баллада

22 февраля 2015 - юрий старухин
Пылают факелы на стенах, всё больше дерзости в речах И менестреля пьяный тенор поёт о латах и мечах . Угрюмый замок в древних скалах, среди снегов надёжный дом, Там пир идёт в высоких залах своим привычным чередом. Мечи трофеями по стенам, горит огонь и видно в нём, Как оживают гобелены своим серебрянным шитьём. Стихает шум над древнем залом и слуги спят уже давно, А во главе стола бокалы и в них не выпито вино. Монах твердит свои молитвы, дрожит свечей неверный свет, Хозяин замка ранен в битве, но и хозяйки тоже нет. Вот скрип дверей и блеск доспехов, спешит навстречу сонный паж И менестрель с сиденья съехав, поправил сбившийся плюмаж. Ложась на рыцарей уставших, струится лунный свет в окно, Хозяин пьёт вино за павших и кровью кажется вино. Так пусть со мною ночью длинной, все те, что пали чару пьют И вот из пламени камина рядами рыцари встают. Но тают призраки с рассветом и солнца луч глядит в окно, Я менестрель, я видел это, хотя виновно и вино. Там есть фамильная часовня и я клянусь, что в этом прав, Туда отнёс слуга жаровню и полмешка душистых трав. Там дама в ладана флюидах, сняв с трупа рыцарский металл, Читает вслух псалмы Давида, чтоб мёртвый рыцарь с ложа встал

© Copyright: юрий старухин, 2015

Регистрационный номер №0273211

от 22 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0273211 выдан для произведения: Пылают факелы на стенах, всё больше дерзости в речах И менестреля пьяный тенор поёт о латах и мечах . Угрюмый замок в древних скалах, среди снегов надёжный дом, Там пир идёт в высоких залах своим привычным чередом. Мечи трофеями по стенам, горит огонь и видно в нём, Как оживают гобелены своим серебрянным шитьём. Стихает шум над древнем залом и слуги спят уже давно, А во главе стола бокалы и в них не выпито вино. Монах твердит свои молитвы, дрожит свечей неверный свет, Хозяин замка ранен в битве, но и хозяйки тоже нет. Вот скрип дверей и блеск доспехов, спешит навстречу сонный паж И менестрель с сиденья съехав, поправил сбившийся плюмаж. Ложась на рыцарей уставших, струится лунный свет в окно, Хозяин пьёт вино за павших и кровью кажется вино. Так пусть со мною ночью длинной, все те, что пали чару пьют И вот из пламени камина рядами рыцари встают. Но тают призраки с рассветом и солнца луч глядит в окно, Я менестрель, я видел это, хотя виновно и вино. Там есть фамильная часовня и я клянусь, что в этом прав, Туда отнёс слуга жаровню и полмешка душистых трав. Там дама в ладана флюидах, сняв с трупа рыцарский металл, Читает вслух псалмы Давида, чтоб мёртвый рыцарь с ложа встал
Рейтинг: 0 124 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!