ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История девятая ч.3

 

Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История девятая ч.3

article215786.jpg

История девятая. Алмаз в красном

 

Ч.3  В лучах открытий долгожданных

 

Богатство мира – в оригинальных людях.

То́мас Ка́рлейль  

 

В лучах открытий долгожданных

Видны страданья прошлых мук.

Григорий Александров

 

От неудач к новым свершениям

    Поражение  в  войне  с английскими колониями повлияло  на  перемену общественного мнения. До этого большинство  британцев  достаточно равнодушно относились к многочисленным нарушениям, допускаемых Георгом III. Он самовластно распоряжался  государственными должностями, портфелями министров и  церковными имуществами.  

   О  деспотизме короля  раньше писали и говорили  только виги.  Теперь  деспотом короля  называли все.  Англичане собирались  на митингах и провозглашали:

– Требуем правильных выборов!

    Центром, объединявшим противников  самовластья Георга III, стала Палата Общин, где заседали в основном виги. Это было единственным местом в Великобритании, куда не мог  войти король. Эту традицию ввели депутаты после того, как в 1642 году король Карл I попытался арестовать пятерых членов Палаты Общин за антироялистские взгляды.

  Король так переживал потерю власти и постоянно твердил:

  Меня называют деспотом? Требуют выборов?

  Обычно очень собранный, он ходил потерянный из угла в угол в своих покоях. И наконец, решительно заявил:

Я отрекусь  от  престола  и  уеду в  Ганноверское курфюршество. 

 Но эта угроза не произвела на  англичан никакого впечатления. И Георг вынужден был смириться. 

– Терпение, мой король, только терпение, – советовал ему оставшийся верным Георгу  Фредерик Норт. – Я вас не оставлю.

    Норт

   В 1783 году Норт заключил союз с вигами во главе с Фоксом и вернулся в правительство.   И только ухудшающееся зрение заставило его  через три года окончательно отойти от активной политической  деятельности. 

   В 1784 году во главе правительства встал Уильям Питт-младший.(1)  Он держал себя по отношению  к королю  почтительно, но  твёрдо. К власти в парламенте пришли тори.  Георгу на  много лет  пришлось смириться  с  властью Питта Младшего. 

  Георг видел себя как бы со стороны – Уильям был старше короля всего на один год.  Впервые Питт возглавил кабинет в 25 лет и стал самым молодым премьер-министром Великобритании  за всю историю страны. 

  Питт Младший, так же как Георг работал над государственными делами и днём, и ночью. В Англии начинается период процветания и материального прогресса. 

  Жизнь не стоит на месте. Даже неудачи  подталкивают к новым свершениям. Голубому бриллианту Око Бхайравы  было интересно наблюдать за последующими событиями в Великобритании,  благо его осколков – «глаз» было ой как много!

    Подъём в экономике,  технические новшества – всё это было так неожиданно и непривычно для меланхоличного Георга III . Он не успевал следить  и тем более контролировать происходящие изменения, что вызывало у него  резкие перепады настроения и  внутреннее беспокойство.  Казалось, что он предчувствовал что-то, а что, никак не мог понять.

  Но всё по порядку.

   Начало промышленного переворота

    Мало что изобрести – нужно ещё, чтобы кто-то оценил изобретение и хотя бы украл его.

Кароль Ижиковский(2)   

   Потеря английских колоний, как рынков сбыта  привели к дальнейшему разграблению Индии. Оттуда вывозилось  золото и  драгоценные камни, что привело к  значительному росту богатства английской буржуазии и чиновников.

   Разбогатевшие  предприниматели вкладывали свои капиталы в мануфактуры. В них широко начинает применяться разделение труда: каждый рабочий в совершенстве овладевал одной, нередко мельчайшей операцией.

   Изобретатели – рабочие и мастера пришли к  мысли, что руку человека можно  заменить  машиной.  Появились новые инструменты и механизмы. В стране намечается промышленный переворот, положивший начало переходу  в экономике от мануфактуры к фабрике. 

    Одним из самых важных  изобретений стало усовершенствование ткацкого станка.

   Джон Кей, (3)  работавший раньше ткачом, а потом механиком, ещё в 1733 году  изобрёл  летучий челнок. Это позволило изготовлять более широкую ткань.  У  станка теперь работал только один человек, а не двое и челнок двигался быстрее. Это увеличило производительность труда в 2 раза, а значит   хлопчатобумажных  и шерстяных   тканей производилось больше.

    Но  вот беда,  ускорение производства  создало нехватку пряжи.  Возникла острая необходимость усовершенствования процесса прядения. 

    Как  говорится, стоит только потянуть за ниточку, и появятся новые проблемы. Встал вопрос о создании прядильной машины.  Эту задачу решил  Джеймс Харгривс. (4)    

   Он  работал  плотником и ткачом на  обычном ручном станке на ткацкой мануфактуре в городе Блэкберн.(5) С начала 1760-х годов   Англию стали завозить дешёвые индийские ткани, борясь с конкуренцией  и как  истинный англичанин, Харгривс задумался над  усовершенствованием прядильных устройств. В 1765 году он  соорудил механическую прялку, но это лишь незначительно ускорило процесс прядения.

   Однажды к Харгривсу в цех пришла жена с пятилетней дочерью Дженни. Принесла мужу обед, так как  он, собираясь утром на работу, забыл котомку, которую ему собрала жена.  Последнее время  Джеймс  был очень рассеянным, его  занимали мысли о новом станке.

  Харгривс отвлёкся, и тут любопытная Дженни опрокинула прялку.  Девочка так испугалась, что заплакала.  Мать бросилась к дочери,  а Харгривс увидел, что  одно колесо прялки продолжает крутиться, а веретено  по-прежнему прядёт пряжу, находясь не в вертикальном, а горизонтальном положении.

   Это толкнуло Харгривса на создание механической прялки, которую он назвал  в честь дочери «Дженни».  На этой машине один работник мог ткать полотно из нескольких разных нитей – шерстяных, хлопковых и льняных.

прялка "Дженни"

  Прялка «Дженни»  представляла собой механизм, обеспечивавший одновременное вытягивание и скручивание нити.  Прялка приводилась в движение одним рабочим и производила в шесть раз больше пряжи, чем обыкновенная прялка за то же время.  Производительность труда прядильщика возросла в 18-20 раз.  Каждая новая прялка такого типа лишала работы как минимум пять прядильщиков.

    Харгривс успел продать несколько экземпляров своей машины, однако это вызвало сильное недовольство местных ткачей.  В  1768 году они разгромили дом изобретателя и сломали оборудование. Хорошо, что ни жена, ни дочь не пострадали.

   Тогда   Харгривс с семьёй  был вынужден  переехать  в  Ноттингем(6). В этом старинном городе он  совместно с владельцем ткацкой мануфактуры Томасом Джеймсом, заинтересовавшимся  новой прялкой,  построил небольшую ткацкую фабрику. В 1770 году Харгривс получил патент на свое изобретение и  стал одним из первых фабрикантов.

    Но прялку «Дженни» нужно было приводить в движение. Пока это достигалось за счёт силы мускулов рабочего, поэтому дальнейший рост производительности труда был ограничен. Необходимо было искать  более мощные источники энергии.

   В 1771 году  предприимчивый  Ричард Аркрайт (7)   основал предприятие, где машины, подобные прялке «Дженни», приводились в движение при помощи водяного колеса. Это уже была не мануфактура, а первая в истории фабрика – промышленное предприятие, где основные операции осуществляются машинами.

   Ричард Аркрайт родился в многодетной семье портного Томаса Аркрайта – главы союза ремесленников Престона.  Ричард был младшим из 13 детей и из-за недостатка средств не  ходил в школу. Читать и писать его учила двоюродная сестра Элиза.

  Он занимался с большим рвением, использовал для занятий любую свободную минуту, отец пытался привлечь  мальчика  к своему делу.

