ГлавнаяПоэзияЛирикаГражданская лирика → ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ...

 

ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ...

2 февраля 2015 - Константин Зуев
ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ...


Непредвзятость момента — суть наших сражений,
Где народу поставлена чья-то совесть и честь...
Где любая, по жизни,  подстава, все изменит реально,
Стоит выстрелу грянуть и убит наповал молодец...

Вся героика будней- пустоты наших дней отражение,
Для которой мы пешки и останемся так навсегда...
Поменяется власть, что пришла без смущения, 
Подменяя законом своим по жизни людские  права...

Можно долго молчать и стонать в душе одиноко,
Понимая, что данная жизнь, вся прожита зря...
Вспоминая моменты одни, где любил однобоко,
И, не ведая счастья свое, ушел от жены навсегда...

Не понять нам никак все законы безумной природы,
Для которой, лишь мы, частица чей-то убогой души..
Словно создали нас для чего-то и смешали с навозом,
Чтоб менялись все те, кто поднялся и встал у вершин...

Беспробудность мышления - наша вечная дурость,
То, что любим, теряем и, возможно уже навсегда...
А погоня за счастьем, нас всегда слегка отрезвляет,
Подставляя дурные соблазны, в искус впав иногда...

Мы не верим себе, все в других до конца презирая,
Как не верили раньше, поднимая на вилы дурного царя...
Предвкушая, искали свободу, а в концлагерь попали,
Веря в светлые мысли, тех, кто ранее встал у руля...


Обещая по жизни свободу, нас загнали в вагоны,
И тащились вагоны по большой, необъятной земле...
И, огромное море тайги, стало маленьким домом,
Где закончилось счастье, но приходит тихонько во сне...

Видим лица любимых родных, все в слезах и сомнениях,
А печаль, что легла на улыбки, сильно давит седые виски...
Дорогие на веки мои, здесь у нас не бывает побывок.
Мы навечно из жизни, в ледяные могилы тихонько сошли...

Ветер воет снаружи, заметаясь порывами в гиблые щели,
И, в барачной, вонючей тиши, все вповалку скорее легли...
Стонут люди во сне, вспоминая отрывки моментов из жизни,
Где осталось их счастье, человечьей, безмерной любви...

Мерзлота — это вечность, что в сердце потихоньку вползает,
Все сковав серым льдом и мешает по зековской жизни идти...
Даже мысли о днях, где ты ранее жил, потихоньку стирает,
И меняет сознание наше, вырывая о прошлом большие куски...

Слышны крики конвоя и безумство военных собачек,
Чей воинственный лай гонит пену слюной изо рта...
Надоела паскудная жизнь и в ней ничего не исправить,
Остается лишь ждать, чтобы смерть нас скорее нашла...

Все мечтания о доме и детях, разом в прах рассыпались,
Разбивая на веки сердца, черной тенью вползала тоска...
И, сжимая с чудовищной силой сознание, с могилой венчала,
Невозможность, когда-то увидеть дорогие для сердца глаза...

Как Сибирь, по себе, широка, велика, знают птицы в полете,
Для которых вся радость по жизни, клювом мошек ловить...
А для зеков вся радость - это жить, о родных  вспоминая,
Да «мошка» заедает, не давая то счастье в душе сохранить...

На заборах повисла колючка, вертухаи маячат на вышках,
Да режим подконвойный, благо жизнь в лагерях коротка...
Мысли гасят тихонько сознание, нагоняя ночами печали,
При которых вся жизнь в лагерях, это жизнь мертвеца...


Не понятно за что нас система сюда накидала,
Отнимая святое, что по жизни природа дала...
Жизнь всегда коротка, если руки железом сковали,
Не известно за что, нас в товарных свезли всех сюда...

Крикнуть хочется: МАМА! Забери нас скорее отсюда,
И согрей всех скорее теплом, своей женской души...
И, нежно целуя, нас за стол всех скорее посадишь,
Пол страны, что сидела, лишенная всех человеческих прав...

Лай безумных собак, нас по сердцу все время стегает,
Подконвойная жизнь, нас достала, по горло, сполна...
Сердце хочет понять, что в дальнейшем нас всех ожидает,
Только, лучше бы дома, в семье, а не здесь в лагерях...

Кто же травит, ломая нам жизнь и ведет под конвоем.
Где любая статья, нам безумством расстрела грозит...
Подлость нашей всей жизни, прикрываясь законом,
Все что хочет творит, нас пустив, как всегда, на распыл...

Солнце снова взойдет, только мы этот свет не увидим.
Нас в себя приняла, на веки чужая и злая земля...
И никто не придет над могилкой безликой поплакать,
Не положит цветов, как хотела, на век улетая, душа...

02.02.15.

Мы — безликие дети нашей дикой, ужасной природы,
У которой, без всяких сомнений, есть задание одно...
Уничтожить всю жизнь, что придет опять в поколениях,
Под расстрел всех подставив и загнав в лагеря заодно...

Кто же сплел все такие интриги и расставил, как сети,
Нас по горло опутав, подставляя как жизни закон?
По которому все уже в чем-то с рождения повинны,
Не изведав всей правды, что раньше взошла на престол,
Извращенным сознанием своим, превратив нас в рабов...

