ему сан епископа, чтобы тот совершил не имеющий никакого смысла обряд  венчания и вручил Марии имеющий столь же малую ценность документ о браке.      
     Хотя Мария понимала театральность  бракосочетания,   позже призналась:
–  Я отдалась принцу Уэльскому, не ставя никаких условий, полагаясь лишь на его честь и не придавая значения церемонии, на проведении которой настаивал принц.
   Они стали жить вместе, и скоро женитьба Георга на «принцессе Фиц» уже ни для кого не составляла секрета. Он любил Марию  до конца жизни, и она родила ему десять детей.
   Впрочем, их отношения вовсе не были безоблачны. Принц оставался весьма неумеренным в пище, много пил, у него все чаще случались приступы ярости. Однажды ночью Марии пришлось спрятаться за диваном, пока он искал её с обнаженной шпагой.
   Кроме того, Георг был патологически неверным мужем. У него был внебрачный ребенок от Люси Говард и роман с Анной Кроуч, блиставшей в «Опере нищих» Джона Гея. За несколько ночей, проведенных с Георгом, Анна получила десять тысяч фунтов и кое-какие драгоценности.
   К тому же Георгу пришлось откупаться от её мужа, лейтенанта королевского флота, грозившего возбудить в суде дело о супружеской неверности. Это обошлось принцу еще в четыреста фунтов. Немало хлопот доставили и любовные письма, которые он имел неосторожность написать.
     Четыре года потребовалось принцу Георгу, чтобы вернуть себе любовь Марии.  Он даже  подал прошение римскому папе, в котором писал:
–  Ваше Преосвященство! Прошу признать  ранее заключённый брак  с истинной католичкой госпожой Марией Фицгерберт  действительным.
   И сама Мария писала в Ватикан, прося у  папы разрешения на возобновление супружеских отношений с принцем  Уэльским.
Папа римский ответил не Георгу,  а Марии:
– Католическая церковь не возражает против возобновления  вами, госпожа  Фицгерберт   супружеских отношений с Георгом. Я заверяю вас, что в глазах Господа именно вы являетесь истинной супругой принца Уэльского.
 Как иначе мог ответить Папа римский?  Римско-католическая церковь не признавала церковь англиканскую, протестантскую.
Принц Георг даже изменил завещание, отписав состояние госпоже Фицгерберт и сделав приписку:
«Той, кто именуется принцессой Уэльской, я оставляю один шиллинг».
  Георг сбросил вес в попытке произвести благоприятное впечатление на Марию и потратил немалые деньги на Карлтон-Хаус и Королевский павильон в Брайтоне, хотя казна была истощена наполеоновскими войнами. Правда, участие самого принца в этих войнах ограничивалось обучением небольшого отряда солдат в Брайтоне.
    Примирение с госпожой Фицгерберт не отвлекло Георга от охоты за другими женщинами. Принц признал себя отцом Уильяма Френсиса, сына некой мисс Дэвис, а также Джорджа Сеймура Кроу, сына госпожи Кроу, проживавшей на Чарльз-стрит.
   К  счастью, его связь с француженкой, женой лорда Массерина, не дала потомства. Был также у Георга короткий роман с танцовщицей Луизой Хиллисберг, а время от времени он наносил ночные визиты в дом мадам де Мейер.
   Будучи женщиной средних лет, госпожа Фицгерберт философски относилась к шалостям принца с более молодыми женщинами. Однако её беспокоила его длительная привязанность к Изабелле Сеймур, леди Хартфорд — одной из тех хорошо сохранившихся дам, к которым принца весьма влекло.
    Когда старый король отошел от дел и Георг стал регентом, он отдал предпочтение леди Хартфорд, а верную госпожу Фицгерберт удалил, сказав ей холодно:
–Мадам, для вас здесь нет места.
  Но всё-таки принц-регент сохранил что-то светлое в своей душе. Вот о чём он просил в завещании:
  «Пусть портрет моей обожаемой жены, моей Марии Фицгерберт, свисает с моей шеи на шнурке, как я носил его при жизни, и пусть его положат в точности на мое сердце». 
Когда госпожа Фицгерберт услышала об этом посмертном свидетельстве любви, с глаз её скатились  крупные слезы.(17)  
.Судьба Каролины принцессы Уэльской
 
