Глядела дева в зеркало

14 февраля 2022 - Марина Васильева
article503704.jpg
Венок сонетов (итальянская схема АВВА АВВА CDE CDE)

1. Глядела дева в зеркало пристрастно,
И мучил юный ум один вопрос:
Понравится ль кому она всерьёз,
Коль родилась на свет такой ужасной...

Лукаво дулась, охала несчастно,
Веснушчатый замазывала нос.
Всю ночь девчушке душно, не спалось,
Пока луна на небе не погасла.

С рассветом — отряхнула пошлый страх,
Спустила на пол шёлковые ножки,
Из пряди наплела себе усы,

Улыбки блеск светился на устах,
Очарованье хлопало в ладошки,
Как локон выбивался из косы.

***

2. Как локон выбивался из косы,
Она хотела быть всегда заметной,
Её мечта отважна и заветна -
Не кланяться, не плакать, не просить.

Судьбы клубок запутанный неси,
Капризной, непослушной, разноцветной,
В мотке событий станет неприметной,
Желание порвать — в себе гаси!

И восхищай своею красотой,
Лови повсюду вожделенья взгляды...
Немыслимые платьица носи,

И сотрясай удушливый покой...
Ошибки моды, странные наряды -
Не умаляли молодой красы.

***

3. Не умаляли молодой красы
Ни макияж безумный, ни похмелье,
Ни слёзы, ни аврал, ни понедельник,
Ни огорченья чёрной полосы.

Атласный лик по-прежнему красив,
Веснушки спрятаны под слой пастели,
Глаза и губы — в яркой акварели,
Красноречиво выражен мотив.

Зачем же тщетно прятать нежный лик,
И душу закрывать фальшивым взглядом?
Она должна на мир пролиться ясно.

И каждый день, и час, и новый миг
Не омрачает тех, кто с нами рядом,
Ни грусть, ни ночь бессонная напрасно...

***

4. Ни грусть, ни ночь бессонная напрасно
Не остановят память прошлых лет.
О, как давно известен тот сюжет,
Когда душа рассудку неподвластна...

Была любима, а потом — несчастна.
Гордыню — прочь. "Вернись!" — кричала вслед.
Но нить оборвана, возврата нет,
Разлука стелет снегом безучастно.

Ждала, пыталась нить свою связать,
Узлы плела, запуталась с концами,
А путь — колюч, и терниями застлан...

Жена и дочь, и трепетная мать
С поникшими и кроткими очами.
И страсть в глазах у женщины угасла.

***

5. И страсть в глазах у женщины угасла,
Не нужен больше яркий ей наряд,
Но за спиной мужчины говорят,
И смотрят вслед за нею слишком часто.

Она, как в шаткой изгороди прясло,
Ровна, крепка, и держит целый ряд
Больших соблазнов, и страстей отряд,
Считаясь им опорою негласно.

Не нужен больше яркий ей декор,
В косметике — забавна и смешна.
Стоит ли у трюмо? Детей спроси.

В смешливом взгляде — живость и задор,
А впереди ещё так жизнь длинна...
И нет той прежней свежести росы.

***

6. И нет той прежней свежести росы
В родном челе, невзгодами примятом,
Но голосом спокойным и приятным
Расчистит небо от любой грозы.

Вернуться с нею в детство — вот посыл.
Сходить на школьный двор, потом обратно...
Девичий облик канул безвозвратно,
Но так же мне он ангельски светил.

Останови свой бег, лихое время,
Букет цветов к ногам скорей бросай,
И счастье фейерверком натряси!

Минуя горькое и злое бремя,
Пускай в душе живёт цветущий май,
Когда бегут вперёд её часы.

***

7. Когда бегут вперёд её часы,
Не спрятаться морщинкам над губою.
В очах, как раньше, небо голубое,
Затмило тайный блеск немой слезы.

Не станет обижаться на весы
Бальзаковская женщина, не скрою,
И мысль одна парит над суетою:
Богатство рядом — лучший в мире сын.

Умна, самодостаточна, добра,
Не мчится за довольством эфемерным.
Внутри души горит огонь опасный,

А в прядь закралась горстка серебра...
Соперница девчонкам лицемерным,
Уже не дева, но ещё прекрасна.

***

8. Уже не дева, но ещё прекрасна,
Затмить способна росчерком пера.
Смотреть поодаль — вовсе не стара,
А слишком приближаться — не согласна.

Секреты увядающих контрастов
Таит в тенистых сумерках шатра.
Отрадой стали тёмны вечера,
Они душевной грусти сопричастны.