© Copyright: Константин Зуев, 2015

Регистрационный номер №0268825

от 2 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0268825 выдан для произведения: ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ...


Непредвзятость момента — суть наших сражений,
Где народу поставлена чья-то совесть и честь...
Где любая, по жизни,  подстава, все изменит реально,
Стоит выстрелу грянуть и убит наповал молодец...

Вся героика будней- пустоты наших дней отражение,
Для которой мы пешки и останемся так навсегда...
Поменяется власть, что пришла без смущения, 
Подменяя законом своим по жизни людские  права...

Можно долго молчать и стонать в душе одиноко,
Понимая, что данная жизнь, вся прожита зря...
Вспоминая моменты одни, где любил однобоко,
И, не ведая счастья свое, ушел от жены навсегда...

Не понять нам никак все законы безумной природы,
Для которой, лишь мы, частица чей-то убогой души..
Словно создали нас для чего-то и смешали с навозом,
Чтоб менялись все те, кто поднялся и встал у вершин...

Беспробудность мышления - наша вечная дурость,
То, что любим, теряем и, возможно уже навсегда...
А погоня за счастьем, нас всегда слегка отрезвляет,
Подставляя дурные соблазны, в искус впав иногда...

Мы не верим себе, все в других до конца презирая,
Как не верили раньше, поднимая на вилы дурного царя...
Предвкушая, искали свободу, а в концлагерь попали,
Веря в светлые мысли, тех, кто ранее встал у руля...


Обещая по жизни свободу, нас загнали в вагоны,
И тащились вагоны по большой, необъятной земле...
И, огромное море тайги, стало маленьким домом,
Где закончилось счастье, но приходит тихонько во сне...

Видим лица любимых родных, все в слезах и сомнениях,
А печаль, что легла на улыбки, сильно давит седые виски...
Дорогие на веки мои, здесь у нас не бывает побывок.
Мы навечно из жизни, в ледяные могилы тихонько сошли...

Ветер воет снаружи, заметаясь порывами в гиблые щели,
И, в барачной, вонючей тиши, все вповалку скорее легли...
Стонут люди во сне, вспоминая отрывки моментов из жизни,
Где осталось их счастье, человечьей, безмерной любви...

Мерзлота — это вечность, что в сердце потихоньку вползает,
Все сковав серым льдом и мешает по зековской жизни идти...
Даже мысли о днях, где ты ранее жил, потихоньку стирает,
И меняет сознание наше, вырывая о прошлом большие куски...

Слышны крики конвоя и безумство военных собачек,
Чей воинственный лай гонит пену слюной изо рта...
Надоела паскудная жизнь и в ней ничего не исправить,
Остается лишь ждать, чтобы смерть нас скорее нашла...

Все мечтания о доме и детях, разом в прах рассыпались,
Разбивая на веки сердца, черной тенью вползала тоска...
И, сжимая с чудовищной силой сознание, с могилой венчала,
Невозможность, когда-то увидеть дорогие для сердца глаза...

Как Сибирь, по себе, широка, велика, знают птицы в полете,
Для которых вся радость по жизни, клювом мошек ловить...
А для зеков вся радость - это жить, о родных  вспоминая,
Да «мошка» заедает, не давая то счастье в душе сохранить...

На заборах повисла колючка, вертухаи маячат на вышках,
Да режим подконвойный, благо жизнь в лагерях коротка...
Мысли гасят тихонько сознание, нагоняя ночами печали,
При которых вся жизнь в лагерях, это жизнь мертвеца...


Не понятно за что нас система сюда накидала,
Отнимая святое, что по жизни природа дала...
Жизнь всегда коротка, если руки железом сковали,
Не известно за что, нас в товарных свезли всех сюда...

Крикнуть хочется: МАМА! Забери нас скорее отсюда,
И согрей всех скорее теплом, своей женской души...
И, нежно целуя, нас за стол всех скорее посадишь,
Пол страны, что сидела, лишенная всех человеческих прав...

Лай безумных собак, нас по сердцу все время стегает,
Подконвойная жизнь, нас достала, по горло, сполна...
Сердце хочет понять, что в дальнейшем нас всех ожидает,
Только, лучше бы дома, в семье, а не здесь в лагерях...

Кто же травит, ломая нам жизнь и ведет под конвоем.
Где любая статья, нам безумством расстрела грозит...
Подлость нашей всей жизни, прикрываясь законом,
Все что хочет творит, нас пустив, как всегда, на распыл...

Солнце снова взойдет, только мы этот свет не увидим.
Нас в себя приняла, на веки чужая и злая земля...
И никто не придет над могилкой безликой поплакать,
Не положит цветов, как хотела, на век улетая, душа...

02.02.15.

Мы — безликие дети нашей дикой, ужасной природы,
У которой, без всяких сомнений, есть задание одно...
Уничтожить всю жизнь, что придет опять в поколениях,
Под расстрел всех подставив и загнав в лагеря заодно...

Кто же сплел все такие интриги и расставил, как сети,
Нас по горло опутав, подставляя как жизни закон?
По которому все уже в чем-то с рождения повинны,
Не изведав всей правды, что раньше взошла на престол,
Извращенным сознанием своим, превратив нас в рабов...
Рейтинг: 0 132 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!