ГлавнаяСтихиЛирикаГражданская лирика → Покровское - Стрешнево-Глебово

Покровское - Стрешнево-Глебово

article291725.jpg



Московская окраина
Душа для покаяния.
История глубокая,
Но стала одинокая….

Река и лес,... аль не здоровье?!
Поля, луга, где плодородье…
Деревня тут была когда-то,
Где люди жили, и богато.

Звалась Подъёлки с речкой Химки,
Прекрасные души картинки.
Сердечность, искренность цвела,
Ведизма корни и душа.

Мечтали искренне, любили,
Содружество Родов хранили.
Свободой, волей дорожили,
Народовластию служили.

Трудились, радовались жизни,
Но канули - зачахли мысли.
Христовое пришло на царство,
Где лунный культ, а с ним коварство.

Боярин Тушин постарался,
И хапнул эти все богатства!
Потом дьячок перекупил,
Благов - назвался блудный сын.

Где он деньжишь нахапал столько,
Кого обворовал так горько?
Наверно так молился Богу, 
Вот Саваоф и дал дорогу….

Христос таких из храмов гнал,
Но Ветхий это обуздал.
Теперь христовое - подмена,
Но это всё ж другая тема.

А тут бывал Лжедмитрий два,
Где и Палицына рука.
Он был хозяином тогда,
Что предал ложного Царя.

За это Муром получил,
Там воеводой славно жил.
Но снова вотчину продал,
Данилову - дьячку отдал.

А тот построил тут церквушку,
Из камня эта побрякушка.
Покровом стала называться,
Где Богородице сдаваться.

Поп Симеон ей там служил, 
Просвирницы келья за ним. 
Она и помнит, что тут было,
Как христианство тут грешило.

Какие странные названья,
Какие страшные страданья!
Не описать, не рассказать,
Но чуждому опять кровать:

Отпанихидили по дьяку….
И новый Елизаров в «драку».
Потом тут Стрешнев Господин,
Аж двести пятьдесят за ним. 

Два века с половиной главный,
Дворянский Род, а он Державный!
На Евдокии Царь женился,
Михайло Фёдорыч влюбился.

Детей у них с десяток было,
А это солнцем и светило!…
Из них и Алексей Михалыч,
Царь будущий – пока Царевич.

Романовы, а с ними Стрешнев,
Весь Род его в служенье честном.
Царей четыре пережили,
И у Петра в дядьках ходили.

Венчали оного на царство,
А может в этом и коварство….
Не знаю, говорят Великий,
Но говорят ещё - двуликий.

Не мне судить, а вам решать,
Истории - ей развенчать. 
Ведь говорят, что настоящий
Под маской скрылся, как пропащий.

А подменённый зверем стал
И Русь на эшафот послал.
Устои, календарь порвал,
Споил народ, в рабы загнал.

Ну ладно, хватит вам о лунном,
О тяжком, страшном и безумном.
Давайте вспомним красоту,
Душевность и её мечту: 

Елизавета – дочь Петра,
Но Стрешнева, а не Царя.
По мужу Глебова она,
Вдовца законная жена.

Построил ей в подарок муж
Усадьбу–домик - праздник душ. 
Война сгубила эту сказку,
Где бомба сделала развязку.

Отечественной отголоски,
Война, фашизм – его «причёски».
Об этом сердце не забудет,
Но о другом пока пусть судит.

«Елизаветино» тут было,
Так память домик окрестила.
Екатерина тут была,
Великая честь отдала.

Тогда, когда мир заключили,
Кучук-Кайнарджийский освятили.
Вернее в этом и другом,
Где стиль ампир с его челом.

Картины там – родство с царицей,
Библиотека – радость птицей.
Скульптуры, стелы, анфилады,
Роскошные черты - услады.

Зверинец был, пруды, аллеи
И родничок с водичкой «белой».
«Царевной - Лебедем» зовётся,
И вам наверно приглянётся.

Другие есть, и вродь не хуже,
Сам не пивал – любитель лужи. 
Шучу, конечно, но вот так,
Уж извините - весельчак…

Но видеть всё вам не придётся,
Закрыта невидаль – сдаётся.
Охрана на часах стоит,
Глазком на двери говорит.

Ещё один царёк пришел,
Кто он такой, что тут нашел?
Неведомо-то никому,
Скажите - это почему?

Табличка есть – всё Государства,
Но где же всё его богатство?
Культура, чья и для кого,
Эх, Родина, скажи за что?

А тут история богата,
Для этого не надо злата.
Она для всех – всего народа,
А может канула свобода?

Опять царьки и господа,
Россия, ты ли для раба?
Народовластия хочу!
Скажите, это по плечу?

