НЕРАВНЫЙ БРАК

21 сентября 2018 - Sall Славик*оf
article425616.jpg
 
Как он стар, стоит с невестой,
Совершится этот брак.
Деньги лишь имеют место,
Будет жизнь
обычный мрак.


Догорают быстро свечи,
Всё ещё у них в руках.
Вновь священник молвит речи,
Обращая счастье в прах.


Будет девушка несчастной,
Сотворил творец давно.
Но старался не напрасно

Его лучшее панно.

© Copyright: Sall Славик*оf, 2018

Регистрационный номер №0425616

от 21 сентября 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0425616 выдан для произведения:
  Мари́на Ива́новна Цвета́ева
 ( 26 сентября [8 октября] 1892, Москва — 31 августа 1941, Елабуга)  —
 русская поэтесса Серебряного века, прозаик, переводчица.       
 
                          Красною кистью
                                         Рябина зажглась.
                     Падали   листья,
                                        Я               родилась.

                     Спорили            сотни
                                       Колоколов.
                    День был субботний:
                                      Иоанн Богослов.

                   Мне   и     доныне
                                     Хочется грызть
                   Жаркой рябины
                                     Горькую    кисть.

                 Марина Ивановна Цветаева, 1916 г.

                                                                   1

                            Была  юна, вошла в искусство,
                                                    Как мысли были глубоки.
                            А    без   неё     на сердце пусто
                                                    И    не    звучат   её  стихи.

                           Народом  стала враз любима,
                                           Забыть не сможет строк  земля.
                           Боль приняла в себя Марина
                                           И    ожидала     смерть,     петля.

                                             2

                      А   душу  тяжестью так гложет,
                                         Жизнь  стала  тягостна, трудна.
                      За ней ушёл во мрак Серёжа,
                                         Приходит в мир, во свет война.