   Спустя два с половиной года после свадьбы Каролина, принцесса Уэльская покинула двор и в течение десяти лет проживала в загородном доме. После  распада брака родителей Шарлотта забрали от матери.
   В промежутках между приступами безумия, король Георг заботился о внучке, в которой просто души не чаял. Он приказал перевезти Шарлотту в Виндзор, дабы самому присматривать за её образованием. Это  решение отца  привело сына в ярость:
– На содержание и образование принцессы уходит  5 тыс. фунтов, а теперь и эти деньги уплывают  из моих рук!
   Но учитывая, что принц задерживал жалование гувернанткам, решение короля было верным. Король пригласил в Виндзор Каролину и пообещал, что она сможет часто видеться с дочерью. Выказывая невестке свое расположение, он назначил её смотрительницей королевского парка в Гринвиче, что на юго-востоке Лондона.
   Георг не успокоился и приставил за ней слежку.
В 1802 году   Каролина усыновила младенца из простой семьи, Уильяма. Тут же поползли слухи о том:
–  Уилли её собственный ребёнок!
– Уильям не от принца Георга!
 На это Каролина гордо ответила: 
–  Докажите это, и он станет вашим королём.
Злопыхатели замолчали.
   Вскоре на Каролину пали подозрения в многочисленных  связях с капитаном Томасом Манби, адмиралом Сидни Смитом, Джорджем Каннингом и другими.(18)   Принцу Георгу об этом конечно, доложили.
– Каролина ведёт себя непозволительно!
 – Столь велико мое  отвращение к Каролине, и пустившая корни неприязнь, и омерзение, которое я питаю к ней, что я содрогаюсь при одной лишь мысли о том, чтобы сесть с ней за одним столом и вообще пребывать с ней под одной крышей, – так отзывался он о жене.
    Понимая, что сын не уймется, Георг III согласился начать «Деликатное расследование», в котором приняли премьер-министр лорд Гренвилль,(19)   лорд-канцлер Эрскин, лорд главный судья Элленборо и министр внутренних дел лорд Спенсер. Почти год высокопоставленные пэры изучали показания свидетелей — пажей, лакеев и горничных принцессы, ее докторов и соседей.
   5 ноября 1805 года, в присутствии принца Уэльского и герцога Сассекского, леди Дуглас, ближайшая соседка и бывшая подруга Каролины  дала показания против принцессы.
  – Мальчик Уилли Остин, которого Каролина якобы усыновила, на самом деле её внебрачный сын! Более того, она выдавала  его за ребенка принца! – заявила Дуглас.  –  Каролина хвасталась мне,  что  несколько ночей провела в Карлтон-хаусе в постели с принцем Георгом.
 Георг ужаснулся:
– Если бы эта  затея увенчалась успехом, бастард мог наследовать   престол вместо  дочери Шарлотты! Боже мой!
 Это было действительно так, поскольку прямым наследникам мужского пола всегда отдавалось предпочтение. Задыхаясь от радости, принц Уэльский записывал  слова леди Дуглас. Теперь его было не остановить.
    Показания леди Дуглас вселяли в него надежду даже не на раздельное проживание, а на полноценный развод. Но главной свидетельницей оставалась леди Дуглас.
    Во время расследования, суть которого Каролина не понимала, ей  было запрещено видеться с дочерью. Король Георг  тоже отказывался её принимать.  Эта неопределенность действовала так угнетающе, что Каролина  решила затребовать обвинительные документы.
   Копию отчета комиссии с показаниями всех свидетелей ей прислали с большим опозданием. Так Каролина узнала о себе много нелицеприятного.
– Многих я считала своими друзьями и верными слугами! – ужаснулась она.
 Да, порой испытываешь разочарование в тех, кто был рядом с тобой и поддерживал в трудную минуту. Почему так произошло, не понимаешь.
–  Оправдываться? – думала Каролина. – Никогда не буду выяснять отношений с людьми, в которых разочаровалась. Просто оставлю их, промолчу!
   Тем не менее, Каролину пугало то, что доказав измену, она будет казнена. Последние события надрывали её сердце.  Но несчастья продолжались. В октябре 1806 года карета принцессы перевернулась, и от удара погибла фрейлина мисс Чолмондели. В тот же день по возвращении домой Каролина узнала о смерти своего брата Карла.
   В ноябре  дошли  вести о разгроме прусских войск при Йене и Ауэрштедте. Её отец, герцог Карл II Вильгельм  был тяжело ранен на поле битвы и вернулся в Брауншвейг.  Наполеон согласился на его просьбу сохранить нейтралитет герцогства, выставив требование:
 –  Карл Вильгельм, вы должны  оставить прусскую службу.
   Карл II Вильгельм  отказался. 10 ноября он скончался от ран, о чём Каролина узнала только две недели спустя.  Георг III даже не прислала ей соболезнования.
   Опасаясь наступления вражеских войск,  мать Каролины, герцогиня Августа собрала детей, один из которых был слепым, а другой — умственно отсталым, и бежала из герцогства. В следующем году она приехала в Англию. Отношения между матерью и дочерью никогда не отличались теплотой, и присутствие Августы скорее раздражало, чем обнадеживало Каролину.
    Осенью Каролина не выдержала. Особенно мучила её холодность Георга III, который раньше относился к  ней с  заботой.
– По отношению  свёкра  ко мне англичане будут судить о степени  вины, – думала она.
  Тогда Каролина  пригрозила:
–  Если король не примет меня, то я опубликую материалы расследования. Пусть вся Британия увидит, какому унижению подвергается принцесса Уэльская. Пусть люди сами рассудят, кто тут прав!
    Угроза подействовала, но следователи спохватились поздно — в типографии на Флит-стрит было напечатано несколько копий.  Допечатку решено было не делать, поскольку обстоятельства резко изменились.
    Кабинет министров, сформированный лордом Гренвиллем и получивший название «Министерство всех талантов», так и не оправдал надежд вигов. В 1807 году к власти пришли тори, друзья Каролины, защищавшие её  на протяжении всего расследования.
   Принцесса Уэльская стала знаменем оппозиции. Лишившись власти, любая партия, будто то виги или тори, тут же вспоминали  о  существовании оскорблённой «королевы» и принимали живейшее участие в её судьбе, но, как ни странно,  вернув политическое влияние, защитники про Каролину забывали.
    Так или иначе, но в апреле 1807 года новый кабинет министров  обратился к королю:
– Ваше Величество! Обвинения против Её Высочества были необоснованны!  Примите и выслушайте принцессу Уэльскую.
  Каролине помогло и то, что показания в её пользу дали родители Уилли – мистер и миссис Остин.
– Её Высочество помогла нам в трудную минуту. Она взяла на воспитание нашего сына.
 Маленькая худенькая женщина, чуть не плача от страха, стояла перед  представительной комиссией. Но самым главным аргументом стала справка из больницы, где бедная прачка родила сына. А доктор, на которого ссылалась буфетчица, твердо заявил:
– Я не замечал у принцессы признаков беременности. Кроме того, учитывая прошлые ссоры с Каролиной, леди Дуглас никак нельзя было называть беспристрастной свидетельницей.
   Среди следователей даже возник вопрос:
– Не предать ли леди Дуглас  суду за клевету?
 Но было решено:
–  Этому  неприличному  делу не дать дальнейшего хода.
   Комиссия установила:
Каролина очень неосторожна в отношениях с мужчинами, но ничего предосудительного замечено не было.
Так что  протоколом коронного совета её  полностью реабилитировали. В 1808 году  она была восстановлена в своих правах принцессы Уэльской и переехала в Кенсингтонский дворец.
Принц Уэльский  был разгневан:
 – Эта бестия вышла сухой из воды!
 Каролина  так прокомментировала разбирательство:
– Наконец-то упал занавес, и закончилась комедия «Много шума из ничего». Думаю, мои внуки отнесутся к этим событиям как к пародии на Шекспира.
   Когда в 1811 году принц Георг был назначен регентом при своём душевнобольном отце,  Каролина вновь осталась в одиночестве. Даже общение с собственной любимой дочерью Шарлоттой было ограничено двумя свиданиями в месяц. Но общественность бурно выражала Каролине своё сочувствие.
   В августе 1814 года   с разрешения супруга она покинула Англию, путешествовала по Германии,  побывала в  Риме и Неаполе, затем направилась в Грецию. Несмотря на отсутствие религиозных пристрастий, Каролина совершила  паломничество в Каир и Иерусалим. После чего вернулась в Италию,  некоторое время проживала на вилле на озере  Комо. (20)   
  Скоро вновь распространились слухи о неприглядном поведении Каролины, теперь уже с бывшим итальянским солдатом Бартоломео  Пергами,  которого она взяла к себе на службу гофмейстером.
– Пергами получил от неё титул барона дела Франчина!
   Никак не могли успокоиться сплетники.  Каролина, к этому времени перебравшаяся в Пезаро,(21) вновь оказалась объектом слежки агентов своего супруга, как и прежде искавшего повода для развода.
Взойдя в  1820 году  на английский трон, Георг IV потребовал от Каролины:
– Ты должна воздерживаться от использования титула королевы Англии!  Кроме того,  не  должна возвращаться в страну.
    Но Каролина отвергла эти требования и под ликование народа  6 июня 1820 года с триумфом въехала в Лондон.
     Верхняя палата  парламента к тому же поддержала Каролину,  приняв   билль:
 –Принцесса Уэльская Каролина будет продолжать  пользоваться в Лондоне королевскими почестями.
 Тем не менее,  на церемонию коронации её супруга 19 июля 1821 года её не пустили.
Лето  1821 года выдалось жарким.  Каролину    стало беспокоить сердце. Боль, особенно ночью была просто невыносимой. Врачи  лечили её гигантскими дозами каломели, и лишь опиаты   помогали переносить Каролине сердечную боль.
 – Врачи не знают, что у меня за болезнь. Она сидит здесь, — говорила Каролина, положив правую руку на сердце. – Дочь росла  без меня, я плохая мать...
   7 августа 1821 года Каролина попросила стакан  своего любимого напитка – лимонада.  Лимонный вкус и запах лимона приносил ей некоторое облегчение.   Но на этот раз всё было иначе. Выпив лимонад, Каролина стала задыхаться, сердце  забилось усиленными толчками. Через некоторое время пронзила такая боль, что трудно стало дышать.  Каролина успела произнести:
– Похороните меня рядом с отцом.
Сделав вздох, она умерла. Сразу же поползли слухи, что туда был добавлен яд. Другие утверждали:
–  Причиной смерти   стала внутренняя болезнь.
   Согласно последней воле покойной её тело перевезли в Брауншвейг и похоронили  в Брауншвейгском соборе рядом с отцом.

 
 
 
 (1)Элизабет Армистед (1750 — 1842)– актриса, жена Чарльза Фокса.
(2)Гринвич – «морские ворота» Лондона,  историческое предместье, а теперь –один из 32 лондонских боро, находится во внутреннем Лондоне, на юго-востоке британской столицы, на правом берегу Темзы.
(3)Су́ррей или Саррей — графство в южной Англии,  часть региона Юго-восточная Англия, одно из так называемых «Домашних графств» (Home Counties). Административный центр — город Кингстон-апон-Темс, хотя исторический город графства – Гилфорд. 
(4)Джорджиана Кавендиш, Герцогиня Девонширская (1757 -1806) –урождённая Джорджиана Спенсер, первая жена Уильяма Кавендиша, 5-го герцога Девонширского,  мать  Уильяма Кавендиша, 6-го герцога Девонширского. Джорджиана Кавендиш является главной героиней фильма «Герцогиня»,где её роль играет актриса Кира Найтли. Фильм поставлен по книге Аманды Форман (Amanda Foreman).
(5) Чарльз Фокс(1749 -1806) – английский парламентский и политический  деятель, оппонент Георга III, идеолог британского либерализмавождь радикального крыла вигов, внук герцога Ричмондского. Сочувственно относился к борьбе американских колоний за независимость и к Французской революции. Добивался отмены работорговли. Похоронен в Вестминтерском аббатстве рядом с умершим в этом же году Питтом.  
(6)   Мирра Лохвицкая – поэтесса Серебряного века. Стихи   1895 года 
(7)   По мемуарам Грейс Эллиот  в 2001 году во Франции вышел фильм «Леди и герцог».
(8)   Карл Август фон Харденберг (1750—1822) –Государственный канцлер Пруссии, сменил Штейна, но в главном сохранил его курс. Начатые Штейном реформы были продолжены, благодаря которым Пруссия начала превращаться в современное европейское государство.
(9)Генрих Фридрих Карл фом унд цум Штейн (1757-1831) – прусский  государственный и политический деятель, отменил крепостное право и провёл ряд других значимых реформ.
(10Виктория, имя при крещении Александрина Виктория  (1819-1901) – королева Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии  с 20 июня  1837 года, императрица Индии с 1 мая 1876 года. Дочь  Эдуарда, герцога Кентского, четвёртого сына Георга III, оба отец и дед умерли в 1820 году. Виктория унаследовала престол в 18 лет, так как все три старших брата её отца умерли, не оставив легитимных детей. К этому времени Соединённое королевство представляло сложившуюся  конституционную монархию, где король практически не имел политической силы. Виктория пыталась влиять на политику правительства и назначения министров. Для народа она стала национальной иконой и считалась человеком строгой морали.
(11)Воксхолл-Гарденз был развлекательным садом в  Лондоне, одним из главных мест общественного отдыха и развлечений города с середины XVII века до середины XIX. Был расположен в Кеннингтоне,  на южном берегу  Темзы, который до самого конца существования сада находился вне зоны застройки столицы. Воксхолл-Гарденз до 1785 года был также известен как Нью Спринг-Гарденз и занимал часть местности, сейчас являющейся небольшим публичным парком под названием Спринг-Гарденз.
Предполагается, что к Воксхоллу восходит русское слово  «вокзал». Николай Карамзин  в «Письмах русского путешественника» описывает Воксхолл-Гарденз как Лондонский Воксал. 
Вокса́л — старинный увеселительный сад или помещение, в котором происходили гуляния с танцами, маскарадами, фейерверками и т. п. К современным местам для развлечений название не применяется
 (12)   с сайта  http://romanbook.ru/book/7948014/?page=14
(13)   Каролина АмалияЕлизавета Брауншвейг-Вольфенбюттельская (1768-1821)— королева-консорт (жена правящего короля) Великобритании, Ирландии и Ганновера 
(14)   Гри́нвич  — «морские ворота» Лондона, историческое  предместье, а теперь — один из 32 лондонских боро,  находится во внутреннем Лондоне, на юго-востоке британской столицы, на правом берегу Темзы.   Издавна Гринвич тесно связан с  Британским флотом. Гринвич знаменит тем, что является нулевой точкой отсчёта долготы и часовых поясов  земного шара.
Боро Лондона (англ.  London borough) — административная единица Лондона районного уровня.  32 боро образуют церемониальное графство и регион Большой Лондон, Сити является отдельным церемониальным графством с особым статусом.
(15)  По материалам Википедии
(16)  Шарлотта Августа Уэльская (1796 – 6 ноября 1817, Ишер, Суррей) –принцесса Великобритании и наследница престола второй очереди (после своего отца Георга, принца Уэльского).
(17)  с сайта http://romanbook.ru/book/7948014/?page=14
 (18)   Томас Манби – взял на фрегат юнгами  двух приёмных мальчиков Каролины. 
Сидни Смит (1764—1840) –  английский адмирал, участвовал в сражении  при Ватерлоо 18.06.1815 года. 
Джордж Каннинг(1770-1827) –английский политический деятель, представитель либерального крыла тори, с марта 1807 года по октябрь 1809 года  — министр иностранных дел, позже премьер – министр Великобритании. 
(19) Лорд Гренвилль (1759-1834) – служил в качестве казначея армии с 1784 по 1789 гг, премьер-министр Великобритании в 1806-1807 гг., союзник своего двоюродного брата Уильяма Питта-младшего, почётный ректор Оксфордского университета с 1810 по 1834 гг.
(20)озеро  Комо – великолепное чудо природы на севере Италии,   в 40 км.к северу от Милана, одно из самых глубоких озёр в Европе.
(21) Пезаро –  город в итальянском регионе Марке, покровитель San Terenzio, праздник города 24.09. В этом городе родился Джоакино Россини (1792-1868), прозванный «Пезарским лебедем».  

