ЛИНЕЙКА

26 августа 2017 - Олег Ершов
article394490.jpg
                                                                                                                (Рассказ)

     Сибирское лето, в последние дни августа, стремительно убегало в какую-то загадочную неизвестность. Солнце светило ещё ярко, но такого тепла, как в июле, уже не было. По утрам пойму реки покрывали густые туманы, а по ночам случались небольшие заморозки. Потянулись первые косяки перелетных птиц. После вечерней дойки, когда останавливались мощные насосы, было отчетливо слышно, как жирные дикие утки с плеском падали в чистые озёра и громко крякали, как будто делали перекличку. Они всегда, перед дальней дорогой на юг, задерживались здесь, чтобы еще немного подкормиться и добрать жира. Где-то там, за высокой Караканской горой, смело шагал златокудрый сентябрь, ведя за собой красивую, но унылую повелительницу грусти и восхищения, вечную странницу – осень.
     Деревенские с утра до ночи пропадали на полях, стараясь, как можно быстрее успеть управиться с жатвой. Да, и вообще, убрать весь урожай и подготовиться к зиме. Это было самое главное время в году – собирать урожай.
     Словно песок сквозь пальцы, солнечные денёчки, проскальзывали, не успевая задержаться в памяти, отрывая тоненькие листочки похудевшего численника висевшего на стене прямо над письменным столом. Мишка каждое утро с тревогой смотрел на календарь и очень волновался. Он волновался не потому, что заканчивалось лето, а потому, что совсем скоро он должен был идти в первый класс. И это волнение с каждым днём становилось все сильнее и сильнее. Конечно же, для школы всё было давно готово. И тетрадки и карандаши. И даже, совершенно, новенький ранец, который привез отец, когда возвращался из командировки, Мишка каждый вечер примерял на свои плечи, косясь, посматривая в зеркало. А совсем недавно, мама купила Мишке новенькую школьную форму, белую рубашку с галстуком и главное, чёрные лакированные ботинки. Отутюжив костюм как надо, она повесила его в шкаф и строго настрого наказала до первого сентября даже близко не подходить к шкафу.
     Да! Теперь не то, что тогда, когда ему не надо было ходить в школу. Теперь он стал совсем взрослый и даже заметно подрос. А школа, как говорил Мишкин отец, - Это самый главный шаг в самостоятельной жизни! Конечно же, Мишка много думал над этими словами. Он много раз представлял себе, как он сделает этот первый шаг. Ему казалось, что вот завтра он распахнет дверь и сам выйдет из дома и, тогда все станет совершенно по-другому. А как по другому, он ни как не мог себе представить. Он очень хотел это понять, но ни кто так и не смог ему объяснить, чтобы он понял. Даже лучший друг Сашка Шефер, что жил у него за стенкой, не мог сказать ни чего вразумительного. Хотя он был старше Мишки на целых два года и собирался идти в третий класс.
 
