ГлавнаяСтихиЛирикаГражданская лирика → Покровское - Стрешнево-Глебово

Покровское - Стрешнево-Глебово

article291725.jpg



Московская окраина
Душа для покаяния.
История глубокая,
Но стала одинокая….

Река и лес,... аль не здоровье?!
Поля, луга, где плодородье…
Деревня тут была когда-то,
Где люди жили, и богато.

Звалась Подъёлки с речкой Химки,
Прекрасные души картинки.
Сердечность, искренность цвела,
Ведизма корни и душа.

Мечтали искренне, любили,
Содружество Родов хранили.
Свободой, волей дорожили,
Народовластию служили.

Трудились, радовались жизни,
Но канули - зачахли мысли.
Христовое пришло на царство,
Где лунный культ, а с ним коварство.

Боярин Тушин постарался,
И хапнул эти все богатства!
Потом дьячок перекупил,
Благов - назвался блудный сын.

Где он деньжишь нахапал столько,
Кого обворовал так горько?
Наверно так молился Богу, 
Вот Саваоф и дал дорогу….

Христос таких из храмов гнал,
Но Ветхий это обуздал.
Теперь христовое - подмена,
Но это всё ж другая тема.

А тут бывал Лжедмитрий два,
Где и Палицына рука.
Он был хозяином тогда,
Что предал ложного Царя.

За это Муром получил,
Там воеводой славно жил.
Но снова вотчину продал,
Данилову - дьячку отдал.

А тот построил тут церквушку,
Из камня эта побрякушка.
Покровом стала называться,
Где Богородице сдаваться.

Поп Симеон ей там служил, 
Просвирницы келья за ним. 
Она и помнит, что тут было,
Как христианство тут грешило.

Какие странные названья,
Какие страшные страданья!
Не описать, не рассказать,
Но чуждому опять кровать:

Отпанихидили по дьяку….
И новый Елизаров в «драку».
Потом тут Стрешнев Господин,
Аж двести пятьдесят за ним. 

Два века с половиной главный,
Дворянский Род, а он Державный!
На Евдокии Царь женился,
Михайло Фёдорыч влюбился.

Детей у них с десяток было,
А это солнцем и светило!…
Из них и Алексей Михалыч,
Царь будущий – пока Царевич.

Романовы, а с ними Стрешнев,
Весь Род его в служенье честном.
Царей четыре пережили,
И у Петра в дядьках ходили.

Венчали оного на царство,
А может в этом и коварство….
Не знаю, говорят Великий,
Но говорят ещё - двуликий.

Не мне судить, а вам решать,
Истории - ей развенчать. 
Ведь говорят, что настоящий
Под маской скрылся, как пропащий.

А подменённый зверем стал
И Русь на эшафот послал.
Устои, календарь порвал,
Споил народ, в рабы загнал.

Ну ладно, хватит вам о лунном,
О тяжком, страшном и безумном.
Давайте вспомним красоту,
Душевность и её мечту: 

Елизавета – дочь Петра,
Но Стрешнева, а не Царя.
По мужу Глебова она,
Вдовца законная жена.

Построил ей в подарок муж
Усадьбу–домик - праздник душ. 
Война сгубила эту сказку,
Где бомба сделала развязку.

Отечественной отголоски,
Война, фашизм – его «причёски».
Об этом сердце не забудет,
Но о другом пока пусть судит.

«Елизаветино» тут было,
Так память домик окрестила.
Екатерина тут была,
Великая честь отдала.

Тогда, когда мир заключили,
Кучук-Кайнарджийский освятили.
Вернее в этом и другом,
Где стиль ампир с его челом.

Картины там – родство с царицей,
Библиотека – радость птицей.
Скульптуры, стелы, анфилады,
Роскошные черты - услады.

Зверинец был, пруды, аллеи
И родничок с водичкой «белой».
«Царевной - Лебедем» зовётся,
И вам наверно приглянётся.

Другие есть, и вродь не хуже,
Сам не пивал – любитель лужи. 
Шучу, конечно, но вот так,
Уж извините - весельчак…

Но видеть всё вам не придётся,
Закрыта невидаль – сдаётся.
Охрана на часах стоит,
Глазком на двери говорит.

Ещё один царёк пришел,
Кто он такой, что тут нашел?
Неведомо-то никому,
Скажите - это почему?

Табличка есть – всё Государства,
Но где же всё его богатство?
Культура, чья и для кого,
Эх, Родина, скажи за что?

А тут история богата,
Для этого не надо злата.
Она для всех – всего народа,
А может канула свобода?

Опять царьки и господа,
Россия, ты ли для раба?
Народовластия хочу!
Скажите, это по плечу?

