ГлавнаяПоэзияЛирикаГражданская лирика → Иван Болотников (из исторического романа в стихах "Смута")

 

Иван Болотников (из исторического романа в стихах "Смута")

11 августа 2013 - Валерий Русин
article152282.jpg

Э. Лисснер. Битва войска И. Болотникова с царской армией


Иван Болотников. Часть 1
Из исторического романа в стихах «Смута»

                         Конец мая - сентябрь 1605 г., Литва – Московское государство
…«Димитрий» новый и в Самборе (дворянин Михаил Молчанов, любимец-слуга  убитого Лжедмитрия I) 
Затворником сидел в дому,
Уже под пристальные взоры
Не попадаясь никому.
А объяснялось это просто –
Не походил он на царя,
И ликом смугл, и выше ростом,
И волос чёрен, как земля.
А Мишку, «Дмитрия» любимца,
Знавали многие в лицо,
Поэтому злодей боится
И выйти даже на крыльцо.

Но был бы он таким же дерзким,
Как убиенный удалец, (Лжедмитрий)
То отыскал повод веский
Открыто биться за венец!
А так остался интриганом
Молчанов мелким и лгуном,
Одним из самых окаянных
Людей в отечестве родном.
Однако в доме воеводы                
Обманщик гоголем  ходил 
И обращеньями к народу
Себя неистово трудил, 
И вправе был он назначенья
В кругу своём производить,
Коль мог свои все порученья
Печатью царскою скрепить. (перед бегством он украл эту печать)


Заботой главной его было
Лихого выбрать вожака,
Кого бы войско возлюбило,
Как государева дружка.
И чтоб вояка был он знатный
И прозорливый командир,
В общенье был чтобы приятным,
А не глумился как Сатир.
Но не по вызову явился
Иван Болотников, а сам,
Узнав, что «Дмитрий» возродился
И поднял бунта паруса…
                   


…Холоп Телятевского-князя,
Бежал он к вольным казакам
И в их участвовал проказах,
Разбоем тешася пока.
И дух в нём истинно бунтарский
Сей образ жизни породил,
Но час пришёл и в плен татарский
Лихой разбойник угодил.
А после туркам был он продан
И на галерах бедовал,
В морских сражениях в те годы
Участье даже принимал.
Когда же туркам итальянцы
Урон сумели нанести,
То беды кончились страдальца –
Свободу смог он обрести!


Уже казачьим атаманом
В Россию прибыл наш герой,
И не в пример иным смутьянам,
С народом лишь путь видел свой.
Ивана слух о государе,
В Литве  ожившем, всполошил (им назвался Михаил Молчанов)
И враг он первостный боярам,
В Самбор отправиться решил. (в Самборе жила семья Мнишеков)                      
Торжественно Ивана встретил
В покоях «тестя» Михаил (отца Марины – воеводы Юрия Мнишека)
И словом ласковым приветив,
Вождём казачьим утвердил.
Потом направил к Шаховскому, (князь Г. Шаховской, воевода в Путивле)
Как эмиссара своего:
«…И глас его подобен грому,
И не боится никого!
А коли был он на чужбине
Все годы эти далеко,
Царя не видел он в помине. (Лжедмитрия I, убитого 17 мая 1606 г.)
И обмануть его легко…» 
                                                       

…Восстанья волны расходились                
По всей России в эти дни,
Она бурлила и мутилась,
Котлу кипящему сродни.
Повсюду Шуйского и клику (царь всея Руси В.И. Шуйский)
Низы ругали почём зря 
И за мятеж в столице дикий,
И за убитого царя.
Особо в Северской Украйне
Восстанье силу набрало,
Повстанцы коли там недавние
Своё топорщили крыло.
И мести царской опасались
За злые с «Дмитрием» дела,
В Путивле рать их собиралась,
И выступления ждала.
Бывал сей город ведь и раньше
Столицей русских бунтарей,
Четыре месяца в нём страшных
Сидел чуднейший из царей.
На юге – в Астрахани даже
Возникли смута и разброд,
Где Хворостинин, князь отважный, (князь И.Д. Хворостинин, астраханский воевода)
Поднять сподобился народ…
                   

Вождём поставленный над ратью
В Путивле древнем, атаман,
Как больше воинов набрать им -
Уже вынашивает план. 
И вот, не мудрствуя лукаво,
Он обращается к своим:

