ГлавнаяПоэзияПародии и юморИронические стихи → Волк и семеро козлов.

 

Волк и семеро козлов.

 

В красивом доме ( Вот реклама! ),

жила с семью козлами мама.
Ходила часто на базар,
купить, чтоб каждому, товар.-
Питаться, все горазды детки
( Какое там, одни конфетки! ).
Меж делом, лекции читала,
чтоб свора дверь не открывала...
Мол, серый волк, голодный вечно,
сожрёт, со злобы, всех, беспечно…
И голос у него паршивый,
и сам он, по природе, вшивый…
И лапы крупные, и пасть...
Короче, будет вам напасть!
Надумает стучаться в дверь.-
Козлёнок каждый,- ты не верь!
Не открывай же образине,
пока я буду в магазине!
Сама же, отойдя от дома
( История, увы, знакома... ),
с соседкой встряла в разговор,
где сплетни-слухи, в общем, спор...
А волк подслушал подоплёку,
ведь пребывал неподалёку...
«И ладно,- в мыслях замутил,-
пусть изо всех им тащит сил...
Пока там ходит по базарам,
сожру козлят, по факту,- даром!»
От посторонних глаз скрываясь
( с тем, на скандал не нарываясь... ),
к козлов он дому подошёл
и страшным голосом завёл:
«Я, ваша мать, пришла с базара.
Дверь отоприте,- с жрачкой тара!»
Козлята ж бдительность имели,
от грубости, в тонах, прозрели.
К тому ж и мамы наставления
имели место,- ведь внушения!
И отвечают: «Ты же волк!
Лишь в поросятах знаешь толк!
Вот и канай в свиное стадо,
А мы - козлы! Что, сбредил, чадо?
У мамы голос не противный...
Ужель не знаешь, иль наивный?
Пошёл отсюда, в поросятник,
А на худой конец, в курятник!»
Как ни стучал он, не открыли
( Козлы, всегда козлами были! ).
Но в кузню, всё же, побежал,
чтоб мастер голос подковал.
Кузнец сварганил, без обмана,-
колоратурное сопрано.
Опять, в попытке, до козлов
( А жрать охота, нету слов! ).
Стучится в двери, говоря:
«Скорей откройте, мама я!»
Козлята даже растерялись.-
Её ведь голос...- Зря боялись…
Хотели было дверь открыть,
но чёрный им прикрикнул: «Цыть!»
Засомневался полновесно...-
Ведь волк не туп, а то известно!
И выдал на гора программу:
«Ногами ль ты похож на маму?
Из четырёх представь одну,
и поднеси её к окну...»
И волк поднёс, без промедлений,
одну из них ( Атас мгновений! ),
ведь, если лапища лохмата...
«Короче, волк пришёл, козлята! 
Не мама ты,- кричат,- Волчара!
Уйди же гадкий, без базара!»
Здесь волк старался так и сяк...
Но приключился всё ж косяк.
Козлята дверь не открывали
Что ж волку ( Слюнки то сосали! ).
На мельницу стремглав припёрся
( немного в коллектив не втёрся... ),
мешок нашёл с мукою белой,
в попытке явно, неумелой,
пытаясь лапы отбелить
( на всё пойдёшь, чтоб жрать и жить ).
Засунул их в муку, по уши:
«Приду, козлы, по ваши души!
На этот раз всё ж обману!
( обильную сглотнул слюну ).
Не ел неделю, голод, ясно...
Сожру козлов, и жизнь прекрасна! -
сказал себе, со стуком в дверь
( Ну, что ж придумают, теперь? ). -
Козлята, отпирайте двери!
Я ваша мама ( спят тетери... )»
А голос, в общем, был похож...
Козлы ж не верили... Так что ж?
Короче, тут же попросили
( Уж волка фразы их бесили! ):
«Ты покажи нам ножку, мама!»
( Лохматому, чем не реклама? ).
С тем поднял лапу им, в муке...-
Открылись двери..., налегке...
О, ужас! Вмиг, застыв глазами.
Ведь пасть огромная с зубами,