     Мишка лежал на спине и смотрел в открытое окно на ночные звёзды. Он ещё с вечера попросил маму, чтобы она постелила ему на диване в большой комнате, чтобы перед школой хорошо выспаться и собраться с мыслями. Он несколько раз проверил школьный ранец и даже полистал красочный букварь. Убедившись, что всё в полном порядке, Мишка юркнул под тёплое одеяло и закрыл глаза. Мягкая пуховая подушка медленно проваливалась под его головой. Он зажмурился и не хотел ни о чем думать. В голове было только одно:
     - Завтра в школу! – Пульсировало у него внутри. Какая-то невидимая радость переполняла его сознание. А мысли, которые он прогонял прочь, заползали в его голову без разрешения и сами создавали перед глазами какие-то непонятные картинки. Эти картинки были яркими и красочными. Он представлял себе, как завтра впервые придёт в школу. Улыбка невероятной радостью наползала на его лицо и ни как не давала ему заснуть. Глаза предательски открывались и, совершенно не хотелось спать. Мишка, разглядывал, яркие звёзды и пытался представить себе, как он завтра придёт в школу. Он представлял себе множество разных вариантов, как это произойдёт, но это была только дорога до школы. А вот как будет, там, в школе, Мишка не мог себе представить. Ведь он раньше ни когда не был в этой самой школе. И поэтому его мысли не могли зацепиться за то, как это происходит. Конечно же, ему много рассказывали об этом. И старший брат Тимка, который завтра пойдёт уже в пятый класс. И сестра Ирка, которая идёт в школу уже во второй класс. И даже друг Сашка много рассказывал про эту самую школу. Но Мишка ни как не мог себе нарисовать красочную картинку в своём сознании. Только одно слово «Линейка», каким-то торжественным грузом пульсировало в его сознании. Мишка ворочился на диване и тихо повторял: - Линейка, линейка!
     Он давно уже уснул, но ему казалось, что мама не положила в ранец ему эту самую линейку. Теперь его мучал вопрос, для чего все школьники должны вставать на эту самую линейку? Почему нельзя просто постоять на земле?
     Мишка крепко спал, когда Тимка громко скомандовал: - Подъём! И резко сбросил с Мишки одеяло. Мишка подскочил, как ошпаренный и, испугавшись, встал в угол.
     - Ты чего орёшь? – Сквозь слёзы, кое-как выдавил он.
     - Я не ору, я командую! – Засмеялся Тимка, ловко повесив на плечо белое полотенце.
     - Всё братец! Кончилась твоя лафа, маленького ребёнка. Теперь ты такой же, как и я. Теперь ты взрослый и потрудись исполнять режим. Теперь ты будешь вставать так рано каждое утро. Умываться и чистить зубы. – Тимка протянул Мишке зубную щётку.
     - А ещё, ты будешь делать зарядку, и готовить уроки. Всё Мишка, теперь ты взрослый. И ни кто за тебя, ни чего делать не будет. Теперь ты сам! – Тимка снова засмеялся и важно пошёл умываться.
     - А где мама? – Принизив голос, тихо спросил Мишка, кулаками протирая глаза.
     - А маму срочно вызвали на работу! – Тимка засунул в рот зубную щётку.
     - Теперь я твоя мамка! И ты сегодня будешь слушаться меня. – Он снова вытащил изо-рта щетку.
     - Так, что не стой, а быстро умываться и собираться. А то мы точно опоздаем в школу. – Он снова сунул щётку в рот и вышел из комнаты.
     Мишка, не веря тому, что говорил Тимка, бросился в мамину комнату. Он рванул дверь и увидел, что в комнате ни кого нет и, мамина кровать аккуратно заправлена. Не понимая, что происходит, Мишка кинулся на кухню:
     - Мама, мама! – Закричал он. Но вбежав на кухню, натолкнулся на сестру Ирку, которая, стояла у кухонного стола, готовя завтрак. Она была уже одетая в школьную форму с заплетёнными косичками и в белом фартуке.
     - Мишка, ты чего орёшь? – Не отрываясь от своих кухонных дел, совершенно по взрослому, почти как мама, спросила она.
     - А где мама? – Не удержался Мишка.
     - Маму срочно вызвали на работу. – Спокойно ответила Ирка.
     - Ты давай не стой. Время уже много. Тимка и так дал тебе подольше поспать. Мама просила, чтобы тебя рано не будить. – Она взяла чайник и начала разливать кипяток по бокалам.
     - Иди, умывайся. А то мы с тобой опоздаем в школу.
     Мишка наконец-то окончательно проснулся и пришел в себя. Сейчас ему больше всего не хотелось идти ни в какую школу. Он злился и нервничал, что Тимка так обошёлся с ним. Обычно мама нежно будила его и поглаживала при этом рукой по голове, когда надо было вставать о раньше. А Тимка, как чёрт налетел и скинул с Мишки одеяло на самом сладком месте, кода Мишка видел десятый сон. Ну, хоть бы предупредил как-то. Или ещё что? А так, ясно дело, Мишка сильно обиделся. Он тихонько сел на стул и опустил голову.
     - Ты чего уселся? – Ирка почти перешла на визг.
     - Посмотри на часы! Мы так точно опоздаем! – Она поставила чайник на плиту.
     - Завтрак готов! – Словно будильник, про трезвонила Ирка.
     - Вот и хорошо! – Тимка вышел из комнаты.
     - Мишка, а ну быстро умываться и завтракать. Мы так точно опоздаем. – Тимка нахмурил брови.
     - Ладно! Так уж и быть. Ваша взяла! – Мишка нехотя встал со стула и лениво оплёлся к умывальнику. Только сейчас он вспомнил, как давал отцу обещание во всем слушаться старших, когда тот уезжал в очередную командировку. И Мишка, вспомнив своё обещание, встрепенулся и взял себя в руки.
    
