Ольга

12 марта 2014 - Алекандр Анис

Ольга

Чистое,

светлое имя.

Сразу вспомнилась Русь.

Ольга –

Святая княгиня,

Россия –

Нежная грусть.

Я грущу по березам и рощам.

О церквях златоглавых грущу.

О восходе лазурном,

а проще…

О России далекой грущу.

Я тоскую о Доне привольном,

о раздолье лугов и полей,

Вдалеке мне становится больно,

и с годами тоскую сильней.

Услыхать, как стрекочут сороки,

пробежать, приминая ковыль.

Ромашку сорвать у дороги,

вдыхая дорожную пыль.

Так версту за верстою шагая,

у погоста присесть, отдохнуть.

О, Россия!

Моя дорогая,

как тобою хочу я вздохнуть.

Зайду я в любую церквушку,

разбужу я хмельного попа.

И скажу:

«Отче наш,

Окрести

наконец-то меня».

Хоть и нехристь все годы,

но Веру в Россию сберег.

И пронес,

как любовь, сквозь невзгоды,

вот как есть.

Принимай меня, Бог!

На чужбине вся жизнь закавыкой.

Все не то, все не так для души.

Так устал быть горемыкой

в азиатской глуши.

Пожалуй, здесь тоже красиво:

Гульнара, Гульжан, Мухабат.

И горы заснежены диво,

прекрасен пунцовый закат.

Здесь есть сладострастная радость,

что вязнет томленно в зубах.

Она превращается в тягость,

в ней тонешь, как в зыбких песках.

Россия, конечно, построже.

Мокрый снег зимой не пойдет.

Может тем она и дороже,

что суровою жизнью живет.

Ташкент.1991 г.

© Copyright: Алекандр Анис, 2014

Регистрационный номер №0200193

от 12 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0200193 выдан для произведения:

Ольга

Чистое,

светлое имя.

Сразу вспомнилась Русь.

Ольга –

Святая княгиня,

Россия –

Нежная грусть.

Я грущу по березам и рощам.

О церквях златоглавых грущу.

О восходе лазурном,

а проще…

О России далекой грущу.

Я тоскую о Доне привольном,

о раздолье лугов и полей,

Вдалеке мне становится больно,

и с годами тоскую сильней.

Услыхать, как стрекочут сороки,

пробежать, приминая ковыль.

Ромашку сорвать у дороги,

вдыхая дорожную пыль.

Так версту за верстою шагая,

у погоста присесть, отдохнуть.

О, Россия!

Моя дорогая,

как тобою хочу я вздохнуть.

Зайду я в любую церквушку,

разбужу я хмельного попа.

И скажу:

«Отче наш,

Окрести

наконец-то меня».

Хоть и нехристь все годы,

но Веру в Россию сберег.

И пронес,

как любовь, сквозь невзгоды,

вот как есть.

Принимай меня, Бог!

На чужбине вся жизнь закавыкой.

Все не то, все не так для души.

Так устал быть горемыкой

в азиатской глуши.

Пожалуй, здесь тоже красиво:

Гульнара, Гульжан, Мухабат.

И горы заснежены диво,

прекрасен пунцовый закат.

Здесь есть сладострастная радость,

что вязнет томленно в зубах.

Она превращается в тягость,

в ней тонешь, как в зыбких песках.

Россия, конечно, построже.

Мокрый снег зимой не пойдет.

Может тем она и дороже,

что суровою жизнью живет.

Ташкент.1991 г.
Рейтинг: 0 75 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!