Обжора

2 февраля 2013 - Сергей Челядинов

 ОБЖОРА

(Поэма)
 
                    «…залить горячий жир котлет»
                                                 А. Пушкин
 
I
 
Я много ем, -  таков удел обжоры,
Но каждый день в сгущающейся мгле
Я забываю напрочь помидоры
И огурцы.
Я помню о тебе.
 
На кухне, где скворчат вторые блюда,
Плюются жиром тысячи котлет,
Твой образ возникает ниоткуда,
И так уже примерно десять лет.
 
И через край горячий борщ стремится,
Котлеты превращаются в угли;
Бросаюсь на кровать, но мне не спится,
Лишь к утру сна блаженная десница
Смыкает веки мне.
Но там в дали,
В реальном мире, где нет места грезам,
Спешишь куда-то ты, не помня обо мне,
И бью я зло коленкой по стене,
По некрасивым вылинявшим розам.
 
Есть лишь один вопрос,
- Когда, сбежав от грез,
Тебя я рядом обнаружу!?
Когда, когда, забыв про стужу,
Помчусь в рубашке на мороз,
Куда трамвай тебя привез?…
 
Ну, а пока бурлят кастрюли,
След жирной пятерни на тюле
Блестит, притягивая взгляд.
Меня надежды обманули.
Я ем. Но пища – горький яд…
 
 
II
 
                      «Февраль. Достать чернил и плакать…»
                                                    Б. Пастернак
 
Пошире сделать дверь,
Слепить котлет корыто,
Рыдая над плитой навзрыд,
Пока индейка позабыта,
В духовке пламенной горит.
 
Достать корицы, дабы пряность
Устлала выпечки сады;
Моей щеки кровобагряность
- След от лихой сковороды.
 
На кухне – третий день. Небритость
Уже бросается в глаза,
Я чувствую такую сытость,
Как будто съел кусок свинца.
 
Где голод, вечный мой мучитель,
Мучитель сладкий как эклер?!
 
Во сне я видел, - кортик, китель…
Моряк твой новый кавалер.
 
Быть может, он  меня моложе
И весит менее двухсот,
И он влюблен, возможно, тоже
В тебя уже не первый год, 
Но я скажу тебе, что все же
Моя любовь сильнее. Вот!
 
Зачем ты страстью воспылала
К нему? Зачем, меня забыв,
Смеясь, ты влезла на обрыв,
С которого так низко пала,
И, став добычей моряка,
Меня презрела?
Вот мука;
Пусть пирогов приготовленье
И отвлечет меня слегка,
И даже сладкие мгновенья,
Когда умелая рука
Ласкает вдохновенно тесто,
Избавят разум от протеста,
Но не дадут душе забвенья,
- Печаль все так же глубока.
 
Когда последней кулебяки
Растает вкус часам к пяти,
И раскрасневшиеся раки,
Те, что способны довести
До исступления гурмана,
Все будут съедены уже,
Я на последнем рубеже,
Холодном, зыбком, как сметана,
Когда рассвета вскрылась рана,
Повешусь в темном гараже…
 
 
III
 
… Проснулся в полдень. Было жарко.
День разгорался. Духота
Меня влекла к плите, - туда,
Где в это время скороварка
Должна была, мне повинуясь,
Варить бульон.
Вчера поста
Последний минул день. Вода
Бурлила, пела. И, волнуясь,
Я опустил в нее кота.
 
Ощипан загодя легко,
Скользнул он внутрь глубоко
И рыбой стал,
И начал путь свой ко столу.
Когда-нибудь
Я добрым словом помяну
Его хвоста и ног длину.
 
Но не сейчас. Сейчас я - в  шоке:
Во сне тебя я под венцом
Увидел с неким молодцом.
Я с удовольствием бы ноги
Ему бы вырвал, а филе
Испек бы с радостью в золе.
И, хоть слова мои жестоки,
Не помышляю я о зле.
По сути, все мы одиноки,
Как хрен, попавший в крем-брюле.
 
 
IV
 
Что день грядущий мне готовит?
Быть иль не быть? – таков вопрос.
Меня сомненья обескровят,
И я, пролив потоки слез,
Скажу тебе: «Я помню дни,
Когда, сбежав от толкотни,
Мы были вместе у плиты.
Когда меня любила ты…»
 

© Copyright: Сергей Челядинов, 2013

Регистрационный номер №0114259

от 2 февраля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0114259 выдан для произведения:

 ОБЖОРА

(Поэма)
 
                    «…залить горячий жир котлет»
                                                 А. Пушкин
 
I
 
Я много ем, -  таков удел обжоры,
Но каждый день в сгущающейся мгле
Я забываю напрочь помидоры
И огурцы.
Я помню о тебе.
 
