Любовь, проснись

25 декабря 2020 - Тамара Квитко
article486305.jpg
Магистрал

Шекспир Уильям 

Сонет 56

Проснись, любовь! Твое ли острие
Тупей, чем жало голода и жажды?
Как ни обильны яства и питье,
Нельзя навек насытиться однажды.
Так и любовь. Ее голодный взгляд
Сегодня утолен до утомленья,
А завтра снова ты огнем объят,
Рожденным для горенья, а не тленья.
Чтобы любовь была нам дорога,
Пусть океаном будет час разлуки,
Пусть двое, выходя на берега,
Один к другому простирают руки. 
Пусть зимней стужей будет этот час,
Чтобы весна теплей пригрела нас!

Перевод С. Маршака


1
Проснись, любовь! Твое ли острие
Не ранит, пущенной стрелой Амура?
Богинь Эллады – явно бытие.
Легенды бережно хранит культура.
Век ХХ1 – чувствам не помеха, –
Дозволенность любовных игр – привычна.
Веселье карнавальное – для смеха.
Любовь иль секс? Понятия отличны?
Так как же быть? Инстинкт или рассудок?
Возможно, верх возьмёт понятье: сердце?
Потухнет в лужу брошенный окурок,
Иль расстоянье чувствам – жарче перца? 
Не станут страсть же и любовь однажды
Тупей, чем жало голода и жажды?

2
Тупей, чем жало голода и жажды?
О, нет же, нет! Любовь измучит тело
И взгляд её – лишен, бывает, правды;
Ей до насмешек – никакого дела, – 
Любовь, ведь, зла – полюбишь и козла,
Толстушку, тонкую и Квазимодо,
Глупышку, ту, что чересчур умна;  
Непредсказуемость – её природа:
Ждешь солнца, небо – спит под облаками,
Надеешься на штиль, – подует ветер…
Любовь – не мыслит жизни под замками
И нежность утра, вряд ли, вспомнит вечер.
Любовь же – освещает бытие,
Как не обильны яства и питье...

3
Как ни обильны яства и питье,
Любовь напомнит к вечеру обеты;
Зажжется лампа, в глаз сверкнет стекло
И когти подберет, как зверь, вендетта. 
От взгляда, брошенного невзначай,
Возникнет затаенная обида.
Обжегся молоком, подуй на чай,
Рассчитывай на рубль и Эвклида.
Ответь на козни ревности – улыбкой.
Не верь ни сплетням, ни проделкам Яго.
Горяч влюбленный, делает ошибки;
Преследует его синдром бродяги.
Хуан не посещает даму дважды.
Нельзя навек насытиться однажды.

4
Нельзя навек насытиться однажды, 
Огонь пылает, требует движенья;
Сердца влюбленных – искренны, отважны,
Как птица Феникс, жаждут возрожденья,
Стремятся слиться, стать единым целым,
Как Андрогины, жившие когда-то,
Что слыли сильными подобно зверям;
Зевс – раздвоил их, – это была плата…
О, юные Ромео и Джульетта 
Остались жить в трагедии Шекспира!
Тристан, Изольда, Зигфрид и Одетта;
Руслан, Людмила, юная Земфира.
Царица обновила свой наряд,
Так и любовь. Её голодный взгляд... 

5
Так и любовь. Её голодный взгляд
Направлен к единению влюбленных.
Петродворец, игра воды, каскад,
Напор струи, сил, эманаций новых. 
 «Самсон», «Нептун», «Каскад» и –  брызги вверх!
Сияет солнце, луч дробит кристаллы…
Любить, о Боже! Счастье, а не грех!
«Адам и Ева» –  дивные фонтаны.
Познать любовь ли каждому дано?
Природа жаждет продолженья рода.
Пусть будет зреть элитное вино,
Но дольше – чувств, возвышенных порода.
Бывает, – лаской нежной, наслажденьем – 
Сегодня утолен до утомленья...

