ГлавнаяСтихиЛирикаЛюбовная лирика → книга стихов В РЕБРАХ СЛЕВА (2012)

книга стихов В РЕБРАХ СЛЕВА (2012)

16 декабря 2011 - Майкл Космика
article5079.jpg
___
______
__________


Поэт пришел
сквозь пики и кресты,
вразрез всем будням с выправкой военной -

Дать шанс
всей нашей крошечной вселенной
до любящего сердца дорасти.

И в мире оловянно-окаянном
ему водить –
но не блистать вождем.

И он рожден безбрежным океаном.
И он звездой безгрешною
рожден.


Не хмурьтесь вслед поэту:
                                  Нелюдим!
Поэт всегда
                 среди толпы - безлюден.
Но каждый жест и шаг его – прилюден
                   и поднят с пламени,
и взят со льдин…


В его руках
             становится мрак – ковким…
И в свет куется каждая слеза:
для тех, кто шастает туда-сюда,
крысиный след оставив
на морковке.

Для всех, 
готовых сразу обкорнать
                             кусочек неба
с яркою строкою…
Поэт болит в нас голосом Талькова…
И фресками да Винчи – светит в нас…


И он молчит средь шустрой говорильни.
И плачет
         за хохочущих во мгле…

Плечами слыша
                  звон и шелест крыльев -
он, как и все мы, ходит по земле…
                      

В душе сорвав струну –
                             а не на лире,
поэт в тебе начнется.
И во мне.


___
______
__________
 


Опять небеса коротнули!
Да так, что тряхнуло закат…

Я чувствую душу родную.
Я знаю, куда мне шагать.

И мне не указчик -
              бордовый
                 грозу нашептавший левкой…
Фартовый наш цвет. И бедовый.
А мир без тебя –
Никакой.

И дни между нами кровили…
И шел в нас то пепел, то снег…
И нас размешать норовили
В безликой всеобщей тусне.

И жестко скрипели динары
У работорговцев в мошнах.
И нас с тобой – разъ
                            еди
                               няли
На всех в пропасть вросших мостах…

Летели плевки и каменья…

Но зрело в нас Нечто к весне -
Во сто крат короче мгновенья…
В пятьсот крат разлуки сильней…


Как ты улыбаешься славно…
Ты рядом!… И я с полпути
Веками моими, крылами
Готов за полвстречи платить…

За четверть… за краешек сада -
              в котором с любимой дневать…
И с выстрелом грохнувшим
падать.
И с тихой молитвой вставать…


Расправит листочки по ветру
Грозой перебитый левкой…
А свет без тебя… он – несветлый…
А мир без тебя… никакой…

И пусть в россыпь звезд-крохотулин
смеется и плачет шакал…

Я - чувствую душу родную.
Я - знаю, куда мне
Шагать…

Опять!…
Небеса…
Коротнули…

 
___
______
__________
 
 

Я в гору иду нараспев.
И вновь в рюкзаке моем эхо…
Помазанный сумраком хлеб…
Литой полнолунием сахар…


Мне в спину свистят: ты – дрянной!
Мне в ноги звездят: ты – наш рыцарь!

Секунда в полвека длиной
так неуправляемо длится.


В потоке друзей и врагов -
                    я смят… я кричу
                                      в цель и мимо:
не тратьте ни ладан, ни кровь…
В душе моей
                вы неделимы!…


ГОСПОДЬ СВЕТИТ В НАС НАПРОЛОМ!…
Во всех воскресеньях прощеных…

Не надо крестить топором
Любовью и Лаской крещеных…


Но тщетно. Я всюду гоним.
Я вижу сердца, но не лица…

И завтра – мы спали в обним.
И будем вчера – насмерть биться…


Вот так
       среди множества шиз
одно просветленье дается.

И вся эта странная жизнь
обычною жизнью
зовется…  

 
___
______
__________



О чем-то сердце попросило…
Я не расслышал…
этот крик…
Так много - в городе бензина.
И серых зимним небом -
крыш.


И поменяв в дорогу шины,
на «лобовое» лег лапшой -
короткий иней
                     и смешливый…
Но как-то грустно
за душой.


Ну, что ж ты снова
совесть горбишь!
Пора трезветь - от грез, от фраз…
И с «дворников»
                       седой поскрёбыш
ко лбу прикладывать
сто раз…


Пора: нашарить в плотной мути
торцы всех главных новостей!…
За нас никто светить не будет
ни на кресте…
ни на хвосте…


Пора -
уйти в ноктюрны Листа…
Шагнуть в метель. Упасть в кровать.
И отрыдать. И отмолиться.

И сесть за руль.
И стартовать…


___
______
__________



Я путаю лето
с зимою…
И я привыкаю уже
в потоке
Приласканных Тьмою –

рубиться
и жить на ноже.


И я привыкаю к оскалам
                      Прошедших по нам
в свой эдем.
И крест,
          если надо, таскаю.
И грязь,
          если потчуют, ем.


Мерси за бульдозер
по скулам…
А также за мой некролог…
Я выжил.
Утритесь, паскуды.
Я снова стою поперек.


И пусть струйка крови, вихляясь,
из пепла бежит да в мороз…
Парит вровень с облаком
аист.
И я вровень с сердцем
молюсь.


И я вам доставлю проблемы -

коль шанс мой – вершить и свершать!… 
         …коль крылья измазаны небом…
И светом сочится
душа…


И мы с ней – посветим, покурим…
И стольких спасем, видит Бог!…

Я выжил. Утритесь, паскуды.
Я снова. Стою. Поперек.


