ГлавнаяПоэзияЛирикаФилософская → ЭМОЦИИ ЭГО

 

ЭМОЦИИ ЭГО

31 декабря 2011 - Олег Бескровный
article10533.jpg

 

             * * *


 
Я еще не вернулся с войны
из пропавшей на карте страны,
из утраченных Чести и Славы,
где березы ласкали и травы.
 
Где еще у окраин горных
всполох молний от мыслей черных.
Где копытами дел сатанинских
топчут Родину, Правду и Близких.
 
Я ЧУЖИЕ МЕЛОДИИ СЛЫШУ
 
Я чужие мелодии слышу,
в них чужие звучат слова.
Словно кот на соседней крыше…
Не страшат высота и молва.
 
В них пародии зрелости - песни,
что нельзя ни сыграть, ни спеть…
Я другие пишу, хоть тресни.
Правда, Жизнь и Судьба в них - треть.
 
Настроение - не беда.
А на улице дождь - вода.
В ритме вальса кружится лист
под осенней сопилки свист.
 
Я копаюсь в душе под рифму,
где без фальши одна струна.
Что просеется через призму,
коль в стакане уж нет вина?
 
Если в доме родном мне пусто,
и война у моих дверей,
от того мне сегодня грустно,
расставания боль острей.
 
Настроение, вот беда.
Я опять уйду в никуда,
чтоб в сражениях света блеск
грусти волн приглушили плеск.
 
КОНЕЦ ОСЕНИ
 
Снова осень, снова листопад.
Ухожу в прозрачность хмурых парков.
Скоро двадцать… - это - лет назад
я в Игру вступил, и мне не жалко.
 
Жарко…- не от солнца и песка,
те края прописаны в блокнотах.
Здесь война – сосновая доска,
что укроет, если мысли в строках.
 
Лучшее, что может дать она -
быть не стертым в этой страшной сечи.
И звенит натянуто струна -
я в походе, я с Игрой на встрече.
 
Шелестят увядшею листвой,
паутиной серебром сверкая,
годы, промелькнувшие с мечтой,
улетавшей к югу с птичьей стаей.
 
За туманом, моросью дождя
приобрел тревожную усталость.
Был себе, конечно, не судья.
Судят зрелость, а за нею старость.
 
Не гляжу на лужи-зеркала,
где трезубцы клена остывают.
Наша жизнь – хрустальная скала,
словно призрак, незаметно тает.
 
Только раз под ветрами судьбы
я взметнулся ввысь кому-то в радость.
Снова осень, листопада дни,
в сердце боль щемящая и ярость.
 
ЕСЛИ СПРОСИШЬ СЕБЯ
 
Если спросишь себя, то получишь ответ:
как бессмысленно все, и пора в лазарет
не прощаясь уйти. Это – осень зовет.
Но ведь осень и я – мы одно. Значит врет?
 
Разбегались глаза от иллюзий весны.
Все прошло и ушло в бесконечные сны.
В бесконечности все растворилось, как дым;
и пора отправляться в дорогу к родным.
 
А родные мои далеко.
Видишь, облака молоко.
Слезы жизни везде, в глазах…
Ведь война не за жизнь и страх.
 
Духов Предков победный марш.
Я смотрю, кто ты – наш, не наш?
Трубный голос на бой зовет:
Ну, не жизнь это – переплет!
 
Хоть не врал никогда ни себе, ни другим,
все уходят, уходят одни за одним.
Как нечаянный лист, я вцепился в окно
и, умытый дождем, опускаюсь на дно.
 
А внизу пустота, как вверху высота.
Невесомости ветер, гуляет листва.
А Судьба тебе метит последний полет.
Я спросил у себя, что такое «везет».
 
А родные мои далеко.
Видишь, облака молоко.
Удивляются, но молчат –
листья осени не стучат.
 
Тихий шелест - привычка дня.
Это осень зовет меня.
Первый раз упаду у ног
на одной из твоих дорог.
 