6
Сегодня утолен до утомленья,
Но голод просыпается с зарею
И голос Федры полон вожделенья – 
"О, Ипполит! Ночной приди порою;
Взнуздай власть страсти, чувств моих горячесть,
Запомни: жизнь, и смерть тебе подвластны,
Теряю разум, осторожность, зрячесть,
Сжигает взгляд твой и уста – опасны;
Насытиться любовью невозможно,
Пылают – тело, губы, сердце, разум..."
Любое описанье страсти – ложно,
Вулкан Везувий выльет лаву разом.
Сегодня стол и сладок, и богат,
А завтра снова ты огнем объят...

7
А завтра снова ты огнем объят,
Ждешь встречи, голоден, хоть ел недавно;
Стоишь покорно у Царицы врат,
Не смея, двери отворить, (вот странно), – 
Покоев; прелестью садов сраженный,
Застыл столбом и, с лепетом влюбленным,
Амуром и Венерою ведомый,
Пред царственной – коленопреклоненный;
Целуешь, с нежностью богини руку
И уплываешь – тут же – к небесам
И забываешь –  суету и скуку,
Бросая гордость на съеденье псам. 
Став рыцарем и показав уменье,
Рожденный для горенья, а не тленья.

8
Рожденный для горенья, а не тленья,
Как трубадур, воспеть любовь в стихах
Под окнами любимой – песнопеньем – 
На риск, восторг, блаженство, муку, страх. 
Любовь сильна и к кошке и собаке,
К цветку и дереву, реке, стране.
Любовь – до странности – бывает всякой
И даже – «не прогулкой при луне».
Вступленье в брак – ответственность и стойкость,
Не дуб с рябиной, – строить жизнь вдвоем, – 
Внимание, смирение и зоркость;
Духовный рост, по лестнице подъём.
Не видеть в друге злобного врага,
Чтобы любовь была нам дорога.

9
Чтобы любовь была нам дорога,
Воспой черты любимые в разлуке;
Не наставляй, коль замужем, рога,
Хоть изнываешь от тоски и скуки.
Не злись и не вступай скорее в спор, –  
Обидишь невзначай гневливым словом;
Веди любовно сложный разговор,
Не будь в решеньях судьбоносных скорым.
Испортить отношения – легко.
Обиды накопить – ума не надо,
Но трудно стать – без промаха стрелком,
Труднее – человеком, кому рады. 
Пройдя страдания любовной муки, 
Пусть океаном будет час разлуки.

10
Пусть океаном будет час разлуки,
А встреча – вдохновенна, горяча;
И музыки чарующие звуки, 
И робко свет касается плеча.
Ведь для влюбленных день есть Валентина.
Признаться, в чувствах можно – без помехи;
Загладив ссору, жить без карантина,
Латать непонимания прорехи;
Любви призыв – божественный удел,
Дарованный, как жизнь, цветку и волку.
Любовь не знает страсти, чувств предел;
Коль не сумел любить, не будет толку,
Любовь хранят не на день - на века, 
Пусть двое, выходя на берега.

11
Пусть двое, выходя на берега,
Останутся в бурлящих водах страсти.
Помогут феромоны, курага,
Шафран, яичница, имбирь и сласти.
А также – спаржа, мёд, мелиса, хрен;
Бальзам для любящих – из слов хвалебных,
Изъятие из быта – ссор, измен
И действий – невпопад и непотребных.
А также – разговоры по душам,
В ночной тиши – на звезды любованье;
Любовь к деревьям, травам, малышам
И радость за любимого, вниманье.
Для избавления от грусти, скуки,
Один к другому простирают руки.

12
Один к другому простирают руки.
О боже! В разлуке и минута – час.
Для Пенелопы и секунда – сутки – 
Днем – ткет ковер, распустит ночью часть. 
Миф о любви Амура и Психеи,
Их сына имя – Наслаждение.
Любовь Пигмалиона к Галатее,
Ожившей статуи на удивленье…
Любил её «как сорок тысяч братьев», 
Она, как «сорок… ласковых сестер». 
Гром, молния – предвестники ненастья,
Да возгорит любви живой костер!
Когда ж любовь, увы, покинет нас,
Пусть зимней стужей будет этот час.