___
______
__________



Ангел мой, не бросай меня…

Гнутся под танками перекрестки.
Рвется душа
на цветные полоски.
Ночи в нас – светят,
             и дни в нас – темнят…
                  Ангел мой, не бросай меня…


Я не со страха прошу… не от крови…
Дрожь прекратится.
И карцер откроют.
Но пустоту ни на что не сменять…

Ангел мой, не бросай меня…


Нет ни в борделе меня, ни в молельне…
В третьем
             задолбанном измеренье:
       в центре – пожар,
а вокруг – полынья…
Ангел мой, не бросай меня…


К черту – латынь!
К бесу шустрому – идиш…
Ты же, родной мой - всезнаешь, всевидишь…
Где в нас любовь,
где тупая фигня…
АНГЕЛ МОЙ, НЕ БРОСАЙ МЕНЯ.


В землю затоптанный,
                  загнанный в скалы,
вечно спешащий, но – запоздалый,
да, беспутевый…
                  да просто свинья…

Ангел мой…
Не бросай… меня…


___
______
__________



Я…
Встал у руля -
             чтоб быстрее утром к тебе –
                                      под ноги шла Земля…

Ты…
Ждешь высоты…
Через самый светлый стыд –
                 в Никуда бросив мосты…
                      Сквозь первый светлый стыд…


Я доверюсь добру и злу -
                             по воде,
                  по стеклу –
дав парижский акцент
веслу…

Спит Версаль,
Но не спит Весна.
Для меня – эта ночь без сна.
Виновата в том ты
одна…


Мы…
То, что не смыть.
Не украсть. И не купить.

Мы – как дождь: просто взаймы…
Кривые средь прямых… Это – мы.

Вниз.
Там резкий свист.
Значит – вверх.
Там яркий смех.
И шанс один у всех.


                        В жидком будущем затвердясь…
                   наши сны кружат в нас…
свой паркетно-полночный вальс…

Спит Версаль,
Но не спит весна.
Для меня – эта Ночь Без Сна.
Виновата в том ты
одна…


___
______
__________



Я больше не белая птица…
Не встать на крыло. Даже в снах.
Какою бедой –
                      набедится
мой завтрашний день?!
Если б знать…


Какую тяжелую радость
на плечи положит декабрь?
Я вновь - сердце буду карябать…
И новой строкой - истекать…


И звать тебя
                 сипло и криво…
И врать себе: ты не ушла!…
Под призрачный свет Альтаира…
Под слабые взмахи крыла…


Душа соглашается бегать.
Глаза соглашаются рвать.
Марлёвкою первого снега
затянут пустой тротуар.


Я снова стою на коленях…
Да нет же! Я птица… Взлетай!!

Проклятые три измеренья…
Декабрь.
Январь…
И февраль…


___
______
__________



Который век – мечтаю отоспаться…
Но не зовут из очереди в рай…
В пунцовом мелкотемье листопада -
и смысл потерялся,
и трамвай.


Короткое – как ножик перочинный,
сложило солнце пополам лучи.

Я не хочу выискивать причины.
Пусть осень – всё расскажет…
Помолчи.


Она ведь – безраздельно золотая.
Она к нам птицей села на карниз
и раны мелким дождиком латает…
Да толку: если некому звонить…


Соря вдоль горизонта ноябрями,
не знает осень,
что на нашем дне
мы все названья улиц поменяли:
одну планету – разменяв на две…


И нас ведут – то ангелы, то суки…
И нет у нас – совместных снов и слов…
И в сердце – рюмка полная разлуки.

Но я не пью. Я лишь крошу стекло…


И я живу - то лепо, то нелепо…
То весь в друзьях, то на пустой меже…
И на плечах промозглый привкус неба.

И белый привкус Господа
в душе…


___
______
__________



Давай не будем ссориться…
Мой близкий человек!
Всё – смелется до солода.
Всё – стает будто снег.


Зима нас заморочила…
Но в мире – не январь.

И листопад с обочины -
         размашист, как звонарь!


И клена ствол мозолистый
мелькает и скрипит -
         в разворошенном золоте
меж парковых рябин…


Такая пересортица!…
              …небес, людей, дождей!…
Давай не будем ссориться -
ни там,
ни тут,
ни здесь…


Твой плач…
          …твой смех щекотится…

Акселератор – в пол…
И грусть – окурком в форточку…
Давай не будем ссо!…
                   __

Давай не будем ссориться…


___
______
__________



Смешалось всё…
Здесь кража. Там подарок.

Парад планет… Атлантов трубный рев…

Но я не жду подсказок от гадалок.
Я чувствую:
ты жизнь моя и кровь.


Хохочет воронье: да вы – не пара!…
И непрестанно
               ставятся
                      столбы…

Но облакам лететь.
А снегу – падать!
И улице январской
                         белой быть…


Ты внятная.
А я вокруг – бредовый…
Ты зрячая.
А я вконец ослеп
              от запаха волос твоих медовых…
от плеч твоих – упругих, словно хлеб…


Я – в рукопашной.
Ты же – в ритме вальса…

Но все несовпаденья – ерунда.

Не слушай никого. НЕ ОТДАЛЯЙСЯ…
Секунда – и мы вместе. Навсегда.


