Из-под земли

26 июля 2012 - Юрий Зуев

„...А на кладбище – всё спокойненько:

Ни друзей, ни врагов не видать.

Всё культурненько, всё пристойненько.

Исключительная благодать!”

 

В. C. Высоцкий

 

Надо мной растёт калина.

Корни проникают в гроб.

Чуть качнётся паутина,

Капля соскользнёт на лоб.

 

 

Сам не знаю, как случилось:

Шёл, споткнулся и упал!

Чаша хрупкая разбилась,

Скорбный похорон хорал.

 

 

Перестал с соседом спорить.
Равнодушен к детям стал.

И с женой уже не в ссоре.

Всё исчезло. Кончен бал.

 

 

Не завидую. Не плачу, 

Не ревную, не люблю.

Здесь – всё проще. Всё – иначе:

Жизни нет. Лежу. Гнию.

 

 

Справа от меня – ворюга, 

Рядышком – почил святой;

Не косятся друг на друга:

Одинаковый постой.

 

 

Сумасшедший и богатый, 

Осуждённый и судья –

Всех похлопают лопатой,

Холмик им соорудя.

 

 

Всё пропало, всё исчезло, 

И зачем, вообще, жил?

В черепе – червяк облезлый

Кровь сосёт из мёртвых жил.

 

 

Только корешки калины 

Мне сигналят: „Жизнь кипит!

Наверху –  там небо сине,

Ты известен. Не забыт!

 

 

Там твои стихи в почёте, 

Ты – любим там и ценим!”

…Мне же всё-едино что-то.

Мёртвый стал я. Нелюдим.

 

 

Мне теперь уж - всё едино: 

Слава, деньги, плач и смех.

Выпрямил по струнке спину.

Нету здесь понятья „грех”.

 

 

Сгнили доски надо мною, 

Вновь просела чуть земля.

Вдоль. Тропой тридцать восьмою.

Третья справа. Это – я.

  

 

© Copyright: Юрий Зуев, 2012

Регистрационный номер №0065458

от 26 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0065458 выдан для произведения:

„...А на кладбище – всё спокойненько:

Ни друзей, ни врагов не видать.

Всё культурненько, всё пристойненько.

Исключительная благодать!”

 

В. C. Высоцкий

 

Надо мной растёт калина.

Корни проникают в гроб.

Чуть качнётся паутина,

Капля соскользнёт на лоб.

 

 

Сам не знаю, как случилось:

 

Шёл, споткнулся и упал!

Чаша хрупкая разбилась,

Скорбный похорон хорал.

 

 

Перестал с соседом спорить.

 

Равнодушен к детям стал.

И с женой уже не в ссоре.

Всё исчезло. Кончен бал.

 

 

Не завидую. Не плачу,

 

Не ревную, не люблю.

Здесь – всё проще. Всё – иначе:

Жизни нет. Лежу. Гнию.

 

 

Справа от меня – ворюга,

 

Рядышком – почил святой;

Не косятся друг на друга:

Одинаковый постой.

 

 

Сумасшедший и богатый,

 

Осуждённый и судья –

Всех похлопают лопатой,

Холмик им соорудя.

 

 

Всё пропало, всё исчезло,

 

И зачем, вообще, жил?

В черепе – червяк облезлый

Кровь сосёт из мёртвых жил.

 

 

Только корешки калины

 

Мне сигналят: „Жизнь кипит!

Наверху –  там небо сине,

Ты известен. Не забыт!

 

 

Там твои стихи в почёте,

 

Ты – любим там и ценим!”

…Мне же всё-едино что-то.

Мёртвый стал я. Нелюдим.

 

 

Мне теперь уж - всё едино:

 

Слава, деньги, плач и смех.

Выпрямил по струнке спину.

Нету здесь понятья „грех”.

 

 

Сгнили доски надо мною,

 

Вновь просела чуть земля.

Вдоль. Тропой тридцать восьмою.

Третья справа. Это – я.

  

 

Рейтинг: +3 373 просмотра
Комментарии (1)
Света Цветкова # 22 сентября 2012 в 18:45 0
Тема не избитая.... dedpodarok2