ГлавнаяПрозаЭссе и статьиПублицистика → Цветное полотно судьбы

Цветное полотно судьбы

19 апреля 2019 - Зинаида Маркина
Цветное полотно судьбы

Это история началась в конце двадцатых годов прошлого века. Ананий Батушанский влюбился в красавицу Аннушку, да так, что не мог без нее жить. Сначала Анна не отвечала взаимностью, но он был настойчив. В результате возникла в городе Одессе новая дружная семья. Ананий работал на заводе КИНАП, Анна вела домашнее хозяйство, так пожелал муж. Семья жила в доме, двор которого был колодцем, там постоянно обитали дети жильцов, вечерами из окон внутри колодца раздавались голоса мам и бабушек, зовущих детей домой. У Анания и Анны родилась героиня этого очерка – Фрида, а через семь лет вторая дочка Берта.
Фрида все свободное время проводила во дворе, где у девочки было много друзей. Она была стеснительной, но придумщицей, с ней не было скучно.
- Фьидочка, Фьидочка, - обычно кричала бабушка Бася, зазывая домой старшую внучку.
И девочка нехотя шла домой. Потому что вся интересная детская жизнь проходила в этом небольшом замкнутом дворе. Так продолжалось до самой войны.

Наше время

С Фридой Ткач я познакомилась лет 15 назад. Доброе милое лицо, обычно улыбчивое, карие умные глаза. Она пела в ансамбле «Мелодия», которым руководил аккордеонист и композитор Владимир Слуцкий. Для этого ансамбля писала стихи для песен моя подруга – поэт Ада Ничпальская. Вскоре и я стала автором нескольких стихов для песен ансамбля, чем очень гордилась.
Сижу и разговариваю с Фридой. Несмотря на возраст, а ей 88 лет (она, не скрывая и не кокетничая, говорит об этом), эта женщина абсолютно ясно и четко излагает свои мысли, рассказ течет рекой. Вся стена в ее комнате увешана фотографиями детей, внуков и правнуков. Она не обделена их вниманием. О ее теперешней жизни расскажу чуть позже.
- С чего мне начать мой рассказ о себе? – спрашивает она.
- Начните с детства.

Рассказ Фриды:


Родилась я в Одессе в 1930 году. Мой отец Ананий Самойлович родился в молдавской деревне. Затем оказался в Одессе. Наша семья по тем временам не была слишком большой: бабушка, папа, мама Анна Фриделевна, тетя Дина и мы с Берточкой. Жили мы дружно и весело, хотя богатства никакого не было. Я любила музыку, но у родителей возможности купить музыкальный инструмент не было. Слушала ее по радио. Был старенький патефон и несколько пластинок.

В 1941 году мне исполнилось 11 лет.

22 июня 1941 года мы с тетей Диной ходили в детский театр на утренний спектакль. Когда шли домой, узнали, что началась война с Германией. Наш дом был старый, оставаться в квартирах при бомбежках в нем было опасно. Все жильцы прятались в подвале, но нам, детям, было интересно посмотреть на бомбежку, мы выскакивали из подвала, но взрослые вновь загоняли нас обратно. Летящие бомбы казались мне красными, но все это опровергали.
Наконец, началась эвакуация. Нам повезло: мы не шли пешком, а эвакуировались с заводом, где работал папа. Папу на фронт не взяли из-за больших проблем со зрением, так что он был с нами. Сначала плыли на пароходе по Черному морю. Немцы обстреливали, но мы благополучно добрались до города, где была пересадка на поезд. Ехали в теплушках, сидений там не было, располагались, кто как мог. Едой не обеспечивали. Было тесно и душно, но мы не роптали, рады были и этому. Туалетов в вагонах не было предусмотрено, потому на остановках все бежали по своим надобностям под поезд, а, сколько он будет стоять, не знали. Поезд мог двинуться в любую минуту. Никто и ничего не объявлял, было страшно, но что поделаешь? Бомбежки в дороге продолжались, но мы молили всех богов, чтобы в наш поезд не попали снаряды. Так и случилось.
Эвакуировали нас в Сибирь в деревню Княжна Кемеровской области. Жители деревни увидели, что мы - раздетые и голодные, старались помочь нам. Хорошие простые люди! До сих пор я благодарна им за их внимание.
Я пошла в школу во второй класс.