     Мишка подошёл к умывальнику и включил холодную воду. Он хорошо помнил, как давал себе клятву, что с первого сентября он будет другим человеком. А это значит, что он будет делать так, как делает его отец. А Мишкин отец всегда по утрам умывался холодной водой.
     Взяв ароматное мыло, Мишка одним пальцем потрогал холодную струю воды из - под крана.
     - Бр - р! – Вырвалось у него.
     - Ох и холоднющая! – Отдернув руку, прошипел Мишка. Постояв несколько секунд перед умывальником, Мишка стянул с себя майку и стиснув зубы сунул руки под кран. Вода оказалась не такой уж и холодной. Тогда Мишка намылил руки и принялся умываться точно так, как делал это Мишкин отец. Он мыл с мылом и шею и лицо и грудь, при этом покряхтывая от того, что он наконец-то переборол самого себя.
     - Ну, что там, завтрак готов? – Спросил Мишка, выйдя из умывальной комнаты. Он тщательно вытерся чистым белым полотенцем и как отец повесил его на свою тонкую шею.
     - Готов, готов! – Зашнуривая ботинки, быстро ответил Тимка.
     - Если ты еще немного прочванишься, то и завтракать некогда будет. – Тимка выпрямился и одернул новенький школьный костюм.
     - Давай, быстро завтракай и одевайся. Надо уже идти! – Он повернулся к зеркалу и начал причесывать свой длинный чуб.
     Мишка совсем не хотел опаздывать и поэтому сразу же отказался от завтрака. Он быстрым шагом прошел в комнату и, открыв шкаф, вытащил свою новенькую школьную форму. Он давно мечтал, побыстрее одеть её на себя и выйти на улицу. Но мама запрещала ему это делать. А сегодня наконец-то настало то самое заветное время и, он через несколько минут был уже одет и стоял у двери с ранцем за спиной.
     - Я готов! Можно идти! – Отрапортовал Мишка.
     - Куда идти? – Звонко засмеялась Ирка, взяв в руку новенький портфель.
     - А шнурки, кто будет завязывать? – Сквозь смех, еле выговорила она.
     Да, со шнурками у Мишки ни когда не ладилось. Да и ладиться не могло. Просто он раньше всегда ходил в сандалиях, а здесь новые ботинки, да ещё и на шнурках. Конечно же, он раньше пробовал их завязывать, когда одевал кеды и играл мальчишками в футбол. Но чаще это делала мама. А он так и не научился завязывать эти треклятые шнурки.
     - Ни чего с ними не случиться. Я потом завяжу, когда приду в школу. – Попытался отнекаться Мишка. Сейчас, когда он был на самом подъёме своего боевого духа, ему не хотелось позориться за то, что он не умеет завязывать шнурки. Он и раньше думал: - «Зачем вообще придумали эти шнурки? С ними только одна морока. Как будто других вариантов нельзя было придумать к этим ботинкам». Он даже подумывал, что когда вырастит, обязательно что-нибудь придумает вместо этих шнурков.
     - Давай, завязывай и пойдём! – Строго сказал Тимка.
     - Завязывай, завязывай. А как их завязывать? – Мишка разнервничался и присел у порога. Он, конечно же, попытался завязать какой-то узел, но у него ни чего не получилось.
     - Ну, вот и всё! – Громко выдохнул Мишка.
     - Прощай школа! Теперь я никогда не пойду в эту школу и навсегда останусь безграмотным. – Он наклонился на косяк и закрыл глаза.
     - Эх, ты, Мишка! Ничег- то ты не умеешь и не можешь. Привык, что мама за тебя всё делает. А сам-то когда научишься? – Ирка поставила портфель и присела рядом с братом.
     - Не помогай ему. Пусть сам завязывает! – Возмутился Тимка.
     - Да, пока он научится, мы все в школу опоздаем. – Ирка взяла Мишкины шнурки.
     - Вот смотри. Это сюда, а это сюда. А потом затягиваешь, и получается бантик. Понял? – Она ловко завязала один ботинок.
     - Не-ет! – Промычал Мишка и подставил вторую ногу.
     - Да, как же не понятно-то! Вот смотри. Это сюда, а это сюда. А потом затягиваешь! – Повторяя, Ирка завязала Мишке второй шнурок.
     - Теперь понял! – Мишка радостно подскочил и надел на плечи ранец.
     - Теперь точно готов!
 
     Солнце радостно разлилось по всему выцветшему голубому небу, предвещая хороший, теплый и солнечный день. Прохладное утро встретило на Мишку на крыльце запахом свежести и невидимыми мурашками, которые, не дожидаясь приглашения, быстро забрались под новенькую его рубашку, заставляя ёжиться от холода.
     - Прохладно! – Тимка посмотрел на небо.
     - Но ничего, пока дойдём до школы, будет жарко. Ну, что, пошли? – Он завернул в палисадник и взял приготовленные цветы.
     - Вот Вам! – Тимка протянул по букету Ирке и Мишке.
     - Ну, а теперь в путь! – Он подбодрил младших и смело шагнул вперед.
 
     За калиткой, на улице, как по команде, все дети начали выходить из дворов. Девчонки в белых фартуках и с белыми бантами. А мальчишки в новеньких костюмах. В один миг вся улица расцвела множеством разноцветных букетов. Уже с утра было видно, что начался самый красивый и торжественный праздник. Все дети были радостные и красивые. Взявшись за руки мам и пап, они направлялись в сторону школы. Даже солнце весело улыбалось откуда-то сверху, стараясь, как можно быстрее согреть всех своим теплом.
     Мишка тоже шагал как-то необычно и торжественно, прижимая к себе пушистый букет гладиолусов и георгинов. Он то и дело останавливался и посматривал на свои новенькие блестящие ботинки. Радость распирала его и он чувствовал себя на высоте. Теперь ему казалось, что это самый главный день в его жизни.
  