                         И сгусток ужаса и стресса,
                                       Георгий вдруг теряет мать.
                         Себя      убила     поэтесса,
                                       Но как же это нам принять?
--------------------------------------------------------------------------------------------------
                             ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ
Русская поэтесса Марина Ивановна Цветаева родилась 8 октября (26 сентября по старому стилю).1892 года в Москве. 
Ее отец — Иван Цветаев (1847-1913), филолог-классик, профессор,возглавлял кафедру истории и теории искусств Московского университета, был директором Румянцевского музея, основателем и первым директором Музея изящных искусств в Москве (ныне Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина). 
Мать Мария Цветаева (урожденная Мейн, 1868-1906) — пианистка.
В детстве из-за болезни матери (чахотка) Марина Цветаева подолгу жила в Италии,Швейцарии, Германии;перерывы в гимназическом образовании восполнялись учебой в пансионах в Лозанне (Швейцария)и Фрейбурге (Германия). Свободно владела французским и немецким языками. В 1909 году Цветаева слушала курс французской литературы в Сорбонне.По собственным воспоминаниям, Марина Цветаева начала писать стихи в шестилетнем возрасте.В 1906-1907 годах она создала повесть "Четвертые", в 1906 году перевела на русский язык драму французского писателя Эдмона Ростана "Орленок", посвященную трагической судьбе сына Наполеона (ни повесть, ни перевод драмы не сохранились).В печати произведения Марины Цветаевой появились в 1910 году, когда она издала на собственные средства свою первую книгу стихов "Вечерний альбом".
На раннее творчество Цветаевой значительное влияние оказали Валерий Брюсов и Максимилиан Волошин, который стал одним из самых близких ее друзей. Зимой 1910-1911 годов Волошин пригласил Марину Цветаеву и ее сестру Анастасию провести лето 1911 года в Коктебеле, где он жил. В Коктебеле Цветаева познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Эфроном.В 1912 году Марина Цветаева и Сергей Эфрон обвенчались в Москве.В 1912 году вышел второй сборник стихов Цветаевой "Волшебный фонарь", в 1913 году — сборник "Из двух книг".На протяжении 1913-1915 годов произошла постепенная смена поэтической манеры Цветаевой —место трогательно-уютного детского быта заняли эстетизация повседневных деталей (в цикле "Подруга" (1914-1915), обращенном к поэтессе Софии Парнок), и идеальное, возвышенное изображение старины (стихотворения "Генералам двенадцатого года" (1913), "Бабушке" (1914) и другие).В 1915-1918 годах Марина Цветаева создала стихотворные циклы "Стихи о Москве", "Бессонница", "Стенька Разин", "Стихи к Блоку" (которые были дописаны в 1920-1921 годах), "Ахматовой", "Дон-Жуан", "Комедьянт", а также пьесы "Червоный валет" и "Метель".Характерные для лирики Цветаевой романтические мотивы отверженности, бездомности, сочувствия гонимым были подкреплены реальными обстоятельствами жизни поэтессы.В 1918-1922 годах вместе с малолетними детьми она находилась в революционной Москве, в то время как ее муж Сергей Эфрон сражался в белой армии. Стихи 1917-1921 годов, полные сочувствия белому движению, составили цикл "Лебединый стан" (при жизни Цветаевой сборник напечатан не был, впервые опубликован на Западе в 1957 году).В 1922 году вышел ее сборник "Версты".В 1922-1939 годах Марина Цветаева жила в эмиграции (кратковременное пребывание в Берлине,три года в Праге, с 1925 года — в Париже).Эмигрантский, и особенно "чешский", период был одним из самых удачных в поэтической судьбе Цветаевой; проходили творческие вечера, вышло несколько книг: "Ремесло", "Психея" (обе — 1923), "Молодец" (1924), "После России" (1928). Цветаева написала трагедии на античные сюжеты "Ариадна"(1924), "Федра" (1927); эссе о поэтах "Мой Пушкин" (1937), "Живое о живом" (1933); мемуарные очерки"Дом у Старого Пимена" (1934), "Мать и музыка" (1935), "Повесть о Сонечке" (1938); поэмы "Поэма Горы"и "Поэма Конца" (обе — 1926); лирическая сатира "Крысолов" (1925-1926), антифашистский цикл"Стихи к Чехии" (1938-1939).
В 1937 году Сергей Эфрон, ради возвращения в СССР ставший агентом Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) за границей, оказавшись замешанным в заказном политическом убийстве, бежал из Франции в Москву. Летом 1939 года вслед за мужем и дочерью Ариадной (Алей) Марина Цветаева с сыном Георгием вернулась на родину. В том же году и дочь, и муж Цветаевой были арестованы.Сергей Эфрон был расстрелян в 1941 году, Ариадна после 15 лет репрессий в 1955 году была реабилитирована.
Сама Цветаева не могла найти ни жилья, ни работы, ее стихи не печатались.
Зиму и весну 1939-1940 годов она прожила с сыном в Голицыне. На просьбу к Союзу писателей о  предоставлении жилья получила отказ. Скитаясь по чужим квартирам, поэтесса занималась переводами, практически не писала собственных стихов.
В августе 1941 года в начале Великой Отечественной войны она оказалась в эвакуации в городе Елабуга (Татарстан), безуспешно пыталась получить поддержку со стороны писателей и найти работу.
31 августа 1941 года Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством в Елабуге
Поэтесса была похоронена на городском Петропавловском кладбище Елабуги.
Точное местоположение ее могилы неизвестно.
В октябре 1960 году сестра поэтессы Анастасия Цветаева безуспешно искаламогилу
сестры и, не найдя, в южной части кладбища, где хоронили в 1941 году, установила крест.
В 1970 году крест заменили гранитным надгробием.
Старшая дочь Цветаевой — Ариадна Эфрон (1912-1975), поэт-переводчик, подготовила к печати первое посмертное издание произведений своей матери. 
Вторая дочь — Ирина,1917 года рождения, скончалась в 1920 году в детском приюте в Кунцеве, куда Цветаева временно отдала дочерей из-за разрухи и голода. 
Сын — Георгий Эфрон, 1925 года рождения, по окончании школы в 1943 году поступил в Литературный институт в Москве.В феврале 1944 года был призван в армию и через несколько месяцев погиб на поле боя Великой Отечественной войны.
В 1992 году в Москве в Борисоглебском переулке был открыт Дом-музей Марины Цветаевой.
В декабре 2007 года напротив дома-музея был установлен памятник поэтессе.
В 1992 году в селе Усень-Ивановское в Белебеевском районе Башкирии был открыт первый в России памятник Марине Цветаевой, а у дома, где в свое время отдыхала летом поэтесса —мемориальный знак. В 1993 года в здании Усень-Ивановского лесничества начал работать литературно-художественный музей Марины Цветаевой.
В этом же году в восстановленном так называемом "Доме Тьо", купленном дедом поэтессы, был открыт Тарусский музей семьи Цветаевых. В 2006 году в Тарусе на берегу Оки сооружен памятник Марине Цветаевой.
В 2002 году, в год 110-летия со дня рождения поэтессы, в Елабуге была открыта Мемориальная площадь с бронзовым бюстом Марины Цветаевой. В бревенчатом доме, где она погибла, располагается Дом памяти Марины Цветаевой. В 2004 году в деревянном доме на улице Казанской был открыт Литературный музей имени Марины Цветаевой.
В 2012 году во французском курортном городке Сен-Жиль-Круа-де-Ви, где поэтесса провела лето 1926 года, была установлена бронзовая скульптура Марины Цветаевой.

                                             ЧАСТЬ ВТОРАЯ.ТВОРЧЕСТВО
                                            01.ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ.

 Жизнь Марины Ивановны Цветаевой составляли и украшали две страсти – стихи и любовь.
Ими она жила, они были ее воздухом, которым она упивалась, они, собственно, и были ею.
Творчество поэтессы неотделимо от страниц биографии. Ее поэзия – это поэзия живой жизни человеческой души, а не придуманных «заоблачностей», не рассудочных построений.
Лирическая героиня ее стихов и есть она сама, ее любящее сердце, ее неспокойная душа.
   Цветаева - одна из немногих понимала Любовь в истинном смысле этого слова. Любить,несмотря ни на что, любить, отдавая себя и не требуя ничего взамен, любить искренне и красиво,нежно, любить своей странной, сумасшедшей, всепоглощающею любовью. Ее стихи о любви самые тонкие, самые точные, искренние, правдивые, в которых обнажалась, плакала и переживала ее огромная любящая душа. Каждое слово в ее стихах – пережитое чувство, с трепетом переданное бумаге.
Ее надменный образ поражал современников экстравагантной простотой. Ее любили и ненавидели, признавая незаурядность ее личности. Мальчишеская походка, голос, похожий на стихи, интересно-странная речь, напоминающая стихотворную прозу. Прибавьте к этому крутой нрав, способность и готовность любить всех и вся, дикость, робость и непомерную гордость.
     Творчеству Цветаевой, как и ее натуре, присущ романтический максимализм, пафос неизбежности одиночества, трагической обреченности любви, неприятие мира «мер», парадоксальная метафоричность.
   Стихотворение «Мне нравиться, что Вы больны не мной…» относится к любовной лирике поэтессы.
Любовь в творчестве Цветаевой многолика. Дружба, материнство, снисхождение, презрение, ревность, гордыня, забвение – все это ипостаси любви М. Цветаевой. Это чувство у поэтессы всегда обречено на разлуку, радость – на боль, счастье – на страдание.

Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной -
Распущенной - и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.
Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью - всуе...
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня - не зная сами! -
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце, не у нас над головами,-
За то, что вы больны - увы! - не мной,
За то, что я больна - увы! - не вами!

Стихи Цветаевой о любви полны душевного горения, острейших драматических конфликтов. Ее любовная лирика громогласна, гиперболична, неистова.Такие стихи резко противоречили всем традициям женской любовной лирики, например, поэзии современницы Цветаевой – Анны Ахматовой. Где у Ахматовой – размеренность, строгая гармония, тихая речь, там у Цветаевой – обращенность ко всему миру, нарушение гармонии, восклицания и крики. При этом Цветаева говорила: «Безмерность моих слов – только слабая тень безмерности моих чувств»:
Мне нравится, что Вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не Вас целую.
Трудно поверить в то, что лирическая героиня так спокойно, в намеренно-сдержанной тональности, говорит: «Мне нравится…» Сразу обращает на себя внимание направленность стихотворения на разговор, на диалог. Еще одной особенностью этого стихотворения можно считать его сюжетность.
За рамками этого любовного сюжета остались мотивы и поступки, причины и следствия. Первостепенное значение здесь играет мимолетное желание, нечаянная радость, грозовая вспышка, радость встреч и боль разлук, душевное смятение и гармония сердец. Все это гораздо важнее жизни целых городов и революционных потрясений, ибо что может затмить Любовь? По крайней мере, так думает Марина Цветаева. Эмоциональное состояние лирической героини поэтесса определяет как «болезнь». Именно это слово показывает всю глубину ее чувств. Несмотря на то, что стихотворение изобилует синтаксическими переносами и тире, передающими эмоциональный накал, его можно назвать стихотворением-настроением.То есть, это произведение описывает любовь как настроение.
Стихотворение М. Цветаевой «Мне нравится, что Вы больны не мной…» было положено на музыку. Именно в качестве песни его знают все. Это ли не свидетельство истинной народной любви к этому произведению?

                                        02.ОСНОВНЫЕ МОТИВЫ ЛИРИКИ   
Марину Цветаеву — поэта не спутаешь ни с кем другим. Ее стихи можно безошибочно узнать — по особому распеву, ритму, интонации. Ее поэзия вошла в культурный обиход, сделалась неотъемлемой частью нашей духовной жизни. Стихи были для нее почти единственным средством самовыражения. Она поверяла им все:
    По тебе тоскует наша зала, — 
    Ты в тени ее видал едва. — 
    По тебе тоскуют те слова, 
    Что в тени тебе я не сказала.
    Слава накрыла Цветаеву подобно шквалу. Но одновременно началась и ее трагедия — трагедия одиночества и непризнанное 
    В 1913-1915 годах Цветаева создает свои "юношеские стихи", которые никогда не издавались. Сейчас большинство произведений напечатано, но стихи рассыпаны по различным сборникам. "Юношеские стихи" полны жизнелюбия и крепкого нравственного здоровья. В них много солнца, воздуха, моря и юного счастья. 
    Что касается революции 1917 года, то ее понимание было сложным, противоречивым. Кровь, обильно проливаемая в гражданской войне, отторгала, отталкивала М.Цветаеву от революции:
    Белый был — красным стал: 
     Кровь обагрила. 
    Красным был — белым стал: 
    Смерть победила.
    Это был плач, крик души поэтессы. В 1922 году вышла ее первая книга "Версты", состоящая из стихов, написанных в 1916 году. В "Верстах" воспета любовь к городу на Неве, в них много пространства, простора, дорог, ветра, быстро бегущих туч, солнца, лунных ночей. В том же году Марина переезжает в Берлин, где было написано около тридцати стихотворений, а затем в Париж, где она прожила 14 лет. Во Франции Цветаева пишет свою "Поэму Лестницы" — одно из самых острых антибуржуазных произведений. 
    1939 году поэтесса возвращается в Россию в надежде встретить здесь истинных почитателей ее огромного таланта. Но на родине ее ожидали нищета и непечатание, арестованы ее дочь Ариадна и муж Сергей Эфрон, которых она нежно любила. 
    Одним из последних произведений М.Цветаевой явилось стихотворение "Не умрешь, народ", которое достойно завершило ее творческий путь. Оно звучит как проклятие фашизму, прославляет бессмертие народов, борющихся за свою независимость. 
    Поэзия Марины Цветаевой вошла, ворвалась в наши дни. Наконец-то она обрела читателя — огромного, как океан: народного читателя, какого при жизни ей так не хватало. Обрела навсегда. 
    В истории отечественной поэзии Марина Цветаева всегда будет занимать достойное место. И в то же время свое — особое место. Подлинным новаторством поэтической речи явилось естественное воплощение в слове мятущегося в вечном поиске истины беспокойного духа этой зеленоглазой гордячки, "чернорабочей и белоручки".

 ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.НЕОБЧНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ ПОЭТЕССЫ

 Эта известная поэтесса вдохновляет и по сей день девушек на любовь, мужчин на признания, ее имя не забывают а стихи часто учат наизусть. Наверняка, вам, дорогие читатели, хочется узнать несколько интересных фактов о Цветаевой.
1. Марина Цветаева начала писать свои первые стихи ещё в шестилетнем возрасте. При чем писала она не только на родном русском, но также и на немецком и французском языках. 
2. Свой первый сборник стихов, который Марина Ивановна назвала «Вечерний альбом», она опубликовала на свои собственные деньги в 1910 году.
3. В 1914 г. Марина Цветаева познакомилась с переводчицей и поэтессой Софией Парнок. У них возникли романтические отношения, длившиеся два года. Цветаева посвятила этой женщине цикл стихотворений под названием «Подруга» («Под лаской плюшевого пледа…» и др.). Отношения с Софией Цветаева описала следующими  словами: «первая катастрофа в моей жизни».
4. Как-то раз мать Марины Цветаевой, Мария Александровна, внесла в дневник следующую запись: «Четырехлетняя моя Муся ходит вокруг меня и все складывает слова в рифмы, возможно, будет поэт?».
5. Марина Цветаева заявляла о своем пристрастии к одним именам и в то же время совсем отвергала другие. Она говорила о том, что мужские имена с окончанием на «й» отнимают у мужчин мужественность. Хотя, своего сына, по желанию мужа, она назвала Георгием, а не Борисом (в честь друга Пастернака), как хотела она сама.
6. Во время пребывания за границей Цветаева писала для иностранных читателей прозу, а не стихи, так как проза пользовалась большей популярностью.
7. 1 февраля 1925 г. в семье Цветаевой родился сын, которого назвали Георгий — в семье его по-домашнему звали Мур или Мурлыга.
8.Вскоре после того, как началась Вторая Мировая война Марина Цветаева была эвакуирована в город Елабуга, расположенный в Татарстане. Ей необходимо было упаковать вещи и ей помогал в этом Борис Пастернак. Он принёс с собой верёвку, чтобы перевязать чемоданы, и пошутил о том, какая эта веревка крепкая: «Верёвка всё выдержит, хоть вешайся». Уже после смерти Цветаевой ему передали, что именно на этой злополучной веревке она в Елабуге и повесилась.
9. Марина Цветаева оставила три предсмертные записки: в одной она просила Асеевых, друзей Бориса Пастернака, взять к себе ее сына Мура, чтобы они воспитывали его как 404251611325889856своего собственного, вторая записка была адресована «эвакуированным», в которой она просила помочь ему уехать в Чистополь, к Асеевым, а также попросила проверить, чтобы не похоронили ее живой. И последняя записка — сыну, в которой она просила прощения и объясняла, что попала в тупик.
10. Несмотря на то, что отпевание самоубийц в русской православной церкви запрещено, патриарх Алексий II в 1990 году дал благословение на отпевание поэтессы Цветаевой. Причиной тому послужило прошение к патриарху группы верующих православных, в том числе сестры Анастасии Цветаевой и диакона Андрея Кураева.
Марина, своим творчеством, оставила яркий след в поэзии 20 века, интересные факты о Цветаевой, как личности, а также интересные события ее жизни, также заслуживают внимания, т.к. узнав лучше автора – точнее поймешь смысл написанного им.

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ.СЕСТРА.ВТОРАЯ ПОЭТЕССА В СЕМЬЕ ЦВЕТАЕВЫХ            
 
Цветаева Анастасия Ивановна (1894-1993) 

Анастасия Цветаева родилась 27 сентября 1894 года в городе Москва. Росла в семье историка и искусствоведа профессора Ивана Цветаева. Старшей сестрой Аси, как ее называли домашние, была Марина, впоследствии известная поэтесса. Девочки получили домашнее начальное образование, продолжив его в 1902–1906 годах в Западной Европе, в частных пансионах Швейцарии и Германии. Много времени в молодости сестры проводили в Тарусе.
    Замуж Анастасия вышла в 1912 году за 19-летнего Бориса Трухачёва, и вскоре у молодой семьи родился сын Андрей. Анастасия не замкнулась в семейных заботах, а стала заниматься литературой. В 1915 году выходит ее первая книга - философский текст «Королевские размышления» в духе Ницше. Семейная жизнь не задалась, и через некоторое время она выходит замуж второй раз - за Маврикия Александровича Минца, от брака с которым рождается сын Алексей. 
После революции 1917 года сестры Цветаевы по приглашению Максимилиана Волошина приехали в Крым, в Коктебель и жили в гостях у него. Там Анастасию настигло горе - в Крыму умер от дизентерии сын Алеша. В начале 1920-х годов Цветаева возвращается в Москву, живёт случайными заработками, но продолжает писать. В 1921 году по рекомендации М.Гершензона и Н.Бердяева её принимают в Союз писателей. В 1927 году Цветаева завершает книгу «Голодная эпопея», но не может её опубликовать. Та же судьба ждет и её роман «SOS, или Созвездие Скорпиона». В этом же году Анастасии Ивановне удаётся съездить в Европу, и во Франции она в последний раз в жизни видится с сестрой Мариной.
    В апреле 1933 года Анастасия Цветаева была арестована в Москве. После хлопот Б.Пастернака, Е.П. Пешковой и М.Горького её через два с небольшим месяца освобождают. Но ненадолго... 2 сентября 1937 года её снова арестовывают, изымают все её сочинения и через пять месяцев отправляют в лагерь на Дальний Восток. Она проводит несколько лет в лагере и ещё несколько в ссылке. О самоубийстве сестры в 1941 году Анастасия Ивановна узнаёт, находясь на поселении на Дальнем Востоке. Анастасия Цветаева была освобождена только после смерти Сталина, а в 1959 году реабилитирована. После она жила в Москве, восстанавливала по памяти произведения, изъятые у неё при аресте. В этот период она создаёт мемуарные книги «Старость и молодость», которая была опубликована в 1988 году, и «Воспоминания».
    Анастасия Цветаева скончалась в Москве 5 сентября 1993 года, совсем немного не дожив до своего 100-летнего юбилея.