Потом мы переехали в небольшой городок Белово, там расквартировали завод КИНАП. Папа пропадал на работе, мы с мамой садили картошку на участке, который нам выделили. Трудно было городским жителям привыкнуть к работе на огороде под палящим солнцем. Урожаи не были хорошими, мы сильно голодали. Научились варить суп из крапивы и лебеды.
Школьники помогали санитаркам в госпитале. Мы поправляли раненым постели, писали письма, читали, выступали, как артисты, с пением и стихами. Раненые радовались, глядя на милые детские мордашки, ведь дома у них остались такие же сыновья и дочки.

Удивительно, но и в Сибири отношение к евреям иногда было негативное. На улице  пели мне вслед:
- Жидовка, не спеша, дорогу перешла…
Было очень обидно, ведь я никого из них не обижала, никому грубого слова не сказала.
Однажды мы, старшеклассницы, играли в карты, в дурака. Подруга сказала:
- Фридка, сдавайся!
Я гордо ответила:
- Русские не сдаются! – это в то время была у всех любимая фраза.
- Русские? – ехидно засмеялась подруга.
Меня это повергло в шок, ведь мы дружили.
Постепенно в школе ко мне стали хорошо относиться. Выбрали председателем учкома, а потом комсоргом школы. Мне, стеснительной, хоть и было лестно, но я отказывалась. Результаты голосования ошеломили: против меня было всего 4 голоса, один из них мой и еще один - моей подруги.

Взрослая жизнь Фриды

Фрида понимала, что еврейской девушке обязательно надо иметь хорошее образование. Она любила точные науки. Поехала в родную Одессу, но квартира семьи была занята. Она поселилась у родственников. Решила поступить в институт связи, потому что хотела сама собрать проигрыватель, чтобы слушать любимую музыку. Быстро поняла, что ее больше интересует физика и математика, перевелась в педагогический на физмат.
Однажды она пришла к подруге, которая жила в коммуналке. Подруги дома не оказалось, дверь ей открыл симпатичный молодой человек.
- Иван, - представился он, - А как вас зовут?
- Какое ваше дело? – засмущалась Фрида от собственной грубости.
Так начался их роман, после первого курса Фрида вышла замуж за Ивана Ткача и поменяла фамилию.
Свадьбы не было, расписались в ЗАГСе, купили 200 граммов козинаки и съели. Это был праздничный ритуал, больше ничего не было. Первую брачную ночь провели на берегу моря. Другого варианта не оказалось.
Поселились в комнате матери  Ивана за шкафом. Мать Ивана ненавидела евреев, отговаривала сына от женитьбы, но он ее не послушал, был влюблен в девушку. В семье Ткачей были странные для Фриды порядки: каждый член семьи имел свои продукты и готовил сам себе. Для Ивана готовила молодая жена. Оба супруга продолжали учёбу в институте.
Иван закончил Гидрометеорологический институт и был направлен в Алма-Ату для работы. Фрида поехала с мужем.

Рассказывает Фрида:

Я стала учить математике детей, с 1961 года я проработала в одной школе до пенсии. В нашей семье родилось трое детей. Пришлось много заниматься и своей семьей.
Мне было скучно  заниматься только уроками. Решила, что для учителей надо устраивать небольшие праздники. Первый праздник устроили 23 февраля, поздравляли семерых мужчин-учителей. Каждому писала посвящения. Одному из них переделала песню: «Ты куда, Одиссей, от жены, от детей……и т. д. После этого стала организовывать и другие праздники, сочиняла песенки-переделки, исполняла их. А для именинников делала большие шуточные газеты. Мне это очень нравилось.
Когда я приехала из Израиля в гости в Алма-Ату, то друзья с удовольствием показывали мне эти газеты. Значит, они столько хранили их!