«Богатство будет вам и слава,
Победу коли сотворим!
Под знамя царское идите,
Сам Дмитрий вас уже зовёт,
Он с нами вновь, как победитель,
В столицу русскую войдёт!»
И шли под «Дмитрия» знамёна
Холопы, голь и казаки,
Быть и крестьянам с ним резонно,
К Ивану шли и варнаки.
Сколь разных лиц было в составе
Лихого воинства его!
«Ради победы своей вправе
Я не гнушаться никого…»
                     

           июль-август 1606 г., город-крепость Кромы
Сраженье первое за Кромы                     
И длительным было, и злым.               
Нам крепость старая знакома
Противоборством роковым.
Под нею предали Бориса  (царя Бориса Годунова)
Военные его чины,
Хотя в том не было сюрприза -
Дни власти были сочтены…


У Трубецкого  было войско   (князь-воевода Ю. Трубецкой) 
Числом поболе в этот раз
И был уверен князь московский -
Легко он выполнит приказ:
«Я уничтожу «воровскую»
Орду их скоро, государь,
Устрою бойню я такую,
Что в степь воротится бунтарь!» 

В дворянской коннице могучей,
Вооружённой до зубов,
Он грозовую видел тучу,
Что грядет скоро на врагов.
И ведь взаправду поначалу
Он бил повстанческую рать,
И верил князь, что измочалив,
Заставит повернуть их вспять.
Но в чистом поле пораженье
От Трубецкого потерпев,
Продолжил в крепости сраженье
Иван, орудьями взгремев.  (Болотников)
На артиллерию и стены
Ему надеяться резон, 
И на геройский, несомненно,
Хотя и дикий гарнизон… 
                 

           июль-август 1606 г., город-крепость Елец
А в это время Воротынский  (князь-воевода И.М. Воротынский)                
В Елецке крепость осаждал,                 
Но град бунтующий российский            
Сдаваться вовсе не желал,
И сам урон уже немалый
Нанёс орудьями врагу,
И много раненых стонало
На окровавленном лугу.
К тому же плохо провиантом
Снабжались царские войска,
Иной день хлебушка солдаты
Не ели даже ни куска.
Да и погода подкачала –
Неурожайный снова год,
Успехам, были что вначале,
Смертельный угрожал исход…
                  

…А всюду ширилось восстанье
И мстила барам беднота
За нищету и поруганье
В неурожайные лета!
Разор и дикое насилье -
Погромы в русских городах,
Донельзя нравы опустили,
Лишь злоба дикая в умах!
Пылали барские поместья
И с треском рушились дома,
И месть по делу, и бесчестье
Вбирала эта кутерьма…
 
Такую видя обстановку
В объятой смутою стране,
Свою выказывать сноровку
Труднее ратникам вдвойне.
И духом падали дворяне,
В тревоге жуткой за родных,
И пыл военный, что был ране,
Стал гаснуть к осени у них.
А вскоре вовсе полагаться
На них нельзя было совсем,
Коли начали разъезжаться –
Невмоготу им стало всем…
                  

А вот к Болотникову люди
Всё также толпами текли,
А сколь ещё к нему прибудет
Со всей отеческой земли!
И скоро сами оказались
В блокаде царские войска,
От них победы не дождалась
В те дни боярская Москва!
Отход был истинно позорным
И паника уже в войсках,
Меж командирами раздоры
Всё боле приближали крах.
Полки утратили порядок
И превратилися в толпу,
Где каждый на одно лишь падок -
К спасению найти тропу…
                 
 
Орёл восстал, а следом – Тула,
Рязань мятежная бурлит,
Где лиходействует Сумбулов (воевода, примкнувший к Болотникову)
И Ляпунов царя хулит. (предводитель рязанского дворянства)
А вожаком он был отважным,
Красивым, статным, заводным,
И для Болотникова важно,
Что заодно пока он с ним.
Хотя Прокопий, как известно,
Не из простых, а дворянин,
И говорил Ивану честно,
Что не всегда он с ним един.
Но в соглашенье с атаманом
Поднял восстанье Ляпунов,
Своим рязанским ураганом
Москву объять уже готов…
                                                     
Да и Пашкова тоже храбрым (Истома Пашков, один из главных вожаков восстания)     
Толковым знали вожаком,
И для Ивана стал он главным
Пособником его - дружком!
Недавний сотник из Венёва,
Кумир служилой бедноты,
Поднялся на монарха злого
В защиту собственной среды.
А это слой людей служилых –
Сынов боярских и дворян,
Меж главными различье было,
И в этом виделся изьян.


