ГлавнаяПоэзияЛирикаФилософская → ОСТАНОВИТЕСЬ!

 

ОСТАНОВИТЕСЬ!

28 декабря 2011 - Ульяна Ульянова

 

 Засилье миру - нами травлен мир.

   Примером - беспредел средневековья,
   Уничтожавший, в массе, поголовье,
   Что "чистил" инквизиторский сатир:
  
   Кто чутче был к дыханию Вселенной,
   Кто лучше понимал причины следствий,
   Кто, как в России, - без суда и следствий...
   Уничтожался. В корне. Непременно.
  
   Еретики - как нынче иноверцы,
   Что побивались огнищем и смрадом.
   Сегодня - то же, но снарядным градом...
   В живот носками, коль позволят берцы.
  
   За власть и предпочтения владеньем
   Пути различны стада устраненья:
   Кто отупится в "сладких" наслажденьях,
   Повлекши за собою вырожденье
  
   Колен, чьи предки слабы оказались -
   Кто за подачкою безумно гнались,
   Продавши души, тленом зомби став -
   Таков поработителей Устав.
  
   Засильем миру - мусульманский мир,
   Конечно же, не в лучшей ипостаси:
   Наркотики свою ваяют в массе
   Платформу, что им идол и кумир,
  
   Как средство управления толпой -
   Толпою безголовой править проще,
   Что прежде тело превращает в мощи,
   Где дружбы нет меж ним и головой.
  
   Мнят кастой высшей. Властвуя деньгами,
   Камнями убирают тех с пути,
   Угрозой кто "свободными" идти
   К Аллаху, чрез джихад, забывшись снами.
  
   Долой неверных, кто блуждает в тьмах....
   К Всевышнему ведут дороги кровью.
   Всемилостивейший! А как с Любовью,
   Что чадам своим даровал в веках?
  
   Где бережность ко жизням, что Тобой
   И лишь Тобой даются нам во благо?
   Ведь жизни рвутся писчею бумагой
   В утеху себя мнящим над толпой.
  
   О, нет! Я не равняю поголовно:
   Кто искренен пред Верою своей,
   Тот не отправит в ад чужих детей,
   Как не отправил бы своих и кровных.
  
   Кто жив, другим не нанося вреда,
   Как ко себе отмеченною болью,
   Тот не ложится задом к изголовью,
   Чтоб портилась вселенская вода,
  
   Что призвана Аллахом утолить
   Любую во вселенной этой жажду.
   Кто порывает вечностную Нить,
   Готовит склеп душе своей. Однажды
  
   Лишится он, кто всех дороже здесь,
   Лишая тело смысла обладаний:
   По трупам кто идёт, завоеваний
   Имеет грязь из мест отхожих.
   . . . .. . .. . .. . . .. . . . .. . .. . . .. . . Взвесь,
  
   Чем во ступени видеть, рядом кто
   С тобою во погоне за наживой -
   Не Всемогущий, а, оставшись жив, он
   Примеру твоему уйдёт в "никто",
  
   Надевши на личину маску власти,
   Где, во доступность, будут смрад и страсти.
  
   Я думаю, что это - злоба дня,
   Религией внушённая в истоках,
   Где, кто боится, утонуть в пороках
   Мечтает: - Счастье в жизни для меня,
  
   Коль я возьму своей рукой,
   Собою разметавши претендентов,
   Испившись обладаний прецедентов,
   Коль вслед уйду во вечностный покой.
  
   Не важны во религию врата,
   Коль Бог - Един. И заповеди те же,
   Где пьётся властью, кто пришёл невеждой
   К порогу, чья ступенька золота.
  
   Кто слепо во покорность призывает,
   Тот Сил Великих светочь затмевает.
   Религия для паствы - что пастух,
   Кто не приемлет рядом ещё двух.
  
   А властью, "данною ему Всевышним",
   Приходит во умы мостом к Нему,
   Где пастуху доступно одному,
   Кто в стаде его нужен, а кто лишний.
  
   Не Верою слагаются уста,
   А страхом - в соблюденьи ритуалов,
   Чтоб жизнь победами успешней стала,
   Коль истинною Верою пуста.
  