В Израиле

Фрида рассказала, что ее родители после Сибири обосновались в Йошкар-Оле. Там до сих пор проживает ее младшая сестра Берта. Когда Фрида с детьми(муж к тому времени ушел из жизни) стала собираться в Израиль, сестра обозвала ее предательницей.
- Разве можно бросать свою родину? – спросила Берта.
- Я еду на историческую родину, а дети согласны ехать со мной, - ответила Фрида сестре.
Приехали в 1994 году. Сразу началась учеба в Ульпане для пенсионеров. Фриде хотелось петь. Когда она работала и растила детей, думать об этом было некогда. Через учащихся Ульпана узнала, что при Доме ветеранов войны есть хор из 9 человек, но руководить хором некому. Дочь Фриды Татьяна получила дирижерское образование, мама уговорила ее стать во главе хора. Из клуба в районе Феджи Фрида привела еще 20 человек, желающих петь в хоре. Таким образом, разросся хор до 35 хористов. Таня учила их не только петь по-русски, но и обучала красивым ивритским песням, рассказывала содержание каждой. Фриде нравилось не только пение, ей хотелось, чтобы все общались. Она сочиняла песни-переделки к каждому празднику. Коллектив сдружился.

Славилась своим красивым голосом Ева Соколова, увы, уже ушедшая. В Ашкелоне на конкурсе идишской песни Ева запевала песню про Бабий Яр, а хор подпевал. Какой был успех! Исаак Якуб и Фрида Титоренко были украшением хора. К сожалению, они тоже ушли из жизни.
Фрида снимала жилье на улице Профессор Шор. Один из хористов Владимир Слуцкий, превосходно игравший на аккордеоне, поделился с друзьями:
- Я живу с детьми, моему зятю не нравится, что я держу дома аккордеон.
Фрида ответила:
- Держи у меня дома.
Тогда Фрида и ее друзья-хористы решили создать ансамбль «Мелодия» во главе со Слуцким. Тем более, что Володя писал музыку к песням, а слова ему писали местные поэты. Это был эксклюзив. Репетировали в дворике, где жила Фрида Ткач.
Исаак как-то признался Фриде:
- Когда иду по твоей улице, радуется душа. Потому что приду в твой теплый дом и будем там петь.
В этом доме праздновали дни рождения, юбилей- 90 летие мамы участницы ансамбля Жени Сметаниной и др. события. На Хануку поочередно зажигали свечи, и пели все ханукальные песни, их научила петь руководитель хора Татьяна.
Впоследствии разделились на 2 ансамбля. Выезжали в бейт-авот, где проживал их друг Яков Щупак, и дали там концерт в честь его 90-летия.
Теперь многие участники ансамбля ушли из жизни: Михаил Шур, Исаак Якуб, Титоренко Фрида и др. Слуцкий купил квартиру в Ерухаме и переехал туда. Но некоторые поют в большом хоре до сих пор: Дубосарская Элеонора, Петрова Любовь, и др. А руководит  этим хором Владимир Басович с 2000 года.

Послесловие:
Возраст для Фриды Ткач - не помеха. Она прекрасно играет в бридж, участвует в турнирах и даже иногда побеждает у более молодых.  Освоила смартфон, вполне владеет им. В большой хор уже не ходит, здоровье не позволяет. Но в доме, где она живет, ведет активную жизнь: занимается йогой, ходит на концерты, увлекается играми. И ходит в местный хор, где поет партию сопрано.
Она вырастила троих детей, которые проявляют о ней заботу. Сын Александр - преподаватель, дочка Таня – дирижер и пианистка, дочь Марина пошла по стопам мамы- учитель математики. У нее 5 внучек и 6 правнуков. Вероника, старшая правнучка, служит в армии Израиля. Большая дружная семья, в которой она –авторитет и самый любимый человек. Так что до 120, Фридочка!
19 апреля 2019   Зинаида Маркина

