ГлавнаяСтихиЛирикаГражданская лирика → Мои забытые сказания. Моей души тяжёлый груз

Мои забытые сказания. Моей души тяжёлый груз

24 августа 2021 - Григорий Хохлов

Моей души тяжёлый груз

Посвящается роду Хохловых

 

Прийти могилам поклониться,

Проехав через весь Союз,

Чтоб снова в детство окунуться,

Моей души тяжёлый груз…

С годами всё весомей,

Всё гнёт, всё давит он…

Вернуться в край родимый,

Где дед и прадед был рождён.

И их никогда мои не знали дети,

И я видел в детстве лишь отца,

Такая наша странная судьба,

И никогда не видел деда,

Он похоронен был в саду,

Что посажен был его руками,

Привыкшими к тяжёлому труду,

Что только нежности не знали.

И пчёл любил он разводить,

Дарить им радость жизни,

И сыновей учил дома рубить,

Везде творить добро прилежно…

Немало было тех домов

В округе, что они срубили,

Что стоило немало им трудов

Лишь бы весело там жили…

Но только им самим не зажилось,

Их кругом теперь могилы,

И нет теперь уж тех домов,

А сёла людные ведь были.

Здесь людям весело жилось,

Они трудились, пили и гуляли.

И так же весело по праздникам чудили.

Сам свидетелем я был, Когда в гостях та были,

Как праздновали праздники тогда.

Не помню, что за праздник был,

А только помню, что-то городили,

И мы всей ватагой до утра чудили.

Я помню, как веселилась молодёжь,

И как шумело всё село, и правда улей,

Его ведь только растревожь,

И только утро нас шкодников угомонило.

Двоюродные сёстры, братья,

Мы стали все тогда роднее,

Всю жизнь прожить бы так,

Но судьбе всегда виднее.

Тогда уехал я с сестрой домой,

С могилою отца простились,

И только дома догнала беда.

Сестра Наташа с жизнью распрощалась.

Красавица, ей бы жить да жить,

Всего семнадцать лет ей было,

И было от чего тут зарыдать

И долго мы с сестрою слёзы лили.

А время птицею летит,

Оно и устали не знает,

И некому его остановить.

Мы вдаль всё время рвались.

Мне тридцать семь уже,

А было лет пятнадцать,

И вот нам свидеться пришлось,

Не узнают двоюродные братья.

Уже нет Виктора в живых,

И смерть его трагична,

Её он встретил на ногах,

И так уснул навечно.

- Сергей, братишка, наливай,

Помянем родных немножко,

Здесь обрели они покой,

А нам он снится только.

Как снятся брат, сестра и тёти наши,

Так же дядьки и родня…

Так пей, Сергей, до дна,

Нам жизнь одна дана,

А сегодня помянем умерших,

Найдём могилку моего отца,

И в саду проведаем мы деда

И снова мы бредём, как когда-то

По местам знакомым

Как всё здесь одичало,

Здесь был когда-то дом

Сергей родился в нём,

Виктор, Николай, Наташа,

И мы гостили в нём,

И нас встречала тётя Зина наша.

И нет уже колодца у ручья,

Остался родничок лишь малый,

Я из него напьюсь воды,

Приехав из бесконечной дали.

И сад зарос и одичал уже,

Могилку отца еле отыскали,

Мы укрупняли сёла все тогда,

И крестьян с земли согнали.

И хорошо, что ты не дожил дед,

На своей земле ты был хозяин.

Крестьянину всё сделали во вред.

Чиновник - враг земле, не барин.

Прости нас дедушка, прости,

Земля тебе пусть будет пухом,

Твой будет сад ещё цвести,

И не перевелась пчела над лугом.

А к моему отцу пришли,

Уж солнце было на закате,

Я должен был сюда прийти,

Но как-то всё не получалось.

Здесь у отца была семья,

А наша первая распалась,

Уехали на Дальний мы Восток,

И там мы жить остались.

И сёстры есть, и братья есть,

Все по отцу они родные,

И только нет у нас у всех отца,

Мы все свиделись впервые.

Нам есть о чём грустить.

Отцу бы жить да жить,

Нам счёты незачем сводить,

Мы все осиротели рано…

Ну что проведали мы всех,

Всех наших мёртвых и живых,

И если бы не ты, Сергей,

То вряд ли я нашёл бы их,

Да и погода вроде бы не шутит:

То ветер злобно тучи крутит,

То мелким сыпанёт дождём

И мы тебя, природа не поймём.

Казнишь ты нас или ругаешь,

Или вместе с нами ты грустишь,

Поверий старых мы не знаем,

Но всё же неприятно под дождём.

И вот в тепле у Алексея,

Как сильно изменился он,

Атаман разбойничьей ватаги,

Что был в романтику влюблён,

Где детства наши золотые годы,

И премного утекло воды,

Туда никак ты не вернёшься…

И столько нет в живых родни…

Но наша память всех их оживляет,

И нашими устами говорит,

Не часто в жизни так бывает,

Но если сильно хочешь – оживит!

Ведь в сердце нет умерших,

Пока хоть кто-то жив из нас,

Как нет безвременно усопших.

Мы доживаем лишь за вас,

Работаем и праздники встречаем,

Детей растим и говорим о вас,

И грусть порой преодолеваем,

Но часто в жизни не хватает нас…

Один дед на кучу внуков,

И того крепко поцарапала война.

За всех живи ты, дядь Володя,

Живи так лет до ста и более,

И за сестёр своих, и за отца,

За прадеда, и дядек наших,

За всех своих родных,

Сто век свой не дожили до конца.

И к вам я , братья, обращаюсь:

Я хочу, чтоб наши дети

Уже не растерялись никогда.

Счастливой пожелайте мне дороги,

Сведёт ли нас ещё судьба ?!