© Copyright: Анна Магасумова, 2014

Регистрационный номер №0241330

от 24 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0241330 выдан для произведения: История девятатя. Алмаз в красном
 
Ч.9  Яблоко от яблони далеко падает
 
Учится ребёнок у мудрого отца с пелёнок...
А нравственность, влеченья, знанья
Зависят лишь от воспитанья.
Себастьян Брант (1458-1521) 
 
Учи своих детей молчать, говорить они научатся сами.
 Бенджамен Франклин (1705-1790)
 
Привычки отцов, и дурные, и хорошие, превращаются в пороки детей. 
Ключевский В.С. (1841-1911)
 
  
   В начале XIX  века к королю Георгу III попадает голубой бриллиант – Око Бхайравы.
   Голубой алмаз связан с магической силой  воды. Он раскрывает тайну рода, работая над собственной кармической программой. Голубой бриллиант хорошо носят только те, кто умеет работать над своими жизненными ритмами, корректирует своё поведение. А поведение Георгов, особенно принца  Уэльского выходило за рамки добродетели.
    Странствия голубого бриллианта
  Французские революционеры изъяли драгоценности Людовика XVI Марии Антуанетты и выставили их на мебельном складе для всеобщего обозрения, но охрана экспозиции была настолько плоха, что шайка  воров во главе с   Полем Мьетта  с лёгкостью выкрала  бриллианты.    
     Мьетт отдал сообщникам прозрачные бриллианты, думая,  что они ценнее. Окрашенные камни, в том числе и голубой, остались у него. Шайку вскоре поймали, но  Ока Бхайравы у них не было. Потом и Мьетт попал в тюрьму – там его и настигло проклятие: через несколько дней он был  зарезан сокамерниками.
    А голубого  бриллианта так и не нашли. Камень исчез. Мы же знаем, что Око Бхайравы  попал ко двору испанского монарха. На   портрете, изображавшем испанскую  королевскую  семью,   написанном  в 1799 году, среди драгоценностей королевы Марии-Луизы  Гойя изобразил крупный камень синего цвета. Это и был Око Бхайравы.
   Потом голубой бриллиант оказался  у  испанского министра иностранных дел Годоя. Лишь спустя десятилетия он объявился у известного амстердамского ювелира Вильгельма Фальса. Ювелир сделал голубому бриллианту новую огранку, чтобы скрыть его настоящее происхождение. Так делают ювелиры с драгоценными камнями сомнительного происхождения, особенно ценными и украденными.
  Око Бхайравы уменьшился до 44,5 карата, но стал ещё прекраснее и, главное –  не растерял свою колдовскую силу. Вильгельм Фальс был ограблен и убит своим собственным  сыном, Генрихом Фальсом.  Настолько тот  был очарован голубым бриллиантом.
   Генрих  продал  Око Бхайравы Франсуа Булё, торговцу алмазами, который вскоре умер в нищете.  Сам Генрих Фалькс  покончил с собой в 1830 году.
  Око Бхайравы помогал людям сильным, гордым, уверенным в себе, людям, обладавшим высоким положением – королям. Голубой бриллиант знал, что не попадёт в руки людям тихим, мягким, неуверенным в себе. Мстил тем, кто шёл на преступление, преступал закон.
   Как бы то ни было, но прекрасный синий бриллиант в первой четверти XIX века появляется в Лондоне.  Принц Уэльский Георг, сын короля  Англии Георга III,   выкупил алмаз, даже не подозревая о том, что эта покупка сломает жизнь не только ему, но и отцу – королю. 
  Георг III увидел Око Бхайравы и отобрал у сына, заявив:
–  Ты не достоин этого камня. Отдашь его за долги. Пусть он будет в королевской сокровищнице!
Что делать, принцу пришлось смириться. Он не стал спорить с отцом, но ещё более озлобился и впал, как говорится, во все тяжкие. Однажды взяв в руки голубой бриллиант, он попал  под его  негативное влияние. 
  Око Бхайравы раскрыл в  принце Уэльском всё порочное,  то  с чем его отец, король Георг III долго боролся.  
Принц Уэльский Георг
   Попытки Георга III искоренить пороки ганноверской династии и воспитать сына Георга в духе высокой нравственности не имели ни малейшего успеха. Поэт Ли Хант  так описывал принца Георга:
– Это  человек, не умеющий  держать слово, распутник, по уши погрязший в долгах и бесчестных поступках, который ни во грош не ставит своих близких и окружает себя игроками и дамами сомнительного поведения.
    В результате Ханта обвинили в клевете и приговорили к штрафу в пятьсот фунтов и двум годам тюремного заключения.
   Следуя королевской традиции, принц Уэльский потерял невинность в шестнадцать лет. Его первой женщиной была   одна  из фрейлин королевы, которую принц называл Мельпоменой.   
    Королеве Шарлотта вскоре доложили:
– Ваше Величество! Принц Георг проводит время в плохой компании, это до добра не доведёт.
Мать пыталась поговорить с сыном, на что тот  сказал:
– Вы желали, чтобы я стал настоящим мужчиной? Так, прошу Вас, не мешайте!
  Шарлотта только горько вздохнула.  А принц веселился, влюблялся, крутил романы.  Сначала объектом его любви стала Мэри Гамильтон, двадцатитрехлетняя дочь герцога Гамильтона.  Но она отвергла распутного принца. Георг немного погоревал, тут же нашёл более сговорчивую особу – актрису с сомнительной репутацией  родом из Бристоля – Мэри Робинсон.
    Отец девушки, ирландец, покинул семью и основал факторию на побережье Лабрадора, где жили эскимосы. Мать воспитывала Мэри одна. В детстве девочка мечтала, что она выйдет замуж за принца и уедет из бедного дома.
  Слишком рано девушка поняла, что наивные мечты не сбудутся. Она приняла предложение и   вышла замуж за клерка адвокатской конторы Робинсона. У них вскоре  родилась дочь, но тут для семьи наступили тяжелые времена, и они с мужем оказались в долговой тюрьме.
Дочь на воспитание взяла бабушка.  Освободившись, Мэри  с мужем отправилась в Лондон.
– Я  стану звездой лондонской сцены!  Я добьюсь  успеха в жизни, несмотря ни на что! –  решила она.
  Принц Георг впервые увидел  Мэри  в роли Утраты в «Зимней сказке». Ах, какой влюбчивый! Тут же взыграла страсть.
–Что за актриса? Мэри Робинсон?  Я опьянён красотой этой девушки.
  Георг  послал Мэри прядь своих волос  вместе с письмом:
– Милая Мэри!  Моя Утрата! Я прошу вас  прийти ко мне  в костюме юноши. Ваш Флоризель.
   Мэри Робинсон долго противилась желанию принца. Но однажды она пришла домой раньше обычного и увидела  сэра Робинсона  в постели со служанкой.
– Ах, так! – вспылила она. – Муж с какой-то служанкой, а я ещё думаю, когда мне оказывает честь сам принц Уэльский!
   Так в отместку Мэри решила переспать с Георгом.  Одевшись в костюм молодого пажа, она пришла к принцу Георгу, чем вызывала его восхищение.
– Моя возлюбленная! Я обещаю вам  подарить на день рождения 21 тысячу фунтов.
  Мэри должно было исполниться 21 год. Принц был щедр, их часто видели вместе. Но влюблённость принца Георга долго не продлилась и он вскоре заявил:
– Утрата, ты утратила мою любовь!
Георг впервые встретился с  разгневанной женщиной.
– Я не посмотрю, что вы, милый мой, принц! Просто опубликую ваши любовные письма ко мне. Пусть все знают о ваших тайных фривольностях. Или вы, Георг, подарите мне тот голубенький бриллиант, который приобрели не так давно.
Принц был взбешён:
– Не дорого ли ты, Утрата, оцениваешь свои прелести?