© Copyright: Зинаида Маркина, 2019

Регистрационный номер №0445820

от 19 апреля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0445820 выдан для произведения: Цветное полотно судьбы

Это история началась в конце двадцатых годов прошлого века. Ананий Батушанский влюбился в красавицу Аннушку, да так, что не мог без нее жить. Сначала Анна не отвечала взаимностью, но он был настойчив. В результате возникла в городе Одессе новая дружная семья. Ананий работал на заводе КИНАП, Анна вела домашнее хозяйство, так пожелал муж. Семья жила в доме, двор которого был колодцем, там постоянно обитали дети жильцов, вечерами из окон внутри колодца раздавались голоса мам и бабушек, зовущих детей домой. У Анания и Анны родилась героиня этого очерка – Фрида, а через семь лет вторая дочка Берта.
Фрида все свободное время проводила во дворе, где у девочки было много друзей. Она была стеснительной, но придумщицей, с ней не было скучно.
- Фьидочка, Фьидочка, - обычно кричала бабушка Бася, зазывая домой старшую внучку.
И девочка нехотя шла домой. Потому что вся интересная детская жизнь проходила в этом небольшом замкнутом дворе. Так продолжалось до самой войны.

Наше время

С Фридой Ткач я познакомилась лет 15 назад. Доброе милое лицо, обычно улыбчивое, карие умные глаза. Она пела в ансамбле «Мелодия», которым руководил аккордеонист и композитор Владимир Слуцкий. Для этого ансамбля писала стихи для песен моя подруга – поэт Ада Ничпальская. Вскоре и я стала автором нескольких стихов для песен ансамбля, чем очень гордилась.
Сижу и разговариваю с Фридой. Несмотря на возраст, а ей 88 лет (она, не скрывая и не кокетничая, говорит об этом), эта женщина абсолютно ясно и четко излагает свои мысли, рассказ течет рекой. Вся стена в ее комнате увешана фотографиями детей, внуков и правнуков. Она не обделена их вниманием. О ее теперешней жизни расскажу чуть позже.
- С чего мне начать мой рассказ о себе? – спрашивает она.
- Начните с детства.

Рассказ Фриды:


Родилась я в Одессе в 1930 году. Мой отец Ананий Самойлович родился в молдавской деревне. Затем оказался в Одессе. Наша семья по тем временам не была слишком большой: бабушка, папа, мама Анна Фриделевна, тетя Дина и мы с Берточкой. Жили мы дружно и весело, хотя богатства никакого не было. Я любила музыку, но у родителей возможности купить музыкальный инструмент не было. Слушала ее по радио. Был старенький патефон и несколько пластинок.

В 1941 году мне исполнилось 11 лет.

22 июня 1941 года мы с тетей Диной ходили в детский театр на утренний спектакль. Когда шли домой, узнали, что началась война с Германией. Наш дом был старый, оставаться в квартирах при бомбежках в нем было опасно. Все жильцы прятались в подвале, но нам, детям, было интересно посмотреть на бомбежку, мы выскакивали из подвала, но взрослые вновь загоняли нас обратно. Летящие бомбы казались мне красными, но все это опровергали.
Наконец, началась эвакуация. Нам повезло: мы не шли пешком, а эвакуировались с заводом, где работал папа. Папу на фронт не взяли из-за больших проблем со зрением, так что он был с нами. Сначала плыли на пароходе по Черному морю. Немцы обстреливали, но мы благополучно добрались до города, где была пересадка на поезд. Ехали в теплушках, сидений там не было, располагались, кто как мог. Едой не обеспечивали. Было тесно и душно, но мы не роптали, рады были и этому. Туалетов в вагонах не было предусмотрено, потому на остановках все бежали по своим надобностям под поезд, а, сколько он будет стоять, не знали. Поезд мог двинуться в любую минуту. Никто и ничего не объявлял, было страшно, но что поделаешь? Бомбежки в дороге продолжались, но мы молили всех богов, чтобы в наш поезд не попали снаряды. Так и случилось.
Эвакуировали нас в Сибирь в деревню Княжна Кемеровской области. Жители деревни увидели, что мы - раздетые и голодные, старались помочь нам. Хорошие простые люди! До сих пор я благодарна им за их внимание.
Я пошла в школу во второй класс.