И сын у нас растет – неугомонный!
И будут дочки. Две…
А может три.


А что до всех советчиков говенных…
Флаг им в корму.
Наплюй.
И разотри.


___
______
__________



Я помню в снах вас
                            детских –
криком крытых…
Уколы… камфора… пиперазин…

И вас зовут -
не человек,
а критик.

И в Мир летящих
                     вы – переползли…


И вы упорны в речи – как заика.
И вы ровны - как гирька,
                               на крыле.

И вам не нужно
Марс с Сатурном двигать.
Хватает дел судейских. На земле. 


Вам не срывать ночами
                     с музы
             платье…
Вам не венчать - огонь и лед
внутри…
…упав в высоковольтные объятья
безгрешной куртизанки-Натали!…
                       ___

Печать. Стило. Два стражника напротив.
Всё как всегда. И вы с судьбой на «ты».
И шепотом вас величают –
Понтий.
И чмокают - в сановние персты.


И автору молчать.
И кровью плакать.
И на катренах – мазь менять и бинт…

Всё как всегда.
И голова – на плахе.
И сердце светит.

И за всех болит…


___
______
__________



Спустилось небо – ниже низкого…
И серый воздух затвердел…

И дождик
с запахом анисовым
уже – всегда… уже – везде…


И ветер снова обезьянничал,
             ломая по листве чарльстон!…

И мокнет надпись: «ВЛАД + АНЕЧКА»
на парковой скамье пустой…


Спустилось небо – на прохожего
и на бездомных
двух собак…

И золотая заторможенность –
внутри меня…
внутри тебя…


И листопад на трассе
корчится,
в кюветы яхонтом соря…
И сердцу – петь и падать хочется!
И это знак. И нам пора.


Отдать ключи.
Сменить галактику…
И не держать на осень зла.

И пожелать удачи Владику.
И Анне счастья – пожелать…


___
______
__________



Джоконда моя,
потерпи…
Я плечи загнал…
Я сжег кисти…

Но холст не умеет быть быстрым.
И нет в нем тебя.
Средь толпы.


Зачем мне две тысячи дев -
в набросках моих
                        половичных?!…
Я бездарь из города Винчи.
Я промах
        в раскладе судеб…


Но чудо.
Ты здесь день-деньской!…

Меняешь со смехом и риском -
на плоскую
вонь мастерской
объемы небес
                   флорентийских!…


Прошу же, веселость убавь…
Стань строже.
И стань молчаливей.
Но свет –
          в непонятном  извиве –
                еще подержи на губах…

                     __


Так странно скрипит мастихин…
Так много задач
на рассвете -
           в пятнадцатом нашем столетьи…

Джоконда моя…
Потерпи…


___
______
__________



Не делай из меня чужого…
Я жил с тобой –
пять тысяч лет.

И не удастся без поджога -
за пять секунд стереть мой след.


Мы хлеб разламывали
вместе.
Мы жизнь варили сообща.
И ты была моей невестой…
            Судьбой и матерью… И сча…


И сча… стьем… тонким…
                             спелым… грубым…

Как страшно знать, что мы враги.
Никак… не слушаются губы…
И не шагаются шаги…


Не делай из меня чужого!

Я врачевал
сквозь простынь дым –
твои укромные ожоги
Христовым семенем своим…

И я был больше, чем лекарство.

И я рубил по небу Марс…
И никогда не отрекался
            от всех, кто строит жизнь.   
От нас…


В крови – две рюмки кортизола…
И боли –
          целые моря…

Не делай из меня чужого,
родная,
близкая
моя…


___
______
__________



Августовский скверик –
                                    вверенный
жухлости и желтизне…
Плещется во мне безвременье.
Кружатся миры
во мне.


Мокро-золотой и бронзовый!…
А всего миров – не счесть…
Я сейчас
такой же бросовый.
Я, как листопад -
ничей.


И во мне блестят прогалины
свежих букв… и слез… и верст…
И меня зовут – в Гагарины…
И меня ведут – на крест.


В стаю - воробьи сшибаются
И крадут рубин
с рябин…
И за всё – переживается.
И за всех в душе
свербит.


Бог послал
           мне сына с дочерью.
Бес подкинул мне
скрижаль…
Сердце вновь
замироточило…
Небо жмется к гаражам.


Но менять маршрут – не велено.

Вот и  на пути к луне -
августовский скверик,
вверенный
          жухлости и желтизне…


___
______
__________



Я не хочу
жить
      на вздыбленных нервах.
Я не спешу пить -
       с кубка огонь!

Но ведь не спросят: ни Бог, ни инферно…
В небо – крылом.
В яму – ногой…


Так и живем,
ошибаясь
все чаще
и всё сочнее. Дождь –
словно скотч…

День наш – ползущий, бегущий, летящий
валится краем
в шалую ночь.


Я не мессия. Не вождь и не витязь.
Я ни при чем. Какого ж рожна -
снова
      семь жизней тебя мне не видеть?!
Знать, что ты есть…
Мучительно знать...


Снова пошлет молодая звезда мне
старые шрамы
и непокой.

Крест, как всегда,
                        зацелован гвоздями.
Стяг, как всегда,
затоптан толпой.


Я не хочу стыть - меж адом и раем.
Хватит. Достал – челночный полет!

Плещется жидкий огонь
вровень с краем.
Кубок заправлен.