ЧТОБ НИКТО НЕ ПОДУМАЛ
 
Чтоб никто не подумал, что я пропал,
совершенно другой прозвучит финал.
Не на осени этой я ставлю крест –
в настроении много пустынных мест.
 
Там, где в текстах звучит городской романс,
я хотел ощутить, что такое шанс,
что такое судьба, безысходность дня.
Но они не мои и мои, как я.
 
Чтоб никто не узнал миражей моих,
я кричу и плачу, и пью за двоих.
Безупречность актера – его игра.
Ведь у каждого в жизни своя пора.
 
Семь ступеней игры (я придумал так)
отделяют от смерти наш черный фрак.
Это детские игры, учебы дни,
и любви первый опыт, в кошмарах сны.
 
Это игры общенья (враги-друзья),
это игры любовные, где нельзя
обойти ни разлуки, усталость, ложь,
потому что вокруг столько разных рож.
 
А потом понимаешь, все – суета,
в голове и душе одна пустота.
Значит детство и зрелость прошли уже
и стоишь ты у мудрости на меже.
 
Ну, а поняв, начнешь ты свою игру,
там, где всё улетает во тьму, в дыру.
Здесь игра не на жизнь, но с самим собой,
лишь бы крыша была твоей головой.
 
Здесь пощады нет, как и жалости нет,
и нельзя назад прокрутить тот момент.
Остаётся одно – прекратить игру,
и тогда ты узнаешь свою Судьбу.
 
Пустота в пустоте пустоты колесо.
Время бросило тут же перчатку в лицо.
Я её подобрал, Может, сдуру – дурман.
И теперь я играю, игра же – обман.
 
Я еще не вернулся с войны…

© Copyright: Олег Бескровный, 2011

Регистрационный номер №0010533

от 31 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0010533 выдан для произведения:

 

             * * *


 
Я еще не вернулся с войны
из пропавшей на карте страны,
из утраченных Чести и Славы,
где березы ласкали и травы.
 
Где еще у окраин горных
всполох молний от мыслей черных.
Где копытами дел сатанинских
топчут Родину, Правду и Близких.
 
Я ЧУЖИЕ МЕЛОДИИ СЛЫШУ
 
Я чужие мелодии слышу,
в них чужие звучат слова.
Словно кот на соседней крыше…
Не страшат высота и молва.
 
В них пародии зрелости - песни,
что нельзя ни сыграть, ни спеть…
Я другие пишу, хоть тресни.
Правда, Жизнь и Судьба в них - треть.
 
Настроение - не беда.
А на улице дождь - вода.
В ритме вальса кружится лист
под осенней сопилки свист.
 
Я копаюсь в душе под рифму,
где без фальши одна струна.
Что просеется через призму,
коль в стакане уж нет вина?
 
Если в доме родном мне пусто,
и война у моих дверей,
от того мне сегодня грустно,
расставания боль острей.
 
Настроение, вот беда.
Я опять уйду в никуда,
чтоб в сражениях света блеск
грусти волн приглушили плеск.
 
КОНЕЦ ОСЕНИ
 
Снова осень, снова листопад.
Ухожу в прозрачность хмурых парков.
Скоро двадцать… - это - лет назад
я в Игру вступил, и мне не жалко.
 
Жарко…- не от солнца и песка,
те края прописаны в блокнотах.
Здесь война – сосновая доска,
что укроет, если мысли в строках.
 
Лучшее, что может дать она -
быть не стертым в этой страшной сечи.
И звенит натянуто струна -
я в походе, я с Игрой на встрече.
 
Шелестят увядшею листвой,
паутиной серебром сверкая,
годы, промелькнувшие с мечтой,
улетавшей к югу с птичьей стаей.
 
За туманом, моросью дождя
приобрел тревожную усталость.
Был себе, конечно, не судья.
Судят зрелость, а за нею старость.
 