А может лучше спину гнуть,
Ворам служить, в рабах тонуть?
А детям что, куда их всех,
Скажите – это ли не грех?

Подумайте, и взвесьте слово,
Тернистая дорога снова….
Но будущее есть тогда,
А с существующим – беда!

Как много сплыло за границу,
Тут всё тома, а не страницы!
Бесследно канули святыни,
Но кто ответил за пустыни?

И с этими всё чехарда,
Застроят совесть, где душа.
Капитализм, он ядовит,
Останется бетон от гнид.

А тут и Карамзин творил,
Историю нам сохранил.
Сотрут всю память и о нём,
Запрячут, скроят сургучом.

Народ же быдло для господ,
Его такой же ждёт черёд.
Уже не сосчитать гробов,
Как деревень и городов.

А мы всё сопли утираем,
Ждём, верим свято, забываем.
А забывая, и прощаем, 
Ну и куда с таким причалим?

Пора одуматься, любя,
Зачем дана нам голова.
Зачем душа и святый Дух,
Когда же запоёт петух!?

Который клюнет всех царьков,
Врагов, разбойников, воров.
А может он не наш пока,
Зачем же Пушкина строка?

Нам говорят всё по закону,
Но подскажите, что за коном?
Один он был у нас всегда,
Где честь и советь на века!

А то, что есть, то новодел,
Скажу вам больше – беспредел!
Не хватит ли глумится зверю
И слушать жуть и ахинею?

Враньё достало до глубин,
Обман ворвался в наш овин.
Пора развеять эту ложь,
Но с неба вижу только дождь.

А Боги наши ждут и верят,
Когда до нас дойдёт, что сеют?
От нас готовы мысль принять,
Что мы хотим – ответь им Рать!

Яков Быль 2.06.2015

***

© Copyright: Яков Соломонович Быль - Смоленский, 2015

Регистрационный номер №0291725

от 3 июня 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0291725 выдан для произведения:
http://www.stihi.ru/2015/06/02/6482

Покровское-Стрешнево — бывшая подмосковная дворянская усадьба с прилегающим к ней парком, ныне на северо-западе Москвы. Другие названия — Покровское-Глебово и Глебово-Стрешнево. Включает господский дом в стиле классицизма и вотчинный храм XVII века.
http://ru-wiki.org/wiki/-()

Московская окраина
Душа для покаяния.
История глубокая,
Но стала одинокая….

Река и лес,... аль не здоровье?!
Поля, луга, где плодородье…
Деревня тут была когда-то,
Где люди жили, и богато.

Звалась Подъёлки с речкой Химки,
Прекрасные души картинки.
Сердечность, искренность цвела,
Ведизма корни и душа.

Мечтали искренне, любили,
Содружество Родов хранили.
Свободой, волей дорожили,
Народовластию служили.

Трудились, радовались жизни,
Но канули - зачахли мысли.
Христовое пришло на царство,
Где лунный культ, а с ним коварство.

Боярин Тушин постарался,
И хапнул эти все богатства!
Потом дьячок перекупил,
Благов - назвался блудный сын.

Где он деньжишь нахапал столько,
Кого обворовал так горько?
Наверно так молился Богу, 
Вот Саваоф и дал дорогу….

Христос таких из храмов гнал,
Но Ветхий это обуздал.
Теперь христовое - подмена,
Но это всё ж другая тема.

А тут бывал Лжедмитрий два,
Где и Палицына рука.
Он был хозяином тогда,
Что предал ложного Царя.

За это Муром получил,
Там воеводой славно жил.
Но снова вотчину продал,
Данилову - дьячку отдал.

А тот построил тут церквушку,
Из камня эта побрякушка.
Покровом стала называться,
Где Богородице сдаваться.

Поп Симеон ей там служил, 
Просвирницы келья за ним. 
Она и помнит, что тут было,
Как христианство тут грешило.

Какие странные названья,
Какие страшные страданья!
Не описать, не рассказать,
Но чуждому опять кровать:

Отпанихидили по дьяку….
И новый Елизаров в «драку».
Потом тут Стрешнев Господин,
Аж двести пятьдесят за ним. 

Два века с половиной главный,
Дворянский Род, а он Державный!
На Евдокии Царь женился,
Михайло Фёдорыч влюбился.

Детей у них с десяток было,
А это солнцем и светило!…
Из них и Алексей Михалыч,
Царь будущий – пока Царевич.

Романовы, а с ними Стрешнев,
Весь Род его в служенье честном.
Царей четыре пережили,
И у Петра в дядьках ходили.

Венчали оного на царство,
А может в этом и коварство….
Не знаю, говорят Великий,
Но говорят ещё - двуликий.