На солнце загорать — не хочет боле,
Движенья стали плавны и редки,
И хмурит бровки, если что не так...

Приходится к лицу неяркий колер,
Всё ниже подбирает каблуки...
Ей отраженье станет — худший враг.

***

9. Ей отраженье станет — худший враг.
Висят на стенах свадебные фото,
Как будто бы придёт и спросит кто-то:
Она ль в архивном ворохе бумаг?

В ряду семейных бед и передряг
Один большой клубок судьбы намотан
Её теплом, руками и заботой,
Как ни крути. Но вышло всё вот так...

Мужчина любит молодое тело,
Жена — не та: догадлива, умна...
Прощальный взгляд, и сумки на пороге:

"Прости, любить меня ты не умела...
Мне жизнь дана другая… И одна".
Морщины лягут на чело в итоге.

***

10. Морщины лягут на чело в итоге.
А как за ней глядели раньше вслед!
Она узнает старость без примет.
Ну что ж, прими что есть, и прочь тревоги.

Забыть былой закон генеалогий -
Так в голове и крутится совет...
Подтяжку сделать, и вернуть расцвет,
И впредь не быть у возраста в залоге.

Но вспять года уже не повернёшь,
Не кланяйся, не плачь, и не проси.
Лица достойный образ сохранён.

И даму выдаст радостная дрожь,
Когда внучонок дом ей оживит.
И лучшим отдыхом ей станет сон.

***

11. И лучшим отдыхом ей станет сон.
Замедлен жизни бег, утихли страсти.
Не ранят театральные ненастья,
И каждый, кто обидел, тот прощён.

Как просто жить тому, кто просветлён.
Ведь каждый день, поделенный на части,
Дающий близким по кусочку счастья,
Благословен, любовью облачён.

Молитвою распутает клубок.
Глаза старушки видят сквозь столетья
Над кораблём семейным — добрый флаг.

Никто не будет рядом одинок,
Детей и внуков яркое соцветье.
Она устанет от фальшивых благ.

***

12. Она устанет от фальшивых благ,
Колец, серёжек, туфель, пудры, сумок.
Её лучистый, мягкий, детский юмор -
Как самый дорогой и добрый знак.

Казалось бы, какой-то там пустяк:
Навяжет шапок, вышьет ярких думок
Большой семье… Но кто бы что подумал!
Ведь держит оберегом каждый шаг!

Внимание — вот главная отрада,
А зеркало — на полочке в пыли.
Спина согнулась, и не ходят ноги.

Седые волосы ей причесать бы надо,
Но внуки в воскресенье не пришли...
Глаза поникнут, губы — тонки, строги.

***

13. Глаза поникнут, губы тонки, строги.
Сегодня умирать никак нельзя!
На смерть себе одежду припася,
Ждала, в окно смотрела, на дороги.

Молилась, долго думала о Боге,
И мамино кольцо — под образа.
За правнучку просила на сносях
В последнем одиноком монологе...

Веснушчатая девочка кричала,
Что было сил, старалась, в первый раз.
Прабабка уходила в вечный сон.

Замкнулся круг, и всё пойдёт сначала.
А под иконой — бабушкин наказ.
И всяк её благообразьем восхищён.

***

14. И всяк её благообразьем восхищён!
Мадонна рыжая, с веснушками, в крови...
Всё кончилось! Ну хватит, не реви!
Смотри, как на тебя походит он!

Схватила внучка бабкин медальон,
Прижала сына, полная любви:
— Бабуля, нас теперь благослови!
Не дрогнет материнская ладонь.

И в отраженье смотрит удивлённо:
— Как я страшна! Растрёпана! Помята!
Нет-нет, такою быть я не согласна!

Меня же видит сын новорождённый!
Халат мне, крем, шампунь, помаду, вату!
Глядела дева в зеркало пристрастно...

***

МАГИСТРАЛ:
Глядела дева в зеркало пристрастно,
Как локон выбивался из косы.
Не умаляли молодой красы
Ни грусть, ни ночь бессонная напрасно.

Но страсть в глазах у женщины угасла,
И нет той прежней свежести росы.
Когда бегут вперёд её часы -
Уже не дева, но ещё прекрасна...

Ей отраженье станет — худший враг,
Морщины лягут на чело в итоге,
И лучшим отдыхом ей станет сон.

Она устанет от фальшивых благ,
Глаза поникнут, губы — тонки, строги,
Но всяк её благообразьем восхищён...