 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 В  отношениях поэтесса  была ветренной, часто изменяла своему мужу и
даже с женщинами и с его собственным братом, все эти отношения  сильно
отразились в её тврчестве, но при этом брак Марины был  вполне крепким.
Ни её сестра, ни дети(двое,   ведь   третья  дочь  Ирина Сергеевна Эфрон
умера в раннем детстве)многочислеными   романами   не   отличались   и
детей не нажили, на данный  момент  прямых потомков у поэтессы уже нет.
Матерью  она  тоже  была  посредственной, вначале(в 20 лет)  передавала
обязанности по воспитанию ребёнка своей матери или матери мужа, часто
оставляя   детей   одних.  Можно сказать, что её дочь погибла по её вине—
недоглядела(причина смерти:  заброшенность и голод;   место смерти: 
Кунцевский детский приют).
 
Лучшие стихи Цветаевой
x x x


Тексты воспроизводятся по изданиям:
- Марина Цветаева "Поэмы. Стихотворения.", Уфа, 1987
- Марина Цветаева "Стихотворения. Поэмы.",
Москва, "Художественная литература", 1989


x x x


Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я - поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,
Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти
- Нечитанным стихам! -
Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Май 1913


Плохое оправданье


Как влюбленность старо, как любовь забываемо-ново:
Утро в карточный домик, смеясь, превращает наш храм.
О мучительный стыд за вечернее лишнее слово!
О тоска по утрам!

Утонула в заре голубая, как месяц, трирема,
О прощании с нею пусть лучше не пишет перо!
Утро в жалкий пустырь превращает наш сад из Эдема...
Как влюбленность - старо!

Только ночью душе посылаются знаки оттуда,
Оттого все ночное, как книгу, от всех береги!
Никому не шепни, просыпаясь, про нежное чудо:
Свет и чудо - враги!

Твой восторженный бред, светом розовыл люстр золоченный,
Будет утром смешон. Пусть его не услышит рассвет!
Будет утром - мудрец, будет утром - холодный ученый
Тот, кто ночью - поэт.

Как могла я, лишь ночью живя и дыша, как могла я
Лучший вечер отдать на терзанье январскому дню?
Только утро виню я, прошедшему вздох посылая,
Только утро виню!

1909-1910


Душа и имя


Пока огнями смеется бал,
Душа не уснет в покое.
Но имя Бог мне иное дал:
Морское оно, морское!

В круженье вальса, под нежный вздох
Забыть не могу тоски я.
Мечты иные мне подал Бог:
Морские они, морские!

Поет огнями манящий зал,
Поет и зовет, сверкая.
Но душу Бог мне иную дал:
Морская она, морская!

1911-1912


x x x


Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала - тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти - слепоты куриной
И маков набрав букет,
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь - могила,
Что я появлюсь, грозя...
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились...
Я тоже была прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед, -
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь,
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли...
- И пусть тебя не смущает
Мой голос из под земли.

3 мая 1913


Байрону


Я думаю об утре Вашей славы,
Об утре Ваших дней,
Когда очнулись демоном от сна Вы
И богом для людей.

Я думаю о том, как Ваши брови
Сошлись над факелами Ваших глаз,
О том, как лава древней крови
По Вашим жилам разлилась.

Я думаю о пальцах, очень длинных,
В волнистых волосах,
И обо всех - в аллеях и в гостиных -
Вас жаждущих глазах.

И о сердцах, которых - слишком юный -
Вы не имели времени прочесть,
В те времена, когда всходили луны
И гасли в Вашу честь.

Я думаю о полутемном зале,
О бархате, склоненном к кружевам,
О всех стихах, какие бы сказали
Вы - мне, я - Вам.

Я думаю еще о горсти пыли,
Оставшейся от Ваших губ и глаз...
О всех глазах, которые в могиле.
О них и нас.

24 сентября 1913


Генералам двадцатого года


Сергею

Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса,

И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце оставляли след, -
Очаровательные франты
Минувших лет!

Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, -
Цари на каждом бранном поле
И на балу.

Вас охраняла длань Господня
И сердце матери, - вчера
Малютки-мальчики, сегодня -
Офицера!

Вам все вершины были малы
И мягок самый черствый хлеб,
О, молодые генералы
Своих судеб!

- - -

Ах, на гравюре полустертой,
В один великолепный миг,
Я видела, Тучков-четвертый,
Ваш нежный лик.

И вашу хрупкуй фигуру,
И золотые ордена...
И я, поцеловав гравюру,
Не знала сна...

