ГлавнаяПрозаДетские разделыСказки → Сказка Путешествие Александра (Тристиция и Апполония)

Сказка Путешествие Александра (Тристиция и Апполония)

2 октября 2019 - Катрин Тоток
article458482.jpg
Солнце стояло высоко в зените. Земля под ногами была теплой и приятной. Изумрудами переливалась зелень травы. Кроны чудо-древ пестрили разноцветными листьями, а в их густой прохладе щебетали диковинные птички. Черных туч с лавовыми осадками практически не осталось, лишь одна небольшая тучка недвижно висела совсем не далеко от Саши.
Под черным облаком  лежала грустная старушка с пепельными волосами. Уголки старых губ опущены вниз, густые брови нависли над серыми глазами. На бабушке темно-серый бесформенный балахон, ноги босы. Не стриженые ногти, выглядели, как желтые орлиные когти. Бабулечка не делала абсолютно ничего. Она просто лежала под открытым небом, и лежала так долго, что земля начала забирать её к себе. Полевая трава и цветы прорастали сквозь руки и ноги старушки, а в раскинутых волосах росла семья грибов. Её не смущали ни бабочки, садившиеся на её сморщенный нос, ни ящерицы, облюбовавшие старое тело в качестве места отдыха, ни олени, шагавшие мимо бабулечки всего в нескольких миллиметрах. Она была не подвижна и грустна.
-Здравствуй бабушка! - поздоровался с ней Саша.
Бабушка не подняла на мальчика свой взгляд, только грудь ее мерно всколыхнулась вверх.
-Уходи, - тихо и отрешенно произнесла она.
-Может вам помочь? С вами все хорошо? - не отступал Александр.
Бабушка больше не удостоила его ответом.
-Интересно, этот хранитель тьмы притворяется или она и вправду такая старая и беспомощная, - подумал Саша. - И как обратить её в ступеньку, если она таки будет просто лежать?
-Бабушка, вы не скажите, как мне найти хранителя света?
Старушка отрицательно покачала головой, потревожив семейство грибов. Грибки завозмущались и уползли подальше от её волос.
Мальчик был в недоумении. Такого ленивого и старого греха он еще не встречал. Что бы понять, что ему делать он решил отыскать светлого хранителя.
По правую руку от Саши простирались джунгли, густые, влажные и дикие. Лианы свисали с исполинских шорей. В чашах из крупных тропических листьев, подвесными оазисами, собиралась вода. Гигантские сколопендры обвивались вокруг широких ветвей раскидистых деревьев. Сашу смущали эти длинные насекомые, с множеством лапок, но мальчик все равно решил зайти в чащу леса. Сырая почва немного проминалась под ногами. Мох рос практически на каждом стволе.  Голубые бабочки, размером с мужскую крупную ладонь, наслаждались нектаром диковинных цветов. В глубине чащи Саша слышал бой африканских барабанов и веселые, улюлюкающие голоса.
Выйдя на лесную поляну, мальчик увидел одетых в кожу амазонок. Смуглые, стройные и сильные, они танцевали вокруг горящего огня. Одни женщины били руками в барабаны, другие пели песни, третьи хлопали в ладоши в такт музыке, но на всех женщинах было одно лицо. Высокие острые скулы, широкая улыбка во все зубы, темные глаза. Саша хотел было поздороваться, но не знал, как обратиться к присутствующим. Его проблему решил попугай ара, сидящий на торчащей из земли трости.
-Чужак, чужак, чужак! - закричала птица.
Тут же смолк барабанный бой. Женщины остановили свои дикие танцы и обратили черные глаза на мальчика.
-Кто ты? - грудным голосом спросила женщина.
-Я Александр - путник, идущий по дороге тьмы и света, что бы в конце пути встретить свою маму.
Женщина улыбнулась, оголяя ровные белоснежные зубы.
-Так ты мой гость! Я Апполония, некогда хранительница светлой стороны. Но благодаря тебе, теперь мир един. Я могу жить в свое удовольствие! Охотится, скакать верхом, лазать по деревьям, рыбачить и ловить бабочек. А раньше моя жизнь была сплошной борьбой с Ленью! - Апполония проводила мальчика к каменному столу. - Представляешь, каково это, сподвигать Лень к действию! Нужно было быть крайне изощрённой, что бы заставить Тристицию двигаться. А сейчас в этом нет нужды. Лень победила сама себя! - радостно вскрикнула амазонка.
Александр недоумевал.
-Но ведь она лежит там под открытым небом совсем одна! Она старая и беспомощная! В её волосах уже растут грибы!
Апполония не унывала.
-Она всегда была не аккуратной. Не переживай за неё, скоро земля поглотит ее и Лени совсем не станет.
-И тогда она станет ступенькой моей лестницы?
-Нет, - улыбаясь, ответила хозяйка джунглей. - Это же не ты и не я победили Лень, это Лень победила сама себя.
