ГлавнаяПрозаДетские разделыРассказы о детях → Лето в деревне 2 или Как научиться попадать в неприятности

Лето в деревне 2 или Как научиться попадать в неприятности

7 ноября 2020 - Тамара Габриель
article483183.jpg
Привет! Это снова я – Гас. Вернее, Август Работин. Моя мама назвала меня в честь римского императора, из-за чего дедушка остался недоволен. И каждое лето он ворчал по поводу моего имени и редких приездов в гости. Я живу с родителями в Новосибирске, а бабушка и дедушка живут в далёкой деревне под названием Колбаса. Это в Кыштовском районе, если кто знает географию Новосибирской области. Деревня находится очень далеко от Новосибирска и туда очень долго добираться. Поэтому родители привозят меня в деревню  только на летние каникулы, из-за чего дедушка дразнит меня «летним внуком». 

Кстати, в Колбасе много летних внуков и мы все между собой дружим. Местные нас не любят, за исключением Давида, которому повезло переехать жить в Колбасу. И хотя он постоянно живёт в деревне, местные ребята всё ещё считают его чужаком. И хорошо, что они так считают, Давид по прозвищу Зорро стал одним из моих лучших друзей.  Ещё у меня есть друг, который приезжает из далёкой Перми – Танк, то есть Равиль Кабанец. Ещё у меня есть друг тоже с модным именем – Огнеслав Набойщиков, по кличке Варяг. Мы прозвали его Варягом после того, как услышали, что родные его ласково называют «Ягусечка». Ужас! Ещё каждое лето в Колбасу приезжает американский внук – Абель Набока. Его родители эмигрировали в США 5 лет назад, но каждое лето исправно привозили внука к дедушке и бабушке, где он оставался до самого сентября. Абеля мы дружески называли Рокки, в честь киношного боксёра, потому что Абель с 6 лет профессионально занимается боксом и даже летом 2 раза в неделю он проводит тренировки.

Ну и новый наш друг, вернее подруга Зина Авксентьева, которая сама себя прозвала Дьявольский огонь, но я не сразу понял, насколько верное это было прозвище. Она моя соседка, внучка одинокой бабы Лады, которая оказалась вовсе не одинокой. Её дочь много лет назад уехала в Москву, и вся деревня знала, что она поссорилась с мамой. Видимо они помирились, раз теперь у бабы Лады внучка гостит. Зина была очень рыжей девочкой с короткой стрижкой. Её волосы копной торчали в разные стороны, а глаза горели озорным зелёным блеском. Мы приняли Зину потому, что только в её саду росли пикульки и баба Лада забрала себе наш Лягушачий пруд. Мы уже год не видели лягушек из пруда, которые были вдове больше канавных сородичей, и которые с удовольствием участвовали в лягушачьих скачках. Благодаря Зине, мы должны были получить доступ и к пруду, и к саду, который охранял огромный вредный алабай по кличке Фантомас, по-видимому ненавидящий только мальчишек, потому что Зину он полюбил с первого взгляда и слушался её, как ручной пудель. 

Итак, это лето обещало быть насыщенным. 1 июня мы познакомились с Зиной, а 2 июня мы уже заработали своё первое наказание.

Утро 2 июня выдалось просто чудесным, я проснулся на рассвете с радостным чувством, что сегодня мы с друзьями будем весь день веселиться и нас ждут приключения! Я так соскучился по друзьям, что мне не терпелось начать этот день. Я спал в своей обычной спальне, у окна которой росла ранетка. Её листва закрывала солнце, от чего лучи солнечными зайчиками проникали в комнату, сквозь пробелы веток. Лёжа на кровати, я видел солнце, как огненный цветок: нестерпимо белый диск, распускал золотые лучи, которые сквозь призму листвы отражались красно-оранжевыми всполохами на стенах. Окно было открыто и в мою комнату проникал прекрасный аромат цветущей ранетки. Её белые лепестки нападали на подоконник, с той стороны марли. Дело том, что у бабушки и дедушки не стояли пластиковые окна. У них были обычные деревянные окна на шпингалетах с очень широким деревянным подоконником. А вместо привычной сетки на окна натягивали марлю, которую закрепляли кнопками. Марля спасала от мухоты и комаров. И вот эти окна я красил каждое лето. 

Моя постель стояла прямо у окна, почти вровень с подоконником. Кот Рыжик, не любивший заходить домой через двери, жалобно мякнул с той стороны марли. Я протянул руку, отколупал кнопку и поднял угол марли. Рыжика не пришлось уговаривать, он тут же юркнул в комнату и направился на кухню, сквозь приоткрытые деревянные двери. Кстати, двери у бабушки также были старые, деревянные двери, которые мы каждый год красили то в белый, то в нежно-голубой цвет, а в верхней части дверей было вставлено обычное стекло. Двери были двустворчатые и не закрывались до конца. Папа сказал, что они не закрываются, потому что дом повело после весны. 

Я потянулся и встал с кровати, босыми ногами прошлёпал по деревянному крашенному полу на кухню. Мама по привычке ещё спала, зато папа, рождённый в этой деревне, был уже час, как на ногах. Он помог родителям накормить скот и собрался с моим дедом на рыбалку. Папа всегда ходил с дедушкой на рыбалку рано утром, когда отдыхал в деревне. Вот и сегодня выполнив утреннюю работу по хозяйству, они уже приготовили удочки, накопанных червей и ждали, когда бабушка соберёт им перекус с собой. 

Я вышел сонный и налил себе чаю, на столе уже стоял вазочка полная шоколадных пряников. Я любил есть пряники с молоком, а с чаем почему-то не очень. Поэтому я достал из холодильника масло и малиновое варенье. Сливочным маслом я намазал хлеб, который бабушка сама пекла в русской печи, стоявшей на кухне. Бабушкин хлеб отличался от магазинного потрясающим вкусом и запахом. Я намазал хлеб маслом и сверху налил варенье. К сожалению, малиновое варенье сильно отличается от смородинового или клубничного – оно слишком жидкое, так что всё варенье просто стекло с бутерброда на стол. Бабушка покачала головой, поставила передо мной белую пиалу, и налила туда варенье.

- Внучок, ты лучше макай бутерброд в пиалу, а то всю кухню затопишь вареньем.

Я убрал тряпкой варенье со стола и стал макать хлеб с маслом в малиновое варенье. Я молча жевал бутерброд и смотрел, как папа и дедушка уходят вместе на реку. Дедушка успел посетовать, что невестка больного долго спит и что, наверное, поэтому бедному внуку досталось такое ужасное имя. Я улыбнулся знакомой песне деда и помахал им в след. Время было очень ранее, мы с друзьями договорились встретится только в 10 утра. Я попил чай и пошёл в свою комнату смотреть телевизор. Хорошо, что на летних каникулах вспоминают о детях и время от времени можно посмотреть мультики или сказки, правда только утром, но и на этом спасибо. Я взял пульт в руки и полистал каналы. Все мультик были уже заезжены на сто рядов, и ничего нового не было на единственных 5-ти каналах, которые шли в деревне. Я включил пятый канал и стал смотреть мишек Гамми, они понравились мне больше, чем остальная чушь про мочалки, странных лупатых детей и жёлтых человечков.

С большим трудом я дождался половины десятого и сразу же подскочил, как ошпаренный. Я совсем забыл умыться и теперь бегал с зубной пастой, щёткой и пытался натянуть на себя джинсы. Бабушка к этому времени напекла свежих оладушков, которые я не только умял за вторым завтраком, но и взял с собой на встречу друзей в нашем штабе. Мы часто приносили вкусности угостить друг друга, а бабушки, которые соскучились по нам, каждый день готовили наши любимые сладости. 

