ГлавнаяПоэзияТвердые формыВосток: рубаи, хокку, танка → Разсуждения о смыслах и способах неудовлетворенного счастия в утруждениях и чувственности позывов.

Разсуждения о смыслах и способах неудовлетворенного счастия в утруждениях и чувственности позывов.

19 мая 2012 - Сабуро Ихара
 

Ангелинка оттопыривает нижнюю губку и внимательно читает надпись на заборе, огораживающем строительную площадку: 

Пномпень 

Действительность хуже, чем можно бы ждать, 
В трудах, и глубокою мыслью напряжен, 
Влачит он стопы, где живет благодать, 
И взор его тверд, а характер отважен. 

Цены для других он изведать не смог, 
Цена для себя показалась унылой, 
Бредет, что ни год изживая порок, 
И страсти в себе, что когда-то копил он. 

Мечтами он хладен, не в юности пыл, 
Чужие стремленья ему непонятны, 
Томлений любовных изведать забыл и 
Горечь победы - тоской безвовзратной. 

Была бы судьба – не судьба - не печаль, 
Ему бы вернуться на шаг – нет, не сможет. 
Он смотрит вперед и колеблется даль, 
Пред взором стальным и тоска его гложет. 

Тоска по далекой забытой земле, 
Где джунгли наполнены зелени буйством, 
Где спит, упоенный в хвале и хуле, 
Цзийн Тхе, озадачивший диким искусством 

От дерева ныне остался ли пень? 
И строги, суровы надменные лики, 
Ты, Будда, вернешься ли снова в Пномпень? 
Не ты ль ниспослал эти дивные блики? 

И Пень возродился бы Дхиндра Патхах, 
И новая карма, и новый гхеньдханду, 
И мощно воспел бы : «О, Лой, Быканах!» 
Восславив тебя и мудрейшую Чхенду. 

Но Пню невдомек : нет заботы иной , 
Понеже ни Духа, ни Лотоса сутры, 
Не тронули нежною дивной тропой, 
Йинь Дао и пальцы не сложит он в мудры. 

И славно, пусть символом станет твоим, 
Пусть Пень изначально, но было-то древо, 
Под коим, Святейший, ты мантру творил, 
И вдунул Хань Цзя в изможденное чрево. 

Пномпень – это Мекка отныне для Пня, 
В стремленье ему – постиженье Ха Бхимы, 
И с каждым восходом рожденного дня, 
Пусть Пень воспоет твои славные гимны. 

Пусть Пень воспоет, пусть познает Иньг Цза, 
Пусть голос его зазвучит как волынка, 
И всякая дева вдруг станет овца, 
И сладким томленьем повыгибнет спинку, 

И Пень обретет долгожданный ответ, 
На давний и горький вопрос изначальный , 
Что нет наслажденья острей чем минет, 
И жить без минета намного печальней.

© Copyright: Сабуро Ихара, 2012

Регистрационный номер №0049090

от 19 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0049090 выдан для произведения:

Ангелинка оттопыривает нижнюю губку и внимательно читает надпись на заборе, огораживающем строительную площадку: 

Пномпень 

Действительность хуже, чем можно бы ждать, 
В трудах, и глубокою мыслью напряжен, 
Влачит он стопы, где живет благодать, 
И взор его тверд, а характер отважен. 

Цены для других он изведать не смог, 
Цена для себя показалась унылой, 
Бредет, что ни год изживая порок, 
И страсти в себе, что когда-то копил он. 

Мечтами он хладен, не в юности пыл, 
Чужие стремленья ему непонятны, 
Томлений любовных изведать забыл и 
Горечь победы - тоской безвовзратной. 

Была бы судьба – не судьба - не печаль, 
Ему бы вернуться на шаг – нет, не сможет. 
Он смотрит вперед и колеблется даль, 
Пред взором стальным и тоска его гложет. 

Тоска по далекой забытой земле, 
Где джунгли наполнены зелени буйством, 
Где спит, упоенный в хвале и хуле, 
Цзийн Тхе, озадачивший диким искусством 

От дерева ныне остался ли пень? 
И строги, суровы надменные лики, 
Ты, Будда, вернешься ли снова в Пномпень? 
Не ты ль ниспослал эти дивные блики? 

И Пень возродился бы Дхиндра Патхах, 
И новая карма, и новый гхеньдханду, 
И мощно воспел бы : «О, Лой, Быканах!» 
Восславив тебя и мудрейшую Чхенду. 

Но Пню невдомек : нет заботы иной , 
Понеже ни Духа, ни Лотоса сутры, 
Не тронули нежною дивной тропой, 
Йинь Дао и пальцы не сложит он в мудры. 

И славно, пусть символом станет твоим, 
Пусть Пень изначально, но было-то древо, 
Под коим, Святейший, ты мантру творил, 
И вдунул Хань Цзя в изможденное чрево. 

Пномпень – это Мекка отныне для Пня, 
В стремленье ему – постиженье Ха Бхимы, 
И с каждым восходом рожденного дня, 
Пусть Пень воспоет твои славные гимны. 

Пусть Пень воспоет, пусть познает Иньг Цза, 
Пусть голос его зазвучит как волынка, 
И всякая дева вдруг станет овца, 
И сладким томленьем повыгибнет спинку, 

И Пень обретет долгожданный ответ, 
На давний и горький вопрос изначальный , 
Что нет наслажденья острей чем минет, 
И жить без минета намного печальней.

Рейтинг: +1 253 просмотра
Комментарии (2)
Булат Туматаев # 21 мая 2012 в 00:33 0
офигеть))) простите, за столь не литературное выражение, браво 5min
Сабуро Ихара # 21 мая 2012 в 15:44 0
Дык жизненная тема.

Как говаривал Эхнатон: всякий искусник творит не сам по себе, а потому как умеет увидеть прекрасное вокруг. Потому восхищает пусть не мастерство, но все, благодаря чему оно могло случиться.