 – Я вырасту и стану богатым, – столько раз мысленно повторял эту фразу маленький  Ричард.

   Ремесло портного его не интересовало, но он научился делать причёски, сначала Элизе, потом своим старшим сёстрам.

– Ричи! Как у тебя это хорошо получается, – восхищались они.

  Сёстры и уговорили отца отдать мальчика  в ученики к   парикмахеру Киркхаму.  Через несколько лет Ричард  становится  самым модным  мастером. К молодому парикмахеру начинают записываться в очередь.  Кирхейму это не нравится. Он злится:

– Этот мальчишка переманил к себе всех моих  постоянных клиентов!

   Ричард это видит и уходит от своего учителя. Но прежде всего он поблагодарил его.

– Сэр! Огромное спасибо вам за заботу обо мне, – сказал  юноша. – Всё, чего я достиг, это результат вашего труда.  Я всем буду рассказывать, какой вы хороший учитель!

  Так Ричард решил не настраивать против себя человека, который  помог ему найти себя и своё дело в жизни, как он считал. 

  К тому же скопилась небольшая сумма денег и 18-летний Ричард открывает собственную парикмахерскую  в Болтоне. Здесь он сделал первое своё изобретение – водостойкую краску для париков. Краску хорошо раскупали. Но тут у него появилось новое увлечение: механика.

   Совсем недавно Ричард  женился, очень удачно,  как считал он. Девушку звали Кейт, она искусно вязала, и Ричард задумал усовершенствовать  процесс прядения. В 1769 году он изобрёл прядильную машину «Waterframe»  и зарегистрировал на неё патент.

   Женившись во второй раз на богатой наследнице, Аркрайт нашёл двух партнёров, с помощью которых  организовал в Кромфорде  промышленное применение «Waterframe».  На фабрике  было установлено несколько тысяч веретён и работало до 300 человек. Рабочие здесь управляли   машинами, подавали сырьё (хлопковую вату), собирали и паковали готовую продукцию.

  Аркрайт объединил в единое целое источники энергии, станки, недорогой труд и новое для своего времени сырье – хлопок –  что позволило ему впервые в истории создать  массовое производство пряжи. Фабрика Аркрайта в Кромфорде считается первой в мире фабрикой современного типа.

     Кромфорд

  Для того времени это было экспериментом:  ряд связанных между собой зданий, вытянутых вдоль обрыва, использование силы воды из небольшого ручья Бонсолл-Брук и пруда Кромфорд.

   Для привлечения молодых  сильных рабочих, которые так необходимы новому производству,  Аркрайт строит дома для них и их родителей.

   Эта идея была повторно использована для строительства второй фабрики в Кромфорде в 1776—1777 годах. Таким образом, была сформирована концепция индустриальной общины, которая затем многократно повторялась в других поселениях долины.

Это интересно

    По приказу английского адмиралтейства с 1776 года при производстве канатов для военного флота в них должна вплетаться красная нить, чтобы её нельзя было удалить даже из небольшого куска каната. По всей видимости, эта мера была призвана сократить воровство канатов. Отсюда происходит выражение «проходить красной нитью» о главной мысли автора на протяжении всего литературного произведения, а первым его употребил Гёте в романе «Родственные натуры».

 

    В  1784 году  фабрику Ричарда Аркрайта  посетил  Эдмунд  Картрайт. (8)  Он так заинтересовался  прядильным и ткацким делом, что  пошёл дальше и изобрёл  чесальную машину с  паровой обработкой волокнистых веществ, а также паровую машину, в которой вместо паров воды действовали пары алкоголя.

   4 апреля 1785 года Картрайт получает патент на механический ткацкий станок с ножным приводом.   50 английских фабрикантов подают в парламент ходатайство:

«Ткацкий станок Эдмунда  Картрайта повысил производительность труда ткача в 40 раз.  Просим достопочтимых парламентариев найти средства для  награждения  изобретателя».  

   Парламент принимает решение, его поддерживает и Георга III:

«Предоставить Эдмунду Картрайту, выдающемуся изобретателю  денежное вознаграждение в размере 10 тысяч  фунтов стерлингов».

     Это позволило  Картрайту в 1785  году   построить  в Донкастере (Йоркшир) фабрику на 20 станков. Через 20 лет в Англии было уже 150 фабрик, и они постепенно вытесняли мануфактуру.

   Окончательный  переход от мануфактуры к фабрике произошёл тогда,  когда  был изобретён двигатель, который можно было использовать в любом месте, не только на берегу реки. Таким двигателем стала паровая машина.  Её создал и усовершенствовал  к 1784 году механик Джеймс Уатт.(9)  

    Уатт не получил инженерного образования.  Он занимался в начальной и средней школе с большими перерывами. Одноклассники  считали его тупым.    А Джеймс  был  просто тихим, болезненным, но  начитанным мальчишкой, очень наблюдательным и аккуратным, любящим размышлять и мастерить.

    В 13 лет на удивление   прежних насмешников у Джеймса проявились математиче­ские способности,   и он неожиданно вышел  в число первых учеников. Мальчик умел пользо­ваться многими инструментами, освоил даже литейное дело. 

    Находясь в гостях у своего дяди — профессора древних языков уни­верситета в Глазго, Уатт начал проводить опыты по химии и физике. Очень любил работать один, в тишине, спокойно и неторопливо обдумывать всё, что сделал, проверять свои мысли  опытным путём.

     В 19 лет Уатт  отправился в Лондон и там поступил учеником в мас­терскую по изготовлению  навигационных инструментов. Через год юноша вернулся в Глазго, а затем стал мастером-инструментальщиком при уни­верситете.

    В 1764 году один из университетских профессоров поручил Уатту отре­монтировать модель паровой машины Ньюкомена. Знакомство с этой не­совершенной моделью натолкнуло Уатта на мысль создать иную машину, и началась работа.

    «Субботний день (1765 года) был чудесен, и я отпра­вился на прогулку,— вспоминал потом Уатт.— Все мои мысли были со­средоточены на решении занимавшей меня проблемы. Подошёл к дому пастуха, и в этот момент в голове у меня мелькнула мысль: поскольку пар является эластичным телом, он ринется в вакуум. Если между ци­линдром и выхлопным устройством будет существовать соединение, то пар проникнет туда. Именно там его можно будет конденсировать, не ох­лаждая при этом цилиндра... Когда я дошел до Гольфхауза, в моей голове сложилось полное представление о том, что необходимо было сде­лать».

   Уатт построил свою модель паровой машины. Вот так, во время прогулки была решена проблема.

   Когда Джеймс Уатт продвигал на рынке свою паровую машину, ему потребовалось наглядно представить её преимущество над традиционными источниками энергии. Он рассчитал, сколько в среднем в минуту поднимает груза обычная лошадь, приводя в действие водяной насос, и обозначил эту единицу мощности как лошадиную силу. Тогда мощность паровых машин, выраженная в лошадиных силах, сразу стала обозначать, во сколько раз машина эффективнее лошади.

   Джеймс Уатт обратился к предпринимателю Мэтью Боллотону, вместе они создали  предприятие Bolloton&Watt.

   Паровая машина Уатта более чем на 100 лет стала основным двигателем. Её модно было использовать в любом месте и в любых целях – везде, где требовалось приводить в движение механизм.  Это был, по словам Карла Маркса, «универсальный двигатель крупной промышленности».

   Возникновение машиностроительного производства увеличило потребность в металле и металлических изделиях, что дало мощный толчок развитию металлургии. В течение XVIII века была разрешена  проблема массового производства чугуна, а затем и железа на каменном угле.

    В 1785 году  Генри Корт(10) изобрёл способ производства чистого железа путём пудлингования – перемешивания кокса в расплавленном  чугуне для выжигания из него углерода.  В результате каменный уголь стали добывать не только для отопления, но и для промышленных целей. 

   Добыча угля стала одной из главных отраслей хозяйства.  Англия стала превращаться из сельскохозяйственной страны в страну промышленную.