Пей –
и вперед…


___
______
__________



Каменно-белая
встала меж нами зима.
Где же ты, милая?
С кем ты там сходишь с ума…

С кем ты так ласкова
в летних своих новостях?!…


Вновь Микеланджело
ночью ваяет твой стан.
Вновь тебя южную -
                 пишет с утра
Рафаэль.


Резко завьюжило…
Это не снег, а шрапнель.


Склабятся вторники…
Жестко хохочет четверг.
Мир перевернутый
              учит нас:
дно – это верх,
ложь – во спасение,
новый партнер – как у всех…
 

Резко - да в серое…
Это не снег. Это смех.


Можно порезаться –
о телефонный звонок.
Можно повеситься –
в скользкой петле трех дорог.


Каменно-белая
встала меж нами зима.
Струйка несмелая
алым шнурком да со лба…


Колкая. Лютая.
Где госпожа. Где раба…
Благодарю тебя.

Благословляю тебя.


___
______
__________



Сентябрь мокрый и
                         кудлатый
забился вновь к себе в закут.
Я ненавижу циферблаты.
И одинокий хруст секунд.


Медовый голос близко-близко…
Шарль-азнавуровский шансон…
Но расставанья горький привкус
уже везде,
уже на всем…


Везде –
воронье эспер-рр-ранто…
А в небе – лишняя верста…

И вносит в душу
                   беспорядок
крест-накрест падшая листва…


А ветер – сыт и пьян на шару.
И мне бы стопку.
Да нельзя.

И губы – слепнут и прощают.
Но шепчут вслед тебе…
глаза…


___
______
__________



Не знал, что шепот громче,
чем все вопли…
Мы всё решили. Так сказал твой взгляд.

Квадрат с кругами
                    на груди прикноплен.
И мы мишени
под чужой расклад.


Давай
прощанье сделаем веселым?!…
Давай на ямы – бросим поролон…

Дай-бог в тебе
                     прижиться новоселам…
И под чарльстон не слышать
мат и стон.


Давай делить наш мир
                             журнально-звонко!
Скандал бодрит, как поцелуй в уста…

За выломанный задник горизонта
встает с кривой ухмылкой
Пустота.


И осень смачно пахнет жирным грилем…
И рвоту нипочем не одолеть…

И ангел наш – беззубый и бескрылый
сгребает в кучи
мусор
во дворе…


Но...
друг – в дверях.
И чемодан – с вещами.
И в лицах ваших светится Париж…

Давай устроим праздник из прощанья…
Бери и режь.
Режь по живому.

Режь.


__
______
__________



Наструганные хмурым ветром дали…
Я сжег их в хлам.
Я с них пришел к тебе…

И снова жизнь Венецию нам дарит -
с крылатым львом,
сорвавшимся с цепей!..


И дождь слепой. И в венах кровь алеет.
И всё при нас – молитва и разбой…
И сердце понемножечку шалеет,
когда соприкасается с тобой.


И улиц карнавальная кашица…
Мосты и сувениры – всё в бреду…
И небо вьется
и на цвет ложится…
Как и хотел муранский стеклодув!


И нам навстречу катится кораблик…
И в полосатой майке гондольер…
И узко плещет в борт –
                               Calle dei Fabbri…
И это счастье: ты да я. Да лев.


Гостиница качается на входе…
И в номере – безвременье и дым!

И мы друг в друга
                    входим и восходим…

И в полный крик…
над пропастью…
парим…
 
 
___
______
__________
 
 

Я - сразу перетасован.

Я больше не я. Взгляни…
Под громкий марш Мендельсона.
Под крики твоей родни…


На сердце – протуберанцы…
На солнце
любовь-напасть…
Такой вот расклад дурацкий.
Не в масть всё идет.
Не в масть.


Не выгодно быть простившим.
Не сладко
в мороз
нагим…

Твой след – он давно простывший.
Твой мир
             обручен с другим.


Да я не переживаю!
С тобой – Мендельсон везде…

Я кротко молюсь трамваю.
И еду в даль – во Христе…


Не надо в висок да пальцем…
Там скручена
вся резьба.

На сердце – протуберанцы.
На солнце –
замерзший парк.

И белка грызет арахис.
И душу грызет тоска.

Такой вот расклад дурацкий.
Ты замужем. Но близка.


А жизнь – всё равно живая…
Устанет
пурга
пуржить…
Да я не переживаю.

Я знаю:
не пережить…

 
___
______
__________
 
 

Мы – трасса…
Мы – жизнь…
Мы господом слитая пара.

Мы странно нашлись
под крики и пыль с тротуара…


Советчиков – пруд!
И рядом с тобой щедрый август.
И толпы подруг.
И я им, похоже, не нравлюсь.


И столько проблем!
И столько пинков - в ритме вальса…

Ремень ГРМ
скрутился во мне. И порвался.
Заглохла душа.
И клапаны в сердце замялись.
Когда ты ушла…

Ушла не на век. А на малость.


Но мир зачернел -
воронами,
ямами, снегом…
И я коченел
по черным сугробам,
как негр…


И я падал ниц.
Я. Сам. Был - ненужной запчастью…
Но стоп!
Ты звонишь…
И это судьба. Это счастье.


И грязи – в умот…
И ангел в спецовке усталый…

Не страшен ремонт.

Ведь главное:
мы не расстались…


 
___
______
__________

 
 

Стихи умирают на пиках.
До хруста под-д-детые вверх…

Не нужно при этом хихикать.
Ведь это же смерть.
А не смех.