О, как, мне кажется, могли вы
Рукою, полною перстней,
И кудри дев ласкать - и гривы
Своих коней.

В одной невероятной скачке
Вы прожили свой яркий век...
И ваши кудри, ваши бачки
Засыпал снег.

Три сотни побеждало - трое!
Лишь мертвый не вставал с земли.
Вы были дети и герои,
Вы все могли!

Что так же трогательно-юно
Как ваша бешенная рать?
Вас злотокудрая фортуна
Вела, как мать.

Вы побеждали и любили
Любовь и сабли острие -
И медленно переходили
В небытие.

26 декабря 1913

x x x


С.Э.

Я с вызовом ношу его кольцо!
- Да, в Вечности - жена, не на бумаге. -
Его чрезмерно узкое лицо
Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно-великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза - прекрасно-бесполезны! -
Под крыльями раскинутых бровей -
Две бездны.

В его лице я рыцарству верна,
- Всем вам, кто жил и умирал без страху! -
Такие - в роковые времена -
Слагают стансы - и идут на плаху.

3 июня 1914


Бабушке 


Продолговатый и твердый овал,
Черного платья раструбы...
Юная бабушка! - Кто целовал
Ваши надменные губы?

Руки, которые в залах дворца
Вальсы Шопена играли...
По сторонам ледяного лица -
Локоны в виде спирали.

Темный, прямой и взыскательный взгляд,
Взгляд, к обороне готовый.
Юные женщины так не глядят.
Юная бабушка, кто вы?

Сколько возможностей вы унесли,
И невозможностей - сколько? -
В ненасытимую прорву земли,
Двадцатилетняя полька!

День был невинен, и ветер был свеж,
Темные звезды погасли.
- Бабушка! - Этот жестокий мятеж
В сердце моем - не от вас ли?..

4 сентября 1914


x x x


Легкомыслие! - Милый грех,
Милый спутник и враг мой милый!
Ты в глаза мне вбрызнул смех,
Ты мазурку мне вбрызнул в жилы.

Научил не хранить кольца, -
С кем бы Жизнь меня ни венчала!
Начинать наугад с конца
И кончать еще до начала.

Быть как стебель и быть как сталь
В жизни, где мы так мало можем...
- Шоколадом лечить печаль,
И смеяться в лицо прохожим!

3 марта 1915


x x x


Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится что можно быть смешной -
Распущенной - и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью - всуе...
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня - не зная сами! -
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце, не у нас над головами, -
За то, что вы больны - увы! - не мной,
За то, что я больна - увы! - не вами!

3 мая 1915


x x x


Какой-нибудь предок мой был - скрипач,
Наездник и вор при этом.
Не потому ли мой нрав бродяч
И волосы пахнут ветром?

Не он ли, смуглый, крадет с арбы
Рукой моей - абрикосы,
Виновник страстной моей судьбы,
Курчавый и горбоносый?

Дивясь на пахаря за сохой,
Вертел между губ - шиповник.
Плохой товарищ он был, - лихой
И ласковый был любовник!

Любитель трубки, луны и бус,
И всех молодых соседок...
Еще мне думается, что - трус
Был мой желтоглазый предок.

Что, душу черту продав за грош,
Он в полночь не шел кладбищем.
Еще мне думается, что нож
Носил он за голенищем,

Что не однажды из-за угла
Он прыгал, - как кошка гибкий...
И почему-то я поняла,
Что он - не играл на скрипке!

И было все ему нипочем,
Как снег прошлогодний - летом!
Таким мой предок был скрипачом.
Я стала - таким поэтом.

23 июня 1915


x x x


С большою нежностью - потому,
Что скоро уйду от всех, -
Я все раздумываю, кому
Достанется волчий мех,

Кому - разнеживающий плед
И тонкая трость с борзой,
Кому - серебряный мой браслет,
Осыпанный бирюзой...

И все записки, и все цветы,
Которых хранить невмочь...
Последняя рифма моя - и ты,
Последняя моя ночь!

22 сентября 1915


x x x


Два солнца стынут, - о Господи, пощади! -
Одно - на небе, другое - в моей груди.

Как эти солнца, - прощу ли себе сама? -
Как эти солнца сводили меня с ума!

И оба стынут - не больно от их лучей!
И то остынет первым, что горячей.

5 октября 1915


x x x


Цыганская страсть разлуки!
Чуть встретишь - уж рвешься прочь.
Я лоб уронила в руки
И думаю, глядя в ночь:

Никто, в наших письмах роясь,
Не понял до глубины,
Как мы вероломны, то есть -
Как сами себе верны.

Октябрь 1915


x x x


Откуда такая нежность?
Не первые - эти кудри
Разглаживаю, и губы
Знавала - темней твоих.

Всходили и гасли звезды
(Откуда такая нежность?),
Всходили и гасли очи
У самых моих очей.

Еще не такие песни
Я слушала ночью темной
(Откуда такая нежность?)
На самой груди певца.

Откуда такая нежность?
И что с нею делать, отрок
Лукавый, певец захожий,
С ресницами - нет длинней?

18 февраля 1916


x x x


Белое солнце и низкие, низкие тучи,
Вдоль огородов - за белой стеною - погост.
И на песке вереницы соломенных чучел
Под перекладинами в человеческий рост.

И, перевесившись через заборные колья,
Вижу: дороги, деревья, солдаты вразброд.
Старая баба - посыпанный крупною солью
Черный ломоть у калитки жует и жует...