На кухне, где скворчат вторые блюда,
Плюются жиром тысячи котлет,
Твой образ возникает ниоткуда,
И так уже примерно десять лет.
 
И через край горячий борщ стремится,
Котлеты превращаются в угли;
Бросаюсь на кровать, но мне не спится,
Лишь к утру сна блаженная десница
Смыкает веки мне.
Но там в дали,
В реальном мире, где нет места грезам,
Спешишь куда-то ты, не помня обо мне,
И бью я зло коленкой по стене,
По некрасивым вылинявшим розам.
 
Есть лишь один вопрос,
- Когда, сбежав от грез,
Тебя я рядом обнаружу!?
Когда, когда, забыв про стужу,
Помчусь в рубашке на мороз,
Куда трамвай тебя привез?…
 
Ну, а пока бурлят кастрюли,
След жирной пятерни на тюле
Блестит, притягивая взгляд.
Меня надежды обманули.
Я ем. Но пища – горький яд…
 
 
II
 
                      «Февраль. Достать чернил и плакать…»
                                                    Б. Пастернак
 
Пошире сделать дверь,
Слепить котлет корыто,
Рыдая над плитой навзрыд,
Пока индейка позабыта,
В духовке пламенной горит.
 
Достать корицы, дабы пряность
Устлала выпечки сады;
Моей щеки кровобагряность
- След от лихой сковороды.
 
На кухне – третий день. Небритость
Уже бросается в глаза,
Я чувствую такую сытость,
Как будто съел кусок свинца.
 
Где голод, вечный мой мучитель,
Мучитель сладкий как эклер?!
 
Во сне я видел, - кортик, китель…
Моряк твой новый кавалер.
 
Быть может, он  меня моложе
И весит менее двухсот,
И он влюблен, возможно, тоже
В тебя уже не первый год, 
Но я скажу тебе, что все же
Моя любовь сильнее. Вот!
 
Зачем ты страстью воспылала
К нему? Зачем, меня забыв,
Смеясь, ты влезла на обрыв,
С которого так низко пала,
И, став добычей моряка,
Меня презрела?
Вот мука;
Пусть пирогов приготовленье
И отвлечет меня слегка,
И даже сладкие мгновенья,
Когда умелая рука
Ласкает вдохновенно тесто,
Избавят разум от протеста,
Но не дадут душе забвенья,
- Печаль все так же глубока.
 
Когда последней кулебяки
Растает вкус часам к пяти,
И раскрасневшиеся раки,
Те, что способны довести
До исступления гурмана,
Все будут съедены уже,
Я на последнем рубеже,
Холодном, зыбком, как сметана,
Когда рассвета вскрылась рана,
Повешусь в темном гараже…
 
 
III
 
… Проснулся в полдень. Было жарко.
День разгорался. Духота
Меня влекла к плите, - туда,
Где в это время скороварка
Должна была, мне повинуясь,
Варить бульон.
Вчера поста
Последний минул день. Вода
Бурлила, пела. И, волнуясь,
Я опустил в нее кота.
 
Ощипан загодя легко,
Скользнул он внутрь глубоко
И рыбой стал,
И начал путь свой ко столу.
Когда-нибудь
Я добрым словом помяну
Его хвоста и ног длину.
 
Но не сейчас. Сейчас я - в  шоке:
Во сне тебя я под венцом
Увидел с неким молодцом.
Я с удовольствием бы ноги
Ему бы вырвал, а филе
Испек бы с радостью в золе.
И, хоть слова мои жестоки,
Не помышляю я о зле.
По сути, все мы одиноки,
Как хрен, попавший в крем-брюле.
 
 
IV
 
Что день грядущий мне готовит?
Быть иль не быть? – таков вопрос.
Меня сомненья обескровят,
И я, пролив потоки слез,
Скажу тебе: «Я помню дни,
Когда, сбежав от толкотни,
Мы были вместе у плиты.
Когда меня любила ты…»
 
Рейтинг: +1 617 просмотров
Комментарии (1)
Жданна # 12 февраля 2013 в 09:46 0
Кухонная поэма! Страдания повара! Великолепно! Посмеялась.... super