1990 год.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Григорий Хохлов, 2021

Регистрационный номер №0497678

от 24 августа 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0497678 выдан для произведения:

Моей души тяжёлый груз

Посвящается роду Хохловых

 

Прийти могилам поклониться,

Проехав через весь Союз,

Чтоб снова в детство окунуться,

Моей души тяжёлый груз…

С годами всё весомей,

Всё гнёт, всё давит он…

Вернуться в край родимый,

Где дед и прадед был рождён.

И их никогда мои не знали дети,

И я видел в детстве лишь отца,

Такая наша странная судьба,

И никогда не видел деда,

Он похоронен был в саду,

Что посажен был его руками,

Привыкшими к тяжёлому труду,

Что только нежности не знали.

И пчёл любил он разводить,

Дарить им радость жизни,

И сыновей учил дома рубить,

Везде творить добро прилежно…

Немало было тех домов

В округе, что они срубили,

Что стоило немало им трудов

Лишь бы весело там жили…

Но только им самим не зажилось,

Их кругом теперь могилы,

И нет теперь уж тех домов,

А сёла людные ведь были.

Здесь людям весело жилось,

Они трудились, пили и гуляли.

И так же весело по праздникам чудили.

Сам свидетелем я был, Когда в гостях та были,

Как праздновали праздники тогда.

Не помню, что за праздник был,

А только помню, что-то городили,

И мы всей ватагой до утра чудили.

Я помню, как веселилась молодёжь,

И как шумело всё село, и правда улей,

Его ведь только растревожь,

И только утро нас шкодников угомонило.

Двоюродные сёстры, братья,

Мы стали все тогда роднее,

Всю жизнь прожить бы так,

Но судьбе всегда виднее.

Тогда уехал я с сестрой домой,

С могилою отца простились,

И только дома догнала беда.

Сестра Наташа с жизнью распрощалась.

Красавица, ей бы жить да жить,

Всего семнадцать лет ей было,

И было от чего тут зарыдать

И долго мы с сестрою слёзы лили.

А время птицею летит,

Оно и устали не знает,

И некому его остановить.

Мы вдаль всё время рвались.

Мне тридцать семь уже,

А было лет пятнадцать,

И вот нам свидеться пришлось,

Не узнают двоюродные братья.

Уже нет Виктора в живых,

И смерть его трагична,

Её он встретил на ногах,

И так уснул навечно.

- Сергей, братишка, наливай,

Помянем родных немножко,

Здесь обрели они покой,

А нам он снится только.

Как снятся брат, сестра и тёти наши,

Так же дядьки и родня…

Так пей, Сергей, до дна,

Нам жизнь одна дана,

А сегодня помянем умерших,

Найдём могилку моего отца,

И в саду проведаем мы деда

И снова мы бредём, как когда-то

По местам знакомым

Как всё здесь одичало,

Здесь был когда-то дом

Сергей родился в нём,

Виктор, Николай, Наташа,

И мы гостили в нём,

И нас встречала тётя Зина наша.

И нет уже колодца у ручья,

Остался родничок лишь малый,

Я из него напьюсь воды,

Приехав из бесконечной дали.

И сад зарос и одичал уже,

Могилку отца еле отыскали,

Мы укрупняли сёла все тогда,

И крестьян с земли согнали.

И хорошо, что ты не дожил дед,

На своей земле ты был хозяин.

Крестьянину всё сделали во вред.

Чиновник - враг земле, не барин.

Прости нас дедушка, прости,

Земля тебе пусть будет пухом,

Твой будет сад ещё цвести,

И не перевелась пчела над лугом.

А к моему отцу пришли,

Уж солнце было на закате,

Я должен был сюда прийти,

Но как-то всё не получалось.

Здесь у отца была семья,

А наша первая распалась,

Уехали на Дальний мы Восток,

И там мы жить остались.

И сёстры есть, и братья есть,

Все по отцу они родные,

И только нет у нас у всех отца,

Мы все свиделись впервые.

Нам есть о чём грустить.

Отцу бы жить да жить,

Нам счёты незачем сводить,

Мы все осиротели рано…

Ну что проведали мы всех,

Всех наших мёртвых и живых,

И если бы не ты, Сергей,

То вряд ли я нашёл бы их,

Да и погода вроде бы не шутит:

То ветер злобно тучи крутит,

То мелким сыпанёт дождём

И мы тебя, природа не поймём.

Казнишь ты нас или ругаешь,

Или вместе с нами ты грустишь,

Поверий старых мы не знаем,

Но всё же неприятно под дождём.

И вот в тепле у Алексея,

Как сильно изменился он,

Атаман разбойничьей ватаги,

Что был в романтику влюблён,

Где детства наши золотые годы,

И премного утекло воды,

Туда никак ты не вернёшься…

И столько нет в живых родни…

Но наша память всех их оживляет,

И нашими устами говорит,

Не часто в жизни так бывает,

Но если сильно хочешь – оживит!

Ведь в сердце нет умерших,

Пока хоть кто-то жив из нас,

Как нет безвременно усопших.

Мы доживаем лишь за вас,

Работаем и праздники встречаем,

Детей растим и говорим о вас,

И грусть порой преодолеваем,

Но часто в жизни не хватает нас…

Один дед на кучу внуков,

И того крепко поцарапала война.

За всех живи ты, дядь Володя,

Живи так лет до ста и более,

И за сестёр своих, и за отца,

За прадеда, и дядек наших,

За всех своих родных,

Сто век свой не дожили до конца.

И к вам я , братья, обращаюсь:

Я хочу, чтоб наши дети

Уже не растерялись никогда.

Счастливой пожелайте мне дороги,

Сведёт ли нас ещё судьба ?!

1990 год.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
Рейтинг: +1 53 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!