с когтями страшными, где лапы,
схватить добычу ( как сатрапы )
тянулись здесь к козлячей доле...-
Прощай же жизнь! Не скажешь боле...
Козлята в шоке! Ведь угрозой,
явилась смерть, жестокой прозой!
Все в стороны: под стол, кровать,
в буфет, и в печку ( Жар - плевать! ),
козлёнок пятый в бочке скрылся,
шестой, в корзине схоронился...
Козлёнок чёрный ( Вот хитрюга! ),
в часы залез, найдя там друга
( Кукушке ль жизнь желал продлить,
чтоб за неё ку-ку вершить? ).
Но волк ведь тоже не простак.-
Козлята - в доме! - Чуя смак,
их отыскал, построил в ряд...
Сожрал затем ( Таков обряд! ).
Искал седьмого..., не нашёл...
«Куда запрятался, козёл?
( не догадался, что в часах ),
там место мало» - Да и птах,
прокукарекал ( явно в тему ),
свою ведь волк решил проблему...
«Однако, сваливать пора,
с козлами кончена игра!»
Тем временем с базара мама,
пришла, ко зрелищу бедлама,
была предчувствий уж полна,
с тем, ей, навстречу, пелена...
Ведь в доме их раскрыта дверь...
И мама внутрь: «Ужели зверь...?»
Она боялась,- сердце билось...
О, горе ей! Но всё ж случилось...
Съел гадкий волк, увы, детишек...
В том и следы его делишек...
Заплакала коза, в печали,
Но тут часы, как пробренчали...-
Козлёнок, сверху, с них  свалился,
и возле мамы суетился...
«О, мама, мама! - плакал чёрный…
Как страшно! Волк пришёл позорный.
Наверно, братиков всех съел!
А я, один, лишь уцелел...» -
«Ах, бедный, ты, сыночек мой...
Остались мы вдвоём, с тобой...
Конечно, страшный съел их зверь!
Что ж делать дальше нам, теперь?»
Коза с козлёнком вышли в сад.
А здесь, вдруг, жизнь им невпопад...-
Как песню кто-то, в кайф, свистел.
То волк, нажравшись, аж «балдел».
Обед был сытен,- в сон склонило...
Коза, здесь, вмиг сообразила:
«Ступай сынок скорей домой.
Возьми там ножницы с иглой
и ниток не забудь моток...
Сейчас, скотине, будет шок!»
Вспорола волку брюхо, ловко
( У мести есть сестра,- сноровка! ),
ведь так надеялась, в желудке,
найти козлят живых, в рассудке...-
Голодный волк их проглотил
( Жевал бы вряд ли, нет уж сил! ). 
Козлята в очередь, из брюха...
А волк объелся,- не до нюха,
лежит себе, сопит блаженно...
Козлы ж вокруг него, мгновенно!
«Теперь бегите, торопитесь! -
то мама им,- да нет, вернитесь!
Тащите камни, волк ведь спит.
Вошьём ему аппендицит!»
Булыжники в нутро втолкали,
зашивши, нитку оборвали...
А тут и волк проснулся в тяжбе.-
То организм, стремился, в жажде...
«Что за дела? - Как тяжесть давит!
Жратвы избыток, вмиг, отравит!
Понятно, семь,- то не котлета...
А делать что? Сезон то,- лето!»
И к речке прямиком, напиться...
А тут, козлы, над ним «резвиться»...
Копытами под зад пинают,
да наставления внушают:
«Что, слопать нас желал, скотина?
Пусть мы козлы, но ты то - псина!
Принадлежим ведь к разным видам!»
( Уместны ль ссылки по обидам? ).
Взялись копытами дубасить,
а волк от них бегом колбасить,
чушь несусветную им плёл:
«Семь одного?!» - «Молчи, козёл!»
Беда, в оттенках мракобесия,
а волк, в утрате равновесия,
упал, где в речке глубина,
и груз сказался... Чья ж вина?
И камни потянули сразу...
Козлам же счастье, ведь заразу,
со света сжили,- праздник в доме,
Иначе ль радость ( как в истоме... )?
 
