ГлавнаяПоэзияЛирикаГражданская лирика → Казнь Долгоруких (из исторического романа в стихах "Опала")

 

Казнь Долгоруких (из исторического романа в стихах "Опала")

9 августа 2013 - Валерий Русин
article152078.jpg
Долгорукий И.А, князь, обер-камергер. Неизвестный художник
 
Казнь Долгоруких
 (из исторического романа в стихах «Опала»)
                     

                           19 ноября 1739 г., предместье Великого Новгорода
Многострадальный город русский
Великий Новогород был выбран
Их местом казни. Ныне грустных
Князей везли уже не к дыбам,
А к плахе страшной, к эшафоту,
Что был воздвигнут в одночасье
В версте от града у болота
И кладбища для всех несчастных.
Там хоронили только бедных
Людей, безродных, неизвестных,
Казнённых, спившихся, бесследно
В скудельнях сгинувших, неместных.

 
 
А день был хмур – под стать событью,
И небеса рыдали снегом,
Валился он с упрямой прытью
В пространстве призрачном над брегом.
И лохмы белые покрыли
Уже и плаху, и пригорок,
Где кучка страждущих застыла
И взор был каждого в ней горек.
 
 
Начали действо с экзекуций –
Кнутом стегали братьев меньших
Ивана-князя. Кат искусный (И.А. Долгорукий, князь, фаворит покойного императора Петра II)
Им кожу рвал, осатаневший.
Звучали хлёсткие удары
И стоном глотки отзывались,
И ужасающим загаром
Багровым спины покрывались.
И брызги алые ложились
На снег дымящейся капелью,
А мухи белые кружились
И в раны билися метелью.
 
 
Николу-брата двое дюжих
Солдат, глумясь, потом держали,
А кат из уст его наружу
Щипцами плоть тянул, как жало,
И страшно вытянув, отрезал
Язык ножом своим поганым!
Завыл, взметнулся парень бесом
И красным харкнул на поляну…
 
 
…И вот уже красавец броский
Василь Лукич, не молвив слова, (князь В.Л. Долгорукий)
Упал на дьявольские доски
И ждал мгновенья рокового.
Топор огромный и блестящий
Взлетел над князем и завис,
И злой детина его в хрящик
Меж позвонков ударил вниз!
Глава седая покатилась,
Кровава хлынула струя
И кость блеснула, и забились
В испуге жутком братовья.
Дымилась кровь на эшафоте,
Густела быстро на ветру.
В утробу пал князь живоглота,
Усладой став его нутру…
 
 
…И вновь топор по шеям хряскал
И главы падали, стуча.
На лике каждом смерти маска
И ужас виделся в очах.
Но казни лютой, самой страшной
Был тут подвергнут под конец
Племянник жертв и муж Наташи, (Н.Б. Долгорукая-Шереметева)
Непутный рода их птенец,
Иван Лексеич Долгорукий.
Распяв беднягу на кресте,
Его сготовили для муки…
…………………………..
…Махнул платочком инквизитор (А.И. Ушаков, генерал, начальник Тайной канцелярии)
И действо злое началось:
Взлетел топор, остёр как бритва,
И хряском всем отозвалось.
Рука отрубленная тотчас
В корыто сброшена с доски.
Иван, от боли жуткой корчась,
Молитв выкрикивал куски.
Удар опять – и полетела
Нога в посудину, блеснув
На срубе костью, и вспотело
Лицо несчастного, пугнув
Очами дикими, орущим
Молитву, пены полным, ртом,
Багрова снег покрыла гуща
Под окровавленным крестом.
 
 
Руки он правой отсеченье
Ещё воспринял наяву
И впал в беспамятство – мученья
Теперь неведомы ему.
А действо злое продолжалось.
Конечность кат укоротив,
Бедра оставил князю малость,
В обрубок тело превратив.
Главу другой оттяпал ловко
И к членам рубленым швырнул.
А дело сделав, все три «волка»
Ушли в неистовый загул…

 


© Copyright: Валерий Русин, 2013

Регистрационный номер №0152078

от 9 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0152078 выдан для произведения:

Казнь Долгоруких
 (из исторического романа в стихах «Опала»)
                     

                           19 ноября 1739 г., предместье Великого Новгорода
Многострадальный город русский
Великий Новогород был выбран
Их местом казни. Ныне грустных
Князей везли уже не к дыбам,
А к плахе страшной, к эшафоту,
Что был воздвигнут в одночасье
В версте от града у болота
И кладбища для всех несчастных.
Там хоронили только бедных
Людей, безродных, неизвестных,
Казнённых, спившихся, бесследно
В скудельнях сгинувших, неместных.

А день был хмур – под стать событью,
И небеса рыдали снегом,
Валился он с упрямой прытью
В пространстве призрачном над брегом.
И лохмы белые покрыли
Уже и плаху, и пригорок,
Где кучка страждущих застыла
И взор был каждого в ней горек.

Начали действо с экзекуций –
Кнутом стегали братьев меньших
Ивана-князя. Кат искусный (И.А. Долгорукий, князь, фаворит покойного императора Петра II)
Им кожу рвал, осатаневший.
Звучали хлёсткие удары
И стоном глотки отзывались,
И ужасающим загаром
Багровым спины покрывались.
И брызги алые ложились
На снег дымящейся капелью,
А мухи белые кружились
И в раны билися метелью.

Николу-брата двое дюжих
Солдат, глумясь, потом держали,
А кат из уст его наружу
Щипцами плоть тянул, как жало,
И страшно вытянув, отрезал
Язык ножом своим поганым!
Завыл, взметнулся парень бесом
И красным харкнул на поляну…

…И вот уже красавец броский
Василь Лукич, не молвив слова, (князь В.Л. Долгорукий)
Упал на дьявольские доски
И ждал мгновенья рокового.
Топор огромный и блестящий
Взлетел над князем и завис,
И злой детина его в хрящик
Меж позвонков ударил вниз!
Глава седая покатилась,
Кровава хлынула струя
И кость блеснула, и забились
В испуге жутком братовья.
Дымилась кровь на эшафоте,
Густела быстро на ветру.
В утробу пал князь живоглота,
Усладой став его нутру…

…И вновь топор по шеям хряскал
И главы падали, стуча.
На лике каждом смерти маска
И ужас виделся в очах.
Но казни лютой, самой страшной
Был тут подвергнут под конец
Племянник жертв и муж Наташи, (Н.Б. Долгорукая-Шереметева)
Непутный рода их птенец,
Иван Лексеич Долгорукий.
Распяв беднягу на кресте,
Его сготовили для муки…
…………………………..
…Махнул платочком инквизитор (А.И. Ушаков, генерал, начальник Тайной канцелярии)
И действо злое началось:
Взлетел топор, остёр как бритва,
И хряском всем отозвалось.
Рука отрубленная тотчас
В корыто сброшена с доски.
Иван, от боли жуткой корчась,
Молитв выкрикивал куски.
Удар опять – и полетела
Нога в посудину, блеснув
На срубе костью, и вспотело
Лицо несчастного, пугнув
Очами дикими, орущим
Молитву, пены полным, ртом,
Багрова снег покрыла гуща
Под окровавленным крестом.

Руки он правой отсеченье
Ещё воспринял наяву
И впал в беспамятство – мученья
Теперь неведомы ему.
А действо злое продолжалось.
Конечность кат укоротив,
Бедра оставил князю малость,
В обрубок тело превратив.
Главу другой оттяпал ловко
И к членам рубленым швырнул.
А дело сделав, все три «волка»
Ушли в неистовый загул…

 


Рейтинг: 0 434 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!