Когда о требовании куртизанки  узнал король,  то не мог скрыть негодования:
– Ты, мой сын! Попал в такую скверную  историю!   Тем не менее, эта женщина требует слишком  много! Не так уж она и невинна. Хватит с неё 5 тысяч фунтов и 500 фунтов ежегодного пособия.
  Мэри об этом и мечтать не могла.
– Я не продешевила! Бриллиант вряд ли смогла бы продать самостоятельно, а здесь  сразу же на руки получила 5 тысяч и ежегодное пособие даст мне возможность жить безбедно  до конца жизни.
   Мэри Робинсон поспешила  уехать  во Францию, где стала любовницей герцога Орлеанского, позже она вернулась на родину и жила с членом парламента из Ливерпуля, полковником Тарлетоном.  На склоне лет её разбил паралич, отомстил Мэри Око Бхайравы.   Георг  не забыл пылкую любовницу и  частенько навещал её.
– Сын, сколько я буду говорить тебе, быть скромнее в своих желаниях! – увещевал Георга отец король.
    Несмотря на упреки, Георг продолжал вести весёлую жизнь. После Мэри Робинсон у него была непродолжительная связь с Элизабет Армистед, ещё одной куртизанкой с удивительной биографией.(1)  
    Элизабет Армистед была известна в театральных кругах как «миссис Армистед», хотя никакого мистера Армистеда не было и в помине. Как и некоторые незамужние актрисы, куртизанки полагались на почтенный титул «миссис» для респектабельности.
    На самом же деле миссис Армистед звали Элизабет Бриджет Кейн. Родилась она в Гринвиче(2)  и была дочерью мелкого торговца. Переехав в Лондон, Элизабет устроилась в элитный бордель, откуда её потом выкупил лорд  Болингброк. Он не только сделал её своей содержанкой, но и устроил в театр, хотя в карьере актрисы Элизабет далеко не продвинулась — её пышные формы затмевали актёрский талант, да и был ли он?
   Зато через лорда Болингброка миссис Армистед завела знакомства среди вигов. Политика  не интересовала её, скорее возможность найти новых состоятельных клиентов. И от них у Элизабет действительно не было отбоя. С несколькими из своих любовников она побывала во Франции, Бельгии и Италии, а их щедрот хватило, чтобы снять, а затем и купить прелестный домик в Суррее(3)   под названием Сент-Эннс-хилл.
    Как и многие женщины из круга вигов, миссис Армистед побывала в любовницах принца Уэльского.  Создаётся впечатление, что Георг переспал со всеми жёнами и подругами своих единомышленников,  противников короля. Только одна женщина посмела противостоять его обаянию. Это была герцогиня Джорджиана Кавендиш(4) – та его просто отшила. Хотя в высших кругах ходили сплетни, что она всё же была любовницей  принца Георга.
   Отец  Джорджианы Джон Спенсер, 1-й граф Спенсер, был правнуком Джона Черчилля, 1-го герцога Мальборо, а леди Кэролайн Лэм, известная своими романтическими отношениями с поэтом Байроном, приходилась Джорджиане племянницей. Среди потомков её семьи — действующий герцог Девонширский (через её внучку), принцесса Диана, урождённая Диана Спенсер, и Сара, герцогиня Йоркская.
    Джорджиана была знаменитой светской красавицей, собравшей большой круг литераторов и  известных политиков. Она активно интересовалась политикой, когда до предоставления женщинам избирательных прав оставалось ещё более ста лет.
    Джорджиана выступала в поддержку своего дальнего родственника, Чарльза Джеймса Фокса,(5)   в то время как король Георг III и его кабинет министров склонялись к политике партии тори.
Слыла законодательницей мод и поддерживала дружеские отношения с королевой Франции Марией-Антуанеттой. Герцогиня позировала таким художникам, как Томас Гейнсборо и Джошуа Рейнолдс.
Леди Джорджиана Спенсер обвенчалась с  Уильямом Кавендишем, 5-м герцогом Девонширским, в день своего семнадцатилетия, 7 июня 1774 года. Муж был старше на девять лет.  Несмотря на то, что  у четы было трое детей, надежды Джорджианы не  семейное счастье не оправдались. Её постигло разочарование: лучшая подруга, леди Элизабет Фостер, стала любовницей герцога.
   Джорджиана решила, что будет терпеть. Так она оказалась в центре известнейшего в Англии XVIII столетия любовного треугольника.
    Какое унижение пришлось ей пережить, поскольку о  menage à troіs (фр. сожительство втроём) стало известно всему миру.
  Джорджиана  нашла успокоение в проявлениях общественной любви.  А дома повторяла про себя:
– И если радостей короткой будет нить,
И твой кумир тебя осудит скоро...
Смирись, смирись!
Когда в тебе клеймят жену и мать, 
Безмолвствуя, храни покой бесстрастья, –
                                             Умей молчать!(6)   
   Джорджиана старалась уйти от реальности, пристрастившись к азартным играм, алкоголю и наркотикам. К концу жизни её карточные долги возросли до неимоверных размеров. Она скончалась в возрасте 48 лет  от гнойного воспаления печени.
  Герцогиня Девонширская  была похоронена в Соборе Всех Святых в Дерби, Англия.
   Возможно,  она жалела, что отказала принцу Георгу, но вернуть назад уже ничего было нельзя. 
   Правда,  покровитель из Георга был никакой, ему приходилось отчитываться перед парламентом о своих долгах и тратах. Он не мог содержать Элизабет Армистед  на том уровне, какого она добивалась, и ей пришлось от него тихонько уйти.
   Зато ей суждено было стать женой лучшего друга Георга – политика Чарльза Джеймса Фокса.  Джорджиана постаралась, познакомила их. Ко времени их сближения  в 1783 году Элизабет исполнилось 33 года, Чарльзу – 34. Она уже покорила высший свет и жила в своё удовольствие за счёт ежегодных выплат, назначенных ей бывшими любовниками.   Умело  Элизабет заставляла раскошелиться своих покровителей.
   Что нашла Элизабет в Фоксе? Удивительно! Возможно, она раскрыла его трепетную душу? Чарльз Фокс был вождем партии вигов и заслужил ненависть консерваторов не только за либеральные воззрения, но и за неопрятную  внешность. Небрежность в одежде подчёркивало увесистое брюшко, да  густые черные брови. Герцогиня Джорджиана придумала ему кличку «Брови».
 