     Отойдя от дома несколько сот метров, Тимка вдруг остановился:
     - Кажется, я забыл выключить утюг и не закрыл дом! – Неуверенно сказал он.
     - Точно так! – Занервничал Тимка.
     - Нет! – Возразил ему Мишка.
     - Мы ни куда без тебя не пойдём. Мы тебя здесь подождём. – Топнул ногой Мишка.
     - Нет пойдёте. Иначе в школу на линейку опоздаете. – Тимка покрутил головой и увидел соседскую старшеклассницу Светку Зубареву. Она, шла со своими подругами, весело смеясь. Тимка остановил девушек и попросил проводить Мишку с Иркой, пока он вернется домой.
     - Девчонки! Пожалуйста, присмотрите за моими. Кажется, я забыл выключить утюг. Я сейчас мигом вернусь домой, а потом Вас догоню, через пойму реки по тропинке напрямую. Здесь дорога в два раза короче. – Он уверенно показал рукой в сторону, туда, где была та самая тропинка, которая проходила через старую пойму реки, прямо через большой овраг.
     - Хорошо, Тима! – Согласилась Светка.
     - Ну что, малыши, пойдёмте с нами. Мы вас проводим. – Весело улыбаясь, девушки позвали за собой Мишку с Иркой. Ирка, как будто ждала, когда её позовут с собой старшие девчонки. А Мишка не очень-то рвался к девчонкам. Ему сразу стало как-то не по себе. И даже лицо покрылось розовой краской. Но делать было нечего, надо было идти в школу. Тимка, бегом побежал домой, а Мишка задумал свой коварный план. Сделав несколько шагов, Мишка подождал, пока Тимка скроется из виду и, пока девчонки обсуждали свои новости, он тихонечко свернул в проулок. Выглянув из-за угла, он ещё раз убедился, что они не заметили его отсутствия, быстро бросился в сторону той самой тропинки, на которую указывал Тимка. Он хотел прийти в школу первым и удивить этих девчонок, какой он удалец. А так идти вместе с ними ему вообще не хотелось. Мишка примерно догадывался, где находится эта самая школа и все рассчитал правильно.
     Сделав несколько усилий, Мишка через пару минут уже спокойно шёл, насвистывая, по той самой тропинке, что быстро убегала в старое поддувало. Так местные жители называли старую пойму реки. Вообще река Иня весной очень сильно разливалась и дотягивалась своими вешними водами до самой деревни, дома которой находились на возвышенности. Она стремительно наполняла всю пойму и забиралась в огороды, выворачивая старые заборы. А когда вода уходила, на склонах оставались большие овраги, и ручьи от дождей все лето бурно стекали, размывая их все шире и шире.
     Пробежав низину поймы, Мишка уже почти миновал самый большой овраг, как вдруг услышал, где-то в низу какой-то тихий и жалостный стон. Он остановился и посмотрел по сторонам. Но вокруг ни кого не было.
     - Показалось! – Подумал он, и смело шагнул вперед, через мостик. Но в это самое время, вновь откуда-то снизу донесся жалобный стон. Мишка снова остановился и посмотрел в низ. Там в самом низу, перепачканный грязью, у ручья, между комков глины сидел маленький и беспомощный щенок. Он был настолько обессиленный, что даже не мог поднять голову. Собрав последние силы, щенок снова жалобно заскулил.
     Мишка не мог оставить в беде беспомощного щенка. Он посмотрел вокруг в надежде, увидеть помощника, но ни кого по близости не оказалось. Тогда Мишка принял решение срочно спасти маленького щенка. А чтобы его спасти, нужно было спуститься в овраг, который был очень глубокий и грязный. Там в низу гулко журчал ручей, и ни каких ступенек не было. Мишка посмотрел на свой новенький школьный костюм и махнул рукой. Сейчас ему было точно не до школы. В следующее мгновение он был уже на дне оврага стоя покалено в грязи, но с маленьким щенком на руках. Теперь нужно было выбираться из оврага. Взяв щенка, Мишка полез наверх, но, сколько бы он не пробовал, скользкая глина не давала ему выбраться. Перемазавшись в глине, Мишка беспомощно сел на дно оврага, не выпуская из рук маленького щенка.
     - Ну, вот дружище! Теперь мы с тобой вместе попали в ловушку. – С досадой выдохнул он.
     - Теперь мне точно влетит от мамки! – Он посмотрел на перепачканный костюм и снова вздохнул. Маленький щенок, почувствовав своего спасителя, лизнул Мишкину щеку и открыл рот.
     - Ничего! – Подбодрился Мишка.
     - Сейчас что-нибудь придумаем. – Он снова встал на ноги и посмотрел вниз по ручью. Там в низине берега оврага были значительно ниже. Не теряя ни минуты, он быстро пошел по ручью и вскоре выбрался наверх. Перемазавшись в грязи с ног до головы, со щенком на руках, Мишка побежал в школу.
 
     В школьном дворе, залитым солнечными лучами, ровно, как по линеечке, выстроившись по классам, стояли ученики со своими учителями. Под бурные аплодисменты, директор школы приветствовал всех собравшихся, и говорил торжественную речь, когда во двор школы, перемазанный глиной, с маленьким щенком на руках вбежал Мишка. Увидев грязного Мишку, все дети громко засмеялись.
     - Чей это мальчик? – Громко спросил директор.
     - Это Мишка! Мой младший брат! – Выбежала Ирка.
     - Мы его потеряли, а он вот…пришел. Где ты был, Мишка? – Спросила сестра.
     - Я, вот…щенка спасал! – Мишка виновато склонил голову и крепче прижал к белой рубашке грязного щенка.
     - Дурак, ты Мишка! Сегодня первое сентября, а ты весь перемазался с ног до головы. Вот мамка тебе задаст! – Затараторила Ирка и, взялась руками за свою голову.
     - Ни какой он не дурак. – Директор школы подошел к Мишке.
     - Посмотрите дети! Это настоящий герой. Он не прошел мимо и спас маленького щенка. Он не вернулся домой, а пришел в школу. Это настоящий человек с большой буквы! – Торжественно говорил директор.
     А Мишка стоял и смотрел на свои грязные лакированные ботинки и, перепачканного грязью, спасенного им щенка, который, высунув розовый язык, смотрел на своего спасителя добрыми и доверчивыми глазами.
 
                                             Олег Ершов 26.08.2017 г.

