ГлавнаяПоэзияЛирикаФилософская → Ничего от меня не останется

 

Ничего от меня не останется

9 марта 2014 - Виктор Вежнин

Ничего от меня не останется:

может, кучка намученных строк;

может, скажут: „Похоже, был пьяница",

может  так: „без России не мог".

 

Разойдусь по ветвям поколений,

как мой дед (ну, а глубже - тьма).

От, должно быть, таких рассуждений

незаметно сойдёшь с ума.

И к тому это всё, что насильно

не могу удержать в горле крик,-

ведь потомки мои о России,

может статься, узнают из книг.

 

Кто там? Немцы ли - точно не знаю,

как „распишет" их новый век,-

скажут, скукой в ответ зевая:

Russland? Russland... Там холод и снег,

наши предки оттуда удрали

(то - про нас), но ужасно давно...

Мы представим себе едва ли...

Ну, медведи... должно быть темно..."

Вот и всё, что туда дотянется

из далёких российских глубин...

Ничего, ничего не останется,

растворится, как в воздухе дым.

 

Эй, потомки, вы там на месте?

(Scheissegal на число и на год).

Я оставлю вам марок двести -

переводчику, на перевод?...

 

С тем сижу, как засеянный в пашню,

ковыряю наверх росток...

Что там в завтра и где вчерашнее,

и, три дня что писал,  листок?

 

Май, 1992.

Мёнхенгладбах.

© Copyright: Виктор Вежнин, 2014

Регистрационный номер №0198908

от 9 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0198908 выдан для произведения:

Ничего от меня не останется:

может, кучка намученных строк;

может, скажут: „Похоже, был пьяница",

может  так: „без России не мог".

 

Разойдусь по ветвям поколений,

как мой дед (ну, а глубже - тьма).

От, должно быть, таких рассуждений

незаметно сойдёшь с ума.

И к тому это всё, что насильно

не могу удержать в горле крик,-

ведь потомки мои о России,

может статься, узнают из книг.

 

Кто там? Немцы ли - точно не знаю,

как „распишет" их новый век,-

скажут, скукой в ответ зевая:

Russland? Russland... Там холод и снег,

наши предки оттуда удрали

(то - про нас), но ужасно давно...

Мы представим себе едва ли...

Ну, медведи... должно быть темно..."

Вот и всё, что туда дотянется

из далёких российских глубин...

Ничего, ничего не останется,

растворится, как в воздухе дым.

 

Эй, потомки, вы там на месте?

(Scheissegal на число и на год).

Я оставлю вам марок двести -

переводчику, на перевод?...

 

С тем сижу, как засеянный в пашню,

ковыряю наверх росток...

Что там в завтра и где вчерашнее,

и, три дня что писал,  листок?

 

Май, 1992.

Мёнхенгладбах.

Рейтинг: 0 161 просмотр
Комментарии (3)
Ракитин Вал # 18 марта 2014 в 15:41 +1
Как цыгане - ей-бо! Куролесят по странам и весям, а потом скулить начинают: "Родина!" Для таких людей родина там, где заднице тепло!
Виктор Вежнин # 18 марта 2014 в 15:58 0
Нет, подальше от грязных рыл.
Ракитин Вал # 18 марта 2014 в 17:58 +2
Эвона как! А Евгений-то Евтушенко как "заблуждался", оказывается....
...В жизни я не знал безлюбья.
Не такой уж я злодей,
если любят меня люди,
если я люблю людей.

Все они во мне остались,
постепенно стали мной.
Ничего, что мне достались
все они большой ценой.

Их обидами убитый,
от людей я не бежал.
Если я кого обидел –
не нарочно обижал.

Я скажу без всякой позы,
без какого бы вранья,
что не сосны, не берёзы,
люди – Родина моя.

М-да....