Убогий

13 февраля 2014 - Татьяна Кучинская
article190490.jpg

Молился скрипач убогий, в часовенке, что стояла

 Забытая, на дороге, у Бога просил, о малом.

 Склонился он на коленях, заплакала его скрипка

 В беззубых устах сомненья, раскаивался в ошибках.

 

 Беседовал долго с Богом, в надежде, что тот услышит

 Не будет излишне строго, судить, и проступки спишет.

 Потом  он спросил у Бога, зачем подарил тот скрипку,

 Которая, как тревога, всю жизнь превратила в пытку.

 

 Ведь  ей было всё едино, тоску навевать  иль радость

 Скажи мне, Господь-Владыка, зачем  она мне досталась?

 И сделай, чтоб я за старость, тебе с нею мог, молится

 О том, что ещё осталось, и чтоб, не дай Бог, не спиться.

 

 Ещё, сохрани меня, Боже, от зависти, пусть ничтожной

 Змея эта,  многих гложет, а добрым  остаться, сложно.

 Пускай, кем угодно будем, и  многих вещей  не любим,

 Но помнят пусть вечно люди, что прежде всего мы люди.

 

 В конце же, своей молитвы, в часовенке у дороги

 Стоял, как на поле битвы, уставший, но всем доволен.

 Скрипач заиграл, убогий, на струнах, родимой скрипки

 И был он совсем не нищий, и вовсе он не был жалким.

© Copyright: Татьяна Кучинская, 2014

Регистрационный номер №0190490

от 13 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0190490 выдан для произведения:

Молился скрипач убогий, в часовенке, что стояла

 Забытая, на дороге, у Бога просил, о малом.

 Склонился он на коленях, заплакала его скрипка

 В беззубых устах сомненья, раскаивался в ошибках.

 

 Беседовал долго с Богом, в надежде, что тот услышит

 Не будет излишне строго, судить, и проступки спишет.

 Потом  он спросил у Бога, зачем подарил тот скрипку,

 Которая, как тревога, всю жизнь превратила в пытку.

 

 Ведь  ей было всё едино, тоску навевать  иль радость

 Скажи мне, Господь-Владыка, зачем  она мне досталась?

 И сделай, чтоб я за старость, тебе с нею мог, молится

 О том, что ещё осталось, и чтоб, не дай Бог, не спиться.

 

 Ещё, сохрани меня, Боже, от зависти, пусть ничтожной

 Змея эта,  многих гложет, а добрым  остаться, сложно.

 Пускай, кем угодно будем, и  многих вещей  не любим,

 Но помнят пусть вечно люди, что прежде всего мы люди.

 

 В конце же, своей молитвы, в часовенке у дороги

 Стоял, как на поле битвы, уставший, но всем доволен.

 Скрипач заиграл, убогий, на струнах, родимой скрипки

 И был он совсем не нищий, и вовсе он не был жалким.

Рейтинг: 0 86 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!