© Copyright: Олег Ершов, 2017

Регистрационный номер №0394490

от 26 августа 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0394490 выдан для произведения:                                                                                                                 (Рассказ)

     Сибирское лето, в последние дни августа, стремительно убегало в какую-то загадочную неизвестность. Солнце светило ещё ярко, но такого тепла, как в июле, уже не было. По утрам пойму реки покрывали густые туманы, а по ночам случались небольшие заморозки. Потянулись первые косяки перелетных птиц. После вечерней дойки, когда останавливались мощные насосы, было отчетливо слышно, как жирные дикие утки с плеском падали в чистые озёра и громко крякали, как будто делали перекличку. Они всегда, перед дальней дорогой на юг, задерживались здесь, чтобы еще немного подкормиться и добрать жира. Где-то там, за высокой Караканской горой, смело шагал златокудрый сентябрь, ведя за собой красивую, но унылую повелительницу грусти и восхищения, вечную странницу – осень.
     Деревенские с утра до ночи пропадали на полях, стараясь, как можно быстрее успеть управиться с жатвой. Да, и вообще, убрать весь урожай и подготовиться к зиме. Это было самое главное время в году – собирать урожай.
     Словно песок сквозь пальцы, солнечные денёчки, проскальзывали, не успевая задержаться в памяти, отрывая тоненькие листочки похудевшего численника висевшего на стене прямо над письменным столом. Мишка каждое утро с тревогой смотрел на календарь и очень волновался. Он волновался не потому, что заканчивалось лето, а потому, что совсем скоро он должен был идти в первый класс. И это волнение с каждым днём становилось все сильнее и сильнее. Конечно же, для школы всё было давно готово. И тетрадки и карандаши. И даже, совершенно, новенький ранец, который привез отец, когда возвращался из командировки, Мишка каждый вечер примерял на свои плечи, косясь, посматривая в зеркало. А совсем недавно, мама купила Мишке новенькую школьную форму, белую рубашку с галстуком и главное, чёрные лакированные ботинки. Отутюжив костюм как надо, она повесила его в шкаф и строго настрого наказала до первого сентября даже близко не подходить к шкафу.
     Да! Теперь не то, что тогда, когда ему не надо было ходить в школу. Теперь он стал совсем взрослый и даже заметно подрос. А школа, как говорил Мишкин отец, - Это самый главный шаг в самостоятельной жизни! Конечно же, Мишка много думал над этими словами. Он много раз представлял себе, как он сделает этот первый шаг. Ему казалось, что вот завтра он распахнет дверь и сам выйдет из дома и, тогда все станет совершенно по-другому. А как по другому, он ни как не мог себе представить. Он очень хотел это понять, но ни кто так и не смог ему объяснить, чтобы он понял. Даже лучший друг Сашка Шефер, что жил у него за стенкой, не мог сказать ни чего вразумительного. Хотя он был старше Мишки на целых два года и собирался идти в третий класс.
 
