Память

17 октября 2013 - Андрей Фурман
                                                   "Посвящаю тем, кто подвергся
                                                    репрессиям и преследованиям в 33-37
                                                    годах в эпоху Сталина и безвременно
                                                    канул в вихре кровавых событий!
                                                    Памяти политкаторжан всех времён
                                                    и народов! Героям и стоикам мысли!"
                                               


На нас давно поставили кресты
Из общих аннулировали списков,
Но в папках набухающих листы
Чернели от излишества приписок,

А ротозеи долго потешались:
Скулили, усмехались, как могли.
Они над нами бойко издевались
И даже было - чуть ли не сожгли.

Закончилось ошейником и клеткой –
Тупой тоской бетона и души,
«Пижамой» полосатою с пометкой,
Которую не снимешь во всю жизнь!

Я отбываю… мне ещё сидеть!
Ещё пять вёсен медленной улиткой
Сходить с ума, смеяться и лысеть,
И наглотаться мусора с избытком.

Ещё пять вёсен, жутких как зима:
Остался выход – лезть на «ток» и пули.
Я знаю – это будет «верный мат».
И мы на эту глупость не рискнули.

Да, жизнь сильней и побеждает смерть
И что бы там другие не сказали –
Как важно под ногами видеть твердь,
Пусть даже и глаза бы завязали!

Терпенье – вот чего не достаёт
На воле нам!.. А тут его в избытке!
С обломанными крыльями в полёт,
Как посмеяться, уходя на пытку.

Не думайте! Я лишнего ни-ни;
Всё, что достойно смертного – и только.
Я часто слышу, как в бреду - звенит 
В бубенчик юридическая тройка.

А воронья не счесть на проводах.
Махают крыльями, кричат, чего-то ищут.
А летом соловьи поют в садах
И воробьи на поисках за пищей.

Кровавый след оставили в веках,
Руками грязными свободу замарали.
Зачем? Зачем сорвался вниз Икар,
Когда взметнул он в голубые дали?

Не истина, а злоба держит мир
В стальных своих «ежовых» рукавицах.
У них – кто выше, тот и есть кумир,
Сияющий при бантах и петлицах

У них – кто выше, тот и прав!
Закон для всех един. Но Боже…ж,
А в поисках огня и слав
Ты горький жребий подытожишь.

И чтит рука чужие письмена,
Листает память вещие страницы…
Но даже кровь не смоет имена,
Не озарит кровавая десница.

Любви, добра – не за морем ищи,
Не идолам ночами поклоняйся…
Греми гроза, да ливень бей, хлещи.
И не скитайся по земле, не майся...

Как много вас там полегло, друзья,
Безвременно, бесславно путь окончив.
Когда уйдёшь, назад смотреть нельзя,
И нет плода заветнее и горче

Мудрец сказал: "Да будет светел день,
Когда земля покроется цветами,
Когда в прохладную и царственную сень
Войдёте, ослеплённые лучами!"

Мудрец сказал: « Да будет скорби день,
Когда земля затянется болотом,
И солнца луч с кровавой позолотой
Не осветит тогда немую тень.

Войдите страждущие! Отвори врата!
Царь-град сегодня всех вас принимает.
И ты оглянешься тогда, а там -
Невинные на плахах умирают.

И плачет грусть, и скорбь слезами плачет,
И небо тоже напряглось от боли.
Нам путь закрыли и уж нет удачи,
И спят в земле и разум твой, и воля.

Я эти сны, как письма, берегу.
Они приходят часто мне ночами,
Луна засветит мёртвыми очами
И заискрится блеском на снегу.

А конвоиры с каменным лицом
Кого-нибудь уводят и приводят.
И пахнет не сиренью, а свинцом,
Когда стоят солдатики на взводе.

