Предновогоднее

                                          Музыка и исполнение Мих. Воскресенский.

 

Коль народной доверять примете,

То, вступая в каждый Новый Год,

Кто как праздник светлый этот встретит,

Так весь год потом и проведёт.

------------

А меня чего-то всё достало,

Тишь да гладь в глухой деревне нашей.

Выпьешь двести грамм, закусишь салом,

Спишь да жрёшь, да на работе пашешь.

      А ещё и Людка-разведёнка,

      Та, что пирожками угощает.

      Вроде симпатичная девчонка,

      Но тихоня, вот и… не вставляет.

            А душа мечтает об экстриме!

            А душе-то хочется простора!

            Тут-то о тебе я вспомнил, Рима,

            И тебе письмо отправил в город.

                  Ты гордиться, попусту не стала,

                  Видно помнишь, что росли мы вместе.

                  До того как в город ты слиняла,

                  Я тебя считал своей невестой.

На огромном «джипе» прилетела,

Ползабора бампером свалила,

Разнесла ворота, столб задела

И курёнка насмерть задавила.

      Я готов был к этой нашей встрече,

      Даже пол помыл с золою в хате,

      Скатерть застелил, поставил свечи,

      Кстати, поменял бельё в кровати.

            Я достал сервиз и спрятал миски,

            Я вино достал на всякий случай…

            Ты же привезла с собою виски.

            На фига? Ведь самогонка лучше.

                  Баньку я тебе раскочегарил,

                  Чтобы ты расслабилась с дороги.

                  Веничком берёзовым пропарил,

                  Заодно проверил грудь и ноги.

Убедился в том, что ты в порядке.

Вон какие сиськи, на полтонны!

Как кочны капустные на грядке…

Ты сказала, что от силикона.

      Я тебе, конечно, доверяю,

      Но Вы, городские, вечно врёте.

      Силикон – герметик, я-то знаю.

      Что же Вы его там с хлебом жрёте?

            Слышал я, размер у сиськи женской

            Под мужскую руку сделан, вроде.

            Только я ведь парень деревенский…

            Я проверил. Под мою подходит.

                  На столе огурчики, картошка,

                  Черемша, брусника, помидоры.

                  После баньки выпили немножко,

                  Грамм по двести, так, для разговора.

Ты мне о своих несла успехах,

И о том, что кое в чём «не катит»,

Что мечтаешь «за бугор» уехать,

Говорят, там денег больше платят.

      О Берлине что-то мне бурчала,

      О «грин-карте» и «шангенской» визе…

      Ты ж «крутая», ты артисткой стала,

      Выступаешь в, …как его…, стриптизе.

            Я тебе внимал и, между делом,

            Подливал в стакан хмельное зелье,

            А когда «литруха» опустела,

            Тут-то началось у нас веселье.

                  Ты резвилась и, в «снежки» играя,

                  На теплице стёкла перебила,

                  А потом ты захотела чая –

                  Самовар в колодце утопила.

Ну, зачем ты хряка обнимала?

Он же не похож на человека.

Кобеля на крышу затолкала

И просила, чтоб покукарекал.

      А потом, шепнув мне что «на счастье»,

      Весь сервиз к чертям расколотила.

      Нет, я понимаю… пламень страсти…

      Но сарай-то на хрена спалила!!!?

            Мне хотела выправку подправить –

            По хребту заехала ухватом,

            Участковый нас зашёл поздравить,

            Ну а ты его зачем-то матом…

                  Словно бы закуски не хватало,

                  Сожрала весь корм у бедной киски,

                  И с быком о чём-то там мычала,

                  Напоив его шотландским виски.

Но в конце-концов ты отрубилась,

Покурить я на крылечко вышел,

Тут моя душа и удивилась:

«Надо же, а всё-таки я выжил».

      Во дворе голимая разруха,

      Хорошо хоть уцелела хата.

      Словно мы в Берлине, он по слухам,

      Был таким весною, в сорок пятом.

            Утром села в «джип» и укатила,

            Мне презент оставив просто царский.

            Иностранный триппер подарила,

            Фельдшер еле подобрал лекарство.


А вчера письмо пришло по почте

В заграничном «авиа» - конверте.

Пишешь мне, что очень-очень хочешь

Новый Год опять со мною встретить.

      Но его с тобой встречать не буду,

      Не по вкусу мне такая тема,

      Лучше позову соседку Люду…

      На фига мне целый год проблемы?

