ГлавнаяПоэзияЛирикаФилософская → Дорога к Мельпомене

 

Дорога к Мельпомене

24 ноября 2012 - Сергей Ласкин

 
 

1.

Отпущенное, проведя в пустом безверии,

и  пролетев, как ветер азартной,

смеялся вечно  над  поэтами с  поэзией,

в потемках век заканчивался мой.

В былые годы вином согрев свое паяло,

с шестеркою в  неопытных руках,

я  распевал, тоскуя, мне иуды подпевали,

жажда свободы закипала  в потрохах.

Достигшие  высот, сожрав салями дяди,

грозили пальцем, по  жизни тормозя,

профессор  загонял, позоря  в  матрицу,

вечный двигатель пахал не для  меня.

Общага на  Усачева  окрашенные стены,

презрение любви, скрипящая кровать.

 

2.

 

Взрастил порока  храм наук  никчемных,

интеллигенцию в разодранных штанах,

и Мельпомена  с  привкусом  отхожим,

не раз на край обрыва отбрасывала нас.

Но мы все продолжали, играя свои роли

искать из грязи с достоинством исход,

Высотского любовь  с Мариной  Влади

манила в неизвестность, страсти ночь.

В Ленкоме жгла  поминальная молитва,

в тоске о графе кончит жизнь Кончита,

И каждый день  мудреют  с Арбата дети,

устав  от глупых  споров на  рассвете.

Цветные сны приходят лишь немногим

другим придется чужие обивать пороги.

© Copyright: Сергей Ласкин, 2012

Регистрационный номер №0096014

от 24 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0096014 выдан для произведения:

Дорога  к  Мельпомене

 
 

1.

Отпущенное, проведя в пустом безверии,

и  пролетев, как ветер азартной,

смеялся вечно  над  поэтами с  поэзией,

в потемках век заканчивался мой.

В былые годы вином согрев свое паяло,

с шестеркою в  неопытных руках,

я  распевал, тоскуя, мне иуды подпевали,

жажда свободы закипала  в потрохах.

Достигшие  высот, сожрав салями дяди,

грозили пальцем, по  жизни тормозя,

профессор  загонял, позоря  в  матрицу,

вечный двигатель пахал не для  меня.

Общага на  Усачева  окрашенные стены,

презрение любви, скрипящая кровать.

 

2.

 

Взрастил порока  храм наук  никчемных,

интеллигенцию в разодранных штанах,

и Мельпомена  с  привкусом  отхожим,

не раз на край обрыва отбрасывала нас.

Но мы все продолжали, играя свои роли

искать из грязи с достоинством исход,

Высотского любовь  с Мариной  Влади

манила в неизвестность, страсти ночь.

В Ленкоме жгла  поминальная молитва,

в тоске о графе кончит жизнь Кончита,

И каждый день  мудреют  с Арбата дети,

устав  от глупых  споров на  рассвете.

Цветные сны приходят лишь немногим

другим придется чужие обивать пороги.

Рейтинг: 0 177 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!