   В погоне за наживой и дарами,
   Личин оденем, чтобы больше взять,
   Чтоб тем, кто зомби стали, управлять,
   Где пьяный ум доволен медяками.
  
   Воинствующий мусульманства мир
   Жестокостью своею узнаваем.
   Но, параллельно, мы не забываем,
   Что также практикуем кем-то сыр,
  
   Кто отворяет двери в райский сад,
   А, на поверку, попадаем в ад:
   Дежурные улыбки и словеса
   Щедротами рассыплются зевеса,
  
   Где, кто наживку схватит, - на крючке,
   Чтоб за "великим" - снова на торчке.
  
   Ислам растёт, умноживши стада,
   Готовы животами подставляться,
   Где пастухами - руки потираться,
   Коль, во джихаде, гибнут города,
  
   Неверность убирая на пути,
   Где верен кто, тот в рай готов идти...
  
   А цель в ином - умножить сфер влиянье,
   Чтоб перекрылся воздух для иных...,
   Кто миру насадил идей гнилых
   Во жадности расцвет и обладаний.
  
   Религии - лишь кнут во злых руках,
   Где свист бича - стадам во устрашенье.
   И, кто не в нашем стаде, сладко мщенье,
   Где, кто в джихаде, защищён в грехах...
  
   И ко евреям - во болотах лжи
   Увязли по давидовы колена,
   Где во арабство мир ушёл, где тлена
   Не разделились вместе виражи.
  
   Забыли этику - продали Иудею.
   Мы ложью не умножимся, евреи.
   Способны мир вернуть Обетованной.
   Но мысль, чтоб прекратить стяжанья, - странной?
  
   Одна овца, как капля дёгтя в бочке...
   Когда во беспредел поставим точку?
  
   Гонимы мы до иллюзорных пор,
   Пока не изживут во власть подставы,
   Где, кто сильны, те бесконечно правы.
   А мир устал. И срок bilan*-а скор....
  
   И пусть Москва готовит новый тур
   Для евровизионного приёма,
   Ей не узреть из дверности проёма,
   Когда и ей пришлются de la Cour**
  
   Счета во оправдание долгов,
   Какими обрюхатилась верхушка,
   Где паства, что ограблена, - простушка,
   Которой рот заткнуть всегда готов,
  
   Рулит кто у несметных закромов
   И кто пустот на дух не переносит:
   Реакторов дерьмо, за бабки, сбросит,
   Где золотишка выловлен улов.
  
   Театром во парламентских рядах
   Попотчевать всегда готовы паству,
   Чтоб знала, что не зря вкушают яства,
   За кои бились в выборах-торгах.
  
   В крови уста.... Залиты жиром глазья,
   Где пьяный бред гнушается толпы,
   В которой забивал свои столпы....
   А на поверку лишь личина мразья.
  
   Пока в себе дерьмо не изведём,
   Достойны, что в парламенте имеем.
   А мы же только властию звереем,
   Грехи неся, за деньги, в Отчий дом.
  
   А за порог его - крушим опять,
   Угрозу в ком усматриваем власти,
   Чтоб сладко есть и забываться в страсти.
   Коль нужно, то себя позволить снять...,
  
   Продажность рекламируя собой,
   Примером повергая в искушенья.
   Где власти практикуют совращенья,
   Во "праведности" скрывшися молвой,
  
   Не ждать иных починов, где гнильё
   Собою вскормит то же вороньё,
   Что норовит ко трупу и глазам....
   О, Русь! Твоя так жгуча мне слеза!
  
   Я знаю, что сметётся этот мир,
   Что вкладывает силы в пораженья,
   Где, интеллектами, в умах скольженья
   Заводит ненасытности кумир.
  
   Наш мир погряз пустотами в сердцах.
   Во смраде опустели наши души.
   Мы открываем только наши уши,
   Когда монетой звонкою звенят.
  
   Но в нас эксперимент не состоялся.
   Увы и ах, уже в который раз.
   Где в душах пустота - гнилой экстаз
   Со смрадом тленным лишь совокуплялся,
  
   Взращая мясо воинству, следам
   В ком благородства рыцарства сгублёны.
   И во ничтожность власти полонёно,
   Что, как отхожесть, грузится гробам.
  