Вскоре я уже забегал в заброшенный дом на Садовой. Наша штаб-квартира располагалась в заброшенном доме кладбищенского смотрителя на чердаке. Мы даже запирали чердак на замок, чтобы деревенские мальчишки не смогли проникнуть туда. И чтобы открыть наш чердак, приходилось вставать друг другу на плечи и открывать тяжёлый замок. А потом сбрасывалась верёвочная лестница, по которой мы забирались наверх. На чердаке сохранилось единственное застеклённое окно, которое пропускало очень мало света, потому что было грязным. Мы специально не мыли его, чтобы деревенские не пронюхали про наше убежище. В штаб-квартире у нас стоял тяжёлый письменный стол, который остался от прежнего хозяина и неизвестно, как он впихнул его на чердак. И 3 мягких стула, которые местами потрескались и ткань на них порвалась. Мы, как могли залатали дырки и склеили спинки, чтобы можно было сидеть. Наш вес стулья легко выдерживали, а вот взрослого человека они вряд ли выдержат. Также у нас стоял старый потрескавшийся шкаф, который тоже остался после хозяина дома и был слишком старым и тяжёлым, чтобы заинтересовать кого-либо. В прошлом году мы обзавелись настоящей школьной доской, которую мы нашли выброшенной. Сейчас во всех школах доски заменяют на современные модели, и поэтому нам досталась, старя грифельная доска с коричневым покрытием. На ней было очень хорошо писать мелом. А самые ценные вещи мы приносили с собой в начале лета и забирали в конце каникул. Потому сейчас здесь уже стоял радиоприёмник на батарейках, в шкафу красовались новые кружки, Танк притащил примус, я захватил с собой небольшой железный чайник, если кто не знает, существуют не только электрические чайники. На примусе мы грели себе воду и пили чай, кофе или какао, которые мы также приносили из дома. Обычно чаёвничать мы начинали в штаб-квартире, если за окном лил дождь. Но самое ценное, что мы приносили с собой, это гамаки. У наших бабушек и дедушек всегда в хозяйстве было много уже не используемых вещей. Например, мой папа в прошлом году купил дедушке новый гамак с уже вшитым матрасом и пологом, поэтому старый советский гамак из белой тряпки в чёрную полосочку уже не пользовался, и потому гамак каждое лето перекочёвывал в нашу штаб-квартиру. 

Убедившись, что никого вокруг нет, я пробрался сквозь заросли кустов сирени к дому смотрителя и забежал в комнату, где находился люк на чердак. Я увидел, что замка нет, значит кто-то уже в штаб-квартире. Я свистнул условным свистом и люк тут же открылся. Из люка показалась голова Танка.

- Опаздываешь Гас, все уже здесь, - сказал он и сбросил мне лестницу.

Я поднялся наверх, поздоровался с друзьями и поставил на стол оладьи со сметаной, а на столе уже стояли блинчики, топлёное масло и варенье.

- Это моя бабушка нам гостинец передала, - сказал Зорро. 

Я подошёл к шкафу где мы выставляли свои кружки в ряд. Первой стояла кружка Танка: чёрная, с шипами. Затем стояла кружка Зорро в форме шлема солдата Дарт-Вейдера, мы все знали, что Зорро помешан на «Звёздных войнах». Далее я узнал кружку Варяга в форме зелёного осьминога с жёлтым глазом посередине и щупальцем в качестве ручки. Кружка Рокки была особенной, он никогда её не менял. И мы все знали, что Рокки сам сделал её из полимерной глины на уроках искусства в своей американской школе. Это была чёрная кривая кружка, вся в его отпечатках пальцев. Кривая ручка, а на самой кружке вылеплена огромная улыбка с кривыми зубами, над которыми красовались два косых глаза. 

Дальше я заметил новую кружку, которая наверняка принадлежала Зине, единственной девочке в нашей компании. Но кружка совсем была не девчачьей. Это была чёрная кружка с нарисованным демоном, а ручкой кружки был пистолет с курком. Пожалуй, это самая крутая кружка, которую я когда-либо видел. И я даже немного позавидовал, хотя в этом году мне и купили новую кружку, которой я пришёл похвастаться, но она ни в какое сравнение не шла с кружкой-пистолетом. Я всё же тонким голоском возвестил, что теперь у меня новая кружка. Это была чёрная кружка с термо рисунком в виде лампочки, которая окрашивалась в жёлтый цвет «загоралась», когда в кружку наливали горячую воду. Прикольно конечно, но не так круто, как кружка-пистолет. Мне теперь Зинина кружка будет сниться, и я уверен, что и остальным ребятам тоже захотелось такую. 

Мы вскипятили чайник на примусе, и налили себе кто чай, кто какао, а Зинка-то, конечно, кофе со сливками себе навела. Удивительно, что она не пьёт чёрный кофе, с её-то характером, я бы не удивился. 

Мы пили чай и делились событиями, которые произошли с нами за год. Например, в этом году, мои родители купили новую квартиру в новостройке, и мы переехали совсем в другой район города. Мне пришлось сменить школу, и прежние друзья постепенно ушли. Сначала я переписывался с ними каждый день в социальной сети «Класс», где сидят большинство школьников. Но со временем сообщения стали приходить реже, звонки были только по выходным, а потом и вовсе нас развело в разные стороны. 

У Танка в этом году родители развелись, у Огнеслава родилась сестрёнка, которую назвали немного ни мало – Ядвигой (кошмар какой, под стать Ягусечеке), Рокки впервые занял первое место в своей возрастной категории по боксу. У Давида родители поругались, но проблема в том, что он живёт в маленькой деревне и потому вся деревня судачит о проблемах в его семье. Многие деревенские над Давидом посмеивались, вернее над тем, что сделала его мама. Мы дружно его похлопали по плечу и сказали, что теперь мы все собрались и ему некогда будет горевать об ошибках взрослых.  У Зинки по прозвищу Дьявольский огонь жизнь была полна приключений. Её мама очень красивая женщина, но плохо разбиралась в папах, поэтому Зина «помогала» ей сделать правильный выбор. Проблема в том, что хороших пап не попадалось, а её маме надоели Зинины шалости, которые отпугивали потенциальных пап. Поэтому впервые за 10 лет, она оказалась на всё лето у бабушки. 

Мы попили чай и решили, что пойдём купаться на речку, пока не сильно жарко. Мы пошли по домам за полотенцами, и условились встретится на перекрёстке Зелёной и Центральной улиц. 

Через 20 минут вся компашка стояла в боевой готовности с полотенцами, в панамах, а Варяг держал ведёрко бутербродов с колбасой и помидорами. Мы гурьбой пошли медленно к реке, где обычно купаются все деревенские. По дороге нам попался местный алкаш. Такой есть в каждой деревне. Одинокий, не молодой дяденька, от которого всегда несло спиртом и потом. В Колбасе местным алкоголиком был бывший афганец дядя Толя. Однако вся деревня называла дядя Толю не иначе как Толик-нолик. Он всегда был пьян, вечером можно услышать его ужасное пение какой-нибудь армейской песни. Толик-нолик брался за любую работу, но делал всё шиворот-навыворот или, как говорит бабушка «тяп-ляп», а платили ему исключительно спиртом, самогонкой или водкой. Жил дядя Толя в маленькой хибарке, которая скрывалась за стеной травы выше человеческого роста. Его палисадник зарос так, что дома не было видно. Дядя Толя заботился только о единственном своём сокровище, которое стояло у его ворот мёртвым грузом – о маленьком белом автомобиле «Запорожец». Правда белым его можно было назвать с натяжкой: краска сильно облупилась, и вся машина покрылась ржавыми кляксами железа. Только этот «Запорожец» дядя Толя и любил. Каждое утро он мыл его тряпочкой, раз в неделю рвал траву у машины, а зимой вокруг неё всё расчищал. И хотя за очень много лет он ни разу её не заводил, однако каждый день садился в неё, гладил руль и о чём-то сам с собой говорил. Вот и сейчас ребята проходили гурьбой мимо памятника советскому автопрому, в котором сидел Толик-нолик и о чём-то сам с собою говорил. Зинка, которая никогда не видела до этого деревенских алкашей прыснула в кулачок, и мы поддержали её усмешками, но не стали делать этого громко, чтобы не обидеть дядю Толю. Но, вероятно, он это увидел и всё же обиделся, судя по тем событиям, которые наступили всего через полчаса, после этого случая.