Чем прогневили тебя эти старые хаты, -
Господи! - и для чего стольким простреливать грудь?
Поезд прошел и завыл, и завыли солдаты,
И запылил, запылил отступающий путь...

- Нет, умереть! Никогда не родиться бы лучше,
Чем этот жалобный, жалостный, каторжный вой
О чернобровых красавцах. - Ох, и поют же
Нынче солдаты! О, господи Боже ты мой!

3 июля 1916


x x x


Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,
Оттого что лес - моя колыбель, и могила - лес,
Оттого что я на земле стою - лишь одной ногой,
Оттого что я о тебе спою - как никто другой.

Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,
У всех золотых знамен, у всех мечей,
Я закину ключи и псов прогоню с крыльца -
Оттого что в земной ночи я вернее пса.

Я тебя отвоюю у всех других - у той, одной
Ты не будешь ничей жених, я - ничьей женой,
И в последнем споре возьму тебя - замолчи! -
У того, с которым Иаков стоял в ночи.

Но пока тебе не скрещу на груди персты, -
О проклятье! - у тебя останешься ты:
Два крыла твоих, нацеленные в эфир, -
Оттого что мир - твоя колыбель, и могила - мир!

15 августа 1916


Цыганская свадьба


Из-под копыт -
Грязь летит!
Перед лицом -
Шаль, как щит.
Без молодых
Гуляйте, сваты!
Эй, выноси,
Конь косматый!

Не дали воли нам
Отец и мать -
Целое поле нам -
Брачная кровать!

Пьян без вина и без хлеба сыт -
Это цыганская свадьба мчит!

Полон стакан.
Пуст стакан.
Гомон гитарный, луна и грязь.
Вправо и влево качнулся стан:
Князем - цыган!
Цыганом - князь!

Эй, господин, берегись - жжет!
Это цыганская свадьба пьет.

Там, на ворохе
Шалей и шуб -
Звон и шорох
Стали и губ.
Звякнули шпоры,
В ответ мониста.
Скрипнул под чьей-то рукою -
Шелк.
Кто-то завыл, как волк,
Кто-то - как бык - храпит.
Это цыганская свадьба спит.

25 июня 1917


x x x


Мой день беспутен ин нелеп:
У нищего прошу на хлеб,
Богатому даю на бедность,

В иголку продеваю - луч,
Грабителю вручаю - ключ,
Белилами румяню бледность.

Мне нищий хлеба не дает,
Богатый денег не берет,
Луч не вдевается в иголку,

Грабитель входит без ключа,
А дура плачет в три ручья -
Над днем без славы и без толку.

29 июля 1918


x x x

С.Э.

Писала я на аспидной доске,
И на листочках вееров поблеклых,
И на речном, и на морском песке,
Коньками по льду, и кольцом на стеклах, -

И на стволах, которым сотни зим,
И, наконец, - чтоб всем было известно! -
Что ты любим! любим! любим! любим! -
Расписывалась - радугой небесной.

Как я хотела, чтобы каждый цвел
В веках со мной! под пальцами моими!
И как потом, склонивши лоб на стол,
Крест-накрест перечеркивала - имя...

Но ты, в руке продажного писца
Зажатое! ты, что мне сердце жалишь!
Непроданное мной! внутри кольца!
Ты - уцелеешь на скрижалях.

18 мая 1920


x x x


Кто создан из камня, кто создан из глины, -
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело - измена, мне имя - Марина,
Я - бренная пена морская.

Кто создан из глины, кто создан из плоти -
Тем гроб и надгробные плиты...
- В купели морской крещена - и в полете
Своем - непрестанно разбита!

Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробъется мое своеволье.
Меня - видишь кудри беспутные эти? -
Земною не сделаешь солью.

Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной - воскресаю!
Да здравствует пена - веселая пена -
Высокая пена морская!

23 мая 1920


x x x


Знаю, умру на заре! На которой из двух,
Вместе с которой из двух - не решить по заказу!
Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!
Чтоб на вечерней заре и на утренней сразу!

Пляшущим шагом прошла по земле! - Неба дочь!
С полным передником роз! - Ни ростка не наруша!
Знаю, умру на заре! - Ястребиную ночь
Бог не пошлет по мою лебединую душу!

Нежной рукой отведя нецелованный крест,
В щедрое небо рванусь за последним приветом.
Прорезь зари - и ответной улыбки прорез...
- Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!

Декабрь 1920


Маяковскому

Превыше крестов и труб,
Крещенный в огне и дыме,
Архангел-тяжелоступ -
Здорово, в веках Владимир!

Он возчик и он же конь,
Он прихоть и он же право.
Вздохнул, поплевал в ладонь:
- Держись, ломовая слава!

Певец площадных чудес -
Здорово, гордец чумазый,
Что камнем - тяжеловес
Избрал, не прельщась алмазом.

Здорово, булыжный гром!
Зевнул, козырнул и снова
Оглоблей гребет - крылом
Архангела ломового.

18 сентября 1921


Хвала Богатым

И засим, упредив заране,
Что меж мной и тобою - мили!
Что себя причисляю к рвани,
Что честно мое место в мире:

Под колесами всех излишеств:
Стол уродов, калек, горбатых...
И засим с колокольной крыши
Объявляю: люблю богатых!

За их корень, гнилой и шаткий,
С колыбели растящий рану,
За растерянную повадку
Из кармана и вновь к карману.