                      23 сентября 1606 г., р. Угра, вблизи г. Калуги
На север рать свою, к столице,
Болотников уже стремил,
Но под Калугой у водицы          
Дозор его остановил.                             
А после бой у переправы
Вёл с братом царским атаман, (князь-воевода И.И. Шуйский) 
Он был и тяжким, и кровавым,
И пали многие от ран.
Успех у Шуйского в сражении,  
И рать сокрылася в лесу,
Но под Калугой поражение
Усилило лишь там грозу!
Назавтра  грянуло восстанье
В тылу у князя за рекой, (в Калуге)
И он покинул поле брани,
Убитый новостью такой…
                


А в это время вёл отряды
За Серпухов уже Пашков,
С Болотниковым чтобы рядом
Пойти на царских «петушков».
Уже к Лопасне приближались,
Когда Мосальский налетел (князь-воевода)
И каждый выказал удалость
Умелец своих ратных дел.
Манила близкая столица,
И, стервенея, мужики
Побили крепко пехотинцев,
Кровавя сохлые лужки.
А конницы, одна в другую
Врывались, саблями рубясь.
О, эту бойню роковую
Навеки не забудет князь!
Побитое, бежало войско,
Открыв дорогу на Москву,
Нарёк царь битву идиотской
И жуткую познал тоску…
                   


К Москве Истома продвигался,
Но остановлен был опять –
С таким воякой повстречался,
Вовек какого бы не знать!
Племянник встретил его царский (князь-воевода М.В. Скопин-Шуйский)
На речке узенькой Пахре,
И не помог и дух бунтарский
Пашкову в дьявольской игре.
В военной хитрости Истома
Младому князю уступил,
Уйти от полного разгорма
Едва хватило ему сил.
Но в Серпухове стал он твёрдо,
И более не отступал,
Набрал мятежного народа
И сам на Скопина напал.
А коль округа вся враждебно
Настроена была  к царю,  
Отход был князя неизбежным -
Увёл он армию свою.
Да и рязанцы угрожали (повстанцы, ведомые Прокопием Ляпуновым)
Передвижением к Москве,
Им воеводы не мешали,
Сбежали коли, в большинстве…

© Copyright: Валерий Русин, 2013

Регистрационный номер №0152282

от 11 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0152282 выдан для произведения:

Э. Лисснер. Битва войска И. Болотникова с царской армией


Иван Болотников. Часть 1
Из исторического романа в стихах «Смута»

                         Конец мая - сентябрь 1605 г., Литва – Московское государство
…«Димитрий» новый и в Самборе (дворянин Михаил Молчанов, любимец-слуга  убитого Лжедмитрия I) 
Затворником сидел в дому,
Уже под пристальные взоры
Не попадаясь никому.
А объяснялось это просто –
Не походил он на царя,
И ликом смугл, и выше ростом,
И волос чёрен, как земля.
А Мишку, «Дмитрия» любимца,
Знавали многие в лицо,
Поэтому злодей боится
И выйти даже на крыльцо.

Но был бы он таким же дерзким,
Как убиенный удалец, (Лжедмитрий)
То отыскал повод веский
Открыто биться за венец!
А так остался интриганом
Молчанов мелким и лгуном,
Одним из самых окаянных
Людей в отечестве родном.
Однако в доме воеводы                
Обманщик гоголем  ходил 
И обращеньями к народу
Себя неистово трудил, 
И вправе был он назначенья
В кругу своём производить,
Коль мог свои все порученья
Печатью царскою скрепить. (перед бегством он украл эту печать)


Заботой главной его было
Лихого выбрать вожака,
Кого бы войско возлюбило,
Как государева дружка.
И чтоб вояка был он знатный
И прозорливый командир,
В общенье был чтобы приятным,
А не глумился как Сатир.
Но не по вызову явился
Иван Болотников, а сам,
Узнав, что «Дмитрий» возродился
И поднял бунта паруса…
                   


…Холоп Телятевского-князя,
Бежал он к вольным казакам
И в их участвовал проказах,
Разбоем тешася пока.
И дух в нём истинно бунтарский
Сей образ жизни породил,
Но час пришёл и в плен татарский
Лихой разбойник угодил.
А после туркам был он продан
И на галерах бедовал,
В морских сражениях в те годы
Участье даже принимал.
Когда же туркам итальянцы
Урон сумели нанести,
То беды кончились страдальца –
Свободу смог он обрести!