Не гляжу на лужи-зеркала,
где трезубцы клена остывают.
Наша жизнь – хрустальная скала,
словно призрак, незаметно тает.
 
Только раз под ветрами судьбы
я взметнулся ввысь кому-то в радость.
Снова осень, листопада дни,
в сердце боль щемящая и ярость.
 
ЕСЛИ СПРОСИШЬ СЕБЯ
 
Если спросишь себя, то получишь ответ:
как бессмысленно все, и пора в лазарет
не прощаясь уйти. Это – осень зовет.
Но ведь осень и я – мы одно. Значит врет?
 
Разбегались глаза от иллюзий весны.
Все прошло и ушло в бесконечные сны.
В бесконечности все растворилось, как дым;
и пора отправляться в дорогу к родным.
 
А родные мои далеко.
Видишь, облака молоко.
Слезы жизни везде, в глазах…
Ведь война не за жизнь и страх.
 
Духов Предков победный марш.
Я смотрю, кто ты – наш, не наш?
Трубный голос на бой зовет:
Ну, не жизнь это – переплет!
 
Хоть не врал никогда ни себе, ни другим,
все уходят, уходят одни за одним.
Как нечаянный лист, я вцепился в окно
и, умытый дождем, опускаюсь на дно.
 
А внизу пустота, как вверху высота.
Невесомости ветер, гуляет листва.
А Судьба тебе метит последний полет.
Я спросил у себя, что такое «везет».
 
А родные мои далеко.
Видишь, облака молоко.
Удивляются, но молчат –
листья осени не стучат.
 
Тихий шелест - привычка дня.
Это осень зовет меня.
Первый раз упаду у ног
на одной из твоих дорог.
 
ЧТОБ НИКТО НЕ ПОДУМАЛ
 
Чтоб никто не подумал, что я пропал,
совершенно другой прозвучит финал.
Не на осени этой я ставлю крест –
в настроении много пустынных мест.
 
Там, где в текстах звучит городской романс,
я хотел ощутить, что такое шанс,
что такое судьба, безысходность дня.
Но они не мои и мои, как я.
 
Чтоб никто не узнал миражей моих,
я кричу и плачу, и пью за двоих.
Безупречность актера – его игра.
Ведь у каждого в жизни своя пора.
 
Семь ступеней игры (я придумал так)
отделяют от смерти наш черный фрак.
Это детские игры, учебы дни,
и любви первый опыт, в кошмарах сны.
 
Это игры общенья (враги-друзья),
это игры любовные, где нельзя
обойти ни разлуки, усталость, ложь,
потому что вокруг столько разных рож.
 
А потом понимаешь, все – суета,
в голове и душе одна пустота.
Значит детство и зрелость прошли уже
и стоишь ты у мудрости на меже.
 
Ну, а поняв, начнешь ты свою игру,
там, где всё улетает во тьму, в дыру.
Здесь игра не на жизнь, но с самим собой,
лишь бы крыша была твоей головой.
 
Здесь пощады нет, как и жалости нет,
и нельзя назад прокрутить тот момент.
Остаётся одно – прекратить игру,
и тогда ты узнаешь свою Судьбу.
 
Пустота в пустоте пустоты колесо.
Время бросило тут же перчатку в лицо.
Я её подобрал, Может, сдуру – дурман.
И теперь я играю, игра же – обман.
 
Я еще не вернулся с войны…
Рейтинг: +1 159 просмотров
Комментарии (2)
Администрация # 3 января 2012 в 12:32 +1
Что-то грустные эмоции... Очень понравилось, но привело в ступор и теперь надо "думать - много думать". Очень понравилась часть "ЧТОБ НИКТО НЕ ПОДУМАЛ".
Спасибо!
Олег Бескровный # 3 января 2012 в 15:43 0
Спасибо и Вам. А на войне, как на войне. Там и боль, и грусть, и поражения и победы...