Вон там – от прицеленной злости…
От меткого камня - вот здесь…
катрены хрипят на излете
и харкают кровью с небес.


И красным следят по пороше…
И узко белеют во тьме…
На пьяный топор напоровшись.
К тебе не дойдя. И ко мне.


Такая их воля и доля
в пожарах гнездо своё вить…

Сначала ослепнуть от боли.
А после прозреть
от любви.


Вдали от литавр и от рая
в голодных смертях ножевых
стихи каждый день
умирают.

За сытых. За нас.
За живых.


___
______
__________
 
 

Предновогодняя зима…
Рождественский янтарный вечер…
С пушистым снегом
                 в крупный взмах –
Европа падает на плечи…


И в нас
          стрелу настрополив -
Амур хохочет вероломно…
И шепчет нА ушко Париж.
И тянет за рукав – Верона.


И пальцы, уходя в разбой,
приходят в гости к юбке легкой…
Но ты на страже: Дорогой!
Следи-ка лучше за дорогой…


Прости, Вселенная моя…
Нетерпелив! Но ты отведай -
и Елисейские поля…
и дворик с бронзовой Джульеттой…


Пойми, как в этом попурри
               мужчина твой –
влюблен и алчет!…
И ярко-снежные миры -
на миг,
        на день,
навек нас спрячут…


Hihgway плывет – то вверх, то вниз…
И всё так тесно… так огромно…

И тянет за рукав Париж.
И шепчет нА ушко
Верона…

 
___
______
__________

Майкл Томас Космика
книга стихов
"В РЕБРАХ СЛЕВА..."
2012
(продолжение следует)

© Copyright: Майкл Космика, 2011

Регистрационный номер №0005079

от 16 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0005079 выдан для произведения:
___
______
__________


Поэт пришел
сквозь пики и кресты,
вразрез всем будням с выправкой военной -

Дать шанс
всей нашей крошечной вселенной
до любящего сердца дорасти.

И в мире оловянно-окаянном
ему водить –
но не блистать вождем.

И он рожден безбрежным океаном.
И он звездой безгрешною
рожден.


Не хмурьтесь вслед поэту:
                                  Нелюдим!
Поэт всегда
                 среди толпы - безлюден.
Но каждый жест и шаг его – прилюден
                   и поднят с пламени,
и взят со льдин…


В его руках
             становится мрак – ковким…
И в свет куется каждая слеза:
для тех, кто шастает туда-сюда,
крысиный след оставив
на морковке.

Для всех, 
готовых сразу обкорнать
                             кусочек неба
с яркою строкою…
Поэт болит в нас голосом Талькова…
И фресками да Винчи – светит в нас…


И он молчит средь шустрой говорильни.
И плачет
         за хохочущих во мгле…

Плечами слыша
                  звон и шелест крыльев -
он, как и все мы, ходит по земле…
                       ____

В душе сорвав струну –
                             а не на лире,
поэт в тебе начнется.
И во мне.



___
______
__________
 
 



Опять небеса коротнули!
Да так, что тряхнуло закат…

Я чувствую душу родную.
Я знаю, куда мне шагать.

И мне не указчик -
              бордовый
                 грозу нашептавший левкой…
Фартовый наш цвет. И бедовый.
А мир без тебя –
Никакой.

И дни между нами кровили…
И шел в нас то пепел, то снег…
И нас размешать норовили
В безликой всеобщей тусне.

И жестко скрипели динары
У работорговцев в мошнах.
И нас с тобой – разъ
                            еди
                               няли
На всех в пропасть вросших мостах…

Летели плевки и каменья…

Но зрело в нас Нечто к весне -
Во сто крат короче мгновенья…
В пятьсот крат разлуки сильней…


Как ты улыбаешься славно…
Ты рядом!… И я с полпути
Веками моими, крылами
Готов за полвстречи платить…

За четверть… за краешек сада -
              в котором с любимой дневать…
И с выстрелом грохнувшим
падать.
И с тихой молитвой вставать…


Расправит листочки по ветру
Грозой перебитый левкой…
А свет без тебя… он – несветлый…
А мир без тебя… никакой…

И пусть в россыпь звезд-крохотулин
смеется и плачет шакал…

Я - чувствую душу родную.
Я - знаю, куда мне
Шагать…

Опять!…
Небеса…
Коротнули…



___
______
__________
 
 



Я в гору иду нараспев.
И вновь в рюкзаке моем эхо…
Помазанный сумраком хлеб…
Литой полнолунием сахар…


Мне в спину свистят: ты – дрянной!
Мне в ноги звездят: ты – наш рыцарь!

Секунда в полвека длиной
так неуправляемо длится.


В потоке друзей и врагов -
                    я смят… я кричу
                                      в цель и мимо:
не тратьте ни ладан, ни кровь…
В душе моей
                вы неделимы!…


ГОСПОДЬ СВЕТИТ В НАС НАПРОЛОМ!…
Во всех воскресеньях прощеных…

Не надо крестить топором
Любовью и Лаской крещеных…


Но тщетно. Я всюду гоним.
Я вижу сердца, но не лица…

И завтра – мы спали в обним.
И будем вчера – насмерть биться…


Вот так
       среди множества шиз
одно просветленье дается.

И вся эта странная жизнь
обычною жизнью
зовется… 


 
___
______
__________




О чем-то сердце попросило…
Я не расслышал…
этот крик…

Так много - в городе бензина.
И серых зимним небом -
крыш.