13
Пусть зимней стужей будет этот час,
Коли судьба готовит нам разлуку.
Очнись, любовь! Откройся без прикрас,
С улыбкой протяни на счастье руку;
Воспрянуть дай теплеющим сердцам,
Обманным покрывалом скрой морщины.
С молитвой обращаясь к праотцам, –          
Отринем разрушения причины.
Возвышенна, блаженна и вольна
Любовь по наслажденью с мёдом схожа.
Волнует, греет, нежит, как волна.
Остановись! Влюбись в меня прохожий.
Дам номер телефона здесь, сейчас,
Чтобы весна теплей пригрела нас!

14
Чтобы весна теплей пригрела нас
И солнце бы дарило нам улыбки,
А летом – яблок аромат на Спас,
Но в жизни совершаем мы ошибки.
Не слышать никогда б: ты – содержанка.
Сквозит тревога в любящих глазах.
(Избавь, о Боже, нас от перебранки).
Молитва, монастырь, псалом, монах.
Любовь покинет и покинет радость.
Утехи секса без любви – порок.
Поймет ли юность? – Даст совет ли старость:
Любовь – есть счастье, совершенство, Бог! 
Воскликнем, оставляя бытие, – 
Проснись, любовь! Твое ли острие... 


Магистрал

Шекспир Уильям

Сонет 56

Проснись, любовь! Твое ли острие
Тупей, чем жало голода и жажды?
Как ни обильны яства и питье,
Нельзя навек насытиться однажды.
Так и любовь. Ее голодный взгляд
Сегодня утолен до утомленья,
А завтра снова ты огнем объят,
Рожденным для горенья, а не тленья.
Чтобы любовь была нам дорога,
Пусть океаном будет час разлуки,
Пусть двое, выходя на берега,
Один к другому простирают руки. 
Пусть зимней стужей будет этот час,
Чтобы весна теплей пригрела нас!

Перевод С. Маршака

© Copyright: Тамара Квитко, 2020

Регистрационный номер №0486305

от 25 декабря 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0486305 выдан для произведения: Магистрал

Шекспир Уильям 

Сонет 56

Проснись, любовь! Твое ли острие
Тупей, чем жало голода и жажды?
Как ни обильны яства и питье,
Нельзя навек насытиться однажды.
Так и любовь. Ее голодный взгляд
Сегодня утолен до утомленья,
А завтра снова ты огнем объят,
Рожденным для горенья, а не тленья.
Чтобы любовь была нам дорога,
Пусть океаном будет час разлуки,
Пусть двое, выходя на берега,
Один к другому простирают руки. 
Пусть зимней стужей будет этот час,
Чтобы весна теплей пригрела нас!

Перевод С. Маршака


1
Проснись, любовь! Твое ли острие
Не ранит, пущенной стрелой Амура?
Богинь Эллады – явно бытие.
Легенды бережно хранит культура.
Век ХХ1 – чувствам не помеха, –
Дозволенность любовных игр – привычна.
Веселье карнавальное – для смеха.
Любовь иль секс? Понятия отличны?
Так как же быть? Инстинкт или рассудок?
Возможно, верх возьмёт понятье: сердце?
Потухнет в лужу брошенный окурок,
Иль расстоянье чувствам – жарче перца? 
Не станут страсть же и любовь однажды
Тупей, чем жало голода и жажды?

2
Тупей, чем жало голода и жажды?
О, нет же, нет! Любовь измучит тело
И взгляд её – лишен, бывает, правды;
Ей до насмешек – никакого дела, – 
Любовь, ведь, зла – полюбишь и козла,
Толстушку, тонкую и Квазимодо,
Глупышку, ту, что чересчур умна;  
Непредсказуемость – её природа:
Ждешь солнца, небо – спит под облаками,
Надеешься на штиль, – подует ветер…
Любовь – не мыслит жизни под замками
И нежность утра, вряд ли, вспомнит вечер.
Любовь же – освещает бытие,
Как не обильны яства и питье...