  
   *Bilan - фр., м.р., - итог.
   **de la Cour - фр. - из Суда
  
  
   25.05.08

 

© Copyright: Ульяна Ульянова, 2011

Регистрационный номер №0009807

от 28 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0009807 выдан для произведения:

 Засилье миру - нами травлен мир.

   Примером - беспредел средневековья,
   Уничтожавший, в массе, поголовье,
   Что "чистил" инквизиторский сатир:
  
   Кто чутче был к дыханию Вселенной,
   Кто лучше понимал причины следствий,
   Кто, как в России, - без суда и следствий...
   Уничтожался. В корне. Непременно.
  
   Еретики - как нынче иноверцы,
   Что побивались огнищем и смрадом.
   Сегодня - то же, но снарядным градом...
   В живот носками, коль позволят берцы.
  
   За власть и предпочтения владеньем
   Пути различны стада устраненья:
   Кто отупится в "сладких" наслажденьях,
   Повлекши за собою вырожденье
  
   Колен, чьи предки слабы оказались -
   Кто за подачкою безумно гнались,
   Продавши души, тленом зомби став -
   Таков поработителей Устав.
  
   Засильем миру - мусульманский мир,
   Конечно же, не в лучшей ипостаси:
   Наркотики свою ваяют в массе
   Платформу, что им идол и кумир,
  
   Как средство управления толпой -
   Толпою безголовой править проще,
   Что прежде тело превращает в мощи,
   Где дружбы нет меж ним и головой.
  
   Мнят кастой высшей. Властвуя деньгами,
   Камнями убирают тех с пути,
   Угрозой кто "свободными" идти
   К Аллаху, чрез джихад, забывшись снами.
  
   Долой неверных, кто блуждает в тьмах....
   К Всевышнему ведут дороги кровью.
   Всемилостивейший! А как с Любовью,
   Что чадам своим даровал в веках?
  
   Где бережность ко жизням, что Тобой
   И лишь Тобой даются нам во благо?
   Ведь жизни рвутся писчею бумагой
   В утеху себя мнящим над толпой.
  
   О, нет! Я не равняю поголовно:
   Кто искренен пред Верою своей,
   Тот не отправит в ад чужих детей,
   Как не отправил бы своих и кровных.
  
   Кто жив, другим не нанося вреда,
   Как ко себе отмеченною болью,
   Тот не ложится задом к изголовью,
   Чтоб портилась вселенская вода,
  
   Что призвана Аллахом утолить
   Любую во вселенной этой жажду.
   Кто порывает вечностную Нить,
   Готовит склеп душе своей. Однажды
  
   Лишится он, кто всех дороже здесь,
   Лишая тело смысла обладаний:
   По трупам кто идёт, завоеваний
   Имеет грязь из мест отхожих.
   . . . .. . .. . .. . . .. . . . .. . .. . . .. . . Взвесь,
  
   Чем во ступени видеть, рядом кто
   С тобою во погоне за наживой -
   Не Всемогущий, а, оставшись жив, он
   Примеру твоему уйдёт в "никто",
  
   Надевши на личину маску власти,
   Где, во доступность, будут смрад и страсти.
  
   Я думаю, что это - злоба дня,
   Религией внушённая в истоках,
   Где, кто боится, утонуть в пороках
   Мечтает: - Счастье в жизни для меня,
  
   Коль я возьму своей рукой,
   Собою разметавши претендентов,
   Испившись обладаний прецедентов,
   Коль вслед уйду во вечностный покой.
  
   Не важны во религию врата,
   Коль Бог - Един. И заповеди те же,
   Где пьётся властью, кто пришёл невеждой
   К порогу, чья ступенька золота.
  
   Кто слепо во покорность призывает,
   Тот Сил Великих светочь затмевает.
   Религия для паствы - что пастух,
   Кто не приемлет рядом ещё двух.
  
   А властью, "данною ему Всевышним",
   Приходит во умы мостом к Нему,
   Где пастуху доступно одному,
   Кто в стаде его нужен, а кто лишний.
  
   Не Верою слагаются уста,
   А страхом - в соблюденьи ритуалов,
   Чтоб жизнь победами успешней стала,
   Коль истинною Верою пуста.
  
   В погоне за наживой и дарами,
   Личин оденем, чтобы больше взять,
   Чтоб тем, кто зомби стали, управлять,
   Где пьяный ум доволен медяками.
  