И поменяв в дорогу шины,
на «лобовое» лег лапшой -
короткий иней
                     и смешливый…
Но как-то грустно
за душой.


Ну, что ж ты снова
совесть горбишь!

Пора трезветь - от грез, от фраз…
И с «дворников»
                       седой поскрёбыш
ко лбу прикладывать
сто раз…


Пора: нашарить в плотной мути
торцы всех главных новостей!…
За нас никто светить не будет
ни на кресте…
ни на хвосте…


Пора -
уйти в ноктюрны Листа…
Шагнуть в метель. Упасть в кровать.
И отрыдать. И отмолиться.

И сесть за руль.
И стартовать…



___
______
__________




Я путаю лето
с зимою…
И я привыкаю уже
в потоке
Приласканных Тьмою –

рубиться
и жить на ноже.


И я привыкаю к оскалам
                      Прошедших по нам
в свой эдем.
И крест,
          если надо, таскаю.
И грязь,
          если потчуют, ем.


Мерси за бульдозер
по скулам…
А также за мой некролог…
Я выжил.
Утритесь, паскуды.
Я снова стою поперек.


И пусть струйка крови, вихляясь,
из пепла бежит да в мороз…
Парит вровень с облаком
аист.
И я вровень с сердцем
молюсь.


И я вам доставлю проблемы -

коль шанс мой – вершить и свершать!… 
         …коль крылья измазаны небом…
И светом сочится
душа…


И мы с ней – посветим, покурим…
И стольких спасем, видит Бог!…

Я выжил. Утритесь, паскуды.
Я снова. Стою. Поперек.



___
______
__________




Ангел мой, не бросай меня…

Гнутся под танками перекрестки.
Рвется душа
на цветные полоски.
Ночи в нас – светят,
             и дни в нас – темнят…
                  Ангел мой, не бросай меня…


Я не со страха прошу… не от крови…
Дрожь прекратится.
И карцер откроют.
Но пустоту ни на что не сменять…

Ангел мой, не бросай меня…


Нет ни в борделе меня, ни в молельне…
В третьем
             задолбанном измеренье:
       в центре – пожар,
а вокруг – полынья…
Ангел мой, не бросай меня…


К черту – латынь!
К бесу шустрому – идиш…
Ты же, родной мой - всезнаешь, всевидишь…
Где в нас любовь,
где тупая фигня…
АНГЕЛ МОЙ, НЕ БРОСАЙ МЕНЯ.


В землю затоптанный,
                  загнанный в скалы,
вечно спешащий, но – запоздалый,
да, беспутевый…
                  да просто свинья…

Ангел мой…
Не бросай… меня…



___
______
__________




Я…
Встал у руля -
             чтоб быстрее утром к тебе –
                                      под ноги шла Земля…

Ты…
Ждешь высоты…
Через самый светлый стыд –
                 в Никуда бросив мосты…
                      Сквозь первый светлый стыд…


Я доверюсь добру и злу -
                             по воде,
                  по стеклу –
дав парижский акцент
веслу…

Спит Версаль,
Но не спит Весна.
Для меня – эта ночь без сна.
Виновата в том ты
одна…


Мы…
То, что не смыть.
Не украсть. И не купить.

Мы – как дождь: просто взаймы…
Кривые средь прямых… Это – мы.

Вниз.
Там резкий свист.
Значит – вверх.
Там яркий смех.
И шанс один у всех.


                        В жидком будущем затвердясь…
                   наши сны кружат в нас…
свой паркетно-полночный вальс…

Спит Версаль,
Но не спит весна.
Для меня – эта Ночь Без Сна.
Виновата в том ты
одна…



___
______
__________




Я больше не белая птица…
Не встать на крыло. Даже в снах.
Какою бедой –
                      набедится
мой завтрашний день?!
Если б знать…


Какую тяжелую радость
на плечи положит декабрь?

Я вновь - сердце буду карябать…
И новой строкой - истекать…


И звать тебя
                 сипло и криво…
И врать себе: ты не ушла!…
Под призрачный свет Альтаира…
Под слабые взмахи крыла…


Душа соглашается бегать.
Глаза соглашаются рвать.
Марлёвкою первого снега
затянут пустой тротуар.


Я снова стою на коленях…
Да нет же! Я птица… Взлетай!!

Проклятые три измеренья…
Декабрь.
Январь…
И февраль…



___
______
__________




Который век – мечтаю отоспаться…
Но не зовут из очереди в рай…

В пунцовом мелкотемье листопада -
и смысл потерялся,
и трамвай.


Короткое – как ножик перочинный,
сложило солнце пополам лучи.

Я не хочу выискивать причины.
Пусть осень – всё расскажет…
Помолчи.


Она ведь – безраздельно золотая.
Она к нам птицей села на карниз
и раны мелким дождиком латает…
Да толку: если некому звонить…


Соря вдоль горизонта ноябрями,
не знает осень,
что на нашем дне
мы все названья улиц поменяли:
одну планету – разменяв на две…


И нас ведут – то ангелы, то суки…
И нет у нас – совместных снов и слов…
И в сердце – рюмка полная разлуки.

Но я не пью. Я лишь крошу стекло…


И я живу - то лепо, то нелепо…
То весь в друзьях, то на пустой меже…
И на плечах промозглый привкус неба.