-Этого не может быть! Нужно сделать так, чтоб она помогла мне увидеть маму.
Апполония задумалась.
-Думаю, я в этом не смогу тебе помочь. Тристиция никогда мне не нравилась, и сейчас я полностью от нее свободна. Нету больше абсолютного зла, или добра. Значит Лень безвредна. И возвращаться к ней я не хочу.  Давай лучше покатаемся на лианах! Я уверена, ты никогда так не делал.
Александр встал из-за стола грозно глядя на амазонку.
-Извини, но значит, я не могу у тебя оставаться. У меня есть цель, и я должен её достичь.
Апполония не стала его задерживать.
-Конечно, иди, упрямый мальчик. Но вряд ли у тебя получится расшевелить Тристицию, её просто лень.
Амазонка дала сигнал, и забарабанили барабаны, запели дикими голосами женщины, затрещал разгорающейся костер.
Путь обратно к дороге занял немного больше времени, чем к Апполонии. Однако мальчик успешно вышел из леса и направился в бездвижно лежащей Тристиции. Поза старушки не изменилась, она лежала на спине и закрытыми глазами, и казалось, дремала.
-Бабушка Тристиция, - обратился к ней Саша. - Я уверен, ты слышишь меня, хоть и не хочешь разговаривать. Меня зовут Александр.
Мальчик сел рядом с бабушкой и взял ей за морщинистую руку.
-Бабушка Лень! Мне очень нужно, что бы ты пошевелилась, - взмолился мальчик. - Ну, пожалуйста! Моя добрая и любимая мама ждет меня! Когда мы с ней увидимся, она снова обнимет меня и скажет, что очень скучала, - глаза Саши наполнились слезами. - Моя красивая мама снова будет гладить меня по голове, а я буду чувствовать сладкий запах её волос. Неужели, бабушка Тристиция, тебе все равно на это? Неужели ты никогда не любила свою маму или папу?
Но Тристиция лежала неподвижно. Не дрогнул на её старом сером лице ни один мускул. Не шевельнулся седой волос на голове. Лишь слышно было мерное, глубокое дыхание.
Александр выбросил из своей руки ладонь Лени.
-Какая же вы бесчувственная женщина! - закричал мальчик. - Моя мама умерла! Мой отец умер! Мой брат тоже мертв! А вы, даже не хотите поговорить со мной! Как вы можете лежать и бездействовать, когда олени уже принимают вас за траву?! Как можете давать грибам прятаться в ваших волосах?! Почему вы сдали, когда нужно бороться?!
Александр еще долго кричал на мирно лежащую бабушку. Он даже хотел швырнуть в неё веткой, но вовремя сдержался, и палка полетела в сторону стада оленей, наблюдавших за этой сценой. Животные пугливо отпрыгнули в сторону. Тристиция не открыла глаз.
Саша почувствовал бессилие. Плюхнувшись на траву, он горько заплакал. Усталость и тяжесть путешествия по волшебному миру сломили его дух. Голову его не покидали мысли о маме.
-Я прошел мимо Гордости, Жадности, Зависти, Гнева, Блуда и Обжорства, но меня сломила Лень, - разговаривал мальчик сам с собой. - Почему именно Лень? Как заставить ее не ленится? Что бы сделала моя мама?
Александр вспомнил дни, когда они дружной семьей жили в своем старом и уютном доме. Папа вставал рано и они с братом Саши шли рыбачить на запруду. Мама оставалась готовить завтрак и хлопотать по хозяйству. Саша же, любил понежиться в своей постели, наблюдая за красочными снами. Сначала мама будила своего младшего сына поцелуями и поглаживаниями по голове, затем забирала у Сашеньки одеяло, чтоб холод взбодрил его и он проснулся (но Саша только сворачивался в комок и никакой холод был ему нипочем), тогда мама приходила к более изощрённым видам пробуждения. С хохотом она плюхалась к сыну на кровать и начинала неистово его щекотать. Сашка ужасно боялся щекотки. Эта пытка мгновенно будила мальчика. Он продолжал смеяться и корчиться до тех пор, пока мама не решала, что бодрости в юном теле уже достаточно. Она целовала Александра в лоб и устремлялась прочь, к своим делам, оставляя мальчику время на утренние сборы.
-Точно! - осенило Сашу.
Он вскочил на ноги и подбежал к лежащей Лени. Пальцы его запрыгали по ребрам серой старушки. На мгновение Саша подумал, что его шалость не удалась, но тут же воздух вокруг наполнил молодой, задорный и истерический смех Тристиции. Из дряхлой старушки, за считанные секунды, Лень превратилась в молодую сероволосую девочку. И тут же распалась на миллион пушинок, и обратилась в ступеньку заветной лестницы.
Александр подошел к концу дороги, где ждала его заветная дверь и лестница, что приведет его к маме. Дверь распахнулась, осталось только поднятся.
 