Фабрика «пожирает» своих  владельцев. Судьбы изобретателей.

  В 1786 году Аркрайт был возведён в рыцари и получил право называться «сэром».  С 1790 года он перестроил свои прядильные машины под паровые двигатели. Помимо прядильной машины Аркрайт изобрёл ещё несколько других технических устройств и станков, повысивших эффективность текстильной продукции.

    Несмотря на патент, чертежи прядильной машины Аркрайта были скопированы немцем Иоганном Готфридом Брюгельманном, что положило начало промышленной революции   на европейском материке.

   Слава Аркрайта была омрачена обвинениями в воровстве чужих изобретений. Целый ряд судебных процессов показал, что все запатентованные им машины не были в действительности им изобретены.

   Так, оказалось, что прядильную ватермашину изобрел часовщик Джон Кэй, который был помощником Аркрайта, он же выступил и обвинителем. 

  Все патенты Аркрайта были аннулированы, но дело в том, что патенты были выданы сроком на 14 лет, а к этому времени срок истёк. Аркрайт просил парламент о продлении его прав, но получил отказ.

Один суд  он выиграл. Аркрайту были возвращены судебные издержки в размере...шиллинга! Хотя именно такую сумму он затребовал.

  Тем не менее, Аркрайт уже стал одним из самых богатых английских фабрикантов.  После смерти  его наследство составило 500 тысяч фунтов стерлингов.

   Харгривс начинал с нуля, своим наследникам оставил более 7 тысяч фунтов стерлингов.

Недавно обнаруженные свидетельства говорят о том, что Харгривс только усовершенствовал изобретение Аркрайта.

  Имя  Уатта  (англ. Watt) осталось в истории.   Единица мощности была названа  Ватт. Это был первый в истории техники случай присвоения собственного имени единице измерения.

       За несколько лет до смерти английское правительство за заслуги перед родиной решило присвоить Уатту  баронский  титул, однако он отклонил и  это предложение.

Что богатство? Оно уничтожается в день

По желанию тирана или рока.

Что мне титул?  – могущества живая тень,

Только славы я жажду!  (Байрон)

    29 мая 2009 года  Банк Англии объявил, что будет выпущена банкнота в 50 £ (евро)  с изображением Уатта и Боллтона.   Банкнота выпущена и находится в обращении.

   Судьба Генри Корта  оказалась очень печальна.   Сначала работа агентом Королевского флота  принесла ему небольшое состояние.  Корт женился на красивой и богатой девушке, был полон радужных надежд.  Но всё вышло иначе.

   Корт занимался заказами на поставки железа из России и Швеции. Его беспокоило, что английское железо обладает низким качеством, чем зарубежное. В 1775 году оставил службу и занялся металлургией.  Корт купил поместье в графстве Хэмпшир, сначала построил  кузницу, а затем – железоделательный завод, где получил чистое железо из каменного угля.

   Морское ведомство  в 1787 году объявило, что качество железа Корта  лучше, чем  шведское.  Контрольная комиссия того же ведомства рекомендовало:

«Применять железо Генри Корта для якорей и всех железных изделий, используемых в морском деле».

   Это был грандиозный успех. Корт получил патент на своё изобретение.  Стали поступать заказы.  Однако,  нужны были средства для расширения производственных мощностей, а все свои деньги – более 20 тысяч фунтов стерлингов – Корт потратил.  Он задумался:

– У кого можно получить ссуду?

    Такой человек нашёлся. Это был Абрахам Джелликой – казначей Морского ведомства, человек состоятельный, но очень хитрый.  Джелликой пригласил Корта    в министерство.  Секретарь провёл посетителя в кабинет.

   Джелликой поднялся навстречу. Это был ещё не старый человек с  роскошной  седой шевелюрой.  Улыбка осветила широкое лицо. Глядя на казначея  со стороны, можно было подумать, что Корт пришёл не просить деньги, а принёс их.

  – Не желаете ли  портвейну, – предложил Джелликой.

Корт покачал головой, ему было не до этого.

– А я выпью  стаканчик.

  Джелликой  налил себе портвейна и присел  за отдельный столик.

– Присаживайтесь, – обратился он к Корту. –   Итак, приступим к делу.

Попивая портвейн, Джелликой сухим и размеренным голосом  продолжал:

– Вы даже не представляете! Мне пришлось сильно потрудиться, убеждая комиссию в преимуществах вашего способа производства железа.

Джелликой лукавил, ведь железо Корта уже было предложено для производства.

– Но мне  это удалось!

 Джелликой отставил пустой стакан и растянул губы в подобие улыбки.

– В настоящее время есть заказы,  которые, безусловно, принесут прибыль, но если вы хотите их выполнить, – Джеликой  посмотрел на Корта.

  Корт обратил внимание, что  серые глаза казначея  приобрели цвет  стали. Это был взгляд хищника.

– Если Мы, – Джелликой остановился и  сделал удар на «мы», – хотим  выполнить эти заказы, придётся расширить завод в Портсмуте. В противном случае, эти заказы получат другие.

 – Как же так,   – попытался возразить Корт, – только у меня патент на производство железа.

– Какой вы наивный человек, –  усмехнулся Джелликой.

«Действительно, наивный,  – подумал он. –  Такого обвести вокруг пальца ничего не стоит».

  Корт стал раскладывать бумаги – технический проект нового завода.

– Вот, посмотрите! У меня всё рассчитано!

Но Джелликой только делал вид, что ему интересно. Только когда Корт стал говорить о затратах и производительности,  казначей оживился.

– С помощью цифр доказать можно всё что угодно,– пробормотал он и стал  в уме подсчитывать, сколько прибыли  получит.

  Через   несколько минут  хитрый  Джелликой  произнёс:

– Итак, вам потребуется минимум 25 тысяч фунтов стерлингов.

  Генри обрадовался такой сумме.

–  Хм, –  усмехнулся Джелликой, стараясь спрятать ухмылку.  –  Обмануть и обсчитать этого изобретателя  будет не трудно. 

  Он продолжал лихорадочно думать, что же предпринять.

– Я дам вам 27 тысяч фунтов стерлингов!

   Лицо Корта просветлело, он не ожидал такой щедрости. Если бы знал, чего всё это будет стоить на самом деле! Но тут же Джелликой его огорошил.

– Я дам вам деньги, только на следующих условиях. Во-первых, мой сын Сэмюель станет вашим компаньоном.

  Казначей  загнул мизинец –   палец на левой руке.  Джелликой прекрасно знал, что сын ему под стать, такой же проныра, когда дело касается прибыли. Уж поистине главный орган тела Джелликоя, незыблемая основа, на которой держалась его  душа,  –  это кошелек. Не мог он просто так отдать  деньги.

– Во- вторых, сын  получит 50% прибыли.

Джелликой  загнул другой палец,  и намного тише, заглядывая Корту в глаза, сказал:

–В -третьих, ваши патенты переписываете на моё имя.

Корту показалось, что он ослышался.

– Что вы сказали?  Я не ослышался?

– Вы переписываете патенты на моё имя, – произнёс Джелликой уже намного громче и увереннее.

Корт сглотнул слюну, во рту стало сухо. Он лихорадочно стал думать:

 –  Что же делать? Что делать?

– Поверьте, так будет проще и для вас и для меня,  –  стал убеждать Корта этот хитрый лис. –  Деньги у меня есть, но я  не могу, используя своё влияние,  просить  землю в аренду под строительство завода  для чужого мне человека.

– Наверное, он прав, – думал Корт.

А Джелликой продолжал льстивым, слащавым голосом:

–  Через 10-15 лет производство наберёт силу, и я отдам вам ваши патенты!

   Корт вынужден был согласиться. Застой в производстве  означал большие потери для Англии. Он уже не думал ни о славе, ни  о  прибыли.