     Мишка лежал на спине и смотрел в открытое окно на ночные звёзды. Он ещё с вечера попросил маму, чтобы она постелила ему на диване в большой комнате, чтобы перед школой хорошо выспаться и собраться с мыслями. Он несколько раз проверил школьный ранец и даже полистал красочный букварь. Убедившись, что всё в полном порядке, Мишка юркнул под тёплое одеяло и закрыл глаза. Мягкая пуховая подушка медленно проваливалась под его головой. Он зажмурился и не хотел ни о чем думать. В голове было только одно:
     - Завтра в школу! – Пульсировало у него внутри. Какая-то невидимая радость переполняла его сознание. А мысли, которые он прогонял прочь, заползали в его голову без разрешения и сами создавали перед глазами какие-то непонятные картинки. Эти картинки были яркими и красочными. Он представлял себе, как завтра впервые придёт в школу. Улыбка невероятной радостью наползала на его лицо и ни как не давала ему заснуть. Глаза предательски открывались и, совершенно не хотелось спать. Мишка, разглядывал, яркие звёзды и пытался представить себе, как он завтра придёт в школу. Он представлял себе множество разных вариантов, как это произойдёт, но это была только дорога до школы. А вот как будет, там, в школе, Мишка не мог себе представить. Ведь он раньше ни когда не был в этой самой школе. И поэтому его мысли не могли зацепиться за то, как это происходит. Конечно же, ему много рассказывали об этом. И старший брат Тимка, который завтра пойдёт уже в пятый класс. И сестра Ирка, которая идёт в школу уже во второй класс. И даже друг Сашка много рассказывал про эту самую школу. Но Мишка ни как не мог себе нарисовать красочную картинку в своём сознании. Только одно слово «Линейка», каким-то торжественным грузом пульсировало в его сознании. Мишка ворочился на диване и тихо повторял: - Линейка, линейка!
     Он давно уже уснул, но ему казалось, что мама не положила в ранец ему эту самую линейку. Теперь его мучал вопрос, для чего все школьники должны вставать на эту самую линейку? Почему нельзя просто постоять на земле?
     Мишка крепко спал, когда Тимка громко скомандовал: - Подъём! И резко сбросил с Мишки одеяло. Мишка подскочил, как ошпаренный и, испугавшись, встал в угол.
     - Ты чего орёшь? – Сквозь слёзы, кое-как выдавил он.
     - Я не ору, я командую! – Засмеялся Тимка, ловко повесив на плечо белое полотенце.
     - Всё братец! Кончилась твоя лафа, маленького ребёнка. Теперь ты такой же, как и я. Теперь ты взрослый и потрудись исполнять режим. Теперь ты будешь вставать так рано каждое утро. Умываться и чистить зубы. – Тимка протянул Мишке зубную щётку.
     - А ещё, ты будешь делать зарядку, и готовить уроки. Всё Мишка, теперь ты взрослый. И ни кто за тебя, ни чего делать не будет. Теперь ты сам! – Тимка снова засмеялся и важно пошёл умываться.
     - А где мама? – Принизив голос, тихо спросил Мишка, кулаками протирая глаза.
     - А маму срочно вызвали на работу! – Тимка засунул в рот зубную щётку.
     - Теперь я твоя мамка! И ты сегодня будешь слушаться меня. – Он снова вытащил изо-рта щетку.
     - Так, что не стой, а быстро умываться и собираться. А то мы точно опоздаем в школу. – Он снова сунул щётку в рот и вышел из комнаты.
     Мишка, не веря тому, что говорил Тимка, бросился в мамину комнату. Он рванул дверь и увидел, что в комнате ни кого нет и, мамина кровать аккуратно заправлена. Не понимая, что происходит, Мишка кинулся на кухню:
     - Мама, мама! – Закричал он. Но вбежав на кухню, натолкнулся на сестру Ирку, которая, стояла у кухонного стола, готовя завтрак. Она была уже одетая в школьную форму с заплетёнными косичками и в белом фартуке.
     - Мишка, ты чего орёшь? – Не отрываясь от своих кухонных дел, совершенно по взрослому, почти как мама, спросила она.
     - А где мама? – Не удержался Мишка.
     - Маму срочно вызвали на работу. – Спокойно ответила Ирка.
     - Ты давай не стой. Время уже много. Тимка и так дал тебе подольше поспать. Мама просила, чтобы тебя рано не будить. – Она взяла чайник и начала разливать кипяток по бокалам.
     - Иди, умывайся. А то мы с тобой опоздаем в школу.
     Мишка наконец-то окончательно проснулся и пришел в себя. Сейчас ему больше всего не хотелось идти ни в какую школу. Он злился и нервничал, что Тимка так обошёлся с ним. Обычно мама нежно будила его и поглаживала при этом рукой по голове, когда надо было вставать о раньше. А Тимка, как чёрт налетел и скинул с Мишки одеяло на самом сладком месте, кода Мишка видел десятый сон. Ну, хоть бы предупредил как-то. Или ещё что? А так, ясно дело, Мишка сильно обиделся. Он тихонько сел на стул и опустил голову.
     - Ты чего уселся? – Ирка почти перешла на визг.
     - Посмотри на часы! Мы так точно опоздаем! – Она поставила чайник на плиту.
     - Завтрак готов! – Словно будильник, про трезвонила Ирка.
     - Вот и хорошо! – Тимка вышел из комнаты.
     - Мишка, а ну быстро умываться и завтракать. Мы так точно опоздаем. – Тимка нахмурил брови.
     - Ладно! Так уж и быть. Ваша взяла! – Мишка нехотя встал со стула и лениво оплёлся к умывальнику. Только сейчас он вспомнил, как давал отцу обещание во всем слушаться старших, когда тот уезжал в очередную командировку. И Мишка, вспомнив своё обещание, встрепенулся и взял себя в руки.
    