Значение имен:
Тристиция (tristitia - уныние)
Апполония (разрушающая)
 
«Уныние — это продолжительное и одновременное движение яростной и вожделеющей части души. Первая неистовствует по поводу того, что находится в ее распоряжении, вторая, напротив, тоскует по тому, чего ей недостает».
Евагрий Понтийский

© Copyright: Катрин Тоток, 2019

Регистрационный номер №0458482

от 2 октября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0458482 выдан для произведения: Солнце стояло высоко в зените. Земля под ногами была теплой и приятной. Изумрудами переливалась зелень травы. Кроны чудо-древ пестрили разноцветными листьями, а в их густой прохладе щебетали диковинные птички. Черных туч с лавовыми осадками практически не осталось, лишь одна небольшая тучка недвижно висела совсем не далеко от Саши.
Под черным облаком  лежала грустная старушка с пепельными волосами. Уголки старых губ опущены вниз, густые брови нависли над серыми глазами. На бабушке темно-серый бесформенный балахон, ноги босы. Не стриженые ногти, выглядели, как желтые орлиные когти. Бабулечка не делала абсолютно ничего. Она просто лежала под открытым небом, и лежала так долго, что земля начала забирать её к себе. Полевая трава и цветы прорастали сквозь руки и ноги старушки, а в раскинутых волосах росла семья грибов. Её не смущали ни бабочки, садившиеся на её сморщенный нос, ни ящерицы, облюбовавшие старое тело в качестве места отдыха, ни олени, шагавшие мимо бабулечки всего в нескольких миллиметрах. Она была не подвижна и грустна.
-Здравствуй бабушка! - поздоровался с ней Саша.
Бабушка не подняла на мальчика свой взгляд, только грудь ее мерно всколыхнулась вверх.
-Уходи, - тихо и отрешенно произнесла она.
-Может вам помочь? С вами все хорошо? - не отступал Александр.
Бабушка больше не удостоила его ответом.
-Интересно, этот хранитель тьмы притворяется или она и вправду такая старая и беспомощная, - подумал Саша. - И как обратить её в ступеньку, если она таки будет просто лежать?
-Бабушка, вы не скажите, как мне найти хранителя света?
Старушка отрицательно покачала головой, потревожив семейство грибов. Грибки завозмущались и уползли подальше от её волос.
Мальчик был в недоумении. Такого ленивого и старого греха он еще не встречал. Что бы понять, что ему делать он решил отыскать светлого хранителя.
По правую руку от Саши простирались джунгли, густые, влажные и дикие. Лианы свисали с исполинских шорей. В чашах из крупных тропических листьев, подвесными оазисами, собиралась вода. Гигантские сколопендры обвивались вокруг широких ветвей раскидистых деревьев. Сашу смущали эти длинные насекомые, с множеством лапок, но мальчик все равно решил зайти в чащу леса. Сырая почва немного проминалась под ногами. Мох рос практически на каждом стволе.  Голубые бабочки, размером с мужскую крупную ладонь, наслаждались нектаром диковинных цветов. В глубине чащи Саша слышал бой африканских барабанов и веселые, улюлюкающие голоса.
Выйдя на лесную поляну, мальчик увидел одетых в кожу амазонок. Смуглые, стройные и сильные, они танцевали вокруг горящего огня. Одни женщины били руками в барабаны, другие пели песни, третьи хлопали в ладоши в такт музыке, но на всех женщинах было одно лицо. Высокие острые скулы, широкая улыбка во все зубы, темные глаза. Саша хотел было поздороваться, но не знал, как обратиться к присутствующим. Его проблему решил попугай ара, сидящий на торчащей из земли трости.