А может лучше спину гнуть,
Ворам служить, в рабах тонуть?
А детям что, куда их всех,
Скажите – это ли не грех?

Подумайте, и взвесьте слово,
Тернистая дорога снова….
Но будущее есть тогда,
А с существующим – беда!

Как много сплыло за границу,
Тут всё тома, а не страницы!
Бесследно канули святыни,
Но кто ответил за пустыни?

И с этими всё чехарда,
Застроят совесть, где душа.
Капитализм, он ядовит,
Останется бетон от гнид.

А тут и Карамзин творил,
Историю нам сохранил.
Сотрут всю память и о нём,
Запрячут, скроят сургучом.

Народ же быдло для господ,
Его такой же ждёт черёд.
Уже не сосчитать гробов,
Как деревень и городов.

А мы всё сопли утираем,
Ждём, верим свято, забываем.
А забывая, и прощаем, 
Ну и куда с таким причалим?

Пора одуматься, любя,
Зачем дана нам голова.
Зачем душа и святый Дух,
Когда же запоёт петух!?

Который клюнет всех царьков,
Врагов, разбойников, воров.
А может он не наш пока,
Зачем же Пушкина строка?

Нам говорят всё по закону,
Но подскажите, что за коном?
Один он был у нас всегда,
Где честь и советь на века!

А то, что есть, то новодел,
Скажу вам больше – беспредел!
Не хватит ли глумится зверю
И слушать жуть и ахинею?

Враньё достало до глубин,
Обман ворвался в наш овин.
Пора развеять эту ложь,
Но с неба вижу только дождь.

А Боги наши ждут и верят,
Когда до нас дойдёт, что сеют?
От нас готовы мысль принять,
Что мы хотим – ответь им Рать!

Яков Быль 2.06.2015

***

© Copyright: Яков Соломонович Быль - Смоленский, 2015

Регистрационный номер №0291725

от 3 июня 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0291725 выдан для произведения:
http://www.stihi.ru/2015/06/02/6482

Покровское-Стрешнево — бывшая подмосковная дворянская усадьба с прилегающим к ней парком, ныне на северо-западе Москвы. Другие названия — Покровское-Глебово и Глебово-Стрешнево. Включает господский дом в стиле классицизма и вотчинный храм XVII века.
http://ru-wiki.org/wiki/-()

Московская окраина
Душа для покаяния.
История глубокая,
Но стала одинокая….

Река и лес,... аль не здоровье?!
Поля, луга, где плодородье…
Деревня тут была когда-то,
Где люди жили, и богато.

Звалась Подъёлки с речкой Химки,
Прекрасные души картинки.
Сердечность, искренность цвела,
Ведизма корни и душа.

Мечтали искренне, любили,
Содружество Родов хранили.
Свободой, волей дорожили,
Народовластию служили.

Трудились, радовались жизни,
Но канули - зачахли мысли.
Христовое пришло на царство,
Где лунный культ, а с ним коварство.

Боярин Тушин постарался,
И хапнул эти все богатства!
Потом дьячок перекупил,
Благов - назвался блудный сын.

Где он деньжишь нахапал столько,
Кого обворовал так горько?
Наверно так молился Богу, 
Вот Саваоф и дал дорогу….

Христос таких из храмов гнал,
Но Ветхий это обуздал.
Теперь христовое - подмена,
Но это всё ж другая тема.

А тут бывал Лжедмитрий два,
Где и Палицына рука.
Он был хозяином тогда,
Что предал ложного Царя.

За это Муром получил,
Там воеводой славно жил.
Но снова вотчину продал,
Данилову - дьячку отдал.

А тот построил тут церквушку,
Из камня эта побрякушка.
Покровом стала называться,
Где Богородице сдаваться.

Поп Симеон ей там служил, 
Просвирницы келья за ним. 
Она и помнит, что тут было,
Как христианство тут грешило.

Какие странные названья,
Какие страшные страданья!
Не описать, не рассказать,
Но чуждому опять кровать:

Отпанихидили по дьяку….
И новый Елизаров в «драку».
Потом тут Стрешнев Господин,
Аж двести пятьдесят за ним. 

Два века с половиной главный,
Дворянский Род, а он Державный!
На Евдокии Царь женился,
Михайло Фёдорыч влюбился.

Детей у них с десяток было,
А это солнцем и светило!…
Из них и Алексей Михалыч,
Царь будущий – пока Царевич.

Романовы, а с ними Стрешнев,
Весь Род его в служенье честном.
Царей четыре пережили,
И у Петра в дядьках ходили.