    Вместе с друзьями Фокс регулярно посещал бордели, однако женщину такого класса, как Элизабет Армистед, он не смог бы себе позволить — карточные долги опустошили его кошелек. Основой союза с Элизабет могла стать только любовь. И они полюбили друг друга. Хотя должность министра иностранных дел отнимала у Фокса немало времени, он находил часок, чтобы провести время с Элизабет — в Лондоне или в Сент-Эннс-Хилл, среди садов Суррея.
 Элизабет стала ему верной подругой, он называл её «дражайшая Лиз», относился с уважением.
– Моя дражайшая Лиз! Мне всё равно, что и с кем было у тебя в прошлом, – говорил он. – Ты со мной и это сейчас самое главное!
 Но окружающие были не настолько терпимы. Во время очередного путешествия по Европе в 1788 году Элизабет с огорчением  заметила:
–  Соотечественники приветствуют Чарльза, зато на меня  смотрят, как на пустое место.
    Исправить положение мог только брак, и в 1795 году Фокс сделал ей предложение.
– Дражайшая Лиз! Прошу тебя, будь моей женой!
 Но Элизабет колебалась.
 – А если  брак с бывшей куртизанкой помешает карьере Чарльза? Вдруг мы  станем  изгоями в глазах всего света? И не лучше ли ему жениться на богатой наследнице?  
 Она была умной женщиной и опасалась  не только за свою свободу, но и за положение в обществе Фокса, как политика.
– После свадьбы муж возьмёт под контроль всё моё имущество, – продолжала рассуждать Элизабет. –  Я могу остаться ни с чем после развода.
За несколько недель до назначенной даты венчания Элизабет  прислала Фоксу отказ.
– Милый Фокс! Я не могу выйти за вас замуж. Не хочу мешать вашей политической карьере.
   В ответ  Фокс написал ей следующее письмо:
  «Дражайшая моя Лиз, в среду я получил твои письма, как всегда ласковые, но исполненные сомнений, впрочем, совершенно необоснованных. Уверяю тебя, что давно уже тщательным образом обдумал этот вопрос. Если со мной что-нибудь случится, положение моей супруги без сомнения улучшит твои обстоятельства, и хотя о таком исходе моей дорогой Лиз пока что страшно и помышлять, однако же,  законы природы делают его весьма вероятным. 
   Если же ты думаешь, что в будущем я пожалею о нашем браке, то зная себя, и мою привязанность к тебе, зная тебя  и все те качества, из-за которых я так люблю тебя и восхищаюсь тобой всё больше день ото дня».
  Это письмо так растрогало Элизабет, что её сомнения окончательно развеялись.
    28 сентября 1795 года Чарльз Фокс и Элизабет Армистед обвенчались.
Семь лет они хранили в тайне свой брак, а когда секрет открылся, высший свет был не столько шокирован — и не такое бывало, – сколько озадачен. С женой именитого сановника нельзя не считаться. Но кто же пустит в свой салон выскочку? Однако со временем соратники Фокса и их жены  лучше узнали Элизабет, и отношение к ней изменилось в лучшую сторону.
  Её остроумие и начитанность, а также трепетная  любовь к мужу растопили сердца самых суровых матрон. А когда на торжественный прием, организованный  Фоксами весной  1806 года,  собрались сливки общества в количестве 400 человек, Элизабет поняла –  свершилось!
–  В мире, к которому принадлежал мой  муж,  наконец-то, через столько лет, для меня  нашлось место,  –  радовалась она.
   Но  триумф был недолог.  В сентябре того же года, буквально через несколько месяцев после приема, Чарльз Фокс скончался. Перед смертью он повторял:
–   Лиз, моя Лиз!
 Фокс так и умер с именем своей любимой на устах.  Элизабет Фокс дожила до викторианской эпохи. Коллеги мужа предпочли забыть её происхождение и относились к ней почтительно.
    Но вернёмся к беспутному принцу.  Следующей его любовницей стала госпожа Грейс Эллиот, весьма богатая дама, она бросила мужа, когда стала встречаться с принцем. Через некоторое время леди Грейс заявила:
– Отцом моей  дочери является Георг, я и  назвала девочку в его честь Георгиной Августой Фредерикой.
   В это мало кто поверил, ведь она  находилась одновременно  в связи ещё с двумя мужчинами.
   Грейс вскоре приглянулась принцу Филиппу, герцогу Орлеанскому, и в 1786 году он увёз ее во Францию. Они расстались, но продолжали поддерживать дружеские отношения. В период Великой французской революции Филипп перешел на сторону республиканцев, а Грейс осталась «роялисткой» и описала кровавые события того периода в своих дневниках «Моя жизнь во времена французской революции».(7)   
 А вот лорда Мельбурна, будущего  премьер-министра считали  сыном Георга. Правда,  его мать утверждала:
–  Отец ребенка  лорд Эгремонт!
     После Грейс любовницей принца стала пухленькая певица по имени Элизабет Биллингтон. Она покорила Георга своим  меццосопрано.   Потом была дочь герцога Аргайллского Августа Кемпбелла – с  невинными голубыми глазами.  Графиня Солсбери,  которая была старше Георга на двенадцать лет,  привлекла  принца тем,   что любила охотиться на лис.  
  Любовницами принца Уэльского были и многие другие женщины, не столь заметные, включая актрис, певиц, почтенных матрон, служанок, придворных дам и куртизанок. Создаётся впечатление, что принц вёл такую жизнь и за отца короля тоже.
    Когда принцу исполнилось  восемнадцать лет, он познакомился с супругой ганноверского посла графа Карла Августа фон Харденберг Фредерикой, урождённой фон Ревентлов.  Она была старше Георга на 9 лет и уже мамой двух детей – Кристиана 5 лет и Люции 6 лет.
   Все окружающие признавали, что это была женщина «божественной красоты». Георг увидел её за карточной игрой.
–  Во мне зародилась роковая,  сладостная страсть,  – заявил он. –  О, как я люблю её и  готов ради неё пожертвовать всем, чем обладаю. Клянусь Богом, душа моя в смятении, разум мой в тумане!
 Георг, охваченный страстным чувством,  посвятил себя целиком  этой маленькой женщине.
   На  графиню фон Харденберг  подобная демонстрация преданности и любви произвела сильное впечатление. И всё же она продолжала соблюдать дистанцию. Тогда Георг на одном из дипломатических вечеров притворился больным. Графиня из  сострадания  приняла ухаживания наследника английского престола.
 –  Вы подарили мне неземное блаженство, — сказал восторженный принц.
   Граф фон Харденберг узнал о неверности жены из колонки светских новостей в «Морнинг геральд» и написал принцу письмо, полное язвительных укоров.
–  Сир! Хотя вы и наследный принц, но это не значит, что вы должны вести себя подобным образом, соблазнять почтенных замужних женщин.
  Написала Георгу и жена графа, напомнив о его клятвах:
  –  Мой милый принц! Я согласна бежать с  вами этой же ночью.
  Что-что, а побег из Лондона  не входил в планы Георга.  В отчаянии он  рассказал обо всём матери.  Шарлотта  подняла такой крик, что Георг лишился чувств.  Шарлотта испугалась за сына, и  всё рассказала королю.  Георг III  предпринял меры по удалению семейства ганноверского посла из Англии.
    Граф фон Харденберг(8) вскоре оставил свой дипломатический пост и получил назначение в Пруссию, где сменил Генриха Штейна (9) на посту канцлера.  
    В 1788 году фон Харденберг оставил Фредерику с детьми и женился на  Софии, женщине, старше первой жены на два года.  Детей у них не было. Через 19 лет граф – канцлер вновь обручился с молоденькой 29 летней Шарлоттой.  Фредерика умерла в 1793 году в возрасте  34 года. О том, что стало с Софией,  история умалчивает.
   Начатые Штейном реформы  были продолжены фон Харденбергом и  обеспечили экономическое  процветание, а вместе с ней социальную стабильность Пруссии после Наполеоновских войн. В дальнейшей перспективе  реформы подготовили  объединение Германии при «железном канцлере» Бисмарке.
   Но это будет значительно позже, при королеве Виктории, внучке  Георга III,  последней представительницы Ганноверской династии. (10) К слову сказать, она была человеком строгой морали.
    Пытаясь спасти сына от  последующих безрассудных  поступков, король Георг III   написал для него длиннейшее поучение.   Но это не остановило Георга, а ещё больше настроило сына против отца. Георг стал водить дружбу с Чарльзом Фоксом, политиком радикального толка и главным оппонентом королевских министров.
    На одном из благодарственных  молебнов  в соборе Святого Павла Георг и другие принцы ели пирожные, громко переговаривались и  вели себя  развязно. В саду Воксхолл-Гарденз и других местах Георг устраивал пьяные дебоши.(11)    
 Король с горечью говорил:
– Почти каждый день я  нахожу  в газетах весьма неприятные упоминания о принце Георге.
В «Таймс» писали:
«Наследный принц Георг при любых обстоятельствах предпочитает бутылку и девицу политике и молитве». 
Герцог Веллингтон говорил:
– Принц Георг – это тяжелый  жернов на шее любого правительства, который только можно себе представить.
Сам Георг говорил:
– Да, я люблю выпить и поразвлечься с дамой. И что?
Угомонившись, Георг породил еще больше проблем.  У него была связь с леди Джерси, дамой лет далеко за сорок, имевшей уже девять внуков. (12)   
Тогда Георг III выбрал невесту для своего непутевого сына. Принц Уэльский вынужден был согласиться на брак.
– Женитьба повлечет за собой увеличение суммы моего содержания, – думал он.  – Это меня устраивает. Денег для развлечений всегда не хватает.  Женщинам ведь нужны украшения и дорогие наряды.
  О любви принц  даже и не думал.  Ему хватало доступных женщин.
– Жена не стена, – рассуждал он,   – пробью!  Не будет мне помехой.  Отцу нужен наследник, он его получит!  А я, на что?
 Стена не  стена, но какая!
Жена под стать мужу. 
  