© Copyright: Александр Сандер`S Воляев, 2013

Регистрационный номер №0178133

от 30 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0178133 выдан для произведения:
Коль народной доверять примете,
То, вступая в каждый Новый Год,
Кто как праздник светлый этот встретит,
Так весь год потом и проведёт.
------------
А меня чего-то всё достало,
Тишь да гладь в глухой деревне нашей.
Выпьешь двести грамм, закусишь салом,
Спишь да жрёшь, да на работе пашешь.
      А ещё и Людка-разведёнка,
      Та, что пирожками угощает.
      Вроде симпатичная девчонка,
      Но тихоня, вот и… не вставляет.
            А душа мечтает об экстриме!
            А душе-то хочется простора!
            Тут-то о тебе я вспомнил, Рима,
            И тебе письмо отправил в город.
                  Ты гордиться, попусту не стала,
                  Видно помнишь, что росли мы вместе.
                  До того как в город ты слиняла,
                  Я тебя считал своей невестой.
На огромном «джипе» прилетела,
Ползабора бампером свалила,
Разнесла ворота, столб задела
И курёнка насмерть задавила.
      Я готов был к этой нашей встрече,
      Даже пол помыл с золою в хате,
      Скатерть застелил, поставил свечи,
      Кстати, поменял бельё в кровати.
            Я достал сервиз и спрятал миски,
            Я вино достал на всякий случай…
            Ты же привезла с собою виски.
            На фига? Ведь самогонка лучше.
                  Баньку я тебе раскочегарил,
                  Чтобы ты расслабилась с дороги.
                  Веничком берёзовым пропарил,
                  Заодно проверил грудь и ноги.
Убедился в том, что ты в порядке.
Вон какие сиськи, на полтонны!
Как кочны капустные на грядке…
Ты сказала, что от силикона.
      Я тебе, конечно, доверяю,
      Но Вы, городские, вечно врёте.
      Силикон – герметик, я-то знаю.
      Что же Вы его там с хлебом жрёте?
            Слышал я, размер у сиськи женской
            Под мужскую руку сделан, вроде.
            Только я ведь парень деревенский…
            Я проверил. Под мою подходит.
                  На столе огурчики, картошка,
                  Черемша, брусника, помидоры.
                  После баньки выпили немножко,
                  Грамм по двести, так, для разговора.
Ты мне о своих несла успехах,
И о том, что кое в чём «не катит»,
Что мечтаешь «за бугор» уехать,
Говорят, там денег больше платят.
      О Берлине что-то мне бурчала,
      О «грин-карте» и «шангенской» визе…
      Ты ж «крутая», ты артисткой стала,
      Выступаешь в, …как его…, стриптизе.
            Я тебе внимал и, между делом,
            Подливал в стакан хмельное зелье,
            А когда «литруха» опустела,
            Тут-то началось у нас веселье.
                  Ты резвилась и, в «снежки» играя,
                  На теплице стёкла перебила,
                  А потом ты захотела чая –
                  Самовар в колодце утопила.
Ну, зачем ты хряка обнимала?
Он же не похож на человека.
Кобеля на крышу затолкала
И просила, чтоб покукарекал.
      А потом, шепнув мне что «на счастье»,
      Весь сервиз к чертям расколотила.
      Нет, я понимаю… пламень страсти…
      Но сарай-то на хрена спалила!!!?
            Мне хотела выправку подправить –
            По хребту заехала ухватом,
            Участковый нас зашёл поздравить,
            Ну а ты его зачем-то матом…
                  Словно бы закуски не хватало,
                  Сожрала весь корм у бедной киски,
                  И с быком о чём-то там мычала,
                  Напоив его шотландским виски.
Но в конце-концов ты отрубилась,
Покурить я на крылечко вышел,
Тут моя душа и удивилась:
«Надо же, а всё-таки я выжил».
      Во дворе голимая разруха,
      Хорошо хоть уцелела хата.
      Словно мы в Берлине, он по слухам,
      Был таким весною, в сорок пятом.
            Утром села в «джип» и укатила,
            Мне презент оставив просто царский.
            Иностранный триппер подарила,
            Фельдшер еле подобрал лекарство.

А вчера письмо пришло по почте
В заграничном «авиа» - конверте.
Пишешь мне, что очень-очень хочешь
Новый Год опять со мною встретить.
      Но его с тобой встречать не буду,
      Не по вкусу мне такая тема,
      Лучше позову соседку Люду…
      На фига мне целый год проблемы?
Рейтинг: +4 291 просмотр
Комментарии (1)
Вовка Р # 8 декабря 2014 в 22:44 0
Просто отпад! Великолепное творение. Очень мне такое нравится! Стильно