Мы прибежали к деревенскому песчаному пляжу, которые имел удобный, пологий спуск, потому там любили купаться дети. Мы расстелили свой огромный плед, поставили ведёрко с бутербродами, побросали рядом свои полотенца, и всей гурьбой кинулись к воде. А вода была ещё холодная, мы с визгом влетели в речную воду, поплескались, подурачились и вернулись на берег греться и жевать бутерброды, но не тут-то было. На нашем пледе расположился грязный, потный Толик-нолик. Он нагло жевал наши бутерброды и сморкался в полотенца. 

- Дядя Толя, а зачем вы едите наши бутерброды и мараете полотенца? – спросил Давид.

- Вам поганцам нужно показать ваше место! – пьяно ответил дядя Толя. – Припёрлися сюда незнамо откуда и смеются над порядочными людьми! Я вам покажу… Кузькину мать! А ну пошли отсюда! Плед теперь мой и бутерброды заберу на закусь. А полотенцами я ноги буду вытирать. Всё! Кыш отседова!

Мы все во много раз были меньше деревенского алкоголика, и никто не смог бы силой забрать у него наши вещи. Я предложил обратится за помощью к родителям. 

Ближе всех жил Огнеслав, мы и решили все вместе пойти к его родителям. Проходя мимо «Запорожца» дяди Толи, Зинка вдруг остановилась. Её глаза сузились, губы сжались, и даже волосы блеснули рыжим пламенем. 

- А, ну-ка, подождите… Это ведь любимая машинка этого вашего дяди Толи, правильно?

-- Э-э-э... Ну, да… - опешили ребята.

- А что если он вернётся и не найдёт своего любимца? А?

- Ты о чём? – спросил я.

- Как о чём? Спрячем его игрушечный автомобиль, и потребуем вернуть наши вещи, и заплатить за моральный ущерб. Съеденные бутерброды он ведь вернуть не сможет. 

- Ну и как мы с места сдвинем это корыто? Его уже лет 10 не заводили, если не больше… – усмехнулся недоверчиво Танк.

- Рокки, побудь на стрёме, а я проверю зажигание, - распорядилась рыжая девчонка.

Мы все невольно подчинились потому, что просто не верили, что из этого хоть что-то получится. Зина села в маленький автомобиль и покрутила ключами в замке, но ничего не произошло.

- Понятно, нужно открыть капот, - сказала она и наугад потянула за рычаг, который и правда издал звук открытого капота. Когда Зина попыталась открыть капот «Запорожца» он не поддавался.

- Дьявольский огонь, папа сказал, что у «Запорожца» капот сзади, - подсказал я.

Зина сделала большие глаза, но подошла к тому месту, где у нормального автомобиля располагался багажник, и увидела, что крышка приоткрыта. Она, не веря глазам своим, распахнула её и увидела, что я сказал правду.

- Боже, что за глупость? Зачем было делать капот сзади?

- Папа сказал, что конструкторы чем думали, туда и поставили капот, - ответил я, не задумываясь. В моей крови уже появился адреналин. Я понимал, что мы что-то нарушаем, но это ещё больше подтолкнуло нас продолжению. Мне показалось, что именно в тот момент в нас поселился дух Бунтарства.

- Ну, я не вижу здесь аккумулятора, - сказала с чувством знатока Зина.

- Откуда ты это всё знаешь?

- У мамы был ухажёр, мастер с СТО, он постоянно меня брал с собой на работу, а на день рождения подарил набор для самостоятельной сборки электромобиля. Знаете, из серии «Сделай сам»?

Мы отрицательно покачали головой и удивлённо смотрели на Зину, а она как ни в чём не бывало, продолжила.

- Нет? Ну и ладно. Дело в том, что аккумулятор должен быть у любой машины, здесь его нет. Гас, ты же с родителями приехал на машине?

- Да… - сказал я неуверенно, и у меня возникло чувство, что всё это добром не кончится. И мне вдруг совсем расхотелось тут стоять, но вспоминая наглое лицо деревенского алкаша, я не мог всё бросить и уйти.

- Пошли к тебе, - скомандовала она. – Мы втихушку заберём твой аккумулятор, установим на этой развалюхе, угоним её в укромное место и спрячем. После этого, аккумулятор вернём назад в твою машину. Никто ничего не узнает!

Я просто опешил. Мне и в голову не мгла прийти такая дикая мысль! Взять без спроса аккумулятор! Да, я даже не знал, как он выглядит. Удивительно, но ребята воодушевились этой идеей. Они прямо загорелись огнём мести, а я был не уверен, что нужно всё так усложнять. Но в итоге после уговоров друзей я согласился, скрепя сердце. 

Мы с Зинаидой отправились ко мне, а ребята рассредоточились: Рокки и Зорро пошли следить за Толиком-ноликом на берег реки, а Танк и Варяг остались следить за автомобилем.

На улице стояла полуденная жара, бабушка и мама ушли в летнюю кухню готовить обед, дедушка и папа работали на конюшне, а наш автомобиль стоял у гаража. Мы в деревне никогда не загоняли машину в гараж, и никогда не ставили её на сигнализацию. Это же деревня, откуда здесь угонщики? Когда мы подошли, к гаражу, он был приоткрыт, а аккумулятор был заботливо вынут из нашего авто и поставлен на табурет. От него исходило гудение и тянулись провода, которые исчезали в гараже. Я осторожно проверил, чтобы никого не было рядом, и уже хотел взять в руки аккумулятор, как Зинка ударила меня по ним:

- Ты что слепой? Аккумулятор на зарядке, нельзя к нему прикасаться! Иди выдерни шнур из розетки, я сама отсоединю здесь. 

Я послушно вынул штепсель из розетки, гудение прекратилось, Зина отсоединила аккумулятор и прихватила с собой красно-чёрные щипчики с проводами.

- А это зачем? - удивился я.

- А как ты без них аккумулятор к машине подключишь? – усмехнулась Зина. Я, глядя на неё, порой очень сомневался, что она девочка. В ней правда было мало что от девочки, разве только внешность, но не вкусы в играх и не познания в технике. Иногда мне казалось, что Дьявольский огонь знает всё.

- Ну, что стоишь? Помогай тащить, он же тяжёлый! – воскликнула недовольно Зинка. Я подбежал и схватил аккумулятор с другой стороны и просто обалдел. Он был настолько тяжёлый – килограмм 20 не меньше. Мы с ней кок-как его доволокли до «Запорожца» и совсем выбились из сил. Запихивали аккумулятор в машину мы уже вчетвером. Установив его на то место, какое указала Зинка «Дьявольский огонь», мы отошли, позволив ей самой подключить его.

Всего через 10 минут Зина села на водительское кресло, и оно ей подошло, будто на кукольном заводе кресло делали. Зинаида повернула ключи зажигания и… у неё ничего не получилось. Она пробовала ещё и ещё, а мы уже махнули рукой на эту затею. Но вдруг мотор маленького автомобильчика мирно заурчал, а Зина положила руку на дверь и подмигнула нам:

- Подвезти?