За тишайшую просьбу уст их,
Исполняемую, как окрик.
И за то, что их в рай не впустят,
И за то, что в глаза не смотрят.

За их тайны - всегда с нарочным!
За их страсти - всегда с рассыльным!
За навязанные им ночи,
(И целуют и пьют насильно!)

И за то, что в учетах, в скуках,
В позолотах, в зевотах, в ватах,
Вот меня, наглеца, не купят -
Подтверждаю: люблю богатых!

А еще, несмотря на бритость,
Сытость, питость (моргну - и трачу!)
За какую-то - вдруг - побитость,
За какой-то их взгляд собачий,

Сомневающийся... 

                               - Не стержень
Ли к нулям? Не шалят ли гири?
И за то, что меж всех отверженств
Нет - такого сиротства в мире!

Есть такая дурная басня:
Как верблюды в иглу пролезли.
...За их взгляд, изумленный насмерть,
Извиняющийся в болезни.

Как в банкротстве... "Ссудил бы... Рад бы -
Да..."
         За тихое, с уст зажатых:
"По каратам считал, я - брат был..."
Присягаю: люблю богатых!

30 сентября 1922


Диалог Гамлета с совестью


- На дне она, где ил
И водоросли... Спать в них
Ушла, - но сна и там нет!
- Но я ее любил,
Как сорок тысяч братьев
Любить не могут!
                              - Гамлет!
На дне она, где ил:
Ил!.. И последний венчик
Всплыл на приречных бревнах...
- Но я ее любил,
Как сорок тысяч...
                               - Меньше
Все ж, чем один любовник.
На дне она, где ил.
- Но я ее -
                  любил??

5 июня 1923


x x x


Б. Пастернаку

Рас - стояние: версты, мили...
Нас рас - ставили, рас - садили,
Чтобы тихо себя вели
По двум разным концам земли.

Рас - стояние: версты, дали...
Нас расклеили, распаяли,
В две руки развели, распяв,
И не знали, что это - сплав

Вдохновений и сухожилий...
Не рассорили - рассорыли,
Расслоили...
                     Стена да ров.
Расселили нас как орлов-

Заговорщиков: версты, дали...
Не расстроили - расстреляли.
По трущобам земных широт
Рассовали нас как сирот.

Который уж, ну который - март?!
Разбили нас - как колоду карт!

24 марта 1925


x x x


Рябину
Рубили
Зорькою.
Рябина -
Судьбина
Горькая.
Рябина -
Седыми
Спусками.
Рябина!
Судьбина
Русская.

1934


Читатели газет


Ползет подземный змей,
Ползет, везет людей.
И каждый - со своей
Газетой (со своей

Экземой!) Жвачный тик,
Газетный костоед.
Жеватели мастик,
Читатели газет.

Кто - чтец? Старик? Атлет?
Солдат? - Ни черт, ни лиц,
Ни лет. Скелет - раз нет
Лица: газетный лист!

Которым - весь Париж
С лба до пупа одет.
Брось, девушка!
                         Родишь -
Читателя газет.

Кача - "живет с сестрой" -
ются - "убил отца!" -
Качаются - тщетой
Накачиваются.

Что для таких господ -
Закат или рассвет?
Глотатели пустот,
Читатели газет!

Газет - читай: клевет,
Газет - читай: растрат.
Что ни столбец - навет,
Что ни абзац - отврат...

О, с чем на Страшный суд
Предстаните: на свет!
Хвататели минут,
Читатели газет!

- Пошел! Пропал! Изчез!
Стар материнский страх.
Мать! Гуттенбергов пресс
Страшней, чем Шварцев прах!

Уж лучше на погост, -
Чем в гнойный лазарет
Чесателей корост,
Читателей газет!

Кто наших сыновей
Гноит во цвете лет?
Смесители кровей,
Писатели газет!

Вот, други, - и куда
Сильней, чем в сих строках! -
Что' думаю, когда
С рукописью в руках

Стою перед лицом
- Пустее места - нет! -
Так значит - нелицом
Редактора газет-

ной нечисти.

1-15 ноября 1935, Ванв


x x x


Пора снимать янтарь,
Пора менять словарь,
Пора гасить фонарь
Наддверный...

Февраль 1941


 Домики старой Москвы


Слава прабабушек томных,
Домики старой Москвы,
Из переулочков скромных
Все исчезаете вы,

Точно дворцы ледяные
По мановенью жезла.
Где потолки расписные,
До потолков зеркала?

Где клавесина аккорды,
Темные шторы в цветах,
Великолепные морды
На вековых воротах,

Кудри, склоненные к пяльцам,
Взгляды портретов в упор...
Странно постукивать пальцем
О деревянный забор!

Домики с знаком породы,
С видом ее сторожей,
Вас заменили уроды,-
Грузные, в шесть этажей.

Домовладельцы - их право!
И погибаете вы,
Томных прабабушек слава,
Домики старой Москвы.
 
Рейтинг: 0 61 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
95
91
Я люблю! 14 февраля 2019 (Анна Гирик)
85
76
Крещение... 21 января 2019 (Анна Гирик)
72
71
69
69
68
68
65
65
61
61
61
61
60
60
59
58
58
57
55
ВДОХ - ВЫДОХ 14 февраля 2019 (Рената Юрьева)
54
51
48
48
У копны 14 февраля 2019 (Петр Казакевич)
47
47
37