Девчонка

13 февраля 2014 - Константин Журавков
Вон та девица, что сидит склонившись
На тротуаре возле «пивняка»,
Не так давно еще просила маму
Купить коровьего, парного молока.
Еще стыдясь намазать губы цветом,
Она с презрением смотрела на подруг,
Делящихся таинственным секретом,-
Где жили жертвы их припухших губ.
А кто хвалился, что вдруг стала первой
Впервые женщиной на треснувшем полу, -
Ей  очень тошно было слушать это.
Она от них жалась к углу. 
Как жалко было ей выбрасывать медведя
С лапой оторванной когда-то её ртом –
Она прощаться с детством не хотела,
Детство прощалось с ней, махнув хвостом.
И вот теперь распорядившись неумело,
Она уже среди больших домов
Скорей бежала чистить тело
От плотоядных, взрослых ртов.
Совсем забыв уже о детских грезах,
Где принцы спали на ухоженных конях,
Она по-прежнему мечтала о мимозах,
О яблоках в «эдемовых» садах.
О Мастере, идущему на встречу
Она мечтала даже и тогда,
Когда другой Лжемастер рвал ей плечи,
А после – отводил глаза.
И под струей сжигающего душа
Она смывала тело чужака -
И вспоминала, как ей мама повторяла:
«Только цени, пожалуйста, себя!».
И одинокая на мокром тротуаре,
Возле вонючего, мужского «пивняка»,
Она, склонившись, плакала о маме,
Не замечая сильного дождя.
О неподаренных игрушках и мимозах,
И о раздаренной другим своей душе
Рыдала чистая, громадная девчонка
В какой-то маленькой, задрипанной Москве.

© Copyright: Константин Журавков, 2014

Регистрационный номер №0190245

от 13 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0190245 выдан для произведения: Вон та девица, что сидит склонившись
На тротуаре возле «пивняка»,
Не так давно еще просила маму
Купить коровьего, парного молока.
Еще стыдясь намазать губы цветом,
Она с презрением смотрела на подруг,
Делящихся таинственным секретом,-
Где жили жертвы их припухших губ.
А кто хвалился, что вдруг стала первой
Впервые женщиной на треснувшем полу, -
Ей  очень тошно было слушать это.
Она от них жалась к углу. 
Как жалко было ей выбрасывать медведя
С лапой оторванной когда-то её ртом –
Она прощаться с детством не хотела,
Детство прощалось с ней, махнув хвостом.
И вот теперь распорядившись неумело,
Она уже среди больших домов
Скорей бежала чистить тело
От плотоядных, взрослых ртов.
Совсем забыв уже о детских грезах,
Где принцы спали на ухоженных конях,
Она по-прежнему мечтала о мимозах,
О яблоках в «эдемовых» садах.
О Мастере, идущему на встречу
Она мечтала даже и тогда,
Когда другой Лжемастер рвал ей плечи,
А после – отводил глаза.
И под струей сжигающего душа
Она смывала тело чужака -
И вспоминала, как ей мама повторяла:
«Только цени, пожалуйста, себя!».
И одинокая на мокром тротуаре,
Возле вонючего, мужского «пивняка»,
Она, склонившись, плакала о маме,
Не замечая сильного дождя.
О неподаренных игрушках и мимозах,
И о раздаренной другим своей душе
Рыдала чистая, громадная девчонка
В какой-то маленькой, задрипанной Москве.
Рейтинг: 0 91 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!