    К несчастью, выбор короля оказался неудачным. Каролина Брауншвейг-Вольфенбюттель,(13)  кузина принца Уэльского была второй дочерью герцога Карла II Вильгельма Фердинанда Брауншвейг-Вольфенбюттельского  и принцессы Августы Великобританской, старшей сестры Георга III. 
    Каролина росла непослушным ребёнком, терпеть не могла кукол, больше общалась с братьями, чем с девочками. Чтобы не ограничиваться в подборе супруга в будущем, ей не давали никакого религиозного образования.
  О Каролине говорили:
– Девица крайне распущена, не знает никаких ограничений!
  А всё потому, что в  18 лет Каролина влюбилась в молодого офицера, и чтобы образумить её, родители отправили дочь в удалённый охотничий замок, а офицера –  на полевую службу. Каролине эта ссылка доставила только   удовольствие.(15)   Она получила  возможность общаться с простыми людьми, чего была лишена в детстве.  
  Свадьба Каролины с принцем Уэльским  должна была состояться в начале апреля 1795 года. Леди Джерси с самого начала твердо решила любым способом помешать этому браку. Она задержала королевские экипажи, чтобы Каролина  в Гринвиче  осталась без транспорта. (14)   Но  девушка воспользовалась простым экипажем, который доставил её вовремя на свадьбу.
   Хуже того, жених и невеста с первого взгляда невзлюбили друг друга.
– Ради Бога, дайте мне стакан бренди, — обратился  принц Уэльский к леди Джерси. — Мне дурно!
   Леди услужливо дала ему выпить. Но принц не ограничился только одним  стаканом.  Опустошена была целая бутылка.   Поэтому,  когда Каролина увидела жениха, он был уже не очень трезвый.   Девушка  расстроилась не только этим. Она  не ожидала, что её избранник, вернее тот, кого ей избрали в мужья, окажется не таким, как в девичьих мечтах.
– О, ужас! Какой же принц толстый! И совсем не так хорош собой, как  на  портрете, который мне показывали.
    От неумеренной еды и питья принц Георг  растолстел.     Конечно, и Каролина не была писаной красавицей.  Тем более,  на лице у неё было столько слоёв румян, что нельзя было разглядеть юных черт.  Свадебное платье  смотрелось нелепо. Это  постаралась хитрая леди Джерси, умудрившаяся занять должность фрейлины принцессы.  Невесте даже не удалось взглянуть на себя в зеркало.
  Перед   священником  Георг  стоял, пошатываясь, а  невеста шептала про себя:
 – Это всё нереально,   я сплю  и вот-вот проснусь!
   Но это был не сон, а жестокая реальность.   На следующий день Каролина жаловалась  королеве  Шарлотте:
– Первую брачную ночь Георг провёл в опьянении у  камина. Если бы не  решётка, мог  лишиться  последних волос на голове.
Шарлотта только горестно вздыхала. Попыталась успокоить невестку:
– Не всем удаётся полюбить мужа с первого взгляда. Стерпится, слюбится.
Хотя королева не была уверена, что сын образумится после свадьбы, слишком хорошо его знала. 
– Такой любви  как у нас  с Его Величеством, увы, у Георга с Каролиной не  получится,  –  думала она.
– Не такая уж непорочная, моя невеста, – заявил матери Георг. – Как я разделю с ней брачное ложе?
 Тем не менее, через девять месяцев, 7 января 1796 года у Георга и Каролины родилась дочь Шарлотта.(16)  Георг III стал дедом.  Радости не было границ.
   Рождение дочери не укрепило брак. Каролину игнорировали при дворе, и она жила фактически под домашним арестом, в то время как Георг развлекался.
     Вскоре Каролина поняла, что её фрейлина леди Джерси –  любовница  мужа.  Только женщина поймёт, какую боль испытала Каролина.  С чувством горечи и унижения она потребовала у Георга:
– Я прошу вас уволить графиню Джерси!
Однако Георг рассудил иначе и заявил:
– После рождения дочери я выполнил свой долг в отношении престолонаследия, и более не намерен делить с вами  ложе.
  При этом он раскланялся с торжествующей улыбкой. Огорченный король писал сыну:
«Похоже, ты смотришь на союз с принцессой как на обычный брак между частными лицами и совершенно упускаешь из виду, что брак прямого наследника престола, каковым ты являешься, имеет значение общественное и затрагивает интересы всего королевства».
Через некоторое время  Георг порвал отношения с леди Джерси.
Старая любовь не ржавеет
– Я  решил воссоединиться со своей «истинной женой»  Марией Фицгерберт! – заявил он.
   С Марией Фицгерберт, богатой красивой женщиной, которая была на  шесть лет  его старше, Георг познакомился в 1784 году. Влюбился в неё с юношеским пылом.  Весьма благочестивая дама, Мария была напугана настойчивыми предложениями принца стать его любовницей, отвергла ухаживания  и собиралась уехать за границу.
  Георг тяжело переживал отказ. Он  умолял Марию не оставлять его:
– Я откажусь от короны, продам все свои драгоценности и даже столовое серебро и убегу  с тобой, моя возлюбленная,  в Америку! 
  Но  Мария сохраняла твердость.
–  Я  буду с тобой только в том случае, –  заявила она, если  ты, мой милый принц,  дашь  слово жениться на мне!
    Но  это, разумеется, было невозможно.
– Что делать?  – думал Георг. – В соответствии  с новым Королевским актом я должен  просить согласия отца на этот брак, но  не могу это сделать, так как моя Мария уже дважды разводилась.
    Хуже того,  госпожа Фицгерберт была католичкой, а согласно Акту о престолонаследии 1701 года наследнику престола строжайше запрещалось сочетаться браком с лицом католического вероисповедания.
   Тогда  Георг решил пойти на хитрость. Он за пятьсот фунтов вызволил из долговой тюрьмы англиканского священника, пообещав ему сан епископа, чтобы тот совершил не имеющий никакого смысла обряд  венчания и вручил Марии имеющий столь же малую ценность документ о браке.      
     Хотя Мария понимала театральность  бракосочетания,   позже призналась:
–  Я отдалась принцу Уэльскому, не ставя никаких условий, полагаясь лишь на его честь и не придавая значения церемонии, на проведении которой настаивал принц.
   Они стали жить вместе, и скоро женитьба Георга на «принцессе Фиц» уже ни для кого не составляла секрета. Он любил Марию  до конца жизни, и она родила ему десять детей.
   Впрочем, их отношения вовсе не были безоблачны. Принц оставался весьма неумеренным в пище, много пил, у него все чаще случались приступы ярости. Однажды ночью Марии пришлось спрятаться за диваном, пока он искал её с обнаженной шпагой.
   Кроме того, Георг был патологически неверным мужем. У него был внебрачный ребенок от Люси Говард и роман с Анной Кроуч, блиставшей в «Опере нищих» Джона Гея. За несколько ночей, проведенных с Георгом, Анна получила десять тысяч фунтов и кое-какие драгоценности.
   К тому же Георгу пришлось откупаться от её мужа, лейтенанта королевского флота, грозившего возбудить в суде дело о супружеской неверности. Это обошлось принцу еще в четыреста фунтов. Немало хлопот доставили и любовные письма, которые он имел неосторожность написать.
     Четыре года потребовалось принцу Георгу, чтобы вернуть себе любовь Марии.  Он даже  подал прошение римскому папе, в котором писал:
–  Ваше Преосвященство! Прошу признать  ранее заключённый брак  с истинной католичкой госпожой Марией Фицгерберт  действительным.
   И сама Мария писала в Ватикан, прося у  папы разрешения на возобновление супружеских отношений с принцем  Уэльским.
Папа римский ответил не Георгу,  а Марии:
– Католическая церковь не возражает против возобновления  вами, госпожа  Фицгерберт   супружеских отношений с Георгом. Я заверяю вас, что в глазах Господа именно вы являетесь истинной супругой принца Уэльского.
 Как иначе мог ответить Папа римский?  Римско-католическая церковь не признавала церковь англиканскую, протестантскую.
Принц Георг даже изменил завещание, отписав состояние госпоже Фицгерберт и сделав приписку:
«Той, кто именуется принцессой Уэльской, я оставляю один шиллинг».
  Георг сбросил вес в попытке произвести благоприятное впечатление на Марию и потратил немалые деньги на Карлтон-Хаус и Королевский павильон в Брайтоне, хотя казна была истощена наполеоновскими войнами. Правда, участие самого принца в этих войнах ограничивалось обучением небольшого отряда солдат в Брайтоне.
    Примирение с госпожой Фицгерберт не отвлекло Георга от охоты за другими женщинами. Принц признал себя отцом Уильяма Френсиса, сына некой мисс Дэвис, а также Джорджа Сеймура Кроу, сына госпожи Кроу, проживавшей на Чарльз-стрит.
   К  счастью, его связь с француженкой, женой лорда Массерина, не дала потомства. Был также у Георга короткий роман с танцовщицей Луизой Хиллисберг, а время от времени он наносил ночные визиты в дом мадам де Мейер.
   Будучи женщиной средних лет, госпожа Фицгерберт философски относилась к шалостям принца с более молодыми женщинами. Однако её беспокоила его длительная привязанность к Изабелле Сеймур, леди Хартфорд — одной из тех хорошо сохранившихся дам, к которым принца весьма влекло.
    Когда старый король отошел от дел и Георг стал регентом, он отдал предпочтение леди Хартфорд, а верную госпожу Фицгерберт удалил, сказав ей холодно:
–Мадам, для вас здесь нет места.
  Но всё-таки принц-регент сохранил что-то светлое в своей душе. Вот о чём он просил в завещании:
  «Пусть портрет моей обожаемой жены, моей Марии Фицгерберт, свисает с моей шеи на шнурке, как я носил его при жизни, и пусть его положат в точности на мое сердце». 
Когда госпожа Фицгерберт услышала об этом посмертном свидетельстве любви, с глаз её скатились  крупные слезы.(17)  
.Судьба Каролины принцессы Уэльской
 