И белый привкус Господа
в душе…



___
______
__________




Давай не будем ссориться…
Мой близкий человек!
Всё – смелется до солода.
Всё – стает будто снег.


Зима нас заморочила…
Но в мире – не январь.

И листопад с обочины -
         размашист, как звонарь!


И клена ствол мозолистый
мелькает и скрипит -
         в разворошенном золоте
меж парковых рябин…


Такая пересортица!…
              …небес, людей, дождей!…
Давай не будем ссориться -
ни там,
ни тут,
ни здесь…


Твой плач…
          …твой смех щекотится…

Акселератор – в пол…
И грусть – окурком в форточку…
Давай не будем ссо!…
                   __

Давай не будем ссориться…



___
______
__________




Смешалось всё…
Здесь кража. Там подарок.

Парад планет… Атлантов трубный рев…

Но я не жду подсказок от гадалок.
Я чувствую:
ты жизнь моя и кровь.


Хохочет воронье: да вы – не пара!…
И непрестанно
               ставятся
                      столбы…

Но облакам лететь.
А снегу – падать!
И улице январской
                         белой быть…


Ты внятная.
А я вокруг – бредовый…
Ты зрячая.
А я вконец ослеп
              от запаха волос твоих медовых…
от плеч твоих – упругих, словно хлеб…


Я – в рукопашной.
Ты же – в ритме вальса…

Но все несовпаденья – ерунда.

Не слушай никого. НЕ ОТДАЛЯЙСЯ…
Секунда – и мы вместе. Навсегда.


И сын у нас растет – неугомонный!
И будут дочки. Две…
А может три.


А что до всех советчиков говенных…
Флаг им в корму.

Наплюй.
И разотри.



___
______
__________




Я помню в снах вас
                            детских –
криком крытых…
Уколы… камфора… пиперазин…

И вас зовут -
не человек,
а критик.

И в Мир летящих
                     вы – переползли…


И вы упорны в речи – как заика.
И вы ровны - как гирька,
                               на крыле.

И вам не нужно
Марс с Сатурном двигать.
Хватает дел судейских. На земле. 


Вам не срывать ночами
                     с музы
             платье…
Вам не венчать - огонь и лед
внутри…
…упав в высоковольтные объятья
безгрешной куртизанки-Натали!…
                       ___

Печать. Стило. Два стражника напротив.
Всё как всегда. И вы с судьбой на «ты».
И шепотом вас величают –
Понтий.
И чмокают - в сановние персты.


И автору молчать.
И кровью плакать.
И на катренах – мазь менять и бинт…

Всё как всегда.
И голова – на плахе.
И сердце светит.

И за всех болит…



___
______
__________




Спустилось небо – ниже низкого…
И серый воздух затвердел…

И дождик
с запахом анисовым
уже – всегда… уже – везде…


И ветер снова обезьянничал,
             ломая по листве чарльстон!…

И мокнет надпись: «ВЛАД + АНЕЧКА»
на парковой скамье пустой…


Спустилось небо – на прохожего
и на бездомных
двух собак…

И золотая заторможенность –
внутри меня…
внутри тебя…


И листопад на трассе
корчится,
в кюветы яхонтом соря…

И сердцу – петь и падать хочется!
И это знак. И нам пора.


Отдать ключи.
Сменить галактику…
И не держать на осень зла.

И пожелать удачи Владику.
И Анне счастья – пожелать…



___
______
__________




Джоконда моя,
потерпи…

Я плечи загнал…
Я сжег кисти…

Но холст не умеет быть быстрым.
И нет в нем тебя.
Средь толпы.


Зачем мне две тысячи дев -
в набросках моих
                        половичных?!…
Я бездарь из города Винчи.
Я промах
        в раскладе судеб…


Но чудо.
Ты здесь день-деньской!…

Меняешь со смехом и риском -
на плоскую
вонь мастерской
объемы небес
                   флорентийских!…


Прошу же, веселость убавь…
Стань строже.
И стань молчаливей.
Но свет –
          в непонятном  извиве –
                еще подержи на губах…

                     __


Так странно скрипит мастихин…
Так много задач
на рассвете -
           в пятнадцатом нашем столетьи…

Джоконда моя…
Потерпи…



___
______
__________




Не делай из меня чужого…
Я жил с тобой –
пять тысяч лет.

И не удастся без поджога -
за пять секунд стереть мой след.


Мы хлеб разламывали
вместе.
Мы жизнь варили сообща.
И ты была моей невестой…
            Судьбой и матерью… И сча…


И сча… стьем… тонким…
                             спелым… грубым…

Как страшно знать, что мы враги.
Никак… не слушаются губы…
И не шагаются шаги…


Не делай из меня чужого!

Я врачевал
сквозь простынь дым –
твои укромные ожоги
Христовым семенем своим…

И я был больше, чем лекарство.

И я рубил по небу Марс…
И никогда не отрекался
            от всех, кто строит жизнь.   
От нас…


В крови – две рюмки кортизола…
И боли –
          целые моря…

Не делай из меня чужого,
родная,
близкая
моя…



___
______
__________




Августовский скверик –
                                    вверенный
жухлости и желтизне…
Плещется во мне безвременье.
Кружатся миры
во мне.


Мокро-золотой и бронзовый!…
А всего миров – не счесть…
Я сейчас
такой же бросовый.
Я, как листопад -
ничей.


И во мне блестят прогалины
свежих букв… и слез… и верст…
И меня зовут – в Гагарины…
И меня ведут – на крест.