3
Как ни обильны яства и питье,
Любовь напомнит к вечеру обеты;
Зажжется лампа, в глаз сверкнет стекло
И когти подберет, как зверь, вендетта. 
От взгляда, брошенного невзначай,
Возникнет затаенная обида.
Обжегся молоком, подуй на чай,
Рассчитывай на рубль и Эвклида.
Ответь на козни ревности – улыбкой.
Не верь ни сплетням, ни проделкам Яго.
Горяч влюбленный, делает ошибки;
Преследует его синдром бродяги.
Хуан не посещает даму дважды.
Нельзя навек насытиться однажды.

4
Нельзя навек насытиться однажды, 
Огонь пылает, требует движенья;
Сердца влюбленных – искренны, отважны,
Как птица Феникс, жаждут возрожденья,
Стремятся слиться, стать единым целым,
Как Андрогины, жившие когда-то,
Что слыли сильными подобно зверям;
Зевс – раздвоил их, – это была плата…
О, юные Ромео и Джульетта 
Остались жить в трагедии Шекспира!
Тристан, Изольда, Зигфрид и Одетта;
Руслан, Людмила, юная Земфира.
Царица обновила свой наряд,
Так и любовь. Её голодный взгляд... 

5
Так и любовь. Её голодный взгляд
Направлен к единению влюбленных.
Петродворец, игра воды, каскад,
Напор струи, сил, эманаций новых. 
 «Самсон», «Нептун», «Каскад» и –  брызги вверх!
Сияет солнце, луч дробит кристаллы…
Любить, о Боже! Счастье, а не грех!
«Адам и Ева» –  дивные фонтаны.
Познать любовь ли каждому дано?
Природа жаждет продолженья рода.
Пусть будет зреть элитное вино,
Но дольше – чувств, возвышенных порода.
Бывает, – лаской нежной, наслажденьем – 
Сегодня утолен до утомленья...

6
Сегодня утолен до утомленья,
Но голод просыпается с зарею
И голос Федры полон вожделенья – 
"О, Ипполит! Ночной приди порою;
Взнуздай власть страсти, чувств моих горячесть,
Запомни: жизнь, и смерть тебе подвластны,
Теряю разум, осторожность, зрячесть,
Сжигает взгляд твой и уста – опасны;
Насытиться любовью невозможно,
Пылают – тело, губы, сердце, разум..."
Любое описанье страсти – ложно,
Вулкан Везувий выльет лаву разом.
Сегодня стол и сладок, и богат,
А завтра снова ты огнем объят...

7
А завтра снова ты огнем объят,
Ждешь встречи, голоден, хоть ел недавно;
Стоишь покорно у Царицы врат,
Не смея, двери отворить, (вот странно), – 
Покоев; прелестью садов сраженный,
Застыл столбом и, с лепетом влюбленным,
Амуром и Венерою ведомый,
Пред царственной – коленопреклоненный;
Целуешь, с нежностью богини руку
И уплываешь – тут же – к небесам
И забываешь –  суету и скуку,
Бросая гордость на съеденье псам. 
Став рыцарем и показав уменье,
Рожденный для горенья, а не тленья.

8
Рожденный для горенья, а не тленья,
Как трубадур, воспеть любовь в стихах
Под окнами любимой – песнопеньем – 
На риск, восторг, блаженство, муку, страх. 
Любовь сильна и к кошке и собаке,
К цветку и дереву, реке, стране.
Любовь – до странности – бывает всякой
И даже – «не прогулкой при луне».
Вступленье в брак – ответственность и стойкость,
Не дуб с рябиной, – строить жизнь вдвоем, – 
Внимание, смирение и зоркость;
Духовный рост, по лестнице подъём.
Не видеть в друге злобного врага,
Чтобы любовь была нам дорога.

9
Чтобы любовь была нам дорога,
Воспой черты любимые в разлуке;
Не наставляй, коль замужем, рога,
Хоть изнываешь от тоски и скуки.
Не злись и не вступай скорее в спор, –  
Обидишь невзначай гневливым словом;
Веди любовно сложный разговор,
Не будь в решеньях судьбоносных скорым.
Испортить отношения – легко.
Обиды накопить – ума не надо,
Но трудно стать – без промаха стрелком,
Труднее – человеком, кому рады. 
Пройдя страдания любовной муки, 
Пусть океаном будет час разлуки.

