ГлавнаяПоэзияЛирикаГородская → Город-волк

Город-волк

31 марта 2012 - Анатолий ЕГОРОВ
 

 

                     

 

 

 

                             Неужели возможны здесь новые муки? 

                             Я же плоть без души, я гнильё из гнилья! 

                                                                                    Ш. Бодлер.

 

 

 

Безвольно разметавшись под луной,

он нервно всхрапывал под арочные своды,

и вздрагивал, и взвизгивал струной

троллейбусной, и кашлял, как больной,

тугими сквозняками всех заводов,

и рык его, беззубый, как гобой,

во сне терзал все прожитые годы.

 

 

О бедный волк! О город бедный мой! 

 

 

 

Поросший фешенебельной корой,

притон сквозь смрад сигарный и под вой

рогатого оркестра тяжким плодом

нёс золото зелёное горой.

С ощеренною президентской мордой,

вращая землю дьявольской звездой,

среди рабов своих, смеющихся и гордых,

оно смердело, словно трупный гной.

 

 

Вдали от яркой жилы становой,

изгрызенной, но всё ещё живой,

забитой тромбами ночных отходов –  

рекламой, шлюхами и прочим сбродом, – 

слепой разврат окраин стороной

дремал, ножами вскидываясь сходу

на шаг малейший пришлого народа, 

и тухлой кровью в тухлую же воду

отрыгивал свой жуткий перепой – 

псам на прокорм и дьяволу в угоду.

 

 

О бедный волк! О город бедный мой!

 

 

В аду шурфов, бездонных глубиной,

стонал бомжей угрюмых грязный рой.

Чесоткой яростно терзаясь сроду,

в кишках бетонных жил он чуть живой – 

не знающий ни солнца, ни свободы,

ни жизни, ни еды иной, 

чем тот мосол, что был уже обглодан.

О Божий люд! О экскремент живой!

 

 

О бедный волк! О город бедный мой!

 

 

На этажах, укрывшись с головой,

дышали дети, сон лелея свой.

Что снилось им? – Осипшие заводы?

притонов смрад? бомжей угрюмый рой?

еда? окраины разврат слепой?

А может, снились солнце и свобода?

 

 

Иль волчий смертный разворот крутой

в стремительной атаке без захода?

 

 

О бедный волк! О город бедный мой!

 

 

Так, в судорогах, бьющих тетивой,

не бодрствовалось и не спалось уроду – 

так спит собака, видя сны породы

и холод смерти чувствуя спиной. 

 

О бедный волк! О город бедный мой!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Анатолий ЕГОРОВ, 2012

Регистрационный номер №0039070

от 31 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0039070 выдан для произведения:


                        

                             Неужели возможны здесь новые муки?

 

                            Я же плоть без души, я гнильё из гнилья!

                                                                  Ш. Бодлер.

 

Безвольно разметавшись под луной,

он нервно всхрапывал под арочные своды,

и вздрагивал, и взвизгивал струной

троллейбусной, и кашлял, как больной,

тугими сквозняками всех заводов,

и рык его, беззубый, как гобой,

во сне терзал все прожитые годы.

 

О бедный волк! О город бедный мой!

 

 

Поросший фешенебельной корой,

 

притон сквозь смрад сигарный и под вой

рогатого оркестра тяжким плодом

нёс золото зелёное горой.

С ощеренною президентской мордой,

вращая землю дьявольской звездой,

среди рабов своих, смеющихся и гордых,

оно смердело, словно трупный гной.

 

Вдали от яркой жилы становой,

 

изгрызенной, но всё ещё живой,

забитой тромбами ночных отходов –

рекламой, шлюхами и прочим сбродом, –

слепой разврат окраин стороной

дремал, ножами вскидываясь сходу

на шаг малейший пришлого народа,

и тухлой кровью в тухлую же воду

отрыгивал свой жуткий перепой –

псам на прокорм и дьяволу в угоду.

 

О бедный волк! О город бедный мой!

 

 

В аду шурфов, бездонных глубиной,

 

стонал бомжей угрюмых грязный рой.

Чесоткой яростно терзаясь сроду,

в кишках бетонных жил он чуть живой –

не знающий ни солнца, ни свободы,

ни жизни, ни еды иной,

чем тот мосол, что был уже обглодан.

О Божий люд! О экскремент живой!

 

О бедный волк! О город бедный мой!

 

 

На этажах, укрывшись с головой,

 

дышали дети, сон лелея свой.

Что снилось им? – Осипшие заводы?

притонов смрад? бомжей угрюмый рой?

еда? окраины разврат слепой?

А может, снились солнце и свобода?

 

Иль волчий смертный разворот крутой

 

в стремительной атаке без захода?

 

О бедный волк! О город бедный мой!

 

 

Так, в судорогах, бьющих тетивой,

 

не бодрствовалось и не спалось уроду –

так спит собака, видя сны породы

и холод смерти чувствуя спиной.

 

О бедный волк! О город бедный мой!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 153 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!