   Ах, и хитрец! Такого даже Око Бхайравы не придумал бы. Голубой бриллиант как щедро одаривал, так и открыто мстил.  А что вы думали? Джелликой давно уже работал казначеем, и никто ещё не заподозрил его в растрате государственных средств.

   Железо получалось путём плавления чугуна при температуре 1200-1500 градусов,  металл приобретал огненно красный цвет,  любимый цвет Ока Бхайравы, лишь потом остывал.

  Так что же было дальше? В апреле 1789 года Морское ведомство  опубликовало распоряжение:

«Использовать в  британском кораблестроении железо, изготовленное по способу Корта и Джелликоя».

  Да, это надо уметь, примазываться к славе других людей! Хитрый Джелликой оставил свою фамилию в истории, пусть и таким  нелицеприятным образом. 

  Корт хотя и потерял самостоятельность в действиях, очень надеялся, что обеспечил себе будущее.  Удар судьбы был как гром среди ясного неба. В августе 1789 года совершенно неожиданно скончался Абрахам Джелликой. Вскоре раскрылось, что 27 тысяч фунтов стерлингов, что  казначей вручил Корту для развития производства, были взяты им из государственной казны.

  На производство «Корт и Джелликой»  наложили арест.  Были конфискованы и патенты на производство железа, определив их  стоимость в 100 фунтов.  Генри Корт в один миг превратился в нищего. В  семье Корта к этому времени насчитывалось 12 детей.

 В мае 1790 года  Корт пишет письмо в английский парламент:

«Мой способ получения железа распространился по всей Англии. Я предлагаю взимать налоги с владельцев  заводов, производящих пудлинговое железо и таким образом вернуть в казну растраченные деньги».

   Но ответа Корт так и не дождался. Единственное, что у Корта  осталось, это старая кузница. Его семья перебивалась с хлеба на воду. Жизнь была просто невыносимой, но он не отчаивался.

   «Гениальность – это, прежде всего,  выдающаяся способность быть за все в ответе,  – писал Томас  Карлейль.(11)  –  Гении – наши настоящие люди, наши великие люди, вожди тупоумной толпы, следующей за ними, точно повинуясь велениям судьбы. Они обладали редкой способностью не только «догадываться» и «думать», но знать и верить. По натуре они склонны были жить, не полагаясь на слухи, а основываясь на определенных воззрениях. В то время как другие, ослеплённые одной наружной стороной вещей, бесцельно носились по великой ярмарке жизни, они рассматривали сущность вещей и шли вперед как люди, имеющие перед глазами путеводную звезду и ступающие по надежным тропам. Сколько есть в народе людей, которые вообще могут видеть незримую справедливость неба и знают, что она всесильна на земле. Всемогущая небесная сила посылает нам все новых и новых людей, имеющих сердце из плоти, не из камня, а тяжёлое несчастье, и так уже довольно тяжёлое, окажется учителем людей!»

– Мое богатство состоит в том, что я делаю, – говорил Корт, –  а не в том, что я имею.

  Через год он  пишет ещё одно письмо:

«Выплавка железа в Англии достигла 50 тысяч тонн в год. Прошу возместить ущерб, причинённый казне и восстановить мои патенты».

  На этот раз Корт получил короткий ответ:

«Нет!»

   Английская корона и промышленники обогатились за счёт Корта. Хищение Абрахама Джелликоя стало причиной, чтобы игнорировать его имя.  Тем не менее, Сэмюэлю Джелликою вернули завод,  он стал единственным владельцем. Естественно, о своём  компаньоне он и не вспомнил.

  Но Корт продолжал забрасывать парламент письмами. Одно такое письмо в 1794 году попало в руки короля Георга. Он проявил снисходительность.

«Предоставить Генри Корту государственную пенсию в размере 160  фунтов».

   Не в месяц, а одной суммой  ежегодно. Как было прожить многодетной семье на  160 фунтов, король просто не подумал.  Это  в то время, когда личный вклад Генри Корта в английскую металлургическую промышленность стал известен во всём мире. Никто уже не оспаривал его причастность к техническому прогрессу, который произошёл в производстве стали.

   Умер Генри Корт в мае 1800 года в полной нищете.  

   Георгу III  было не до изобретателя. В 1800 году уже второй  раз была разбита антифранцузская коалиция против наполеоновской Франции.  Первый раз это случилось в 1798 году.

   А металлургия в Англии  наращивала свою мощь.

    Применение каменного угля на  металлургических заводах в 1804 году значительно увеличилось, а производительность  труда возросла в 10 раз.

Не рождается зло от добра и обратно... 
Различать их нам взгляд человеческий дан!

Бог даёт, Бог берёт – вот и весь тебе сказ, 
Что к чему –  остаётся загадкой для нас.

Омар Хаям

 

(1) Уильям Питт-младший (1759 – 1806) – английский политический деятель, сын Уильяма Питта Старшего, в отличии от отца представлял партию тори. На протяжении 20 лет был премьер-министром Великобритании. Надорвал здоровье на государственной службе. Умер в 46 лет, перед этим успел сказать: «Моя страна! Как я покину тебя!» Парламент похоронил его за общественный счёт и оплатил долги – 40000 фунтов стерлингов.

(2)  Кароль Ижиковский (1873-1944) – польский журналист, критик

(3)Джон Кей (1774 -1764) – английский изобретатель, занимался изготовлением деталей для ткацких станков. Первый патент получил в 1730 году. Умер во Франции.

(4) Джеймс Харгривс (1720-1778) – английский изобретатель.  Умер Харгривс в Ноттингеме 22 апреля 1778 года.

(5) Блэкберн –  старинный   английский текстильный  город в  графстве Ланкашир.

(6) Ноттингем – город в графстве Ноттингемшир, основан в VI  веке. Связан с возникновением легенды О Робин Гуде, так как по преданию в Шервурдском лесу он промышлял с шайкой разбойников. К северу от центра города тропа ведёт к дому поэта Байрона, который находится в 18 км. от Ноттингема.

 (7)  Сэр Ричард Аркрайт (1732-1792) –крупный английский текстильный промышленник, изобретатель, владелец многих патентов в области прядения. Считается родоначальником промышленного способа производства.

(8) Эдмунд Картрайт (1748 – 1823) –английский изобретатель, известен как поэт и агроном. По окончании Оксфордского университета (1764) стал пастором (сельским священником). В 1785 году  взял патент на изобретённый им ткацкий станок с ножным приводом; челнок станка перегонялся вручную. На этом станке, усовершенствованном в 1786 году Картрайту  удалось соединить все основные операции ручного ткачества. Станок Картрайта получил широкое применение после усовершенствований, внесённых другими  изобретателями (1813 и 1822).

  (9) Джеймс Уатт (1736 -1819) – шотландский инженер, изобретатель-механик. Член Эдинбургского королевского общества (1784), Лондонского королевского общества  (1785), Парижской академии наук (1814). Почётный доктор права университета Глазго (1806). Работы Уатта положили начало  промышленной революции в Англии, а затем и во всем мире.

(10)  Генри Корт(1740-1800) – английский металлург, изобретатель, родился в семье каменщика. Работал в  Лондоне судовым агентом Королевского флота. Умер нищим в 1800 году.

(11)  То́мас Ка́рлейль  (1795-1881) – британский писатель, публицист, историк и философ шотландского происхождения,  автор многотомных сочинений «Французская революция» (1837)


© Copyright: Анна Магасумова, 2014

Регистрационный номер №0215786

от 19 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0215786 выдан для произведения:

История девятая. Алмаз в красном

 

Ч.3  В лучах открытий долгожданных

 

Богатство мира – в оригинальных людях.

То́мас Ка́рлейль  

 

В лучах открытий долгожданных

Видны страданья прошлых мук.

Григорий Александров

 

От неудач к новым свершениям

    Поражение  в  войне  с английскими колониями повлияло  на  перемену общественного мнения. До этого большинство  британцев  достаточно равнодушно относились к многочисленным нарушениям, допускаемых Георгом III. Он самовластно распоряжался  государственными должностями, портфелями министров и  церковными имуществами.  