10
Пусть океаном будет час разлуки,
А встреча – вдохновенна, горяча;
И музыки чарующие звуки, 
И робко свет касается плеча.
Ведь для влюбленных день есть Валентина.
Признаться, в чувствах можно – без помехи;
Загладив ссору, жить без карантина,
Латать непонимания прорехи;
Любви призыв – божественный удел,
Дарованный, как жизнь, цветку и волку.
Любовь не знает страсти, чувств предел;
Коль не сумел любить, не будет толку,
Любовь хранят не на день - на века, 
Пусть двое, выходя на берега.

11
Пусть двое, выходя на берега,
Останутся в бурлящих водах страсти.
Помогут феромоны, курага,
Шафран, яичница, имбирь и сласти.
А также – спаржа, мёд, мелиса, хрен;
Бальзам для любящих – из слов хвалебных,
Изъятие из быта – ссор, измен
И действий – невпопад и непотребных.
А также – разговоры по душам,
В ночной тиши – на звезды любованье;
Любовь к деревьям, травам, малышам
И радость за любимого, вниманье.
Для избавления от грусти, скуки,
Один к другому простирают руки.

12
Один к другому простирают руки.
О боже! В разлуке и минута – час.
Для Пенелопы и секунда – сутки – 
Днем – ткет ковер, распустит ночью часть. 
Миф о любви Амура и Психеи,
Их сына имя – Наслаждение.
Любовь Пигмалиона к Галатее,
Ожившей статуи на удивленье…
Любил её «как сорок тысяч братьев», 
Она, как «сорок… ласковых сестер». 
Гром, молния – предвестники ненастья,
Да возгорит любви живой костер!
Когда ж любовь, увы, покинет нас,
Пусть зимней стужей будет этот час.

13
Пусть зимней стужей будет этот час,
Коли судьба готовит нам разлуку.
Очнись, любовь! Откройся без прикрас,
С улыбкой протяни на счастье руку;
Воспрянуть дай теплеющим сердцам,
Обманным покрывалом скрой морщины.
С молитвой обращаясь к праотцам, –          
Отринем разрушения причины.
Возвышенна, блаженна и вольна
Любовь по наслажденью с мёдом схожа.
Волнует, греет, нежит, как волна.
Остановись! Влюбись в меня прохожий.
Дам номер телефона здесь, сейчас,
Чтобы весна теплей пригрела нас!

14
Чтобы весна теплей пригрела нас
И солнце бы дарило нам улыбки,
А летом – яблок аромат на Спас,
Но в жизни совершаем мы ошибки.
Не слышать никогда б: ты – содержанка.
Сквозит тревога в любящих глазах.
(Избавь, о Боже, нас от перебранки).
Молитва, монастырь, псалом, монах.
Любовь покинет и покинет радость.
Утехи секса без любви – порок.
Поймет ли юность? – Даст совет ли старость:
Любовь – есть счастье, совершенство, Бог! 
Воскликнем, оставляя бытие, – 
Проснись, любовь! Твое ли острие... 


Магистрал

Шекспир Уильям

Сонет 56

Проснись, любовь! Твое ли острие
Тупей, чем жало голода и жажды?
Как ни обильны яства и питье,
Нельзя навек насытиться однажды.
Так и любовь. Ее голодный взгляд
Сегодня утолен до утомленья,
А завтра снова ты огнем объят,
Рожденным для горенья, а не тленья.
Чтобы любовь была нам дорога,
Пусть океаном будет час разлуки,
Пусть двое, выходя на берега,
Один к другому простирают руки. 
Пусть зимней стужей будет этот час,
Чтобы весна теплей пригрела нас!

Перевод С. Маршака
 
Рейтинг: 0 115 просмотров
Комментарии (1)
Тамара Квитко # 25 декабря 2020 в 19:17 0
cvety-rozy-16