Потом мы переехали в небольшой городок Белово, там расквартировали завод КИНАП. Папа пропадал на работе, мы с мамой садили картошку на участке, который нам выделили. Трудно было городским жителям привыкнуть к работе на огороде под палящим солнцем. Урожаи не были хорошими, мы сильно голодали. Научились варить суп из крапивы и лебеды.
Школьники помогали санитаркам в госпитале. Мы поправляли раненым постели, писали письма, читали, выступали, как артисты, с пением и стихами. Раненые радовались, глядя на милые детские мордашки, ведь дома у них остались такие же сыновья и дочки.

Удивительно, но и в Сибири отношение к евреям иногда было негативное. На улице  пели мне вслед:
- Жидовка, не спеша, дорогу перешла…
Было очень обидно, ведь я никого из них не обижала, никому грубого слова не сказала.
Однажды мы, старшеклассницы, играли в карты, в дурака. Подруга сказала:
- Фридка, сдавайся!
Я гордо ответила:
- Русские не сдаются! – это в то время была у всех любимая фраза.
- Русские? – ехидно засмеялась подруга.
Меня это повергло в шок, ведь мы дружили.
Постепенно в школе ко мне стали хорошо относиться. Выбрали председателем учкома, а потом комсоргом школы. Мне, стеснительной, хоть и было лестно, но я отказывалась. Результаты голосования ошеломили: против меня было всего 4 голоса, один из них мой и еще один - моей подруги.

Взрослая жизнь Фриды

Фрида понимала, что еврейской девушке обязательно надо иметь хорошее образование. Она любила точные науки. Поехала в родную Одессу, но квартира семьи была занята. Она поселилась у родственников. Решила поступить в институт связи, потому что хотела сама собрать проигрыватель, чтобы слушать любимую музыку. Быстро поняла, что ее больше интересует физика и математика, перевелась в педагогический на физмат.
Однажды она пришла к подруге, которая жила в коммуналке. Подруги дома не оказалось, дверь ей открыл симпатичный молодой человек.
- Иван, - представился он, - А как вас зовут?
- Какое ваше дело? – засмущалась Фрида от собственной грубости.
Так начался их роман, после первого курса Фрида вышла замуж за Ивана Ткача и поменяла фамилию.
Свадьбы не было, расписались в ЗАГСе, купили 200 граммов козинаки и съели. Это был праздничный ритуал, больше ничего не было. Первую брачную ночь провели на берегу моря. Другого варианта не оказалось.
Поселились в комнате матери  Ивана за шкафом. Мать Ивана ненавидела евреев, отговаривала сына от женитьбы, но он ее не послушал, был влюблен в девушку. В семье Ткачей были странные для Фриды порядки: каждый член семьи имел свои продукты и готовил сам себе. Для Ивана готовила молодая жена. Оба супруга продолжали учёбу в институте.
Иван закончил Гидрометеорологический институт и был направлен в Алма-Ату для работы. Фрида поехала с мужем.

Рассказывает Фрида:

Я стала учить математике детей, с 1961 года я проработала в одной школе до пенсии. В нашей семье родилось трое детей. Пришлось много заниматься и своей семьей.
Мне было скучно  заниматься только уроками. Решила, что для учителей надо устраивать небольшие праздники. Первый праздник устроили 23 февраля, поздравляли семерых мужчин-учителей. Каждому писала посвящения. Одному из них переделала песню: «Ты куда, Одиссей, от жены, от детей……и т. д. После этого стала организовывать и другие праздники, сочиняла песенки-переделки, исполняла их. А для именинников делала большие шуточные газеты. Мне это очень нравилось.
Когда я приехала из Израиля в гости в Алма-Ату, то друзья с удовольствием показывали мне эти газеты. Значит, они столько хранили их!