Всех просто охватила эйфория. Я не знаю, как мы все влезли туда, но, все 6 человек каким-то образом уместились в «Запорожце», который был больше похож на игрушечный автомобиль. Одно плохо, водить его никто из нас не умел, даже гениальная Зинка. Однако крутить руль она умела, педаль газа нашла, сцепление я ей показал, и объяснил принцип работы так, как мне объяснял папа.  А ещё я знал про механическую коробку передач если не всё, то очень многое. Папа предпочитает российские автомобили и мне волей-неволей пришлось не раз наблюдать работу механической коробки передач. Наши «Жигули» по-прежнему в отличном состоянии, и всё потому, что папа частенько задерживается в гараже. Все поломки он ремонтирует сам. Я никогда не проявлял особого рвения, чтобы выяснить устройство автомобиля, как Зинаида, но зато я знаю, как работает коробка передач и для чего она нужна. Поэтому при Дьявольском огне я стал «переключателем скоростей», Танк сидел посередине и кричал в какую сторону крутить руль. Рокки и Варяг сидели зелёные, вцепившись в ручку двери, и только Зорро сохранял спокойствие и получал наслаждение от поездки.

Зина каким-то чудом заставила это корыто ехать. Сначала ржавый Запорожец ехал медленно и сильно скрипел, но постепенно он набирал прыть и всё быстрее скакал по просёлочной дороге. Вскоре нас заметили жители Колбасы, которые не могли поверить своим глазам. Все бросали свои дела и бежали смотреть на это событие. Но те, кто находился ближе, видели, что водителем был вовсе не хозяин, а какая-то рыжая девочка. Я переключил скорость, и автомобиль поехал ещё быстрее, но Зинка справлялась с рулём, правда мы ехали зигзагами: от одного забора до другого, и иногда я слышал звук скрежета. И тут ржавое корыто попалось на глаза пьяному хозяину, который в развалку шёл откуда-то с Центральной улицы. Увидев свой автомобиль, он сначала опешил. Толик потряс головой, протёр глаза, а тут ещё Дьявольский огонь проезжая мимо него, посигналила и помахала ему рукой.

Стёкла были опущены, Зорро вылез в своё окно наполовину и закричал, что это компенсация за бутерброды и полотенца. Мы все дружно смеялись, видя растерянно лицо алкаша. И тут он пришёл в себя, и побежал за своим ведром. Он кричал, что мы угонщики, преступники, городская шпана, которая позарилась на его добро, при этом он спотыкался и падал. Всё село смотрело на эту погоню, а те, что по моложе, снимали на мобильные телефоны.

Зинка увидела мужика, который вышел на дорогу и пытался остановить «угонщиков». Рыжая девочка резко повернула на Зелёную улицу, где мы промчались мимо моих дедушки и папы, которые с удивлением увидели, что именно я был одним из «угонщиков». Также мы попались на глаза бабе Ладе, к которой присоединились бабушка и дедушка Танка. Они вышли узнать, что происходит, а тут мы пролетели на всех парах мимо.

- Зинка, тормози, - крикнул я, заметив, что мы вылетели на дорогу, которая прямиком ведёт в речку.

- Не могу,- в отчаянии закричала Зинка. – Тормоза не работают!

И тут мы все испугались не на шутку. Мы дружно закричали: «А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!», и вскоре "Запорожец" влетел в Чеку, разрезая воду пополам, и взметая в небо фонтан брызг. Автомобиль остановился только тогда, когда колёса перестали доставать дна, но и тогда по инерции он попытался поплыть, как корабль. К сожалению, «Запорожец» был ржавый и весь в дырах, очень быстро салон заполняла вода. Мы повыскакивали из открытых окон и едва мы это сделали, автомобиль наполнился водой и опустился на дно. Хотя дно было не столь глубоким и крыша «Запорожца» осталась над водой. Мы выбрались на берег и упали на песок, однако уже через минуту на пляж сбежалась вся деревня. Такой ор поднялся, просто ужас. Как только нас не называли, но тут Зина вскинула голову и очень громко в звенящей тишине произнесла:

- А нечего было этому пьяному дяденьке, воровать наш плед, есть наши бутерброды и вытирать свои грязные ноги о наши полотенца! Как смеет этот мужик воровать у детей? Кто за нас заступиться, а? А если завтра этот дяденька обидит и ваших детей или внуков? Мы не можем позволить этому невоспитанному дяденьке безнаказанно обижать детей!

Взрослые открыли рот от такой страстной речи, а баба Лада туже приняла сторону внучки:

- Ах, ты изверг окаянный! Я ж тебе всегда платила больше, чем заплатила бы другому! Всегда тебя жалела, а ты обворовал мою внученьку?

Тут опомнились и мои родители, и Давида, да и бабушки-дедушки других ребят туже встали на сторону «угонщиков». 

- Где полотенце моего сына? – воскликнула моя мама. – Сегодня утром я выдала свежее пляжное полотенце, абсолютно новое! Оно, между прочим полторы тысячи стоит!

- Бабушка,- воскликнул Огнеслав, - мы не попробовали ни одного твоего бутерброда. Он всё ведёрко у нас украл и съел!

- Ах, ты подлюка пьяная, - возмутилась бабушка Огнеслава и ударила мокрым полотенцем пьянчужку. Он стал ныть, отбиваться и жаловать, что мы над ним смеялись.

- Это не так, - возразил ему Абель. – Мы просто шли мимо и смеялись. Не над ним, а просто радовались лету, речке и друг другу. Откуда мы знали, что дядя Толя всё так поймёт, да ещё и мстить нам пойдёт?

- Между прочим, - сказал Давид. – Он обзывал нас нехорошими словами говорил, что раз мы не деревенские, значит он может нас обижать.

Конечно, всё было не совсем так, но раз уж дядя Толя решил всё переиначить, почему бы и нам не повернуть его слова против него самого?

В итоге начался скандал, дядю Толю отправили трезветь, нас посадили под домашний арест, а наши дедушки и папы остались выуживать «Запорожец». Вернулись они только вечером. Папа бросил в гараже не нужный аккумулятор, который не выдержал такое долгое пребывание под водой.

- Вода внутрь попала, а аккумулятор старый, теперь не реанимировать его уже. Придётся в СТО у дяди Паши порыться, может найдётся аккумулятор для моей «копейки», – сказал папа, обращаясь к деду.

Вечером собрался семейный совет, я стоял посередине комнаты и не знал куда деть руки и куда смотреть, чтобы меня пожалели и не сильно наказали. Я по требованию рассказал историю с начала и до конца. Родители долго и нудно рассказывали, насколько опасный поступок мы совершили: нас могло убить током, мы могли кого-нибудь задавить насмерть, мы могли сами разбиться или утонуть и, что всем нам несказанно повезло вообще никак не пораниться. Кроме того, я украл аккумулятор у родителей, а значит несомненно виноват хотя бы в этом. Но дед тут же вставил, что гордится своим внуком, потому что он не дал себя в обиду и поставил на место «Нолика». А ещё его восхитило то, что мы смогли оживить машину, которую никто не мог завести уже лет 10. И это был первый раз, когда дед меня так похвалил, с гордостью смотря на меня. 

Ну, в общем родители решили меня не очень наказывать, потому я лишь 3 дня грядки полол. Знаю, что и Зину не особенно наказали, она помогала бабушке досадить цветы и овощи, Огнеслав пару дней двор подметал, Танк усиленно поливал грядки, а Рокки копал огород.

Но всё же это приключение оставило самый яркий след в моих воспоминаниях. Этот дикий восторг, чувство абсолютной свободы и всеобъемлющее счастье, часто мне вспоминались потом.