Венчали оного на царство,
А может в этом и коварство….
Не знаю, говорят Великий,
Но говорят ещё - двуликий.

Не мне судить, а вам решать,
Истории - ей развенчать. 
Ведь говорят, что настоящий
Под маской скрылся, как пропащий.

А подменённый зверем стал
И Русь на эшафот послал.
Устои, календарь порвал,
Споил народ, в рабы загнал.

Ну ладно, хватит вам о лунном,
О тяжком, страшном и безумном.
Давайте вспомним красоту,
Душевность и её мечту: 

Елизавета – дочь Петра,
Но Стрешнева, а не Царя.
По мужу Глебова она,
Вдовца законная жена.

Построил ей в подарок муж
Усадьбу–домик - праздник душ. 
Война сгубила эту сказку,
Где бомба сделала развязку.

Отечественной отголоски,
Война, фашизм – его «причёски».
Об этом сердце не забудет,
Но о другом пока пусть судит.

«Елизаветино» тут было,
Так память домик окрестила.
Екатерина тут была,
Великая честь отдала.

Тогда, когда мир заключили,
Кучук-Кайнарджийский освятили.
Вернее в этом и другом,
Где стиль ампир с его челом.

Картины там – родство с царицей,
Библиотека – радость птицей.
Скульптуры, стелы, анфилады,
Роскошные черты - услады.

Зверинец был, пруды, аллеи
И родничок с водичкой «белой».
«Царевной - Лебедем» зовётся,
И вам наверно приглянётся.

Другие есть, и вродь не хуже,
Сам не пивал – любитель лужи. 
Шучу, конечно, но вот так,
Уж извините - весельчак…

Но видеть всё вам не придётся,
Закрыта невидаль – сдаётся.
Охрана на часах стоит,
Глазком на двери говорит.

Ещё один царёк пришел,
Кто он такой, что тут нашел?
Неведомо-то никому,
Скажите - это почему?

Табличка есть – всё Государства,
Но где же всё его богатство?
Культура, чья и для кого,
Эх, Родина, скажи за что?

А тут история богата,
Для этого не надо злата.
Она для всех – всего народа,
А может канула свобода?

Опять царьки и господа,
Россия, ты ли для раба?
Народовластия хочу!
Скажите, это по плечу?

А может лучше спину гнуть,
Ворам служить, в рабах тонуть?
А детям что, куда их всех,
Скажите – это ли не грех?

Подумайте, и взвесьте слово,
Тернистая дорога снова….
Но будущее есть тогда,
А с существующим – беда!

Как много сплыло за границу,
Тут всё тома, а не страницы!
Бесследно канули святыни,
Но кто ответил за пустыни?

И с этими всё чехарда,
Застроят совесть, где душа.
Капитализм, он ядовит,
Останется бетон от гнид.

А тут и Карамзин творил,
Историю нам сохранил.
Сотрут всю память и о нём,
Запрячут, скроят сургучом.

Народ же быдло для господ,
Его такой же ждёт черёд.
Уже не сосчитать гробов,
Как деревень и городов.

А мы всё сопли утираем,
Ждём, верим свято, забываем.
А забывая, и прощаем, 
Ну и куда с таким причалим?

Пора одуматься, любя,
Зачем дана нам голова.
Зачем душа и святый Дух,
Когда же запоёт петух!?

Который клюнет всех царьков,
Врагов, разбойников, воров.
А может он не наш пока,
Зачем же Пушкина строка?

Нам говорят всё по закону,
Но подскажите, что за коном?
Один он был у нас всегда,
Где честь и советь на века!

А то, что есть, то новодел,
Скажу вам больше – беспредел!
Не хватит ли глумится зверю
И слушать жуть и ахинею?

Враньё достало до глубин,
Обман ворвался в наш овин.
Пора развеять эту ложь,
Но с неба вижу только дождь.

А Боги наши ждут и верят,
Когда до нас дойдёт, что сеют?
От нас готовы мысль принять,
Что мы хотим – ответь им Рать!

Яков Быль 2.06.2015

***
Рейтинг: +1 382 просмотра
Комментарии (2)
Сергей Маслов # 12 октября 2015 в 16:29 0
Отличный исторический экскурс - красиво и ёмко! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Яков Соломонович Быль - Смоленский # 13 октября 2015 в 12:09 0
Благодарю. Это место хотим сделать новым плацдармом для фестиваля "Наследие предков" https://vk.com/nasledie_predkov_2015

 

Популярные стихи за месяц
139
133
129
104
102
99
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
89
78
78
77
76
76
70
69
67
67
65
65
64
62
60
МУЗА 27 августа 2017 (Константин Батурин)
59
59
56
53
53
52
48
47
35