В стаю - воробьи сшибаются
И крадут рубин
с рябин…
И за всё – переживается.
И за всех в душе
свербит.


Бог послал
           мне сына с дочерью.
Бес подкинул мне
скрижаль…
Сердце вновь
замироточило…
Небо жмется к гаражам.


Но менять маршрут – не велено.

Вот и  на пути к луне -
августовский скверик,
вверенный
          жухлости и желтизне…



___
______
__________




Я не хочу
жить
      на вздыбленных нервах.
Я не спешу пить -
       с кубка огонь!

Но ведь не спросят: ни Бог, ни инферно…

В небо – крылом.
В яму – ногой…


Так и живем,
ошибаясь
все чаще
и всё сочнее. Дождь –
словно скотч…

День наш – ползущий, бегущий, летящий
валится краем
в шалую ночь.


Я не мессия. Не вождь и не витязь.
Я ни при чем. Какого ж рожна -
снова
      семь жизней тебя мне не видеть?!
Знать, что ты есть…
Мучительно знать...


Снова пошлет молодая звезда мне
старые шрамы
и непокой.

Крест, как всегда,
                        зацелован гвоздями.
Стяг, как всегда,
затоптан толпой.


Я не хочу стыть - меж адом и раем.
Хватит. Достал – челночный полет!

Плещется жидкий огонь
вровень с краем.
Кубок заправлен.

Пей –
и вперед…



___
______
__________




Каменно-белая
встала меж нами зима.
Где же ты, милая?
С кем ты там сходишь с ума…

С кем ты так ласкова
в летних своих новостях?!…


Вновь Микеланджело
ночью ваяет твой стан.
Вновь тебя южную -
                 пишет с утра
Рафаэль.


Резко завьюжило…
Это не снег, а шрапнель.


Склабятся вторники…
Жестко хохочет четверг.
Мир перевернутый
              учит нас:
дно – это верх,
ложь – во спасение,
новый партнер – как у всех…
 

Резко - да в серое…
Это не снег. Это смех.


Можно порезаться –
о телефонный звонок.
Можно повеситься –
в скользкой петле трех дорог.


Каменно-белая
встала меж нами зима.
Струйка несмелая
алым шнурком да со лба…


Колкая. Лютая.
Где госпожа. Где раба…
Благодарю тебя.

Благословляю тебя.



___
______
__________




Сентябрь мокрый и
                         кудлатый
забился вновь к себе в закут.

Я ненавижу циферблаты.
И одинокий хруст секунд.



Медовый голос близко-близко…
Шарль-азнавуровский шансон…

Но расставанья горький привкус
уже везде,
уже на всем…



Везде –
воронье эспер-рр-ранто…
А в небе – лишняя верста…

И вносит в душу
                   беспорядок
крест-накрест падшая листва…



А ветер – сыт и пьян на шару.
И мне бы стопку.
Да нельзя.

И губы – слепнут и прощают.
Но шепчут вслед тебе…

глаза…



___
______
__________




Не знал, что шепот громче,
чем все вопли…
Мы всё решили. Так сказал твой взгляд.

Квадрат с кругами
                    на груди прикноплен.
И мы мишени
под чужой расклад.


Давай
прощанье сделаем веселым?!…
Давай на ямы – бросим поролон…

Дай-бог в тебе
                     прижиться новоселам…
И под чарльстон не слышать
мат и стон.


Давай делить наш мир
                             журнально-звонко!
Скандал бодрит, как поцелуй в уста…

За выломанный задник горизонта
встает с кривой ухмылкой
Пустота.


И осень смачно пахнет жирным грилем…
И рвоту нипочем не одолеть…

И ангел наш – беззубый и бескрылый
сгребает в кучи
мусор
во дворе…


Но...
друг – в дверях.
И чемодан – с вещами.
И в лицах ваших светится Париж…

Давай устроим праздник из прощанья…
Бери и режь.
Режь по живому.

Режь.



___
______
__________




Наструганные хмурым ветром дали…
Я сжег их в хлам.
Я с них пришел к тебе…

И снова жизнь Венецию нам дарит -
с крылатым львом,
сорвавшимся с цепей!..


И дождь слепой. И в венах кровь алеет.
И всё при нас – молитва и разбой…
И сердце понемножечку шалеет,
когда соприкасается с тобой.


И улиц карнавальная кашица…
Мосты и сувениры – всё в бреду…
И небо вьется
и на цвет ложится…
Как и хотел муранский стеклодув!


И нам навстречу катится кораблик…
И в полосатой майке гондольер…
И узко плещет в борт –
                               Calle dei Fabbri…
И это счастье: ты да я. Да лев.


Гостиница качается на входе…
И в номере – безвременье и дым!

И мы друг в друга
                    входим и восходим…

И в полный крик…
над пропастью…
парим…



___
______
__________


Майкл Томас Космика
книга стихов
"В РЕБРАХ СЛЕВА..."
2012
(продолжение следует)
Рейтинг: +1 211 просмотров
Комментарии (1)
Лариса Тарасова # 11 марта 2012 в 21:18 0
Майкл, перечитала с удовольствием! Спасибо! soln

 

Популярные стихи за месяц
137
129
104
98
88
85
81
81
78
76
75
72
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
72
65
65
64
64
63
63
63
62
60
МУЗА 27 августа 2017 (Константин Батурин)
59
59
58
56
54
53
53
35