© Copyright: Тамара Габриель, 2020

Регистрационный номер №0483183

от 7 ноября 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0483183 выдан для произведения: Привет! Это снова я – Гас. Вернее, Август Работин. Моя мама назвала меня в честь римского императора, из-за чего дедушка остался недоволен. И каждое лето он ворчал по поводу моего имени и редких приездов в гости. Я живу с родителями в Новосибирске, а бабушка и дедушка живут в далёкой деревне под названием Колбаса. Это в Кыштовском районе, если кто знает географию Новосибирской области. Деревня находится очень далеко от Новосибирска и туда очень долго добираться. Поэтому родители привозят меня в деревню  только на летние каникулы, из-за чего дедушка дразнит меня «летним внуком». 

Кстати, в Колбасе много летних внуков и мы все между собой дружим. Местные нас не любят, за исключением Давида, которому повезло переехать жить в Колбасу. И хотя он постоянно живёт в деревне, местные ребята всё ещё считают его чужаком. И хорошо, что они так считают, Давид по прозвищу Зорро стал одним из моих лучших друзей.  Ещё у меня есть друг, который приезжает из далёкой Перми – Танк, то есть Равиль Кабанец. Ещё у меня есть друг тоже с модным именем – Огнеслав Набойщиков, по кличке Варяг. Мы прозвали его Варягом после того, как услышали, что родные его ласково называют «Ягусечка». Ужас! Ещё каждое лето в Колбасу приезжает американский внук – Абель Набока. Его родители эмигрировали в США 5 лет назад, но каждое лето исправно привозили внука к дедушке и бабушке, где он оставался до самого сентября. Абеля мы дружески называли Рокки, в честь киношного боксёра, потому что Абель с 6 лет профессионально занимается боксом и даже летом 2 раза в неделю он проводит тренировки.

Ну и новый наш друг, вернее подруга Зина Авксентьева, которая сама себя прозвала Дьявольский огонь, но я не сразу понял, насколько верное это было прозвище. Она моя соседка, внучка одинокой бабы Лады, которая оказалась вовсе не одинокой. Её дочь много лет назад уехала в Москву, и вся деревня знала, что она поссорилась с мамой. Видимо они помирились, раз теперь у бабы Лады внучка гостит. Зина была очень рыжей девочкой с короткой стрижкой. Её волосы копной торчали в разные стороны, а глаза горели озорным зелёным блеском. Мы приняли Зину потому, что только в её саду росли пикульки и баба Лада забрала себе наш Лягушачий пруд. Мы уже год не видели лягушек из пруда, которые были вдове больше канавных сородичей, и которые с удовольствием участвовали в лягушачьих скачках. Благодаря Зине, мы должны были получить доступ и к пруду, и к саду, который охранял огромный вредный алабай по кличке Фантомас, по-видимому ненавидящий только мальчишек, потому что Зину он полюбил с первого взгляда и слушался её, как ручной пудель. 

Итак, это лето обещало быть насыщенным. 1 июня мы познакомились с Зиной, а 2 июня мы уже заработали своё первое наказание.

Утро 2 июня выдалось просто чудесным, я проснулся на рассвете с радостным чувством, что сегодня мы с друзьями будем весь день веселиться и нас ждут приключения! Я так соскучился по друзьям, что мне не терпелось начать этот день. Я спал в своей обычной спальне, у окна которой росла ранетка. Её листва закрывала солнце, от чего лучи солнечными зайчиками проникали в комнату, сквозь пробелы веток. Лёжа на кровати, я видел солнце, как огненный цветок: нестерпимо белый диск, распускал золотые лучи, которые сквозь призму листвы отражались красно-оранжевыми всполохами на стенах. Окно было открыто и в мою комнату проникал прекрасный аромат цветущей ранетки. Её белые лепестки нападали на подоконник, с той стороны марли. Дело том, что у бабушки и дедушки не стояли пластиковые окна. У них были обычные деревянные окна на шпингалетах с очень широким деревянным подоконником. А вместо привычной сетки на окна натягивали марлю, которую закрепляли кнопками. Марля спасала от мухоты и комаров. И вот эти окна я красил каждое лето. 

Моя постель стояла прямо у окна, почти вровень с подоконником. Кот Рыжик, не любивший заходить домой через двери, жалобно мякнул с той стороны марли. Я протянул руку, отколупал кнопку и поднял угол марли. Рыжика не пришлось уговаривать, он тут же юркнул в комнату и направился на кухню, сквозь приоткрытые деревянные двери. Кстати, двери у бабушки также были старые, деревянные двери, которые мы каждый год красили то в белый, то в нежно-голубой цвет, а в верхней части дверей было вставлено обычное стекло. Двери были двустворчатые и не закрывались до конца. Папа сказал, что они не закрываются, потому что дом повело после весны. 

Я потянулся и встал с кровати, босыми ногами прошлёпал по деревянному крашенному полу на кухню. Мама по привычке ещё спала, зато папа, рождённый в этой деревне, был уже час, как на ногах. Он помог родителям накормить скот и собрался с моим дедом на рыбалку. Папа всегда ходил с дедушкой на рыбалку рано утром, когда отдыхал в деревне. Вот и сегодня выполнив утреннюю работу по хозяйству, они уже приготовили удочки, накопанных червей и ждали, когда бабушка соберёт им перекус с собой. 

Я вышел сонный и налил себе чаю, на столе уже стоял вазочка полная шоколадных пряников. Я любил есть пряники с молоком, а с чаем почему-то не очень. Поэтому я достал из холодильника масло и малиновое варенье. Сливочным маслом я намазал хлеб, который бабушка сама пекла в русской печи, стоявшей на кухне. Бабушкин хлеб отличался от магазинного потрясающим вкусом и запахом. Я намазал хлеб маслом и сверху налил варенье. К сожалению, малиновое варенье сильно отличается от смородинового или клубничного – оно слишком жидкое, так что всё варенье просто стекло с бутерброда на стол. Бабушка покачала головой, поставила передо мной белую пиалу, и налила туда варенье.

- Внучок, ты лучше макай бутерброд в пиалу, а то всю кухню затопишь вареньем.

Я убрал тряпкой варенье со стола и стал макать хлеб с маслом в малиновое варенье. Я молча жевал бутерброд и смотрел, как папа и дедушка уходят вместе на реку. Дедушка успел посетовать, что невестка больного долго спит и что, наверное, поэтому бедному внуку досталось такое ужасное имя. Я улыбнулся знакомой песне деда и помахал им в след. Время было очень ранее, мы с друзьями договорились встретится только в 10 утра. Я попил чай и пошёл в свою комнату смотреть телевизор. Хорошо, что на летних каникулах вспоминают о детях и время от времени можно посмотреть мультики или сказки, правда только утром, но и на этом спасибо. Я взял пульт в руки и полистал каналы. Все мультик были уже заезжены на сто рядов, и ничего нового не было на единственных 5-ти каналах, которые шли в деревне. Я включил пятый канал и стал смотреть мишек Гамми, они понравились мне больше, чем остальная чушь про мочалки, странных лупатых детей и жёлтых человечков.

С большим трудом я дождался половины десятого и сразу же подскочил, как ошпаренный. Я совсем забыл умыться и теперь бегал с зубной пастой, щёткой и пытался натянуть на себя джинсы. Бабушка к этому времени напекла свежих оладушков, которые я не только умял за вторым завтраком, но и взял с собой на встречу друзей в нашем штабе. Мы часто приносили вкусности угостить друг друга, а бабушки, которые соскучились по нам, каждый день готовили наши любимые сладости. 

