ГлавнаяПоэзияЛирикаГородская → День рождения (Лошадка)

 

День рождения (Лошадка)

6 декабря 2014 - Андрей Ивонин
В этот день я проснулся взрослее на год, и тот час
увидал из своей зарешеченной детской кроватки,
на блестевшем на солнце полу, инородный пластмасс –
как в сюжете Петрова и Водкина –  красной лошадки.

И в момент этот скорбный угас весь мой праздничный пыл.
Я смотрел на лошадку и думал: ну это уж слишком!
Ведь я помню, что мамой, давно, к дню рождения был
мне обещан не конь беспонтовый, а плюшевый мишка.

И я тихо заплакал от горя, повесив на стул
было взятые мною штаны, и поджавши коленки,
в одеяло плотней завернулся и снова уснул,
отвернувшись навеки от мира жестокого к стенке.

Я не слышал, как мама о чем то шепталась с отцом,
торопясь выходила куда-то и снова входила,
как отец надо мною склонялся с серьезным лицом,
и в открытые окна июньское солнце светило.

А когда я проснулся опять, горемыкой в пять лет,
прояснилась печаль, наконец, на лице моем хмуром.
Ведь сидящий напротив, в родительском кресле предмет,
был медведем огромных размеров, прекрасным и бурым!

© Copyright: Андрей Ивонин, 2014

Регистрационный номер №0257606

от 6 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0257606 выдан для произведения: В этот день я проснулся взрослее на год, и тот час
увидал из своей зарешеченной детской кроватки,
на блестевшем на солнце полу, инородный пластмасс –
как в сюжете Петрова и Водкина –  красной лошадки.

И в момент этот скорбный угас весь мой праздничный пыл.
Я смотрел на лошадку и думал: ну это уж слишком!
Ведь я помню, что мамой, давно, к дню рождения был
мне обещан не конь беспонтовый, а плюшевый мишка.

И я тихо заплакал от горя, повесив на стул
было взятые мною штаны, и поджавши коленки,
в одеяло плотней завернулся и снова уснул,
отвернувшись навеки от мира жестокого к стенке.

Я не слышал, как мама о чем то шепталась с отцом,
торопясь выходила куда-то и снова входила,
как отец надо мною склонялся с серьезным лицом,
и в открытые окна июньское солнце светило.

А когда я проснулся опять, горемыкой в пять лет,
прояснилась печаль, наконец, на лице моем хмуром.
Ведь сидящий напротив, в родительском кресле предмет,
был медведем огромных размеров, прекрасным и бурым!
Рейтинг: 0 94 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!