© Copyright: Андрей Фурман, 2013

Регистрационный номер №0164739

от 17 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0164739 выдан для произведения:                                                    "Посвящаю тем, кто подвергся
                                                    репрессиям и преследованиям в 33-37
                                                    годах в эпоху Сталина и безвременно
                                                    канул в вихре кровавых событий!
                                                    Памяти политкаторжан всех времён
                                                    и народов! Героям и стоикам мысли!"
                                               


На нас давно поставили кресты
Из общих аннулировали списков,
Но в папках набухающих листы
Чернели от излишества приписок,

А ротозеи долго потешались:
Скулили, усмехались, как могли.
Они над нами бойко издевались
И даже было - чуть ли не сожгли.

Закончилось ошейником и клеткой –
Тупой тоской бетона и души,
«Пижамой» полосатою с пометкой,
Которую не снимешь во всю жизнь!

Я отбываю… мне ещё сидеть!
Ещё пять вёсен медленной улиткой
Сходить с ума, смеяться и лысеть,
И наглотаться мусора с избытком.

Ещё пять вёсен, жутких как зима:
Остался выход – лезть на «ток» и пули.
Я знаю – это будет «верный мат».
И мы на эту глупость не рискнули.

Да, жизнь сильней и побеждает смерть
И что бы там другие не сказали –
Как важно под ногами видеть твердь,
Пусть даже и глаза бы завязали!

Терпенье – вот чего не достаёт
На воле нам!.. А тут его в избытке!
С обломанными крыльями в полёт,
Как посмеяться, уходя на пытку.

Не думайте! Я лишнего ни-ни;
Всё, что достойно смертного – и только.
Я часто слышу, как в бреду - звенит 
В бубенчик юридическая тройка.

А воронья не счесть на проводах.
Махают крыльями, кричат, чего-то ищут.
А летом соловьи поют в садах
И воробьи на поисках за пищей.

Кровавый след оставили в веках,
Руками грязными свободу замарали.
Зачем? Зачем сорвался вниз Икар,
Когда взметнул он в голубые дали?

Не истина, а злоба держит мир
В стальных своих «ежовых» рукавицах.
У них – кто выше, тот и есть кумир,
Сияющий при бантах и петлицах

У них – кто выше, тот и прав!
Закон для всех един. Но Боже…ж,
А в поисках огня и слав
Ты горький жребий подытожишь.

И чтит рука чужие письмена,
Листает память вещие страницы…
Но даже кровь не смоет имена,
Не озарит кровавая десница.

Любви, добра – не за морем ищи,
Не идолам ночами поклоняйся…
Греми гроза, да ливень бей, хлещи.
И не скитайся по земле, не майся...

Как много вас там полегло, друзья,
Безвременно, бесславно путь окончив.
Когда уйдёшь, назад смотреть нельзя,
И нет плода заветнее и горче

Мудрец сказал: "Да будет светел день,
Когда земля покроется цветами,
Когда в прохладную и царственную сень
Войдёте, ослеплённые лучами!"

Мудрец сказал: « Да будет скорби день,
Когда земля затянется болотом,
И солнца луч с кровавой позолотой
Не осветит тогда немую тень.

Войдите страждущие! Отвори врата!
Царь-град сегодня всех вас принимает.
И ты оглянешься тогда, а там -
Невинные на плахах умирают.

И плачет грусть, и скорбь слезами плачет,
И небо тоже напряглось от боли.
Нам путь закрыли и уж нет удачи,
И спят в земле и разум твой, и воля.

Я эти сны, как письма, берегу.
Они приходят часто мне ночами,
Луна засветит мёртвыми очами
И заискрится блеском на снегу.

А конвоиры с каменным лицом
Кого-нибудь уводят и приводят.
И пахнет не сиренью, а свинцом,
Когда стоят солдатики на взводе.
Рейтинг: +2 108 просмотров
Комментарии (1)
Владимир Проскуров # 19 октября 2013 в 23:10 +1
Отстроили за пятилетки индУстрию, колхоз и – детки,
Учились грамоте с отцами, но мы ХОЗЯИНА прогнали,
Все отобрали и сослали, ГУЛАГ осваивать советский,
А генерала расстреляли, сказали он шпион немецкий.
Популярные стихи за месяц
117
113
102
98
96
96
91
90
82
80
79
73
71
69
67
66
66
64
64
63
61
58
58
56
56
54
54
52
51
48