Уже казачьим атаманом
В Россию прибыл наш герой,
И не в пример иным смутьянам,
С народом лишь путь видел свой.
Ивана слух о государе,
В Литве  ожившем, всполошил (им назвался Михаил Молчанов)
И враг он первостный боярам,
В Самбор отправиться решил. (в Самборе жила семья Мнишеков)                      
Торжественно Ивана встретил
В покоях «тестя» Михаил (отца Марины – воеводы Юрия Мнишека)
И словом ласковым приветив,
Вождём казачьим утвердил.
Потом направил к Шаховскому, (князь Г. Шаховской, воевода в Путивле)
Как эмиссара своего:
«…И глас его подобен грому,
И не боится никого!
А коли был он на чужбине
Все годы эти далеко,
Царя не видел он в помине. (Лжедмитрия I, убитого 17 мая 1606 г.)
И обмануть его легко…» 
                                                       

…Восстанья волны расходились                
По всей России в эти дни,
Она бурлила и мутилась,
Котлу кипящему сродни.
Повсюду Шуйского и клику (царь всея Руси В.И. Шуйский)
Низы ругали почём зря 
И за мятеж в столице дикий,
И за убитого царя.
Особо в Северской Украйне
Восстанье силу набрало,
Повстанцы коли там недавние
Своё топорщили крыло.
И мести царской опасались
За злые с «Дмитрием» дела,
В Путивле рать их собиралась,
И выступления ждала.
Бывал сей город ведь и раньше
Столицей русских бунтарей,
Четыре месяца в нём страшных
Сидел чуднейший из царей.
На юге – в Астрахани даже
Возникли смута и разброд,
Где Хворостинин, князь отважный, (князь И.Д. Хворостинин, астраханский воевода)
Поднять сподобился народ…
                   

Вождём поставленный над ратью
В Путивле древнем, атаман,
Как больше воинов набрать им -
Уже вынашивает план. 
И вот, не мудрствуя лукаво,
Он обращается к своим:

«Богатство будет вам и слава,
Победу коли сотворим!
Под знамя царское идите,
Сам Дмитрий вас уже зовёт,
Он с нами вновь, как победитель,
В столицу русскую войдёт!»
И шли под «Дмитрия» знамёна
Холопы, голь и казаки,
Быть и крестьянам с ним резонно,
К Ивану шли и варнаки.
Сколь разных лиц было в составе
Лихого воинства его!
«Ради победы своей вправе
Я не гнушаться никого…»
                     

           июль-август 1606 г., город-крепость Кромы
Сраженье первое за Кромы                     
И длительным было, и злым.               
Нам крепость старая знакома
Противоборством роковым.
Под нею предали Бориса  (царя Бориса Годунова)
Военные его чины,
Хотя в том не было сюрприза -
Дни власти были сочтены…


У Трубецкого  было войско   (князь-воевода Ю. Трубецкой) 
Числом поболе в этот раз
И был уверен князь московский -
Легко он выполнит приказ:
«Я уничтожу «воровскую»
Орду их скоро, государь,
Устрою бойню я такую,
Что в степь воротится бунтарь!» 

В дворянской коннице могучей,
Вооружённой до зубов,
Он грозовую видел тучу,
Что грядет скоро на врагов.
И ведь взаправду поначалу
Он бил повстанческую рать,
И верил князь, что измочалив,
Заставит повернуть их вспять.
Но в чистом поле пораженье
От Трубецкого потерпев,
Продолжил в крепости сраженье
Иван, орудьями взгремев.  (Болотников)
На артиллерию и стены
Ему надеяться резон, 
И на геройский, несомненно,
Хотя и дикий гарнизон… 
                 

           июль-август 1606 г., город-крепость Елец
А в это время Воротынский  (князь-воевода И.М. Воротынский)                
В Елецке крепость осаждал,                 
Но град бунтующий российский            
Сдаваться вовсе не желал,
И сам урон уже немалый
Нанёс орудьями врагу,
И много раненых стонало
На окровавленном лугу.
К тому же плохо провиантом
Снабжались царские войска,
Иной день хлебушка солдаты
Не ели даже ни куска.
Да и погода подкачала –
Неурожайный снова год,
Успехам, были что вначале,
Смертельный угрожал исход…
                  