     Мишка подошёл к умывальнику и включил холодную воду. Он хорошо помнил, как давал себе клятву, что с первого сентября он будет другим человеком. А это значит, что он будет делать так, как делает его отец. А Мишкин отец всегда по утрам умывался холодной водой.
     Взяв ароматное мыло, Мишка одним пальцем потрогал холодную струю воды из - под крана.
     - Бр - р! – Вырвалось у него.
     - Ох и холоднющая! – Отдернув руку, прошипел Мишка. Постояв несколько секунд перед умывальником, Мишка стянул с себя майку и стиснув зубы сунул руки под кран. Вода оказалась не такой уж и холодной. Тогда Мишка намылил руки и принялся умываться точно так, как делал это Мишкин отец. Он мыл с мылом и шею и лицо и грудь, при этом покряхтывая от того, что он наконец-то переборол самого себя.
     - Ну, что там, завтрак готов? – Спросил Мишка, выйдя из умывальной комнаты. Он тщательно вытерся чистым белым полотенцем и как отец повесил его на свою тонкую шею.
     - Готов, готов! – Зашнуривая ботинки, быстро ответил Тимка.
     - Если ты еще немного прочванишься, то и завтракать некогда будет. – Тимка выпрямился и одернул новенький школьный костюм.
     - Давай, быстро завтракай и одевайся. Надо уже идти! – Он повернулся к зеркалу и начал причесывать свой длинный чуб.
     Мишка совсем не хотел опаздывать и поэтому сразу же отказался от завтрака. Он быстрым шагом прошел в комнату и, открыв шкаф, вытащил свою новенькую школьную форму. Он давно мечтал, побыстрее одеть её на себя и выйти на улицу. Но мама запрещала ему это делать. А сегодня наконец-то настало то самое заветное время и, он через несколько минут был уже одет и стоял у двери с ранцем за спиной.
     - Я готов! Можно идти! – Отрапортовал Мишка.
     - Куда идти? – Звонко засмеялась Ирка, взяв в руку новенький портфель.
     - А шнурки, кто будет завязывать? – Сквозь смех, еле выговорила она.
     Да, со шнурками у Мишки ни когда не ладилось. Да и ладиться не могло. Просто он раньше всегда ходил в сандалиях, а здесь новые ботинки, да ещё и на шнурках. Конечно же, он раньше пробовал их завязывать, когда одевал кеды и играл мальчишками в футбол. Но чаще это делала мама. А он так и не научился завязывать эти треклятые шнурки.
     - Ни чего с ними не случиться. Я потом завяжу, когда приду в школу. – Попытался отнекаться Мишка. Сейчас, когда он был на самом подъёме своего боевого духа, ему не хотелось позориться за то, что он не умеет завязывать шнурки. Он и раньше думал: - «Зачем вообще придумали эти шнурки? С ними только одна морока. Как будто других вариантов нельзя было придумать к этим ботинкам». Он даже подумывал, что когда вырастит, обязательно что-нибудь придумает вместо этих шнурков.
     - Давай, завязывай и пойдём! – Строго сказал Тимка.
     - Завязывай, завязывай. А как их завязывать? – Мишка разнервничался и присел у порога. Он, конечно же, попытался завязать какой-то узел, но у него ни чего не получилось.
     - Ну, вот и всё! – Громко выдохнул Мишка.
     - Прощай школа! Теперь я никогда не пойду в эту школу и навсегда останусь безграмотным. – Он наклонился на косяк и закрыл глаза.
     - Эх, ты, Мишка! Ничег- то ты не умеешь и не можешь. Привык, что мама за тебя всё делает. А сам-то когда научишься? – Ирка поставила портфель и присела рядом с братом.
     - Не помогай ему. Пусть сам завязывает! – Возмутился Тимка.
     - Да, пока он научится, мы все в школу опоздаем. – Ирка взяла Мишкины шнурки.
     - Вот смотри. Это сюда, а это сюда. А потом затягиваешь, и получается бантик. Понял? – Она ловко завязала один ботинок.
     - Не-ет! – Промычал Мишка и подставил вторую ногу.
     - Да, как же не понятно-то! Вот смотри. Это сюда, а это сюда. А потом затягиваешь! – Повторяя, Ирка завязала Мишке второй шнурок.
     - Теперь понял! – Мишка радостно подскочил и надел на плечи ранец.
     - Теперь точно готов!
 
     Солнце радостно разлилось по всему выцветшему голубому небу, предвещая хороший, теплый и солнечный день. Прохладное утро встретило на Мишку на крыльце запахом свежести и невидимыми мурашками, которые, не дожидаясь приглашения, быстро забрались под новенькую его рубашку, заставляя ёжиться от холода.
     - Прохладно! – Тимка посмотрел на небо.
     - Но ничего, пока дойдём до школы, будет жарко. Ну, что, пошли? – Он завернул в палисадник и взял приготовленные цветы.
     - Вот Вам! – Тимка протянул по букету Ирке и Мишке.
     - Ну, а теперь в путь! – Он подбодрил младших и смело шагнул вперед.
 
     За калиткой, на улице, как по команде, все дети начали выходить из дворов. Девчонки в белых фартуках и с белыми бантами. А мальчишки в новеньких костюмах. В один миг вся улица расцвела множеством разноцветных букетов. Уже с утра было видно, что начался самый красивый и торжественный праздник. Все дети были радостные и красивые. Взявшись за руки мам и пап, они направлялись в сторону школы. Даже солнце весело улыбалось откуда-то сверху, стараясь, как можно быстрее согреть всех своим теплом.
     Мишка тоже шагал как-то необычно и торжественно, прижимая к себе пушистый букет гладиолусов и георгинов. Он то и дело останавливался и посматривал на свои новенькие блестящие ботинки. Радость распирала его и он чувствовал себя на высоте. Теперь ему казалось, что это самый главный день в его жизни.
  