   О  деспотизме короля  раньше писали и говорили  только виги.  Теперь  деспотом короля  называли все.  Англичане собирались  на митингах и провозглашали:

– Требуем правильных выборов!

    Центром, объединявшим противников  самовластья Георга III, стала Палата Общин, где заседали в основном виги. Это было единственным местом в Великобритании, куда не мог  войти король. Эту традицию ввели депутаты после того, как в 1642 году король Карл I попытался арестовать пятерых членов Палаты Общин за антироялистские взгляды.

  Король так переживал потерю власти и постоянно твердил:

  Меня называют деспотом? Требуют выборов?

  Обычно очень собранный, он ходил потерянный из угла в угол в своих покоях. И наконец, решительно заявил:

Я отрекусь  от  престола  и  уеду в  Ганноверское курфюршество. 

 Но эта угроза не произвела на  англичан никакого впечатления. И Георг вынужден был смириться. 

– Терпение, мой король, только терпение, – советовал ему оставшийся верным Георгу  Фредерик Норт. – Я вас не оставлю.

    Норт

   В 1783 году Норт заключил союз с вигами во главе с Фоксом и вернулся в правительство.   И только ухудшающееся зрение заставило его  через три года окончательно отойти от активной политической  деятельности. 

   В 1784 году во главе правительства встал Уильям Питт-младший.(1)  Он держал себя по отношению  к королю  почтительно, но  твёрдо. К власти в парламенте пришли тори.  Георгу на  много лет  пришлось смириться  с  властью Питта Младшего. 

  Георг видел себя как бы со стороны – Уильям был старше короля всего на один год.  Впервые Питт возглавил кабинет в 25 лет и стал самым молодым премьер-министром Великобритании  за всю историю страны. 

  Питт Младший, так же как Георг работал над государственными делами и днём, и ночью. В Англии начинается период процветания и материального прогресса. 

  Жизнь не стоит на месте. Даже неудачи  подталкивают к новым свершениям. Голубому бриллианту Око Бхайравы  было интересно наблюдать за последующими событиями в Великобритании,  благо его осколков – «глаз» было ой как много!

    Подъём в экономике,  технические новшества – всё это было так неожиданно и непривычно для меланхоличного Георга III . Он не успевал следить  и тем более контролировать происходящие изменения, что вызывало у него  резкие перепады настроения и  внутреннее беспокойство.  Казалось, что он предчувствовал что-то, а что, никак не мог понять.

  Но всё по порядку.

   Начало промышленного переворота

    Мало что изобрести – нужно ещё, чтобы кто-то оценил изобретение и хотя бы украл его.

Кароль Ижиковский(2)   

   Потеря английских колоний, как рынков сбыта  привели к дальнейшему разграблению Индии. Оттуда вывозилось  золото и  драгоценные камни, что привело к  значительному росту богатства английской буржуазии и чиновников.

   Разбогатевшие  предприниматели вкладывали свои капиталы в мануфактуры. В них широко начинает применяться разделение труда: каждый рабочий в совершенстве овладевал одной, нередко мельчайшей операцией.

   Изобретатели – рабочие и мастера пришли к  мысли, что руку человека можно  заменить  машиной.  Появились новые инструменты и механизмы. В стране намечается промышленный переворот, положивший начало переходу  в экономике от мануфактуры к фабрике. 

    Одним из самых важных  изобретений стало усовершенствование ткацкого станка.

   Джон Кей, (3)  работавший раньше ткачом, а потом механиком, ещё в 1733 году  изобрёл  летучий челнок. Это позволило изготовлять более широкую ткань.  У  станка теперь работал только один человек, а не двое и челнок двигался быстрее. Это увеличило производительность труда в 2 раза, а значит   хлопчатобумажных  и шерстяных   тканей производилось больше.

    Но  вот беда,  ускорение производства  создало нехватку пряжи.  Возникла острая необходимость усовершенствования процесса прядения. 

    Как  говорится, стоит только потянуть за ниточку, и появятся новые проблемы. Встал вопрос о создании прядильной машины.  Эту задачу решил  Джеймс Харгривс. (4)    

   Он  работал  плотником и ткачом на  обычном ручном станке на ткацкой мануфактуре в городе Блэкберн.(5) С начала 1760-х годов   Англию стали завозить дешёвые индийские ткани, борясь с конкуренцией  и как  истинный англичанин, Харгривс задумался над  усовершенствованием прядильных устройств. В 1765 году он  соорудил механическую прялку, но это лишь незначительно ускорило процесс прядения.

   Однажды к Харгривсу в цех пришла жена с пятилетней дочерью Дженни. Принесла мужу обед, так как  он, собираясь утром на работу, забыл котомку, которую ему собрала жена.  Последнее время  Джеймс  был очень рассеянным, его  занимали мысли о новом станке.

  Харгривс отвлёкся, и тут любопытная Дженни опрокинула прялку.  Девочка так испугалась, что заплакала.  Мать бросилась к дочери,  а Харгривс увидел, что  одно колесо прялки продолжает крутиться, а веретено  по-прежнему прядёт пряжу, находясь не в вертикальном, а горизонтальном положении.

   Это толкнуло Харгривса на создание механической прялки, которую он назвал  в честь дочери «Дженни».  На этой машине один работник мог ткать полотно из нескольких разных нитей – шерстяных, хлопковых и льняных.

прялка "Дженни"

  Прялка «Дженни»  представляла собой механизм, обеспечивавший одновременное вытягивание и скручивание нити.  Прялка приводилась в движение одним рабочим и производила в шесть раз больше пряжи, чем обыкновенная прялка за то же время.  Производительность труда прядильщика возросла в 18-20 раз.  Каждая новая прялка такого типа лишала работы как минимум пять прядильщиков.

    Харгривс успел продать несколько экземпляров своей машины, однако это вызвало сильное недовольство местных ткачей.  В  1768 году они разгромили дом изобретателя и сломали оборудование. Хорошо, что ни жена, ни дочь не пострадали.

   Тогда   Харгривс с семьёй  был вынужден  переехать  в  Ноттингем(6). В этом старинном городе он  совместно с владельцем ткацкой мануфактуры Томасом Джеймсом, заинтересовавшимся  новой прялкой,  построил небольшую ткацкую фабрику. В 1770 году Харгривс получил патент на свое изобретение и  стал одним из первых фабрикантов.

    Но прялку «Дженни» нужно было приводить в движение. Пока это достигалось за счёт силы мускулов рабочего, поэтому дальнейший рост производительности труда был ограничен. Необходимо было искать  более мощные источники энергии.

   В 1771 году  предприимчивый  Ричард Аркрайт (7)   основал предприятие, где машины, подобные прялке «Дженни», приводились в движение при помощи водяного колеса. Это уже была не мануфактура, а первая в истории фабрика – промышленное предприятие, где основные операции осуществляются машинами.

   Ричард Аркрайт родился в многодетной семье портного Томаса Аркрайта – главы союза ремесленников Престона.  Ричард был младшим из 13 детей и из-за недостатка средств не  ходил в школу. Читать и писать его учила двоюродная сестра Элиза.

  Он занимался с большим рвением, использовал для занятий любую свободную минуту, отец пытался привлечь  мальчика  к своему делу.

 – Я вырасту и стану богатым, – столько раз мысленно повторял эту фразу маленький  Ричард.

   Ремесло портного его не интересовало, но он научился делать причёски, сначала Элизе, потом своим старшим сёстрам.

– Ричи! Как у тебя это хорошо получается, – восхищались они.

  Сёстры и уговорили отца отдать мальчика  в ученики к   парикмахеру Киркхаму.  Через несколько лет Ричард  становится  самым модным  мастером. К молодому парикмахеру начинают записываться в очередь.  Кирхейму это не нравится. Он злится:

– Этот мальчишка переманил к себе всех моих  постоянных клиентов!