Вскоре я уже забегал в заброшенный дом на Садовой. Наша штаб-квартира располагалась в заброшенном доме кладбищенского смотрителя на чердаке. Мы даже запирали чердак на замок, чтобы деревенские мальчишки не смогли проникнуть туда. И чтобы открыть наш чердак, приходилось вставать друг другу на плечи и открывать тяжёлый замок. А потом сбрасывалась верёвочная лестница, по которой мы забирались наверх. На чердаке сохранилось единственное застеклённое окно, которое пропускало очень мало света, потому что было грязным. Мы специально не мыли его, чтобы деревенские не пронюхали про наше убежище. В штаб-квартире у нас стоял тяжёлый письменный стол, который остался от прежнего хозяина и неизвестно, как он впихнул его на чердак. И 3 мягких стула, которые местами потрескались и ткань на них порвалась. Мы, как могли залатали дырки и склеили спинки, чтобы можно было сидеть. Наш вес стулья легко выдерживали, а вот взрослого человека они вряд ли выдержат. Также у нас стоял старый потрескавшийся шкаф, который тоже остался после хозяина дома и был слишком старым и тяжёлым, чтобы заинтересовать кого-либо. В прошлом году мы обзавелись настоящей школьной доской, которую мы нашли выброшенной. Сейчас во всех школах доски заменяют на современные модели, и поэтому нам досталась, старя грифельная доска с коричневым покрытием. На ней было очень хорошо писать мелом. А самые ценные вещи мы приносили с собой в начале лета и забирали в конце каникул. Потому сейчас здесь уже стоял радиоприёмник на батарейках, в шкафу красовались новые кружки, Танк притащил примус, я захватил с собой небольшой железный чайник, если кто не знает, существуют не только электрические чайники. На примусе мы грели себе воду и пили чай, кофе или какао, которые мы также приносили из дома. Обычно чаёвничать мы начинали в штаб-квартире, если за окном лил дождь. Но самое ценное, что мы приносили с собой, это гамаки. У наших бабушек и дедушек всегда в хозяйстве было много уже не используемых вещей. Например, мой папа в прошлом году купил дедушке новый гамак с уже вшитым матрасом и пологом, поэтому старый советский гамак из белой тряпки в чёрную полосочку уже не пользовался, и потому гамак каждое лето перекочёвывал в нашу штаб-квартиру. 

Убедившись, что никого вокруг нет, я пробрался сквозь заросли кустов сирени к дому смотрителя и забежал в комнату, где находился люк на чердак. Я увидел, что замка нет, значит кто-то уже в штаб-квартире. Я свистнул условным свистом и люк тут же открылся. Из люка показалась голова Танка.

- Опаздываешь Гас, все уже здесь, - сказал он и сбросил мне лестницу.

Я поднялся наверх, поздоровался с друзьями и поставил на стол оладьи со сметаной, а на столе уже стояли блинчики, топлёное масло и варенье.

- Это моя бабушка нам гостинец передала, - сказал Зорро. 

Я подошёл к шкафу где мы выставляли свои кружки в ряд. Первой стояла кружка Танка: чёрная, с шипами. Затем стояла кружка Зорро в форме шлема солдата Дарт-Вейдера, мы все знали, что Зорро помешан на «Звёздных войнах». Далее я узнал кружку Варяга в форме зелёного осьминога с жёлтым глазом посередине и щупальцем в качестве ручки. Кружка Рокки была особенной, он никогда её не менял. И мы все знали, что Рокки сам сделал её из полимерной глины на уроках искусства в своей американской школе. Это была чёрная кривая кружка, вся в его отпечатках пальцев. Кривая ручка, а на самой кружке вылеплена огромная улыбка с кривыми зубами, над которыми красовались два косых глаза. 

Дальше я заметил новую кружку, которая наверняка принадлежала Зине, единственной девочке в нашей компании. Но кружка совсем была не девчачьей. Это была чёрная кружка с нарисованным демоном, а ручкой кружки был пистолет с курком. Пожалуй, это самая крутая кружка, которую я когда-либо видел. И я даже немного позавидовал, хотя в этом году мне и купили новую кружку, которой я пришёл похвастаться, но она ни в какое сравнение не шла с кружкой-пистолетом. Я всё же тонким голоском возвестил, что теперь у меня новая кружка. Это была чёрная кружка с термо рисунком в виде лампочки, которая окрашивалась в жёлтый цвет «загоралась», когда в кружку наливали горячую воду. Прикольно конечно, но не так круто, как кружка-пистолет. Мне теперь Зинина кружка будет сниться, и я уверен, что и остальным ребятам тоже захотелось такую. 

Мы вскипятили чайник на примусе, и налили себе кто чай, кто какао, а Зинка-то, конечно, кофе со сливками себе навела. Удивительно, что она не пьёт чёрный кофе, с её-то характером, я бы не удивился. 

Мы пили чай и делились событиями, которые произошли с нами за год. Например, в этом году, мои родители купили новую квартиру в новостройке, и мы переехали совсем в другой район города. Мне пришлось сменить школу, и прежние друзья постепенно ушли. Сначала я переписывался с ними каждый день в социальной сети «Класс», где сидят большинство школьников. Но со временем сообщения стали приходить реже, звонки были только по выходным, а потом и вовсе нас развело в разные стороны. 

У Танка в этом году родители развелись, у Огнеслава родилась сестрёнка, которую назвали немного ни мало – Ядвигой (кошмар какой, под стать Ягусечеке), Рокки впервые занял первое место в своей возрастной категории по боксу. У Давида родители поругались, но проблема в том, что он живёт в маленькой деревне и потому вся деревня судачит о проблемах в его семье. Многие деревенские над Давидом посмеивались, вернее над тем, что сделала его мама. Мы дружно его похлопали по плечу и сказали, что теперь мы все собрались и ему некогда будет горевать об ошибках взрослых.  У Зинки по прозвищу Дьявольский огонь жизнь была полна приключений. Её мама очень красивая женщина, но плохо разбиралась в папах, поэтому Зина «помогала» ей сделать правильный выбор. Проблема в том, что хороших пап не попадалось, а её маме надоели Зинины шалости, которые отпугивали потенциальных пап. Поэтому впервые за 10 лет, она оказалась на всё лето у бабушки. 

Мы попили чай и решили, что пойдём купаться на речку, пока не сильно жарко. Мы пошли по домам за полотенцами, и условились встретится на перекрёстке Зелёной и Центральной улиц. 

Через 20 минут вся компашка стояла в боевой готовности с полотенцами, в панамах, а Варяг держал ведёрко бутербродов с колбасой и помидорами. Мы гурьбой пошли медленно к реке, где обычно купаются все деревенские. По дороге нам попался местный алкаш. Такой есть в каждой деревне. Одинокий, не молодой дяденька, от которого всегда несло спиртом и потом. В Колбасе местным алкоголиком был бывший афганец дядя Толя. Однако вся деревня называла дядя Толю не иначе как Толик-нолик. Он всегда был пьян, вечером можно услышать его ужасное пение какой-нибудь армейской песни. Толик-нолик брался за любую работу, но делал всё шиворот-навыворот или, как говорит бабушка «тяп-ляп», а платили ему исключительно спиртом, самогонкой или водкой. Жил дядя Толя в маленькой хибарке, которая скрывалась за стеной травы выше человеческого роста. Его палисадник зарос так, что дома не было видно. Дядя Толя заботился только о единственном своём сокровище, которое стояло у его ворот мёртвым грузом – о маленьком белом автомобиле «Запорожец». Правда белым его можно было назвать с натяжкой: краска сильно облупилась, и вся машина покрылась ржавыми кляксами железа. Только этот «Запорожец» дядя Толя и любил. Каждое утро он мыл его тряпочкой, раз в неделю рвал траву у машины, а зимой вокруг неё всё расчищал. И хотя за очень много лет он ни разу её не заводил, однако каждый день садился в неё, гладил руль и о чём-то сам с собой говорил. Вот и сейчас ребята проходили гурьбой мимо памятника советскому автопрому, в котором сидел Толик-нолик и о чём-то сам с собою говорил. Зинка, которая никогда не видела до этого деревенских алкашей прыснула в кулачок, и мы поддержали её усмешками, но не стали делать этого громко, чтобы не обидеть дядю Толю. Но, вероятно, он это увидел и всё же обиделся, судя по тем событиям, которые наступили всего через полчаса, после этого случая.