-Чужак, чужак, чужак! - закричала птица.
Тут же смолк барабанный бой. Женщины остановили свои дикие танцы и обратили черные глаза на мальчика.
-Кто ты? - грудным голосом спросила женщина.
-Я Александр - путник, идущий по дороге тьмы и света, что бы в конце пути встретить свою маму.
Женщина улыбнулась, оголяя ровные белоснежные зубы.
-Так ты мой гость! Я Апполония, некогда хранительница светлой стороны. Но благодаря тебе, теперь мир един. Я могу жить в свое удовольствие! Охотится, скакать верхом, лазать по деревьям, рыбачить и ловить бабочек. А раньше моя жизнь была сплошной борьбой с Ленью! - Апполония проводила мальчика к каменному столу. - Представляешь, каково это, сподвигать Лень к действию! Нужно было быть крайне изощрённой, что бы заставить Тристицию двигаться. А сейчас в этом нет нужды. Лень победила сама себя! - радостно вскрикнула амазонка.
Александр недоумевал.
-Но ведь она лежит там под открытым небом совсем одна! Она старая и беспомощная! В её волосах уже растут грибы!
Апполония не унывала.
-Она всегда была не аккуратной. Не переживай за неё, скоро земля поглотит ее и Лени совсем не станет.
-И тогда она станет ступенькой моей лестницы?
-Нет, - улыбаясь, ответила хозяйка джунглей. - Это же не ты и не я победили Лень, это Лень победила сама себя.
-Этого не может быть! Нужно сделать так, чтоб она помогла мне увидеть маму.
Апполония задумалась.
-Думаю, я в этом не смогу тебе помочь. Тристиция никогда мне не нравилась, и сейчас я полностью от нее свободна. Нету больше абсолютного зла, или добра. Значит Лень безвредна. И возвращаться к ней я не хочу.  Давай лучше покатаемся на лианах! Я уверена, ты никогда так не делал.
Александр встал из-за стола грозно глядя на амазонку.
-Извини, но значит, я не могу у тебя оставаться. У меня есть цель, и я должен её достичь.
Апполония не стала его задерживать.
-Конечно, иди, упрямый мальчик. Но вряд ли у тебя получится расшевелить Тристицию, её просто лень.
Амазонка дала сигнал, и забарабанили барабаны, запели дикими голосами женщины, затрещал разгорающейся костер.
Путь обратно к дороге занял немного больше времени, чем к Апполонии. Однако мальчик успешно вышел из леса и направился в бездвижно лежащей Тристиции. Поза старушки не изменилась, она лежала на спине и закрытыми глазами, и казалось, дремала.
-Бабушка Тристиция, - обратился к ней Саша. - Я уверен, ты слышишь меня, хоть и не хочешь разговаривать. Меня зовут Александр.
Мальчик сел рядом с бабушкой и взял ей за морщинистую руку.
-Бабушка Лень! Мне очень нужно, что бы ты пошевелилась, - взмолился мальчик. - Ну, пожалуйста! Моя добрая и любимая мама ждет меня! Когда мы с ней увидимся, она снова обнимет меня и скажет, что очень скучала, - глаза Саши наполнились слезами. - Моя красивая мама снова будет гладить меня по голове, а я буду чувствовать сладкий запах её волос. Неужели, бабушка Тристиция, тебе все равно на это? Неужели ты никогда не любила свою маму или папу?