   Спустя два с половиной года после свадьбы Каролина, принцесса Уэльская покинула двор и в течение десяти лет проживала в загородном доме. После  распада брака родителей Шарлотта забрали от матери.
   В промежутках между приступами безумия, король Георг заботился о внучке, в которой просто души не чаял. Он приказал перевезти Шарлотту в Виндзор, дабы самому присматривать за её образованием. Это  решение отца  привело сына в ярость:
– На содержание и образование принцессы уходит  5 тыс. фунтов, а теперь и эти деньги уплывают  из моих рук!
   Но учитывая, что принц задерживал жалование гувернанткам, решение короля было верным. Король пригласил в Виндзор Каролину и пообещал, что она сможет часто видеться с дочерью. Выказывая невестке свое расположение, он назначил её смотрительницей королевского парка в Гринвиче, что на юго-востоке Лондона.
   Георг не успокоился и приставил за ней слежку.
В 1802 году   Каролина усыновила младенца из простой семьи, Уильяма. Тут же поползли слухи о том:
–  Уилли её собственный ребёнок!
– Уильям не от принца Георга!
 На это Каролина гордо ответила: 
–  Докажите это, и он станет вашим королём.
Злопыхатели замолчали.
   Вскоре на Каролину пали подозрения в многочисленных  связях с капитаном Томасом Манби, адмиралом Сидни Смитом, Джорджем Каннингом и другими.(18)   Принцу Георгу об этом конечно, доложили.
– Каролина ведёт себя непозволительно!
 – Столь велико мое  отвращение к Каролине, и пустившая корни неприязнь, и омерзение, которое я питаю к ней, что я содрогаюсь при одной лишь мысли о том, чтобы сесть с ней за одним столом и вообще пребывать с ней под одной крышей, – так отзывался он о жене.
    Понимая, что сын не уймется, Георг III согласился начать «Деликатное расследование», в котором приняли премьер-министр лорд Гренвилль,(19)   лорд-канцлер Эрскин, лорд главный судья Элленборо и министр внутренних дел лорд Спенсер. Почти год высокопоставленные пэры изучали показания свидетелей — пажей, лакеев и горничных принцессы, ее докторов и соседей.
   5 ноября 1805 года, в присутствии принца Уэльского и герцога Сассекского, леди Дуглас, ближайшая соседка и бывшая подруга Каролины  дала показания против принцессы.
  – Мальчик Уилли Остин, которого Каролина якобы усыновила, на самом деле её внебрачный сын! Более того, она выдавала  его за ребенка принца! – заявила Дуглас.  –  Каролина хвасталась мне,  что  несколько ночей провела в Карлтон-хаусе в постели с принцем Георгом.
 Георг ужаснулся:
– Если бы эта  затея увенчалась успехом, бастард мог наследовать   престол вместо  дочери Шарлотты! Боже мой!
 Это было действительно так, поскольку прямым наследникам мужского пола всегда отдавалось предпочтение. Задыхаясь от радости, принц Уэльский записывал  слова леди Дуглас. Теперь его было не остановить.
    Показания леди Дуглас вселяли в него надежду даже не на раздельное проживание, а на полноценный развод. Но главной свидетельницей оставалась леди Дуглас.
    Во время расследования, суть которого Каролина не понимала, ей  было запрещено видеться с дочерью. Король Георг  тоже отказывался её принимать.  Эта неопределенность действовала так угнетающе, что Каролина  решила затребовать обвинительные документы.
   Копию отчета комиссии с показаниями всех свидетелей ей прислали с большим опозданием. Так Каролина узнала о себе много нелицеприятного.
– Многих я считала своими друзьями и верными слугами! – ужаснулась она.
 Да, порой испытываешь разочарование в тех, кто был рядом с тобой и поддерживал в трудную минуту. Почему так произошло, не понимаешь.
–  Оправдываться? – думала Каролина. – Никогда не буду выяснять отношений с людьми, в которых разочаровалась. Просто оставлю их, промолчу!
   Тем не менее, Каролину пугало то, что доказав измену, она будет казнена. Последние события надрывали её сердце.  Но несчастья продолжались. В октябре 1806 года карета принцессы перевернулась, и от удара погибла фрейлина мисс Чолмондели. В тот же день по возвращении домой Каролина узнала о смерти своего брата Карла.
   В ноябре  дошли  вести о разгроме прусских войск при Йене и Ауэрштедте. Её отец, герцог Карл II Вильгельм  был тяжело ранен на поле битвы и вернулся в Брауншвейг.  Наполеон согласился на его просьбу сохранить нейтралитет герцогства, выставив требование:
 –  Карл Вильгельм, вы должны  оставить прусскую службу.
   Карл II Вильгельм  отказался. 10 ноября он скончался от ран, о чём Каролина узнала только две недели спустя.  Георг III даже не прислала ей соболезнования.
   Опасаясь наступления вражеских войск,  мать Каролины, герцогиня Августа собрала детей, один из которых был слепым, а другой — умственно отсталым, и бежала из герцогства. В следующем году она приехала в Англию. Отношения между матерью и дочерью никогда не отличались теплотой, и присутствие Августы скорее раздражало, чем обнадеживало Каролину.
    Осенью Каролина не выдержала. Особенно мучила её холодность Георга III, который раньше относился к  ней с  заботой.
– По отношению  свёкра  ко мне англичане будут судить о степени  вины, – думала она.
  Тогда Каролина  пригрозила:
–  Если король не примет меня, то я опубликую материалы расследования. Пусть вся Британия увидит, какому унижению подвергается принцесса Уэльская. Пусть люди сами рассудят, кто тут прав!
    Угроза подействовала, но следователи спохватились поздно — в типографии на Флит-стрит было напечатано несколько копий.  Допечатку решено было не делать, поскольку обстоятельства резко изменились.
    Кабинет министров, сформированный лордом Гренвиллем и получивший название «Министерство всех талантов», так и не оправдал надежд вигов. В 1807 году к власти пришли тори, друзья Каролины, защищавшие её  на протяжении всего расследования.
   Принцесса Уэльская стала знаменем оппозиции. Лишившись власти, любая партия, будто то виги или тори, тут же вспоминали  о  существовании оскорблённой «королевы» и принимали живейшее участие в её судьбе, но, как ни странно,  вернув политическое влияние, защитники про Каролину забывали.
    Так или иначе, но в апреле 1807 года новый кабинет министров  обратился к королю:
– Ваше Величество! Обвинения против Её Высочества были необоснованны!  Примите и выслушайте принцессу Уэльскую.
  Каролине помогло и то, что показания в её пользу дали родители Уилли – мистер и миссис Остин.
– Её Высочество помогла нам в трудную минуту. Она взяла на воспитание нашего сына.
 Маленькая худенькая женщина, чуть не плача от страха, стояла перед  представительной комиссией. Но самым главным аргументом стала справка из больницы, где бедная прачка родила сына. А доктор, на которого ссылалась буфетчица, твердо заявил:
– Я не замечал у принцессы признаков беременности. Кроме того, учитывая прошлые ссоры с Каролиной, леди Дуглас никак нельзя было называть беспристрастной свидетельницей.
   Среди следователей даже возник вопрос:
– Не предать ли леди Дуглас  суду за клевету?
 Но было решено:
–  Этому  неприличному  делу не дать дальнейшего хода.
   Комиссия установила:
Каролина очень неосторожна в отношениях с мужчинами, но ничего предосудительного замечено не было.
Так что  протоколом коронного совета её  полностью реабилитировали. В 1808 году  она была восстановлена в своих правах принцессы Уэльской и переехала в Кенсингтонский дворец.
Принц Уэльский  был разгневан:
 – Эта бестия вышла сухой из воды!
 Каролина  так прокомментировала разбирательство:
– Наконец-то упал занавес, и закончилась комедия «Много шума из ничего». Думаю, мои внуки отнесутся к этим событиям как к пародии на Шекспира.
   Когда в 1811 году принц Георг был назначен регентом при своём душевнобольном отце,  Каролина вновь осталась в одиночестве. Даже общение с собственной любимой дочерью Шарлоттой было ограничено двумя свиданиями в месяц. Но общественность бурно выражала Каролине своё сочувствие.
   В августе 1814 года   с разрешения супруга она покинула Англию, путешествовала по Германии,  побывала в  Риме и Неаполе, затем направилась в Грецию. Несмотря на отсутствие религиозных пристрастий, Каролина совершила  паломничество в Каир и Иерусалим. После чего вернулась в Италию,  некоторое время проживала на вилле на озере  Комо. (20)   
  Скоро вновь распространились слухи о неприглядном поведении Каролины, теперь уже с бывшим итальянским солдатом Бартоломео  Пергами,  которого она взяла к себе на службу гофмейстером.
– Пергами получил от неё титул барона дела Франчина!
   Никак не могли успокоиться сплетники.  Каролина, к этому времени перебравшаяся в Пезаро,(21) вновь оказалась объектом слежки агентов своего супруга, как и прежде искавшего повода для развода.
Взойдя в  1820 году  на английский трон, Георг IV потребовал от Каролины:
– Ты должна воздерживаться от использования титула королевы Англии!  Кроме того,  не  должна возвращаться в страну.
    Но Каролина отвергла эти требования и под ликование народа  6 июня 1820 года с триумфом въехала в Лондон.
     Верхняя палата  парламента к тому же поддержала Каролину,  приняв   билль:
 –Принцесса Уэльская Каролина будет продолжать  пользоваться в Лондоне королевскими почестями.
 Тем не менее,  на церемонию коронации её супруга 19 июля 1821 года её не пустили.
Лето  1821 года выдалось жарким.  Каролину    стало беспокоить сердце. Боль, особенно ночью была просто невыносимой. Врачи  лечили её гигантскими дозами каломели, и лишь опиаты   помогали переносить Каролине сердечную боль.
 – Врачи не знают, что у меня за болезнь. Она сидит здесь, — говорила Каролина, положив правую руку на сердце. – Дочь росла  без меня, я плохая мать...
   7 августа 1821 года Каролина попросила стакан  своего любимого напитка – лимонада.  Лимонный вкус и запах лимона приносил ей некоторое облегчение.   Но на этот раз всё было иначе. Выпив лимонад, Каролина стала задыхаться, сердце  забилось усиленными толчками. Через некоторое время пронзила такая боль, что трудно стало дышать.  Каролина успела произнести:
– Похороните меня рядом с отцом.
Сделав вздох, она умерла. Сразу же поползли слухи, что туда был добавлен яд. Другие утверждали:
–  Причиной смерти   стала внутренняя болезнь.
   Согласно последней воле покойной её тело перевезли в Брауншвейг и похоронили  в Брауншвейгском соборе рядом с отцом.