© Copyright: Марина Васильева, 2022

Регистрационный номер №0503704

от 14 февраля 2022

[Скрыть] Регистрационный номер 0503704 выдан для произведения: Венок сонетов (итальянская схема АВВА АВВА CDE CDE)

1. Глядела дева в зеркало пристрастно,
И мучил юный ум один вопрос:
Понравится ль кому она всерьёз,
Коль родилась на свет такой ужасной...

Лукаво дулась, охала несчастно,
Веснушчатый замазывала нос.
Всю ночь девчушке душно, не спалось,
Пока луна на небе не погасла.

С рассветом — отряхнула пошлый страх,
Спустила на пол шёлковые ножки,
Из пряди наплела себе усы,

Улыбки блеск светился на устах,
Очарованье хлопало в ладошки,
Как локон выбивался из косы.

***

2. Как локон выбивался из косы,
Она хотела быть всегда заметной,
Её мечта отважна и заветна -
Не кланяться, не плакать, не просить.

Судьбы клубок запутанный неси,
Капризной, непослушной, разноцветной,
В мотке событий станет неприметной,
Желание порвать — в себе гаси!

И восхищай своею красотой,
Лови повсюду вожделенья взгляды...
Немыслимые платьица носи,

И сотрясай удушливый покой...
Ошибки моды, странные наряды -
Не умаляли молодой красы.

***

3. Не умаляли молодой красы
Ни макияж безумный, ни похмелье,
Ни слёзы, ни аврал, ни понедельник,
Ни огорченья чёрной полосы.

Атласный лик по-прежнему красив,
Веснушки спрятаны под слой пастели,
Глаза и губы — в яркой акварели,
Красноречиво выражен мотив.

Зачем же тщетно прятать нежный лик,
И душу закрывать фальшивым взглядом?
Она должна на мир пролиться ясно.

И каждый день, и час, и новый миг
Не омрачает тех, кто с нами рядом,
Ни грусть, ни ночь бессонная напрасно...

***

4. Ни грусть, ни ночь бессонная напрасно
Не остановят память прошлых лет.
О, как давно известен тот сюжет,
Когда душа рассудку неподвластна...

Была любима, а потом — несчастна.
Гордыню — прочь. "Вернись!" — кричала вслед.
Но нить оборвана, возврата нет,
Разлука стелет снегом безучастно.

Ждала, пыталась нить свою связать,
Узлы плела, запуталась с концами,
А путь — колюч, и терниями застлан...

Жена и дочь, и трепетная мать
С поникшими и кроткими очами.
И страсть в глазах у женщины угасла.

***

5. И страсть в глазах у женщины угасла,
Не нужен больше яркий ей наряд,
Но за спиной мужчины говорят,
И смотрят вслед за нею слишком часто.

Она, как в шаткой изгороди прясло,
Ровна, крепка, и держит целый ряд
Больших соблазнов, и страстей отряд,
Считаясь им опорою негласно.

Не нужен больше яркий ей декор,
В косметике — забавна и смешна.
Стоит ли у трюмо? Детей спроси.

В смешливом взгляде — живость и задор,
А впереди ещё так жизнь длинна...
И нет той прежней свежести росы.

***

6. И нет той прежней свежести росы
В родном челе, невзгодами примятом,
Но голосом спокойным и приятным
Расчистит небо от любой грозы.

Вернуться с нею в детство — вот посыл.
Сходить на школьный двор, потом обратно...
Девичий облик канул безвозвратно,
Но так же мне он ангельски светил.

Останови свой бег, лихое время,
Букет цветов к ногам скорей бросай,
И счастье фейерверком натряси!

Минуя горькое и злое бремя,
Пускай в душе живёт цветущий май,
Когда бегут вперёд её часы.

***

7. Когда бегут вперёд её часы,
Не спрятаться морщинкам над губою.
В очах, как раньше, небо голубое,
Затмило тайный блеск немой слезы.

Не станет обижаться на весы
Бальзаковская женщина, не скрою,
И мысль одна парит над суетою:
Богатство рядом — лучший в мире сын.

Умна, самодостаточна, добра,
Не мчится за довольством эфемерным.
Внутри души горит огонь опасный,

А в прядь закралась горстка серебра...
Соперница девчонкам лицемерным,
Уже не дева, но ещё прекрасна.

***

8. Уже не дева, но ещё прекрасна,
Затмить способна росчерком пера.
Смотреть поодаль — вовсе не стара,
А слишком приближаться — не согласна.

Секреты увядающих контрастов
Таит в тенистых сумерках шатра.
Отрадой стали тёмны вечера,
Они душевной грусти сопричастны.