Не мне судить, а вам решать,
Истории - ей развенчать. 
Ведь говорят, что настоящий
Под маской скрылся, как пропащий.

А подменённый зверем стал
И Русь на эшафот послал.
Устои, календарь порвал,
Споил народ, в рабы загнал.

Ну ладно, хватит вам о лунном,
О тяжком, страшном и безумном.
Давайте вспомним красоту,
Душевность и её мечту: 

Елизавета – дочь Петра,
Но Стрешнева, а не Царя.
По мужу Глебова она,
Вдовца законная жена.

Построил ей в подарок муж
Усадьбу–домик - праздник душ. 
Война сгубила эту сказку,
Где бомба сделала развязку.

Отечественной отголоски,
Война, фашизм – его «причёски».
Об этом сердце не забудет,
Но о другом пока пусть судит.

«Елизаветино» тут было,
Так память домик окрестила.
Екатерина тут была,
Великая честь отдала.

Тогда, когда мир заключили,
Кучук-Кайнарджийский освятили.
Вернее в этом и другом,
Где стиль ампир с его челом.

Картины там – родство с царицей,
Библиотека – радость птицей.
Скульптуры, стелы, анфилады,
Роскошные черты - услады.

Зверинец был, пруды, аллеи
И родничок с водичкой «белой».
«Царевной - Лебедем» зовётся,
И вам наверно приглянётся.

Другие есть, и вродь не хуже,
Сам не пивал – любитель лужи. 
Шучу, конечно, но вот так,
Уж извините - весельчак…

Но видеть всё вам не придётся,
Закрыта невидаль – сдаётся.
Охрана на часах стоит,
Глазком на двери говорит.

Ещё один царёк пришел,
Кто он такой, что тут нашел?
Неведомо-то никому,
Скажите - это почему?

Табличка есть – всё Государства,
Но где же всё его богатство?
Культура, чья и для кого,
Эх, Родина, скажи за что?

А тут история богата,
Для этого не надо злата.
Она для всех – всего народа,
А может канула свобода?

Опять царьки и господа,
Россия, ты ли для раба?
Народовластия хочу!
Скажите, это по плечу?

А может лучше спину гнуть,
Ворам служить, в рабах тонуть?
А детям что, куда их всех,
Скажите – это ли не грех?

Подумайте, и взвесьте слово,
Тернистая дорога снова….
Но будущее есть тогда,
А с существующим – беда!

Как много сплыло за границу,
Тут всё тома, а не страницы!
Бесследно канули святыни,
Но кто ответил за пустыни?

И с этими всё чехарда,
Застроят совесть, где душа.
Капитализм, он ядовит,
Останется бетон от гнид.

А тут и Карамзин творил,
Историю нам сохранил.
Сотрут всю память и о нём,
Запрячут, скроят сургучом.

Народ же быдло для господ,
Его такой же ждёт черёд.
Уже не сосчитать гробов,
Как деревень и городов.

А мы всё сопли утираем,
Ждём, верим свято, забываем.
А забывая, и прощаем, 
Ну и куда с таким причалим?

Пора одуматься, любя,
Зачем дана нам голова.
Зачем душа и святый Дух,
Когда же запоёт петух!?

Который клюнет всех царьков,
Врагов, разбойников, воров.
А может он не наш пока,
Зачем же Пушкина строка?

Нам говорят всё по закону,
Но подскажите, что за коном?
Один он был у нас всегда,
Где честь и советь на века!

А то, что есть, то новодел,
Скажу вам больше – беспредел!
Не хватит ли глумится зверю
И слушать жуть и ахинею?

Враньё достало до глубин,
Обман ворвался в наш овин.
Пора развеять эту ложь,
Но с неба вижу только дождь.

А Боги наши ждут и верят,
Когда до нас дойдёт, что сеют?
От нас готовы мысль принять,
Что мы хотим – ответь им Рать!

Яков Быль 2.06.2015

***
Рейтинг: +1 427 просмотров
Комментарии (2)
Сергей Маслов # 12 октября 2015 в 16:29 0
Отличный исторический экскурс - красиво и ёмко! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Яков Соломонович Быль - Смоленский # 13 октября 2015 в 12:09 0
Благодарю. Это место хотим сделать новым плацдармом для фестиваля "Наследие предков" https://vk.com/nasledie_predkov_2015

 

Популярные стихи за месяц
118
98
85
83
72
71
69
68
67
Чудо Муза 23 декабря 2017 (Георгий)
66
65
62
61
60
60
60
58
Когда... 4 января 2018 (Виктор Лидин)
56
Свет и тьма 10 января 2018 (Виктор Лидин)
54
51
49
47
47
46
46
44
44
43
43
42