Алые паруса.

6 марта 2014 - Николай Кровавый
article198185.jpg

 
 
Мечтала девушка о принце,
Считая: «Раз всего живу!».
Не на уступки, а на принцип
Шла при попытках рандеву.
Хоть соблазняй её, хоть сватай –
Категорический отказ,
Оберегала сейф мохнатый
От рук, от членов и от глаз.

В прикиде простеньком из ситца
Сжимала оба кулачка:
И угораздило ж родиться
В семье простого морячка!
Она ж богиня, королева,
А не кухарка и не блядь!...
Но справа – хижины, а слева –
До горизонта моря гладь.

Лапши навешал ещё в детстве
Ей престарелый идиот
Об алопарусном плавсредстве,
Что жизнь её перевернёт,
Что беззаботность, роскошь, славу,
Плюс - бриллиантов два мешка
Она получит нахаляву
От толстосума - женишка.

От этих слов перекосило
В мозгах какой-то важный код:
Себя внезапно возомнила
Алмазом в груде нечистот.
И стала с верой фанатичной
Плюя на здравый на расчёт,
Ждать, что её герой античный
Из этой грязи извлечёт.

Хрен на людей насмешки ложа
И на остаться в девках страх,
Не сомневалась, что он тоже
Об этой встрече весь в мечтах,
Что, предаваясь онанизму,
Он проникает целиком
В её горячую харизму
Под чуть взъерошенным лобком.

И как-то, бросив из клозета
Случайный взгляд в морскую даль,
В сиянье праздничного света
Она увидела корабль,
Под парусами цвета крови
К ней приближался, нет – летел,
Как бык к борзующей корове,
Фантасмагории предел!

Тупые масляные рожи
Соседей вытянулись вдруг,
И улыбался с мачты Роджер
Как закадычный детства друг,
Бочонок ромовый на юте
Опустошался под оркестр,
А капитан уже в каюте
С урчаньем лакомил своё пест.

Под утро томная усталость
Сменила пламенную прыть,
На этом можно бы, казалось,
Повествованье завершить…
Но, оказалось, очень слабо
Девчонка знала пол мужской:
Друзей и странствия на бабу
Не променяет волк морской!

Вначале роль морской туристки
Вселяла в сердце благодать,
По курсу Тихий и Индийский,
И Атлантический опять.
Менялись страны, лица, воды,
Но капитан вдруг стал смурной,
Всё реже слыша зов природы,
Всё чаще – ропот за спиной.

Был капитан от безобразий
И уголовщины далёк,
С ней поступить как Стенька Разин
Он, разумеется, не мог.
Отведал за щеку и сзаду,
Когда уже приелась щель,
И, пропустив через команду,
Пристроил в местную бордель.

© Copyright: Николай Кровавый, 2014

Регистрационный номер №0198185

от 6 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0198185 выдан для произведения:
Слушать: 
 
 
Мечтала девушка о принце,
Считая: «Раз всего живу!».
Не на уступки, а на принцип
Шла при попытках рандеву.
Хоть соблазняй её, хоть сватай –
Категорический отказ,
Оберегала сейф мохнатый
От рук, от членов и от глаз.

В прикиде простеньком из ситца
Сжимала оба кулачка:
И угораздило ж родиться
В семье простого морячка!
Она ж богиня, королева,
А не кухарка и не блядь!...
Но справа – хижины, а слева –
До горизонта моря гладь.

Лапши навешал ещё в детстве
Ей престарелый идиот
Об алопарусном плавсредстве,
Что жизнь её перевернёт,
Что беззаботность, роскошь, славу,
Плюс - бриллиантов два мешка
Она получит нахаляву
От толстосума - женишка.

От этих слов перекосило
В мозгах какой-то важный код:
Себя внезапно возомнила
Алмазом в груде нечистот.
И стала с верой фанатичной
Плюя на здравый на расчёт,
Ждать, что её герой античный
Из этой грязи извлечёт.

Хрен на людей насмешки ложа
И на остаться в девках страх,
Не сомневалась, что он тоже
Об этой встрече весь в мечтах,
Что, предаваясь онанизму,
Он проникает целиком
В её горячую харизму
Под чуть взъерошенным лобком.

И как-то, бросив из клозета
Случайный взгляд в морскую даль,
В сиянье праздничного света
Она увидела корабль,
Под парусами цвета крови
К ней приближался, нет – летел,
Как бык к борзующей корове,
Фантасмагории предел!

Тупые масляные рожи
Соседей вытянулись вдруг,
И улыбался с мачты Роджер
Как закадычный детства друг,
Бочонок ромовый на юте
Опустошался под оркестр,
А капитан уже в каюте
С урчаньем лакомил своё пест.

Под утро томная усталость
Сменила пламенную прыть,
На этом можно бы, казалось,
Повествованье завершить…
Но, оказалось, очень слабо
Девчонка знала пол мужской:
Друзей и странствия на бабу
Не променяет волк морской!

Вначале роль морской туристки
Вселяла в сердце благодать,
По курсу Тихий и Индийский,
И Атлантический опять.
Менялись страны, лица, воды,
Но капитан вдруг стал смурной,
Всё реже слыша зов природы,
Всё чаще – ропот за спиной.

Был капитан от безобразий
И уголовщины далёк,
С ней поступить как Стенька Разин
Он, разумеется, не мог.
Отведал за щеку и сзаду,
Когда уже приелась щель,
И, пропустив через команду,
Пристроил в местную бордель.
Рейтинг: 0 275 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Новости партнеров
Загрузка...

 

Популярные стихи за месяц
100
90
87
81
72
71
71
69
68
61
60
59
54
54
51
51
50
50
49
48
47
46
44
43
43
41
Утро 7 июня 2018 (Виктор Лидин)
40
40
36
32