…А всюду ширилось восстанье
И мстила барам беднота
За нищету и поруганье
В неурожайные лета!
Разор и дикое насилье -
Погромы в русских городах,
Донельзя нравы опустили,
Лишь злоба дикая в умах!
Пылали барские поместья
И с треском рушились дома,
И месть по делу, и бесчестье
Вбирала эта кутерьма…
 
Такую видя обстановку
В объятой смутою стране,
Свою выказывать сноровку
Труднее ратникам вдвойне.
И духом падали дворяне,
В тревоге жуткой за родных,
И пыл военный, что был ране,
Стал гаснуть к осени у них.
А вскоре вовсе полагаться
На них нельзя было совсем,
Коли начали разъезжаться –
Невмоготу им стало всем…
                  

А вот к Болотникову люди
Всё также толпами текли,
А сколь ещё к нему прибудет
Со всей отеческой земли!
И скоро сами оказались
В блокаде царские войска,
От них победы не дождалась
В те дни боярская Москва!
Отход был истинно позорным
И паника уже в войсках,
Меж командирами раздоры
Всё боле приближали крах.
Полки утратили порядок
И превратилися в толпу,
Где каждый на одно лишь падок -
К спасению найти тропу…
                 
 
Орёл восстал, а следом – Тула,
Рязань мятежная бурлит,
Где лиходействует Сумбулов (воевода, примкнувший к Болотникову)
И Ляпунов царя хулит. (предводитель рязанского дворянства)
А вожаком он был отважным,
Красивым, статным, заводным,
И для Болотникова важно,
Что заодно пока он с ним.
Хотя Прокопий, как известно,
Не из простых, а дворянин,
И говорил Ивану честно,
Что не всегда он с ним един.
Но в соглашенье с атаманом
Поднял восстанье Ляпунов,
Своим рязанским ураганом
Москву объять уже готов…
                                                     
Да и Пашкова тоже храбрым (Истома Пашков, один из главных вожаков восстания)     
Толковым знали вожаком,
И для Ивана стал он главным
Пособником его - дружком!
Недавний сотник из Венёва,
Кумир служилой бедноты,
Поднялся на монарха злого
В защиту собственной среды.
А это слой людей служилых –
Сынов боярских и дворян,
Меж главными различье было,
И в этом виделся изьян.


                      23 сентября 1606 г., р. Угра, вблизи г. Калуги
На север рать свою, к столице,
Болотников уже стремил,
Но под Калугой у водицы          
Дозор его остановил.                             
А после бой у переправы
Вёл с братом царским атаман, (князь-воевода И.И. Шуйский) 
Он был и тяжким, и кровавым,
И пали многие от ран.
Успех у Шуйского в сражении,  
И рать сокрылася в лесу,
Но под Калугой поражение
Усилило лишь там грозу!
Назавтра  грянуло восстанье
В тылу у князя за рекой, (в Калуге)
И он покинул поле брани,
Убитый новостью такой…
                


А в это время вёл отряды
За Серпухов уже Пашков,
С Болотниковым чтобы рядом
Пойти на царских «петушков».
Уже к Лопасне приближались,
Когда Мосальский налетел (князь-воевода)
И каждый выказал удалость
Умелец своих ратных дел.
Манила близкая столица,
И, стервенея, мужики
Побили крепко пехотинцев,
Кровавя сохлые лужки.
А конницы, одна в другую
Врывались, саблями рубясь.
О, эту бойню роковую
Навеки не забудет князь!
Побитое, бежало войско,
Открыв дорогу на Москву,
Нарёк царь битву идиотской
И жуткую познал тоску…
                   


К Москве Истома продвигался,
Но остановлен был опять –
С таким воякой повстречался,
Вовек какого бы не знать!
Племянник встретил его царский (князь-воевода М.В. Скопин-Шуйский)
На речке узенькой Пахре,
И не помог и дух бунтарский
Пашкову в дьявольской игре.
В военной хитрости Истома
Младому князю уступил,
Уйти от полного разгорма
Едва хватило ему сил.
Но в Серпухове стал он твёрдо,
И более не отступал,
Набрал мятежного народа
И сам на Скопина напал.
А коль округа вся враждебно
Настроена была  к царю,  
Отход был князя неизбежным -
Увёл он армию свою.
Да и рязанцы угрожали (повстанцы, ведомые Прокопием Ляпуновым)
Передвижением к Москве,
Им воеводы не мешали,
Сбежали коли, в большинстве…

Рейтинг: 0 1346 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!