Мораль: Опасно волку, жить средь них,-  
зараз сжирать, аж семерых...
 
 

© Copyright: Александр Яминский, 2012

Регистрационный номер №0050410

от 25 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0050410 выдан для произведения:

 В красивом доме ( Вот реклама! ),

жила с семью козлами мама.
Ходила часто на базар,
купить, чтоб каждому, товар.-
Питаться, все горазды детки
( Какое там, одни конфетки! ).
Меж делом, лекции читала,
чтоб свора дверь не открывала...
Мол, серый волк, голодный вечно,
сожрёт, со злобы, всех, беспечно…
И голос у него паршивый,
и сам он, по природе, вшивый…
И лапы крупные, и пасть...
Короче, будет вам напасть!
Надумает стучаться в дверь.-
Козлёнок каждый,- ты не верь!
Не открывай же образине,
пока я буду в магазине!
Сама же, отойдя от дома
( История, увы, знакома... ),
с соседкой встряла в разговор,
где сплетни-слухи, в общем, спор...
А волк подслушал подоплёку,
ведь пребывал неподалёку...
«И ладно,- в мыслях замутил,-
пусть изо всех им тащит сил...
Пока там ходит по базарам,
сожру козлят, по факту,- даром!»
От посторонних глаз скрываясь
( с тем, на скандал не нарываясь... ),
к козлов он дому подошёл
и страшным голосом завёл:
«Я, ваша мать, пришла с базара.
Дверь отоприте,- с жрачкой тара!»
Козлята ж бдительность имели,
от грубости, в тонах, прозрели.
К тому ж и мамы наставления
имели место,- ведь внушения!
И отвечают: «Ты же волк!
Лишь в поросятах знаешь толк!
Вот и канай в свиное стадо,
А мы - козлы! Что, сбредил, чадо?
У мамы голос не противный...
Ужель не знаешь, иль наивный?
Пошёл отсюда, в поросятник,
А на худой конец, в курятник!»
Как ни стучал он, не открыли
( Козлы, всегда козлами были! ).
Но в кузню, всё же, побежал,
чтоб мастер голос подковал.
Кузнец сварганил, без обмана,-
колоратурное сопрано.
Опять, в попытке, до козлов
( А жрать охота, нету слов! ).
Стучится в двери, говоря:
«Скорей откройте, мама я!»
Козлята даже растерялись.-
Её ведь голос...- Зря боялись…
Хотели было дверь открыть,
но чёрный им прикрикнул: «Цыть!»
Засомневался полновесно...-
Ведь волк не туп, а то известно!
И выдал на гора программу:
«Ногами ль ты похож на маму?
Из четырёх представь одну,
и поднеси её к окну...»
И волк поднёс, без промедлений,
одну из них ( Атас мгновений! ),
ведь если лапище лохмата...
«Короче, волк пришёл, козлята! 
Не мама ты,- кричат,- Волчара!
Уйди же гадкий, без базара!»
Здесь волк старался так и сяк...
Но приключился всё ж косяк.
Козлята дверь не открывали
Что ж волку ( Слюнки то сосали! ).
На мельницу стремглав припёрся
( немного в коллектив не втёрся... ),
мешок нашёл с мукою белой,
в попытке явно, неумелой,
пытаясь лапы отбелить
( на всё пойдёшь, чтоб жрать и жить ).
Засунул их в муку, по уши:
«Приду, козлы, по ваши души!
На этот раз всё ж обману!
( обильную сглотнул слюну ).
Не ел неделю, голод, ясно...
Сожру козлов, и жизнь прекрасна! -
сказал себе, со стуком в дверь
( Ну, что ж придумают, теперь? ). -
Козлята, отпирайте двери!
Я ваша мама ( спят тетери... )»
А голос, в общем, был похож...
Козлы ж не верили... Так что ж?
Короче, тут же попросили
( Уж волка фразы их бесили! ):
«Ты покажи нам ножку, мама!»
( Чем не лохматому реклама? ).
С тем поднял лапу им, в муке...-
Открылись двери..., налегке...
О, ужас! Вмиг, застыв глазами.
Ведь пасть огромная с зубами,
с когтями страшными, где лапы,