   Ричард это видит и уходит от своего учителя. Но прежде всего он поблагодарил его.

– Сэр! Огромное спасибо вам за заботу обо мне, – сказал  юноша. – Всё, чего я достиг, это результат вашего труда.  Я всем буду рассказывать, какой вы хороший учитель!

  Так Ричард решил не настраивать против себя человека, который  помог ему найти себя и своё дело в жизни, как он считал. 

  К тому же скопилась небольшая сумма денег и 18-летний Ричард открывает собственную парикмахерскую  в Болтоне. Здесь он сделал первое своё изобретение – водостойкую краску для париков. Краску хорошо раскупали. Но тут у него появилось новое увлечение: механика.

   Совсем недавно Ричард  женился, очень удачно,  как считал он. Девушку звали Кейт, она искусно вязала, и Ричард задумал усовершенствовать  процесс прядения. В 1769 году он изобрёл прядильную машину «Waterframe»  и зарегистрировал на неё патент.

   Женившись во второй раз на богатой наследнице, Аркрайт нашёл двух партнёров, с помощью которых  организовал в Кромфорде  промышленное применение «Waterframe».  На фабрике  было установлено несколько тысяч веретён и работало до 300 человек. Рабочие здесь управляли   машинами, подавали сырьё (хлопковую вату), собирали и паковали готовую продукцию.

  Аркрайт объединил в единое целое источники энергии, станки, недорогой труд и новое для своего времени сырье – хлопок –  что позволило ему впервые в истории создать  массовое производство пряжи. Фабрика Аркрайта в Кромфорде считается первой в мире фабрикой современного типа.

     Кромфорд

  Для того времени это было экспериментом:  ряд связанных между собой зданий, вытянутых вдоль обрыва, использование силы воды из небольшого ручья Бонсолл-Брук и пруда Кромфорд.

   Для привлечения молодых  сильных рабочих, которые так необходимы новому производству,  Аркрайт строит дома для них и их родителей.

   Эта идея была повторно использована для строительства второй фабрики в Кромфорде в 1776—1777 годах. Таким образом, была сформирована концепция индустриальной общины, которая затем многократно повторялась в других поселениях долины.

Это интересно

    По приказу английского адмиралтейства с 1776 года при производстве канатов для военного флота в них должна вплетаться красная нить, чтобы её нельзя было удалить даже из небольшого куска каната. По всей видимости, эта мера была призвана сократить воровство канатов. Отсюда происходит выражение «проходить красной нитью» о главной мысли автора на протяжении всего литературного произведения, а первым его употребил Гёте в романе «Родственные натуры».

 

    В  1784 году  фабрику Ричарда Аркрайта  посетил  Эдмунд  Картрайт. (8)  Он так заинтересовался  прядильным и ткацким делом, что  пошёл дальше и изобрёл  чесальную машину с  паровой обработкой волокнистых веществ, а также паровую машину, в которой вместо паров воды действовали пары алкоголя.

   4 апреля 1785 года Картрайт получает патент на механический ткацкий станок с ножным приводом.   50 английских фабрикантов подают в парламент ходатайство:

«Ткацкий станок Эдмунда  Картрайта повысил производительность труда ткача в 40 раз.  Просим достопочтимых парламентариев найти средства для  награждения  изобретателя».  

   Парламент принимает решение, его поддерживает и Георга III:

«Предоставить Эдмунду Картрайту, выдающемуся изобретателю  денежное вознаграждение в размере 10 тысяч  фунтов стерлингов».

     Это позволило  Картрайту в 1785  году   построить  в Донкастере (Йоркшир) фабрику на 20 станков. Через 20 лет в Англии было уже 150 фабрик, и они постепенно вытесняли мануфактуру.

   Окончательный  переход от мануфактуры к фабрике произошёл тогда,  когда  был изобретён двигатель, который можно было использовать в любом месте, не только на берегу реки. Таким двигателем стала паровая машина.  Её создал и усовершенствовал  к 1784 году механик Джеймс Уатт.(9)  

    Уатт не получил инженерного образования.  Он занимался в начальной и средней школе с большими перерывами. Одноклассники  считали его тупым.    А Джеймс  был  просто тихим, болезненным, но  начитанным мальчишкой, очень наблюдательным и аккуратным, любящим размышлять и мастерить.

    В 13 лет на удивление   прежних насмешников у Джеймса проявились математиче­ские способности,   и он неожиданно вышел  в число первых учеников. Мальчик умел пользо­ваться многими инструментами, освоил даже литейное дело. 

    Находясь в гостях у своего дяди — профессора древних языков уни­верситета в Глазго, Уатт начал проводить опыты по химии и физике. Очень любил работать один, в тишине, спокойно и неторопливо обдумывать всё, что сделал, проверять свои мысли  опытным путём.

     В 19 лет Уатт  отправился в Лондон и там поступил учеником в мас­терскую по изготовлению  навигационных инструментов. Через год юноша вернулся в Глазго, а затем стал мастером-инструментальщиком при уни­верситете.

    В 1764 году один из университетских профессоров поручил Уатту отре­монтировать модель паровой машины Ньюкомена. Знакомство с этой не­совершенной моделью натолкнуло Уатта на мысль создать иную машину, и началась работа.

    «Субботний день (1765 года) был чудесен, и я отпра­вился на прогулку,— вспоминал потом Уатт.— Все мои мысли были со­средоточены на решении занимавшей меня проблемы. Подошёл к дому пастуха, и в этот момент в голове у меня мелькнула мысль: поскольку пар является эластичным телом, он ринется в вакуум. Если между ци­линдром и выхлопным устройством будет существовать соединение, то пар проникнет туда. Именно там его можно будет конденсировать, не ох­лаждая при этом цилиндра... Когда я дошел до Гольфхауза, в моей голове сложилось полное представление о том, что необходимо было сде­лать».

   Уатт построил свою модель паровой машины. Вот так, во время прогулки была решена проблема.

   Когда Джеймс Уатт продвигал на рынке свою паровую машину, ему потребовалось наглядно представить её преимущество над традиционными источниками энергии. Он рассчитал, сколько в среднем в минуту поднимает груза обычная лошадь, приводя в действие водяной насос, и обозначил эту единицу мощности как лошадиную силу. Тогда мощность паровых машин, выраженная в лошадиных силах, сразу стала обозначать, во сколько раз машина эффективнее лошади.

   Джеймс Уатт обратился к предпринимателю Мэтью Боллотону, вместе они создали  предприятие Bolloton&Watt.

   Паровая машина Уатта более чем на 100 лет стала основным двигателем. Её модно было использовать в любом месте и в любых целях – везде, где требовалось приводить в движение механизм.  Это был, по словам Карла Маркса, «универсальный двигатель крупной промышленности».

   Возникновение машиностроительного производства увеличило потребность в металле и металлических изделиях, что дало мощный толчок развитию металлургии. В течение XVIII века была разрешена  проблема массового производства чугуна, а затем и железа на каменном угле.

    В 1785 году  Генри Корт(10) изобрёл способ производства чистого железа путём пудлингования – перемешивания кокса в расплавленном  чугуне для выжигания из него углерода.  В результате каменный уголь стали добывать не только для отопления, но и для промышленных целей. 

   Добыча угля стала одной из главных отраслей хозяйства.  Англия стала превращаться из сельскохозяйственной страны в страну промышленную.

Фабрика «пожирает» своих  владельцев. Судьбы изобретателей.

  В 1786 году Аркрайт был возведён в рыцари и получил право называться «сэром».  С 1790 года он перестроил свои прядильные машины под паровые двигатели. Помимо прядильной машины Аркрайт изобрёл ещё несколько других технических устройств и станков, повысивших эффективность текстильной продукции.

    Несмотря на патент, чертежи прядильной машины Аркрайта были скопированы немцем Иоганном Готфридом Брюгельманном, что положило начало промышленной революции   на европейском материке.