     Отойдя от дома несколько сот метров, Тимка вдруг остановился:
     - Кажется, я забыл выключить утюг и не закрыл дом! – Неуверенно сказал он.
     - Точно так! – Занервничал Тимка.
     - Нет! – Возразил ему Мишка.
     - Мы ни куда без тебя не пойдём. Мы тебя здесь подождём. – Топнул ногой Мишка.
     - Нет пойдёте. Иначе в школу на линейку опоздаете. – Тимка покрутил головой и увидел соседскую старшеклассницу Светку Зубареву. Она, шла со своими подругами, весело смеясь. Тимка остановил девушек и попросил проводить Мишку с Иркой, пока он вернется домой.
     - Девчонки! Пожалуйста, присмотрите за моими. Кажется, я забыл выключить утюг. Я сейчас мигом вернусь домой, а потом Вас догоню, через пойму реки по тропинке напрямую. Здесь дорога в два раза короче. – Он уверенно показал рукой в сторону, туда, где была та самая тропинка, которая проходила через старую пойму реки, прямо через большой овраг.
     - Хорошо, Тима! – Согласилась Светка.
     - Ну что, малыши, пойдёмте с нами. Мы вас проводим. – Весело улыбаясь, девушки позвали за собой Мишку с Иркой. Ирка, как будто ждала, когда её позовут с собой старшие девчонки. А Мишка не очень-то рвался к девчонкам. Ему сразу стало как-то не по себе. И даже лицо покрылось розовой краской. Но делать было нечего, надо было идти в школу. Тимка, бегом побежал домой, а Мишка задумал свой коварный план. Сделав несколько шагов, Мишка подождал, пока Тимка скроется из виду и, пока девчонки обсуждали свои новости, он тихонечко свернул в проулок. Выглянув из-за угла, он ещё раз убедился, что они не заметили его отсутствия, быстро бросился в сторону той самой тропинки, на которую указывал Тимка. Он хотел прийти в школу первым и удивить этих девчонок, какой он удалец. А так идти вместе с ними ему вообще не хотелось. Мишка примерно догадывался, где находится эта самая школа и все рассчитал правильно.
     Сделав несколько усилий, Мишка через пару минут уже спокойно шёл, насвистывая, по той самой тропинке, что быстро убегала в старое поддувало. Так местные жители называли старую пойму реки. Вообще река Иня весной очень сильно разливалась и дотягивалась своими вешними водами до самой деревни, дома которой находились на возвышенности. Она стремительно наполняла всю пойму и забиралась в огороды, выворачивая старые заборы. А когда вода уходила, на склонах оставались большие овраги, и ручьи от дождей все лето бурно стекали, размывая их все шире и шире.
     Пробежав низину поймы, Мишка уже почти миновал самый большой овраг, как вдруг услышал, где-то в низу какой-то тихий и жалостный стон. Он остановился и посмотрел по сторонам. Но вокруг ни кого не было.
     - Показалось! – Подумал он, и смело шагнул вперед, через мостик. Но в это самое время, вновь откуда-то снизу донесся жалобный стон. Мишка снова остановился и посмотрел в низ. Там в самом низу, перепачканный грязью, у ручья, между комков глины сидел маленький и беспомощный щенок. Он был настолько обессиленный, что даже не мог поднять голову. Собрав последние силы, щенок снова жалобно заскулил.
     Мишка не мог оставить в беде беспомощного щенка. Он посмотрел вокруг в надежде, увидеть помощника, но ни кого по близости не оказалось. Тогда Мишка принял решение срочно спасти маленького щенка. А чтобы его спасти, нужно было спуститься в овраг, который был очень глубокий и грязный. Там в низу гулко журчал ручей, и ни каких ступенек не было. Мишка посмотрел на свой новенький школьный костюм и махнул рукой. Сейчас ему было точно не до школы. В следующее мгновение он был уже на дне оврага стоя покалено в грязи, но с маленьким щенком на руках. Теперь нужно было выбираться из оврага. Взяв щенка, Мишка полез наверх, но, сколько бы он не пробовал, скользкая глина не давала ему выбраться. Перемазавшись в глине, Мишка беспомощно сел на дно оврага, не выпуская из рук маленького щенка.
     - Ну, вот дружище! Теперь мы с тобой вместе попали в ловушку. – С досадой выдохнул он.
     - Теперь мне точно влетит от мамки! – Он посмотрел на перепачканный костюм и снова вздохнул. Маленький щенок, почувствовав своего спасителя, лизнул Мишкину щеку и открыл рот.
     - Ничего! – Подбодрился Мишка.
     - Сейчас что-нибудь придумаем. – Он снова встал на ноги и посмотрел вниз по ручью. Там в низине берега оврага были значительно ниже. Не теряя ни минуты, он быстро пошел по ручью и вскоре выбрался наверх. Перемазавшись в грязи с ног до головы, со щенком на руках, Мишка побежал в школу.
 
     В школьном дворе, залитым солнечными лучами, ровно, как по линеечке, выстроившись по классам, стояли ученики со своими учителями. Под бурные аплодисменты, директор школы приветствовал всех собравшихся, и говорил торжественную речь, когда во двор школы, перемазанный глиной, с маленьким щенком на руках вбежал Мишка. Увидев грязного Мишку, все дети громко засмеялись.
     - Чей это мальчик? – Громко спросил директор.
     - Это Мишка! Мой младший брат! – Выбежала Ирка.
     - Мы его потеряли, а он вот…пришел. Где ты был, Мишка? – Спросила сестра.
     - Я, вот…щенка спасал! – Мишка виновато склонил голову и крепче прижал к белой рубашке грязного щенка.
     - Дурак, ты Мишка! Сегодня первое сентября, а ты весь перемазался с ног до головы. Вот мамка тебе задаст! – Затараторила Ирка и, взялась руками за свою голову.
     - Ни какой он не дурак. – Директор школы подошел к Мишке.
     - Посмотрите дети! Это настоящий герой. Он не прошел мимо и спас маленького щенка. Он не вернулся домой, а пришел в школу. Это настоящий человек с большой буквы! – Торжественно говорил директор.
     А Мишка стоял и смотрел на свои грязные лакированные ботинки и, перепачканного грязью, спасенного им щенка, который, высунув розовый язык, смотрел на своего спасителя добрыми и доверчивыми глазами.
 
                                             Олег Ершов 26.08.2017 г.
 
Рейтинг: +2 256 просмотров
Комментарии (3)
Татьяна Петухова # 26 августа 2017 в 16:54 0
замечательный рассказ!!!
Олег Ершов # 26 августа 2017 в 21:10 0
Спасибо вам огромное за ваши теплые слова!
Ивушка # 1 июня 2018 в 07:59 0
увлекательное повествование,
хороший рассказ,
спасибо