схватить добычу ( как сатрапы )
тянулись здесь к козлячей доле...-
Прощай же жизнь! Не скажешь боле...
Козлята в шоке! Ведь угрозой,
явилась смерть, жестокой прозой!
Все в стороны: под стол, кровать,
в буфет, и в печку ( Жар - плевать! ),
козлёнок пятый в бочке скрылся,
шестой, в корзине схоронился...
Козлёнок чёрный ( Вот хитрюга! ),
в часы залез, найдя там друга
( Кукушке ль жизнь желал продлить,
чтоб за неё ку-ку вершить? ).
Но волк ведь тоже не простак.-
Козлята - в доме! - Чуя смак,
их отыскал, построил в ряд...
Сожрал затем ( Таков обряд! ).
Искал седьмого..., не нашёл...
«Куда запрятался, козёл?
( не догадался, что в часах ),
там место мало» - Да и птах,
прокукарекал ( явно в тему ),
свою ведь волк решил проблему...
«Однако, сваливать пора,
с козлами кончена игра!»
Тем временем с базара мама,
пришла, ко зрелищу бедлама,
была предчувствий уж полна,
с тем, ей, навстречу, пелена...
Ведь в доме их раскрыта дверь...
И мама внутрь: «Ужели зверь...?»
Она боялась,- сердце билось...
О, горе ей! Но всё ж случилось...
Съел гадкий волк, увы, детишек...
В том и следы его делишек...
Заплакала коза, в печали,
Но тут часы, как пробренчали...-
Козлёнок, сверху, с них  свалился,
и возле мамы суетился...
«О, мама, мама! - плакал чёрный…
Как страшно! Волк пришёл позорный.
Наверно, братиков всех съел!
А я, один, лишь уцелел...» -
«Ах, бедный, ты, сыночек мой...
Остались мы вдвоём, с тобой...
Конечно, страшный съел их зверь!
Что ж делать дальше нам, теперь?»
Коза с козлёнком вышли в сад.
А здесь, вдруг, жизнь им невпопад...-
Как песню кто-то, в кайф, свистел.
То волк, нажравшись, аж «балдел».
Обед был сытен,- в сон склонило...
Коза, здесь, вмиг сообразила:
«Ступай сынок скорей домой.
Возьми там ножницы с иглой
и ниток не забудь моток...
Сейчас, скотине, будет шок!»
Вспорола волку брюхо, ловко
( У мести есть сестра,- сноровка! ),
ведь так надеялась, в желудке,
найти козлят живых, в рассудке...-
Голодный волк их проглотил
( Жевал бы вряд ли, нет уж сил! ). 
Козлята в очередь, из брюха...
А волк объелся,- не до нюха,
лежит себе, сопит блаженно...
Козлы ж вокруг него, мгновенно!
«Теперь бегите, торопитесь! -
то мама им,- да нет, вернитесь!
Тащите камни, волк ведь спит.
Вошьём ему аппендицит!»
Булыжники в нутро втолкали,
зашивши, нитку оборвали...
А тут и волк проснулся в тяжбе.-
То организм, стремился, в жажде...
«Что за дела? - Как тяжесть давит!
Жратвы избыток, вмиг, отравит!
Понятно, семь,- то не котлета...
А делать что? Сезон то,- лето!»
И к речке прямиком, напиться...
А тут, козлы, над ним «резвиться»...
Копытами под зад пинают,
да наставления внушают:
«Что, слопать нас желал, скотина?
Пусть мы козлы, но ты то - псина!
Принадлежим ведь к разным видам!»
( Уместны ль ссылки по обидам? ).
Взялись копытами дубасить,
а волк от них бегом колбасить,
чушь несусветную им плёл:
«Семь одного?!» - «Молчи, козёл!»
Беда, в оттенках мракобесия,
а волк, в утрате равновесия,
упал, где в речке глубина,
и груз сказался... Чья ж вина?
И камни потянули сразу...
Козлам же счастье, ведь заразу,
со света сжили,- праздник в доме,
Иначе ль радость ( как в истоме... )?
 
Мораль: Опасно волку, жить средь них,-  
зараз сжирать, аж семерых...
 
Рейтинг: +1 959 просмотров
Комментарии (2)
ORIT GOLDMANN # 12 июня 2012 в 14:03 0
Александр Яминский # 14 июня 2012 в 17:47 0
Благодарю...