На солнце загорать — не хочет боле,
Движенья стали плавны и редки,
И хмурит бровки, если что не так...

Приходится к лицу неяркий колер,
Всё ниже подбирает каблуки...
Ей отраженье станет — худший враг.

***

9. Ей отраженье станет — худший враг.
Висят на стенах свадебные фото,
Как будто бы придёт и спросит кто-то:
Она ль в архивном ворохе бумаг?

В ряду семейных бед и передряг
Один большой клубок судьбы намотан
Её теплом, руками и заботой,
Как ни крути. Но вышло всё вот так...

Мужчина любит молодое тело,
Жена — не та: догадлива, умна...
Прощальный взгляд, и сумки на пороге:

"Прости, любить меня ты не умела...
Мне жизнь дана другая… И одна".
Морщины лягут на чело в итоге.

***

10. Морщины лягут на чело в итоге.
А как за ней глядели раньше вслед!
Она узнает старость без примет.
Ну что ж, прими что есть, и прочь тревоги.

Забыть былой закон генеалогий -
Так в голове и крутится совет...
Подтяжку сделать, и вернуть расцвет,
И впредь не быть у возраста в залоге.

Но вспять года уже не повернёшь,
Не кланяйся, не плачь, и не проси.
Лица достойный образ сохранён.

И даму выдаст радостная дрожь,
Когда внучонок дом ей оживит.
И лучшим отдыхом ей станет сон.

***

11. И лучшим отдыхом ей станет сон.
Замедлен жизни бег, утихли страсти.
Не ранят театральные ненастья,
И каждый, кто обидел, тот прощён.

Как просто жить тому, кто просветлён.
Ведь каждый день, поделенный на части,
Дающий близким по кусочку счастья,
Благословен, любовью облачён.

Молитвою распутает клубок.
Глаза старушки видят сквозь столетья
Над кораблём семейным — добрый флаг.

Никто не будет рядом одинок,
Детей и внуков яркое соцветье.
Она устанет от фальшивых благ.

***

12. Она устанет от фальшивых благ,
Колец, серёжек, туфель, пудры, сумок.
Её лучистый, мягкий, детский юмор -
Как самый дорогой и добрый знак.

Казалось бы, какой-то там пустяк:
Навяжет шапок, вышьет ярких думок
Большой семье… Но кто бы что подумал!
Ведь держит оберегом каждый шаг!

Внимание — вот главная отрада,
А зеркало — на полочке в пыли.
Спина согнулась, и не ходят ноги.

Седые волосы ей причесать бы надо,
Но внуки в воскресенье не пришли...
Глаза поникнут, губы — тонки, строги.

***

13. Глаза поникнут, губы тонки, строги.
Сегодня умирать никак нельзя!
На смерть себе одежду припася,
Ждала, в окно смотрела, на дороги.

Молилась, долго думала о Боге,
И мамино кольцо — под образа.
За правнучку просила на сносях
В последнем одиноком монологе...

Веснушчатая девочка кричала,
Что было сил, старалась, в первый раз.
Прабабка уходила в вечный сон.

Замкнулся круг, и всё пойдёт сначала.
А под иконой — бабушкин наказ.
И всяк её благообразьем восхищён.

***

14. И всяк её благообразьем восхищён!
Мадонна рыжая, с веснушками, в крови...
Всё кончилось! Ну хватит, не реви!
Смотри, как на тебя походит он!

Схватила внучка бабкин медальон,
Прижала сына, полная любви:
— Бабуля, нас теперь благослови!
Не дрогнет материнская ладонь.

И в отраженье смотрит удивлённо:
— Как я страшна! Растрёпана! Помята!
Нет-нет, такою быть я не согласна!

Меня же видит сын новорождённый!
Халат мне, крем, шампунь, помаду, вату!
Глядела дева в зеркало пристрастно...

***

МАГИСТРАЛ:
Глядела дева в зеркало пристрастно,
Как локон выбивался из косы.
Не умаляли молодой красы
Ни грусть, ни ночь бессонная напрасно.

Но страсть в глазах у женщины угасла,
И нет той прежней свежести росы.
Когда бегут вперёд её часы -
Уже не дева, но ещё прекрасна...

Ей отраженье станет — худший враг,
Морщины лягут на чело в итоге,
И лучшим отдыхом ей станет сон.

Она устанет от фальшивых благ,
Глаза поникнут, губы — тонки, строги,
Но всяк её благообразьем восхищён...
 
Рейтинг: +1 132 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!