 
 
 
 (1)Элизабет Армистед (1750 — 1842)– актриса, жена Чарльза Фокса.
(2)Гринвич – «морские ворота» Лондона,  историческое предместье, а теперь –один из 32 лондонских боро, находится во внутреннем Лондоне, на юго-востоке британской столицы, на правом берегу Темзы.
(3)Су́ррей или Саррей — графство в южной Англии,  часть региона Юго-восточная Англия, одно из так называемых «Домашних графств» (Home Counties). Административный центр — город Кингстон-апон-Темс, хотя исторический город графства – Гилфорд. 
(4)Джорджиана Кавендиш, Герцогиня Девонширская (1757 -1806) –урождённая Джорджиана Спенсер, первая жена Уильяма Кавендиша, 5-го герцога Девонширского,  мать  Уильяма Кавендиша, 6-го герцога Девонширского. Джорджиана Кавендиш является главной героиней фильма «Герцогиня»,где её роль играет актриса Кира Найтли. Фильм поставлен по книге Аманды Форман (Amanda Foreman).
(5) Чарльз Фокс(1749 -1806) – английский парламентский и политический  деятель, оппонент Георга III, идеолог британского либерализмавождь радикального крыла вигов, внук герцога Ричмондского. Сочувственно относился к борьбе американских колоний за независимость и к Французской революции. Добивался отмены работорговли. Похоронен в Вестминтерском аббатстве рядом с умершим в этом же году Питтом.  
(6)   Мирра Лохвицкая – поэтесса Серебряного века. Стихи   1895 года 
(7)   По мемуарам Грейс Эллиот  в 2001 году во Франции вышел фильм «Леди и герцог».
(8)   Карл Август фон Харденберг (1750—1822) –Государственный канцлер Пруссии, сменил Штейна, но в главном сохранил его курс. Начатые Штейном реформы были продолжены, благодаря которым Пруссия начала превращаться в современное европейское государство.
(9)Генрих Фридрих Карл фом унд цум Штейн (1757-1831) – прусский  государственный и политический деятель, отменил крепостное право и провёл ряд других значимых реформ.
(10Виктория, имя при крещении Александрина Виктория  (1819-1901) – королева Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии  с 20 июня  1837 года, императрица Индии с 1 мая 1876 года. Дочь  Эдуарда, герцога Кентского, четвёртого сына Георга III, оба отец и дед умерли в 1820 году. Виктория унаследовала престол в 18 лет, так как все три старших брата её отца умерли, не оставив легитимных детей. К этому времени Соединённое королевство представляло сложившуюся  конституционную монархию, где король практически не имел политической силы. Виктория пыталась влиять на политику правительства и назначения министров. Для народа она стала национальной иконой и считалась человеком строгой морали.
(11)Воксхолл-Гарденз был развлекательным садом в  Лондоне, одним из главных мест общественного отдыха и развлечений города с середины XVII века до середины XIX. Был расположен в Кеннингтоне,  на южном берегу  Темзы, который до самого конца существования сада находился вне зоны застройки столицы. Воксхолл-Гарденз до 1785 года был также известен как Нью Спринг-Гарденз и занимал часть местности, сейчас являющейся небольшим публичным парком под названием Спринг-Гарденз.
Предполагается, что к Воксхоллу восходит русское слово  «вокзал». Николай Карамзин  в «Письмах русского путешественника» описывает Воксхолл-Гарденз как Лондонский Воксал. 
Вокса́л — старинный увеселительный сад или помещение, в котором происходили гуляния с танцами, маскарадами, фейерверками и т. п. К современным местам для развлечений название не применяется
 (12)   с сайта  http://romanbook.ru/book/7948014/?page=14
(13)   Каролина АмалияЕлизавета Брауншвейг-Вольфенбюттельская (1768-1821)— королева-консорт (жена правящего короля) Великобритании, Ирландии и Ганновера 
(14)   Гри́нвич  — «морские ворота» Лондона, историческое  предместье, а теперь — один из 32 лондонских боро,  находится во внутреннем Лондоне, на юго-востоке британской столицы, на правом берегу Темзы.   Издавна Гринвич тесно связан с  Британским флотом. Гринвич знаменит тем, что является нулевой точкой отсчёта долготы и часовых поясов  земного шара.
Боро Лондона (англ.  London borough) — административная единица Лондона районного уровня.  32 боро образуют церемониальное графство и регион Большой Лондон, Сити является отдельным церемониальным графством с особым статусом.
(15)  По материалам Википедии
(16)  Шарлотта Августа Уэльская (1796 – 6 ноября 1817, Ишер, Суррей) –принцесса Великобритании и наследница престола второй очереди (после своего отца Георга, принца Уэльского).
(17)  с сайта http://romanbook.ru/book/7948014/?page=14
 (18)   Томас Манби – взял на фрегат юнгами  двух приёмных мальчиков Каролины. 
Сидни Смит (1764—1840) –  английский адмирал, участвовал в сражении  при Ватерлоо 18.06.1815 года. 
Джордж Каннинг(1770-1827) –английский политический деятель, представитель либерального крыла тори, с марта 1807 года по октябрь 1809 года  — министр иностранных дел, позже премьер – министр Великобритании. 
(19) Лорд Гренвилль (1759-1834) – служил в качестве казначея армии с 1784 по 1789 гг, премьер-министр Великобритании в 1806-1807 гг., союзник своего двоюродного брата Уильяма Питта-младшего, почётный ректор Оксфордского университета с 1810 по 1834 гг.
(20)озеро  Комо – великолепное чудо природы на севере Италии,   в 40 км.к северу от Милана, одно из самых глубоких озёр в Европе.
(21) Пезаро –  город в итальянском регионе Марке, покровитель San Terenzio, праздник города 24.09. В этом городе родился Джоакино Россини (1792-1868), прозванный «Пезарским лебедем».  
Рейтинг: +5 453 просмотра
Комментарии (6)
Серов Владимир # 24 сентября 2014 в 23:59 0
Очень интересно и познавательно! podargo
Анна Магасумова # 25 сентября 2014 в 00:20 0
Спасибо, Владимир, что читаете! c0137 girlkiss
Владимир Кулаев # 26 сентября 2014 в 10:59 0
ЭТО ВСЁ СТРАШНО ИНТЕРЕСНО!!!!!!! СПАСИБО!!!!!!! ДА, ИМЕТЬ ТАКУЮ КНИГУ ИЗ ВАШИХ МИНИАТЮР И С ТАКИМ ОФОРМЛЕНИЕМ - ЭТО РОСКОШЬ!!!

БЛАГОДАРЮ
, АННУШКА!!!!!!! c0137 super t13502
Анна Магасумова # 26 сентября 2014 в 22:32 0
Я о книге и не думаю...пишу и всё. Историк во мне до конца жизни.
Это не я, а моя подруга, тоже историк.
Галина Софронова # 26 сентября 2014 в 13:20 0
Замечательно написано, читала с удовольствием! smayliki-prazdniki-269
Анна Магасумова # 26 сентября 2014 в 22:32 0
Галина, спасибо огромное!