В Израиле

Фрида рассказала, что ее родители после Сибири обосновались в Йошкар-Оле. Там до сих пор проживает ее младшая сестра Берта. Когда Фрида с детьми(муж к тому времени ушел из жизни) стала собираться в Израиль, сестра обозвала ее предательницей.
- Разве можно бросать свою родину? – спросила Берта.
- Я еду на историческую родину, а дети согласны ехать со мной, - ответила Фрида сестре.
Приехали в 1994 году. Сразу началась учеба в Ульпане для пенсионеров. Фриде хотелось петь. Когда она работала и растила детей, думать об этом было некогда. Через учащихся Ульпана узнала, что при Доме ветеранов войны есть хор из 9 человек, но руководить хором некому. Дочь Фриды Татьяна получила дирижерское образование, мама уговорила ее стать во главе хора. Из клуба в районе Феджи Фрида привела еще 20 человек, желающих петь в хоре. Таким образом, разросся хор до 35 хористов. Таня учила их не только петь по-русски, но и обучала красивым ивритским песням, рассказывала содержание каждой. Фриде нравилось не только пение, ей хотелось, чтобы все общались. Она сочиняла песни-переделки к каждому празднику. Коллектив сдружился.

Славилась своим красивым голосом Ева Соколова, увы, уже ушедшая. В Ашкелоне на конкурсе идишской песни Ева запевала песню про Бабий Яр, а хор подпевал. Какой был успех! Исаак Якуб и Фрида Титоренко были украшением хора. К сожалению, они тоже ушли из жизни.
Фрида снимала жилье на улице Профессор Шор. Один из хористов Владимир Слуцкий, превосходно игравший на аккордеоне, поделился с друзьями:
- Я живу с детьми, моему зятю не нравится, что я держу дома аккордеон.
Фрида ответила:
- Держи у меня дома.
Тогда Фрида и ее друзья-хористы решили создать ансамбль «Мелодия» во главе со Слуцким. Тем более, что Володя писал музыку к песням, а слова ему писали местные поэты. Это был эксклюзив. Репетировали в дворике, где жила Фрида Ткач.
Исаак как-то признался Фриде:
- Когда иду по твоей улице, радуется душа. Потому что приду в твой теплый дом и будем там петь.
В этом доме праздновали дни рождения, юбилей- 90 летие мамы участницы ансамбля Жени Сметаниной и др. события. На Хануку поочередно зажигали свечи, и пели все ханукальные песни, их научила петь руководитель хора Татьяна.
Впоследствии разделились на 2 ансамбля. Выезжали в бейт-авот, где проживал их друг Яков Щупак, и дали там концерт в честь его 90-летия.
Теперь многие участники ансамбля ушли из жизни: Михаил Шур, Исаак Якуб, Титоренко Фрида и др. Слуцкий купил квартиру в Ерухаме и переехал туда. Но некоторые поют в большом хоре до сих пор: Дубосарская Элеонора, Петрова Любовь, и др. А руководит  этим хором Владимир Басович с 2000 года.

Послесловие:
Возраст для Фриды Ткач - не помеха. Она прекрасно играет в бридж, участвует в турнирах и даже иногда побеждает у более молодых.  Освоила смартфон, вполне владеет им. В большой хор уже не ходит, здоровье не позволяет. Но в доме, где она живет, ведет активную жизнь: занимается йогой, ходит на концерты, увлекается играми. И ходит в местный хор, где поет партию сопрано.
Она вырастила троих детей, которые проявляют о ней заботу. Сын Александр - преподаватель, дочка Таня – дирижер и пианистка, дочь Марина пошла по стопам мамы- учитель математики. У нее 5 внучек и 6 правнуков. Вероника, старшая правнучка, служит в армии Израиля. Большая дружная семья, в которой она –авторитет и самый любимый человек. Так что до 120, Фридочка!
19 апреля 2019   Зинаида Маркина
 
Рейтинг: 0 92 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!