   Слава Аркрайта была омрачена обвинениями в воровстве чужих изобретений. Целый ряд судебных процессов показал, что все запатентованные им машины не были в действительности им изобретены.

   Так, оказалось, что прядильную ватермашину изобрел часовщик Джон Кэй, который был помощником Аркрайта, он же выступил и обвинителем. 

  Все патенты Аркрайта были аннулированы, но дело в том, что патенты были выданы сроком на 14 лет, а к этому времени срок истёк. Аркрайт просил парламент о продлении его прав, но получил отказ.

Один суд  он выиграл. Аркрайту были возвращены судебные издержки в размере...шиллинга! Хотя именно такую сумму он затребовал.

  Тем не менее, Аркрайт уже стал одним из самых богатых английских фабрикантов.  После смерти  его наследство составило 500 тысяч фунтов стерлингов.

   Харгривс начинал с нуля, своим наследникам оставил более 7 тысяч фунтов стерлингов.

Недавно обнаруженные свидетельства говорят о том, что Харгривс только усовершенствовал изобретение Аркрайта.

  Имя  Уатта  (англ. Watt) осталось в истории.   Единица мощности была названа  Ватт. Это был первый в истории техники случай присвоения собственного имени единице измерения.

       За несколько лет до смерти английское правительство за заслуги перед родиной решило присвоить Уатту  баронский  титул, однако он отклонил и  это предложение.

Что богатство? Оно уничтожается в день

По желанию тирана или рока.

Что мне титул?  – могущества живая тень,

Только славы я жажду!

    29 мая 2009 года  Банк Англии объявил, что будет выпущена банкнота в 50 £ (евро)  с изображением Уатта и Боллтона.   Банкнота выпущена и находится в обращении.

   Судьба Генри Корта  оказалась очень печальна.   Сначала работа агентом Королевского флота  принесла ему небольшое состояние.  Корт женился на красивой и богатой девушке, был полон радужных надежд.  Но всё вышло иначе.

   Корт занимался заказами на поставки железа из России и Швеции. Его беспокоило, что английское железо обладает низким качеством, чем зарубежное. В 1775 году оставил службу и занялся металлургией.  Корт купил поместье в графстве Хэмпшир, сначала построил  кузницу, а затем – железоделательный завод, где получил чистое железо из каменного угля.

   Морское ведомство  в 1787 году объявило, что качество железа Корта самого лучшего качества, чем  шведское.  Контрольная комиссия того же ведомства рекомендовало:

«Применять железо Генри Корта для якорей и всех железных изделий, используемых в морском деле».

   Это был грандиозный успех. Корт получил патент на своё изобретение.  Стали поступать заказы.  Однако,  нужны были средства для расширения производственных мощностей, а все свои деньги – более 20 тысяч фунтов стерлингов – Корт потратил.  Он задумался:

– У кого можно получить ссуду?

    Такой человек нашёлся. Это был Абрахам Джелликой – казначей Морского ведомства, человек состоятельный, но очень хитрый.  Джелликой пригласил Корта    в министерство.  Секретарь провёл посетителя в кабинет.

   Джелликой поднялся навстречу. Это был ещё не старый человек с  роскошной  седой шевелюрой.  Улыбка осветила широкое лицо. Глядя на казначея  со стороны, можно было подумать, что Корт пришёл не просить деньги, а принёс их.

  – Не желаете ли  портвейну, – предложил Джелликой.

Корт покачал головой, ему было не до этого.

– А я выпью  стаканчик.

  Джелликой  налил себе портвейна и присел  за отдельный столик.

– Присаживайтесь, – обратился он к Корту. –   Итак, приступим к делу.

Попивая портвейн, Джелликой сухим и размеренным голосом  продолжал:

– Вы даже не представляете! Мне пришлось сильно потрудиться, убеждая комиссию в преимуществах вашего способа производства железа.

Джелликой лукавил, ведь железо Корта уже было предложено для производства.

– Но мне  это удалось!

 Джелликой отставил пустой стакан и растянул губы в подобие улыбки.

– В настоящее время есть заказы,  которые, безусловно, принесут прибыль, но если вы хотите их выполнить, – Джеликой  посмотрел на Корта.

  Корт обратил внимание, что  серые глаза казначея  приобрели цвет  стали. Это был взгляд хищника.

– Если Мы, – Джелликой остановился и  сделал удар на «мы», – хотим  выполнить эти заказы, придётся расширить завод в Портсмуте. В противном случае, эти заказы получат другие.

 – Как же так,   – попытался возразить Корт, – только у меня патент на производство железа.

– Какой вы наивный человек, –  усмехнулся Джелликой.

«Действительно, наивный,  – подумал он. –  Такого обвести вокруг пальца ничего не стоит».

  Корт стал раскладывать бумаги – технический проект нового завода.

– Вот, посмотрите! У меня всё рассчитано!

Но Джелликой только делал вид, что ему интересно. Только когда Корт стал говорить о затратах и производительности,  казначей оживился.

– С помощью цифр доказать можно всё что угодно,– пробормотал он и стал  в уме подсчитывать, сколько прибыли  получит.

  Через   несколько минут  хитрый  Джелликой  произнёс:

– Итак, вам потребуется минимум 25 тысяч фунтов стерлингов.

  Генри обрадовался такой сумме.

–  Хм, –  усмехнулся Джелликой, стараясь спрятать ухмылку.  –  Обмануть и обсчитать этого изобретателя  будет не трудно. 

  Он продолжал лихорадочно думать, что же предпринять.

– Я дам вам 27 тысяч фунтов стерлингов!

   Лицо Корта просветлело, он не ожидал такой щедрости. Если бы знал, чего всё это будет стоить на самом деле! Но тут же Джелликой его огорошил.

– Я дам вам деньги, только на следующих условиях. Во-первых, мой сын Сэмюель станет вашим компаньоном.

  Казначей  загнул мизинец –   палец на левой руке.  Джелликой прекрасно знал, что сын ему под стать, такой же проныра, когда дело касается прибыли. Уж поистине главный орган тела Джелликоя, незыблемая основа, на которой держалась его  душа,  –  это кошелек. Не мог он просто так отдать  деньги.

– Во- вторых, сын  получит 50% прибыли.

Джелликой  загнул другой палец,  и намного тише, заглядывая Корту в глаза, сказал:

–В -третьих, ваши патенты переписываете на моё имя.

Корту показалось, что он ослышался.

– Что вы сказали?  Я не ослышался?

– Вы переписываете патенты на моё имя, – произнёс Джелликой уже намного громче и увереннее.

Корт сглотнул слюну, во рту стало сухо. Он лихорадочно стал думать:

 –  Что же делать? Что делать?

– Поверьте, так будет проще и для вас и для меня,  –  стал убеждать Корта этот хитрый лис. –  Деньги у меня есть, но я  не могу, используя своё влияние,  просить  землю в аренду под строительство завода  для чужого мне человека.

– Наверное, он прав, – думал Корт.

А Джелликой продолжал льстивым, слащавым голосом:

–  Через 10-15 лет производство наберёт силу, и я отдам вам ваши патенты!

   Корт вынужден был согласиться. Застой в производстве  означал большие потери для Англии. Он уже не думал ни о славе, ни  о  прибыли.

   Ах, и хитрец! Такого даже Око Бхайравы не придумал бы. Голубой бриллиант как щедро одаривал, так и открыто мстил.  А что вы думали? Джелликой давно уже работал казначеем, и никто ещё не заподозрил его в растрате государственных средств.

   Железо получалось путём плавления чугуна при температуре 1200-1500 градусов,  металл приобретал огненно красный цвет,  любимый цвет Ока Бхайравы, лишь потом остывал.

  Так что же было дальше? В апреле 1789 года Морское ведомство  опубликовало распоряжение:

«Использовать в  британском кораблестроении железо, изготовленное по способу Корта и Джелликоя».

  Да, это надо уметь, примазываться к славе других людей! Хитрый Джелликой оставил свою фамилию в истории, пусть и таким  нелицеприятным образом. 