Мы прибежали к деревенскому песчаному пляжу, которые имел удобный, пологий спуск, потому там любили купаться дети. Мы расстелили свой огромный плед, поставили ведёрко с бутербродами, побросали рядом свои полотенца, и всей гурьбой кинулись к воде. А вода была ещё холодная, мы с визгом влетели в речную воду, поплескались, подурачились и вернулись на берег греться и жевать бутерброды, но не тут-то было. На нашем пледе расположился грязный, потный Толик-нолик. Он нагло жевал наши бутерброды и сморкался в полотенца. 

- Дядя Толя, а зачем вы едите наши бутерброды и мараете полотенца? – спросил Давид.

- Вам поганцам нужно показать ваше место! – пьяно ответил дядя Толя. – Припёрлися сюда незнамо откуда и смеются над порядочными людьми! Я вам покажу… Кузькину мать! А ну пошли отсюда! Плед теперь мой и бутерброды заберу на закусь. А полотенцами я ноги буду вытирать. Всё! Кыш отседова!

Мы все во много раз были меньше деревенского алкоголика, и никто не смог бы силой забрать у него наши вещи. Я предложил обратится за помощью к родителям. 

Ближе всех жил Огнеслав, мы и решили все вместе пойти к его родителям. Проходя мимо «Запорожца» дяди Толи, Зинка вдруг остановилась. Её глаза сузились, губы сжались, и даже волосы блеснули рыжим пламенем. 

- А, ну-ка, подождите… Это ведь любимая машинка этого вашего дяди Толи, правильно?

-- Э-э-э... Ну, да… - опешили ребята.

- А что если он вернётся и не найдёт своего любимца? А?

- Ты о чём? – спросил я.

- Как о чём? Спрячем его игрушечный автомобиль, и потребуем вернуть наши вещи, и заплатить за моральный ущерб. Съеденные бутерброды он ведь вернуть не сможет. 

- Ну и как мы с места сдвинем это корыто? Его уже лет 10 не заводили, если не больше… – усмехнулся недоверчиво Танк.

- Рокки, побудь на стрёме, а я проверю зажигание, - распорядилась рыжая девчонка.

Мы все невольно подчинились потому, что просто не верили, что из этого хоть что-то получится. Зина села в маленький автомобиль и покрутила ключами в замке, но ничего не произошло.

- Понятно, нужно открыть капот, - сказала она и наугад потянула за рычаг, который и правда издал звук открытого капота. Когда Зина попыталась открыть капот «Запорожца» он не поддавался.

- Дьявольский огонь, папа сказал, что у «Запорожца» капот сзади, - подсказал я.

Зина сделала большие глаза, но подошла к тому месту, где у нормального автомобиля располагался багажник, и увидела, что крышка приоткрыта. Она, не веря глазам своим, распахнула её и увидела, что я сказал правду.

- Боже, что за глупость? Зачем было делать капот сзади?

- Папа сказал, что конструкторы чем думали, туда и поставили капот, - ответил я, не задумываясь. В моей крови уже появился адреналин. Я понимал, что мы что-то нарушаем, но это ещё больше подтолкнуло нас продолжению. Мне показалось, что именно в тот момент в нас поселился дух Бунтарства.

- Ну, я не вижу здесь аккумулятора, - сказала с чувством знатока Зина.

- Откуда ты это всё знаешь?

- У мамы был ухажёр, мастер с СТО, он постоянно меня брал с собой на работу, а на день рождения подарил набор для самостоятельной сборки электромобиля. Знаете, из серии «Сделай сам»?

Мы отрицательно покачали головой и удивлённо смотрели на Зину, а она как ни в чём не бывало, продолжила.

- Нет? Ну и ладно. Дело в том, что аккумулятор должен быть у любой машины, здесь его нет. Гас, ты же с родителями приехал на машине?

- Да… - сказал я неуверенно, и у меня возникло чувство, что всё это добром не кончится. И мне вдруг совсем расхотелось тут стоять, но вспоминая наглое лицо деревенского алкаша, я не мог всё бросить и уйти.

- Пошли к тебе, - скомандовала она. – Мы втихушку заберём твой аккумулятор, установим на этой развалюхе, угоним её в укромное место и спрячем. После этого, аккумулятор вернём назад в твою машину. Никто ничего не узнает!

Я просто опешил. Мне и в голову не мгла прийти такая дикая мысль! Взять без спроса аккумулятор! Да, я даже не знал, как он выглядит. Удивительно, но ребята воодушевились этой идеей. Они прямо загорелись огнём мести, а я был не уверен, что нужно всё так усложнять. Но в итоге после уговоров друзей я согласился, скрепя сердце. 

Мы с Зинаидой отправились ко мне, а ребята рассредоточились: Рокки и Зорро пошли следить за Толиком-ноликом на берег реки, а Танк и Варяг остались следить за автомобилем.

На улице стояла полуденная жара, бабушка и мама ушли в летнюю кухню готовить обед, дедушка и папа работали на конюшне, а наш автомобиль стоял у гаража. Мы в деревне никогда не загоняли машину в гараж, и никогда не ставили её на сигнализацию. Это же деревня, откуда здесь угонщики? Когда мы подошли, к гаражу, он был приоткрыт, а аккумулятор был заботливо вынут из нашего авто и поставлен на табурет. От него исходило гудение и тянулись провода, которые исчезали в гараже. Я осторожно проверил, чтобы никого не было рядом, и уже хотел взять в руки аккумулятор, как Зинка ударила меня по ним:

- Ты что слепой? Аккумулятор на зарядке, нельзя к нему прикасаться! Иди выдерни шнур из розетки, я сама отсоединю здесь. 

Я послушно вынул штепсель из розетки, гудение прекратилось, Зина отсоединила аккумулятор и прихватила с собой красно-чёрные щипчики с проводами.

- А это зачем? - удивился я.

- А как ты без них аккумулятор к машине подключишь? – усмехнулась Зина. Я, глядя на неё, порой очень сомневался, что она девочка. В ней правда было мало что от девочки, разве только внешность, но не вкусы в играх и не познания в технике. Иногда мне казалось, что Дьявольский огонь знает всё.

- Ну, что стоишь? Помогай тащить, он же тяжёлый! – воскликнула недовольно Зинка. Я подбежал и схватил аккумулятор с другой стороны и просто обалдел. Он был настолько тяжёлый – килограмм 20 не меньше. Мы с ней кок-как его доволокли до «Запорожца» и совсем выбились из сил. Запихивали аккумулятор в машину мы уже вчетвером. Установив его на то место, какое указала Зинка «Дьявольский огонь», мы отошли, позволив ей самой подключить его.

Всего через 10 минут Зина села на водительское кресло, и оно ей подошло, будто на кукольном заводе кресло делали. Зинаида повернула ключи зажигания и… у неё ничего не получилось. Она пробовала ещё и ещё, а мы уже махнули рукой на эту затею. Но вдруг мотор маленького автомобильчика мирно заурчал, а Зина положила руку на дверь и подмигнула нам:

- Подвезти?