Но Тристиция лежала неподвижно. Не дрогнул на её старом сером лице ни один мускул. Не шевельнулся седой волос на голове. Лишь слышно было мерное, глубокое дыхание.
Александр выбросил из своей руки ладонь Лени.
-Какая же вы бесчувственная женщина! - закричал мальчик. - Моя мама умерла! Мой отец умер! Мой брат тоже мертв! А вы, даже не хотите поговорить со мной! Как вы можете лежать и бездействовать, когда олени уже принимают вас за траву?! Как можете давать грибам прятаться в ваших волосах?! Почему вы сдали, когда нужно бороться?!
Александр еще долго кричал на мирно лежащую бабушку. Он даже хотел швырнуть в неё веткой, но вовремя сдержался, и палка полетела в сторону стада оленей, наблюдавших за этой сценой. Животные пугливо отпрыгнули в сторону. Тристиция не открыла глаз.
Саша почувствовал бессилие. Плюхнувшись на траву, он горько заплакал. Усталость и тяжесть путешествия по волшебному миру сломили его дух. Голову его не покидали мысли о маме.
-Я прошел мимо Гордости, Жадности, Зависти, Гнева, Блуда и Обжорства, но меня сломила Лень, - разговаривал мальчик сам с собой. - Почему именно Лень? Как заставить ее не ленится? Что бы сделала моя мама?
Александр вспомнил дни, когда они дружной семьей жили в своем старом и уютном доме. Папа вставал рано и они с братом Саши шли рыбачить на запруду. Мама оставалась готовить завтрак и хлопотать по хозяйству. Саша же, любил понежиться в своей постели, наблюдая за красочными снами. Сначала мама будила своего младшего сына поцелуями и поглаживаниями по голове, затем забирала у Сашеньки одеяло, чтоб холод взбодрил его и он проснулся (но Саша только сворачивался в комок и никакой холод был ему нипочем), тогда мама приходила к более изощрённым видам пробуждения. С хохотом она плюхалась к сыну на кровать и начинала неистово его щекотать. Сашка ужасно боялся щекотки. Эта пытка мгновенно будила мальчика. Он продолжал смеяться и корчиться до тех пор, пока мама не решала, что бодрости в юном теле уже достаточно. Она целовала Александра в лоб и устремлялась прочь, к своим делам, оставляя мальчику время на утренние сборы.
-Точно! - осенило Сашу.
Он вскочил на ноги и подбежал к лежащей Лени. Пальцы его запрыгали по ребрам серой старушки. На мгновение Саша подумал, что его шалость не удалась, но тут же воздух вокруг наполнил молодой, задорный и истерический смех Тристиции. Из дряхлой старушки, за считанные секунды, Лень превратилась в молодую сероволосую девочку. И тут же распалась на миллион пушинок, и обратилась в ступеньку заветной лестницы.
Александр подошел к концу дороги, где ждала его заветная дверь и лестница, что приведет его к маме. Дверь распахнулась, осталось только поднятся.
 
Значение имен:
Трисциция (tristitia - уныние)
Апполония (разрушающая)
 
«Уныние — это продолжительное и одновременное движение яростной и вожделеющей части души. Первая неистовствует по поводу того, что находится в ее распоряжении, вторая, напротив, тоскует по тому, чего ей недостает».
Евагрий Понтийский
 
Рейтинг: 0 47 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
118
111
106
102
94
93
91
88
86
84
81
78
76
70
69
68
68
68
67
66
В декабре 1 декабря 2019 (Михаил Забродин)
66
МОЖЕТ... 20 ноября 2019 (Рената Юрьева)
64
64
62
61
Милой маме. 23 ноября 2019 (Сергей Акинин)
60
54
54
51
51