  Корт хотя и потерял самостоятельность в действиях, очень надеялся, что обеспечил себе будущее.  Удар судьбы был как гром среди ясного неба. В августе 1789 года совершенно неожиданно скончался Абрахам Джелликой. Вскоре раскрылось, что 27 тысяч фунтов стерлингов, что  казначей вручил Корту для развития производства, были взяты им из государственной казны.

  На производство «Корт и Джелликой»  наложили арест.  Были конфискованы и патенты на производство железа, определив их  стоимость в 100 фунтов.  Генри Корт в один миг превратился в нищего. В  семье Корта к этому времени насчитывалось 12 детей.

 В мае 1790 года  Корт пишет письмо в английский парламент:

«Мой способ получения железа распространился по всей Англии. Я предлагаю взимать налоги с владельцев  заводов, производящих пудлинговое железо и таким образом вернуть в казну растраченные деньги».

   Но ответа Корт так и не дождался. Единственное, что у Корта  осталось, это старая кузница. Его семья перебивалась с хлеба на воду. Жизнь была просто невыносимой, но он не отчаивался.

   «Гениальность – это, прежде всего,  выдающаяся способность быть за все в ответе,  – писал Томас  Карлейль.(11)  –  Гении – наши настоящие люди, наши великие люди, вожди тупоумной толпы, следующей за ними, точно повинуясь велениям судьбы. Они обладали редкой способностью не только «догадываться» и «думать», но знать и верить. По натуре они склонны были жить, не полагаясь на слухи, а основываясь на определенных воззрениях. В то время как другие, ослеплённые одной наружной стороной вещей, бесцельно носились по великой ярмарке жизни, они рассматривали сущность вещей и шли вперед как люди, имеющие перед глазами путеводную звезду и ступающие по надежным тропам. Сколько есть в народе людей, которые вообще могут видеть незримую справедливость неба и знают, что она всесильна на земле. Всемогущая небесная сила посылает нам все новых и новых людей, имеющих сердце из плоти, не из камня, а тяжёлое несчастье, и так уже довольно тяжёлое, окажется учителем людей!»

– Мое богатство состоит в том, что я делаю, – говорил Корт, –  а не в том, что я имею.

  Через год он  пишет ещё одно письмо:

«Выплавка железа в Англии достигла 50 тысяч тонн в год. Прошу возместить ущерб, причинённый казне и восстановить мои патенты».

  На этот раз Корт получил короткий ответ:

«Нет!»

   Английская корона и промышленники обогатились за счёт Корта. Хищение Абрахама Джелликоя стало причиной, чтобы игнорировать его имя.  Тем не менее, Сэмюэлю Джелликою вернули завод,  он стал единственным владельцем. Естественно, о своём  компаньоне он и не вспомнил.

  Но Корт продолжал забрасывать парламент письмами. Одно такое письмо в 1794 году попало в руки короля Георга. Он проявил снисходительность.

«Предоставить Генри Корту государственную пенсию в размере 160  фунтов».

   Не в месяц, а одной суммой  ежегодно. Как было прожить многодетной семье на  160 фунтов, король просто не подумал.  Это  в то время, когда личный вклад Генри Корта в английскую металлургическую промышленность стал известен во всём мире. Никто уже не оспаривал его причастность к техническому прогрессу, который произошёл в производстве стали.

   Умер Генри Корт в мае 1800 года в полной нищете.  

   Георгу III  было не до изобретателя. В 1800 году уже второй  раз была разбита антифранцузская коалиция против наполеоновской Франции.  Первый раз это случилось в 1798 году.

   А металлургия в Англии  наращивала свою мощь.

    Применение каменного угля на  металлургических заводах в 1804 году значительно увеличилось, а производительность  труда возросла в 10 раз.

Не рождается зло от добра и обратно... 
Различать их нам взгляд человеческий дан!

Бог даёт, Бог берёт – вот и весь тебе сказ, 
Что к чему –  остаётся загадкой для нас.

Омар Хаям

 

(1) Уильям Питт-младший (1759 – 1806) – английский политический деятель, сын Уильяма Питта Старшего, в отличии от отца представлял партию тори. На протяжении 20 лет был премьер-министром Великобритании. Надорвал здоровье на государственной службе. Умер в 46 лет, перед этим успел сказать: «Моя страна! Как я покину тебя!» Парламент похоронил его за общественный счёт и оплатил долги – 40000 фунтов стерлингов.

(2)  Кароль Ижиковский (1873-1944) – польский журналист, критик

(3)Джон Кей (1774 -1764) – английский изобретатель, занимался изготовлением деталей для ткацких станков. Первый патент получил в 1730 году. Умер во Франции.

(4) Джеймс Харгривс (1720-1778) – английский изобретатель.  Умер Харгривс в Ноттингеме 22 апреля 1778 года.

(5) Блэкберн –  старинный   английский текстильный  город в  графстве Ланкашир.

(6) Ноттингем – город в графстве Ноттингемшир, основан в VI  веке. Связан с возникновением легенды О Робин Гуде, так как по преданию в Шервурдском лесу он промышлял с шайкой разбойников. К северу от центра города тропа ведёт к дому поэта Байрона, который находится в 18 км. от Ноттингема.

 (7)  Сэр Ричард Аркрайт (1732-1792) –крупный английский текстильный промышленник, изобретатель, владелец многих патентов в области прядения. Считается родоначальником промышленного способа производства.

(8) Эдмунд Картрайт (1748 – 1823) –английский изобретатель, известен как поэт и агроном. По окончании Оксфордского университета (1764) стал пастором (сельским священником). В 1785 году  взял патент на изобретённый им ткацкий станок с ножным приводом; челнок станка перегонялся вручную. На этом станке, усовершенствованном в 1786 году Картрайту  удалось соединить все основные операции ручного ткачества. Станок Картрайта получил широкое применение после усовершенствований, внесённых другими  изобретателями (1813 и 1822).

  (9) Джеймс Уатт (1736 -1819) – шотландский инженер, изобретатель-механик. Член Эдинбургского королевского общества (1784), Лондонского королевского общества  (1785), Парижской академии наук (1814). Почётный доктор права университета Глазго (1806). Работы Уатта положили начало  промышленной революции в Англии, а затем и во всем мире.

(10)  Генри Корт(1740-1800) – английский металлург, изобретатель, родился в семье каменщика. Работал в  Лондоне судовым агентом Королевского флота. Умер нищим в 1800 году.

(11)  То́мас Ка́рлейль  (1795-1881) – британский писатель, публицист, историк и философ шотландского происхождения,  автор многотомных сочинений «Французская революция» (1837)


Рейтинг: +4 345 просмотров
Комментарии (8)
Natali # 20 мая 2014 в 11:41 0
ЗАМЕЧАТЕЛЬНО.. ТЫ МОЛОДЦА ЧТО ДЕЛАЕШЬ ТАКИЕ ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Анна Магасумова # 20 мая 2014 в 21:50 0
Спасибочки! 5min
Денис Маркелов # 24 мая 2014 в 16:01 0
Очень познавательно Не каждому дано делать исторические события понятными и интересными
Анна Магасумова # 24 мая 2014 в 19:01 0
Спасибо, Денис за такую оценку.
Максим Железный # 25 мая 2014 в 22:11 0
ИНТЕРЕСНО. ЛЮБЛЮ, ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОПИСАНИЕ ИСТОРИИ. СПАСИБО, АННА. big_smiles_138 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Анна Магасумова # 25 мая 2014 в 23:05 0
Тая Кузмина # 29 мая 2014 в 00:41 0
Анечка, это яркий и увлекательный экскурс в прошлое.
Пишешь потрясающе интересно.
Оформление шикарное!!!

38 buket7
Анна Магасумова # 29 мая 2014 в 08:52 0
Спасибо за трогательные слова.Я очень хочу, чтобы было интересно.