Всех просто охватила эйфория. Я не знаю, как мы все влезли туда, но, все 6 человек каким-то образом уместились в «Запорожце», который был больше похож на игрушечный автомобиль. Одно плохо, водить его никто из нас не умел, даже гениальная Зинка. Однако крутить руль она умела, педаль газа нашла, сцепление я ей показал, и объяснил принцип работы так, как мне объяснял папа.  А ещё я знал про механическую коробку передач если не всё, то очень многое. Папа предпочитает российские автомобили и мне волей-неволей пришлось не раз наблюдать работу механической коробки передач. Наши «Жигули» по-прежнему в отличном состоянии, и всё потому, что папа частенько задерживается в гараже. Все поломки он ремонтирует сам. Я никогда не проявлял особого рвения, чтобы выяснить устройство автомобиля, как Зинаида, но зато я знаю, как работает коробка передач и для чего она нужна. Поэтому при Дьявольском огне я стал «переключателем скоростей», Танк сидел посередине и кричал в какую сторону крутить руль. Рокки и Варяг сидели зелёные, вцепившись в ручку двери, и только Зорро сохранял спокойствие и получал наслаждение от поездки.

Зина каким-то чудом заставила это корыто ехать. Сначала ржавый Запорожец ехал медленно и сильно скрипел, но постепенно он набирал прыть и всё быстрее скакал по просёлочной дороге. Вскоре нас заметили жители Колбасы, которые не могли поверить своим глазам. Все бросали свои дела и бежали смотреть на это событие. Но те, кто находился ближе, видели, что водителем был вовсе не хозяин, а какая-то рыжая девочка. Я переключил скорость, и автомобиль поехал ещё быстрее, но Зинка справлялась с рулём, правда мы ехали зигзагами: от одного забора до другого, и иногда я слышал звук скрежета. И тут ржавое корыто попалось на глаза пьяному хозяину, который в развалку шёл откуда-то с Центральной улицы. Увидев свой автомобиль, он сначала опешил. Толик потряс головой, протёр глаза, а тут ещё Дьявольский огонь проезжая мимо него, посигналила и помахала ему рукой.

Стёкла были опущены, Зорро вылез в своё окно наполовину и закричал, что это компенсация за бутерброды и полотенца. Мы все дружно смеялись, видя растерянно лицо алкаша. И тут он пришёл в себя, и побежал за своим ведром. Он кричал, что мы угонщики, преступники, городская шпана, которая позарилась на его добро, при этом он спотыкался и падал. Всё село смотрело на эту погоню, а те, что по моложе, снимали на мобильные телефоны.

Зинка увидела мужика, который вышел на дорогу и пытался остановить «угонщиков». Рыжая девочка резко повернула на Зелёную улицу, где мы промчались мимо моих дедушки и папы, которые с удивлением увидели, что именно я был одним из «угонщиков». Также мы попались на глаза бабе Ладе, к которой присоединились бабушка и дедушка Танка. Они вышли узнать, что происходит, а тут мы пролетели на всех парах мимо.

- Зинка, тормози, - крикнул я, заметив, что мы вылетели на дорогу, которая прямиком ведёт в речку.

- Не могу,- в отчаянии закричала Зинка. – Тормоза не работают!

И тут мы все испугались не на шутку. Мы дружно закричали: «А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!», и вскоре "Запорожец" влетел в Чеку, разрезая воду пополам, и взметая в небо фонтан брызг. Автомобиль остановился только тогда, когда колёса перестали доставать дна, но и тогда по инерции он попытался поплыть, как корабль. К сожалению, «Запорожец» был ржавый и весь в дырах, очень быстро салон заполняла вода. Мы повыскакивали из открытых окон и едва мы это сделали, автомобиль наполнился водой и опустился на дно. Хотя дно было не столь глубоким и крыша «Запорожца» осталась над водой. Мы выбрались на берег и упали на песок, однако уже через минуту на пляж сбежалась вся деревня. Такой ор поднялся, просто ужас. Как только нас не называли, но тут Зина вскинула голову и очень громко в звенящей тишине произнесла:

- А нечего было этому пьяному дяденьке, воровать наш плед, есть наши бутерброды и вытирать свои грязные ноги о наши полотенца! Как смеет этот мужик воровать у детей? Кто за нас заступиться, а? А если завтра этот дяденька обидит и ваших детей или внуков? Мы не можем позволить этому невоспитанному дяденьке безнаказанно обижать детей!

Взрослые открыли рот от такой страстной речи, а баба Лада туже приняла сторону внучки:

- Ах, ты изверг окаянный! Я ж тебе всегда платила больше, чем заплатила бы другому! Всегда тебя жалела, а ты обворовал мою внученьку?

Тут опомнились и мои родители, и Давида, да и бабушки-дедушки других ребят туже встали на сторону «угонщиков». 

- Где полотенце моего сына? – воскликнула моя мама. – Сегодня утром я выдала свежее пляжное полотенце, абсолютно новое! Оно, между прочим полторы тысячи стоит!

- Бабушка,- воскликнул Огнеслав, - мы не попробовали ни одного твоего бутерброда. Он всё ведёрко у нас украл и съел!

- Ах, ты подлюка пьяная, - возмутилась бабушка Огнеслава и ударила мокрым полотенцем пьянчужку. Он стал ныть, отбиваться и жаловать, что мы над ним смеялись.

- Это не так, - возразил ему Абель. – Мы просто шли мимо и смеялись. Не над ним, а просто радовались лету, речке и друг другу. Откуда мы знали, что дядя Толя всё так поймёт, да ещё и мстить нам пойдёт?

- Между прочим, - сказал Давид. – Он обзывал нас нехорошими словами говорил, что раз мы не деревенские, значит он может нас обижать.

Конечно, всё было не совсем так, но раз уж дядя Толя решил всё переиначить, почему бы и нам не повернуть его слова против него самого?

В итоге начался скандал, дядю Толю отправили трезветь, нас посадили под домашний арест, а наши дедушки и папы остались выуживать «Запорожец». Вернулись они только вечером. Папа бросил в гараже не нужный аккумулятор, который не выдержал такое долгое пребывание под водой.

- Вода внутрь попала, а аккумулятор старый, теперь не реанимировать его уже. Придётся в СТО у дяди Паши порыться, может найдётся аккумулятор для моей «копейки», – сказал папа, обращаясь к деду.

Вечером собрался семейный совет, я стоял посередине комнаты и не знал куда деть руки и куда смотреть, чтобы меня пожалели и не сильно наказали. Я по требованию рассказал историю с начала и до конца. Родители долго и нудно рассказывали, насколько опасный поступок мы совершили: нас могло убить током, мы могли кого-нибудь задавить насмерть, мы могли сами разбиться или утонуть и, что всем нам несказанно повезло вообще никак не пораниться. Кроме того, я украл аккумулятор у родителей, а значит несомненно виноват хотя бы в этом. Но дед тут же вставил, что гордится своим внуком, потому что он не дал себя в обиду и поставил на место «Нолика». А ещё его восхитило то, что мы смогли оживить машину, которую никто не мог завести уже лет 10. И это был первый раз, когда дед меня так похвалил, с гордостью смотря на меня. 

Ну, в общем родители решили меня не очень наказывать, потому я лишь 3 дня грядки полол. Знаю, что и Зину не особенно наказали, она помогала бабушке досадить цветы и овощи, Огнеслав пару дней двор подметал, Танк усиленно поливал грядки, а Рокки копал огород.

Но всё же это приключение оставило самый яркий след в моих воспоминаниях. Этот дикий восторг, чувство абсолютной свободы и всеобъемлющее счастье, часто мне вспоминались потом.
 
Рейтинг: +1 125 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!