АТО

23 декабря 2014 - Верный
  Вчера ещё – сверкающий отель.
Вином и яствами заставлен ужин.
Сегодня – поле, слякоть и метель.
И в чистом поле. 
Никому не нужен…

Вчера – фанфары, тосты, похвальбы:
"Хай буде!", "Будьмо!" и "Героям Слава!"
Сегодня – лишь мольбы
И да  кабы
Сильнее вжать себя в окоп-канаву.

На уши давит ревище стволов,
Душа, как заяц:  близкие разрывы.
И страх, и жуть, что  не сносить голов…
Туманны и тоскливы перспективы.

"Огонь, огонь!" – напрягся весь  комбат
Стреляй, ведь это звери, а не люди.
В руках вдруг вздрогнул грозно автомат,
Пост-фактом  вражеских прелюдий.

Смешалось всё: и кровь, и снег, и грязь
В смертельный йогурт, чёрную сметану.
Поднялся в рост, в отчаяньи смеясь,
С душой, подобной жуткому органу.

И наземь пал. Накрыло облако.
Теперь един лишь Бог его осудит.
В ушах звенело детство  далеко :
"Павлуша снова горлышко застудит."

И где-то в стороне стонал комбат:
Его  сознанием кружила вьюга.
Над головой чужой отборный мат:
"Ну что? Ты получил своё,  зверюга?"

На завтра. Трупами забиты рвы
Четвёртого, иль третьего, призыва.
На корм, для пропитания червы,
Отправились  "свои" и те - "чужие".


И снова на майданах филипки:
"Хай буде!", "Будьмо!" и "Героям Слава!"
Ведь наставленья мамы не цепки:
"Не прикасайся, Паша, будет вава."

А в затаённых офисах, в  тиши,
Зловещи  тени и шуршат  талмуды.
Довольные считают барыши
Да плотоядно скалятся иуды.

© Copyright: Верный, 2014

Регистрационный номер №0260985

от 23 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0260985 выдан для произведения: Вчера ещё – сверкающий отель.
Вином и яствами заставлен ужин.
Сегодня – поле, слякоть и метель.
И в чистом поле. 
Никому не нужен…

Вчера – фанфары, тосты, похвальбы:
"Хай буде!", "Будьмо!" и "Героям Слава!"
Сегодня – лишь мольбы
И да  кабы
Сильнее вжать себя в окоп-канаву.

На уши давит ревище стволов,
Душа, как заяц:  близкие разрывы.
И страх, и жуть, что  не сносить голов…
Туманны и тоскливы перспективы.

"Огонь, огонь!" – напрягся весь  комбат
Стреляй, ведь это звери, а не люди.
В руках вдруг вздрогнул грозно автомат,
Пост-фактом  вражеских прелюдий.

Смешалось всё: и кровь, и снег, и грязь
В смертельный йогурт, чёрную сметану.
Поднялся в рост, в отчаяньи смеясь,
С душой, подобной жуткому органу.

И наземь пал. Накрыло облако.
Теперь един лишь Бог его осудит.
В ушах звенело детство  далеко :
"Павлуша снова горлышко застудит."

И где-то в стороне стонал комбат:
Его  сознанием кружила вьюга.
Над головой чужой отборный мат:
"Ну что? Ты получил своё,  зверюга?"

На завтра. Трупами забиты рвы
Четвёртого, иль третьего, призыва.
На корм, для пропитания червы,
Отправились  "свои" и те - "чужие".


И снова на майданах филипки:
"Хай буде!", "Будьмо!" и "Героям Слава!"
Ведь наставленья мамы не цепки:
"Не прикасайся, Паша, будет вава."

А в затаённых офисах, в  тиши,
Зловещи  тени и шуршат  талмуды.
Довольные считают барыши
Да плотоядно скалятся иуды.
Рейтинг: +1 202 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!