   Воинствующий мусульманства мир
   Жестокостью своею узнаваем.
   Но, параллельно, мы не забываем,
   Что также практикуем кем-то сыр,
  
   Кто отворяет двери в райский сад,
   А, на поверку, попадаем в ад:
   Дежурные улыбки и словеса
   Щедротами рассыплются зевеса,
  
   Где, кто наживку схватит, - на крючке,
   Чтоб за "великим" - снова на торчке.
  
   Ислам растёт, умноживши стада,
   Готовы животами подставляться,
   Где пастухами - руки потираться,
   Коль, во джихаде, гибнут города,
  
   Неверность убирая на пути,
   Где верен кто, тот в рай готов идти...
  
   А цель в ином - умножить сфер влиянье,
   Чтоб перекрылся воздух для иных...,
   Кто миру насадил идей гнилых
   Во жадности расцвет и обладаний.
  
   Религии - лишь кнут во злых руках,
   Где свист бича - стадам во устрашенье.
   И, кто не в нашем стаде, сладко мщенье,
   Где, кто в джихаде, защищён в грехах...
  
   И ко евреям - во болотах лжи
   Увязли по давидовы колена,
   Где во арабство мир ушёл, где тлена
   Не разделились вместе виражи.
  
   Забыли этику - продали Иудею.
   Мы ложью не умножимся, евреи.
   Способны мир вернуть Обетованной.
   Но мысль, чтоб прекратить стяжанья, - странной?
  
   Одна овца, как капля дёгтя в бочке...
   Когда во беспредел поставим точку?
  
   Гонимы мы до иллюзорных пор,
   Пока не изживут во власть подставы,
   Где, кто сильны, те бесконечно правы.
   А мир устал. И срок bilan*-а скор....
  
   И пусть Москва готовит новый тур
   Для евровизионного приёма,
   Ей не узреть из дверности проёма,
   Когда и ей пришлются de la Cour**
  
   Счета во оправдание долгов,
   Какими обрюхатилась верхушка,
   Где паства, что ограблена, - простушка,
   Которой рот заткнуть всегда готов,
  
   Рулит кто у несметных закромов
   И кто пустот на дух не переносит:
   Реакторов дерьмо, за бабки, сбросит,
   Где золотишка выловлен улов.
  
   Театром во парламентских рядах
   Попотчевать всегда готовы паству,
   Чтоб знала, что не зря вкушают яства,
   За кои бились в выборах-торгах.
  
   В крови уста.... Залиты жиром глазья,
   Где пьяный бред гнушается толпы,
   В которой забивал свои столпы....
   А на поверку лишь личина мразья.
  
   Пока в себе дерьмо не изведём,
   Достойны, что в парламенте имеем.
   А мы же только властию звереем,
   Грехи неся, за деньги, в Отчий дом.
  
   А за порог его - крушим опять,
   Угрозу в ком усматриваем власти,
   Чтоб сладко есть и забываться в страсти.
   Коль нужно, то себя позволить снять...,
  
   Продажность рекламируя собой,
   Примером повергая в искушенья.
   Где власти практикуют совращенья,
   Во "праведности" скрывшися молвой,
  
   Не ждать иных починов, где гнильё
   Собою вскормит то же вороньё,
   Что норовит ко трупу и глазам....
   О, Русь! Твоя так жгуча мне слеза!
  
   Я знаю, что сметётся этот мир,
   Что вкладывает силы в пораженья,
   Где, интеллектами, в умах скольженья
   Заводит ненасытности кумир.
  
   Наш мир погряз пустотами в сердцах.
   Во смраде опустели наши души.
   Мы открываем только наши уши,
   Когда монетой звонкою звенят.
  
   Но в нас эксперимент не состоялся.
   Увы и ах, уже в который раз.
   Где в душах пустота - гнилой экстаз
   Со смрадом тленным лишь совокуплялся,
  
   Взращая мясо воинству, следам
   В ком благородства рыцарства сгублёны.
   И во ничтожность власти полонёно,
   Что, как отхожесть, грузится гробам.
  
  
   *Bilan - фр., м.р., - итог.
   **de la Cour - фр. - из Суда
  
  
   25.05.08

Рейтинг: 0 220 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!