О, ЖЕНЩИНА!

16 октября 2014 - Лев Голубев

Давно все люди говорят и пишут,
Что Бог Адама создал первым …

Но то не так, первой была Ева!

Не верите? Сейчас об этом расскажу.

Однажды, Господь сидел в своих божественных чертогах,
На кресле, сотканном из мягких облаков,
А рядом с ним стояли, головы понурив, молчаливо:

Ангелы, архангелы, и сонм божественных рабов.

Господь, в скучающем безмолвии своём,

Совсем уж было рассердился - на молчаливых,

Но  тут мыслишка вдруг одна пришла -

Негаданно, нежданно, и он приободрился.

 

Чем время попусту терять и в пустоте

 Космической томиться, решил он  Космос украшать,

Как мы на Новый год: гирлянды вешаем на ёлку,

Игрушки разные,  и яркую звезду ей  на макушку.

 

Не сомневаясь более ни в чём, он поднял голову:

Иии…  Твердь земную создал он, и Небо тоже создал.

 Затем, рассыпал веером он Звёзды,

И Солнце яркое и бледную Луну на небе закрепил.

 

И птах небесных, и зверей не счесть,

 Потом, подумав, ещё решил добавить

Реки, Океаны и Моря, и раскидал он их по тверди.

А посмотрев на создание своё, сказал: «Это хорошо!»

 

И заселил ОН просторы водные различной рыбой,
И конечно ж разным морским зверем заселил,

И дух святой вселил он в произведения свои,
И всё вокруг ожило, задышало, и заразмножалось.

 

Любуясь делом рук своих и восхищаясь,
Он, после каждого заделья говоря:

«О, как прекрасно то, что создал я,

Но чего-то не хватает всё ж вокруг  меня!»


И понял он: чтобы в созданном им Мире

Всё гармонично было и прекрасно,
Надо сотворить  ещё что-нибудь такое… такое,
Что прекраснее того, что создал он, и ему подвластно.

 

В задумчивости перетирал рукой он  глину и…
О  чудо!!! Нечаянно он Женщину из глины сотворил

Для полной красоты окружающей его Вселенной!
И была она не только хороша,  а божественно красивой!

 

Вначале Женевьевой ОН её назвал,
Потом, ещё немножечко подумал,
В затылке почесал, и сам себе сказал:
«Уж слишком я мудро ЕЁ назвал, надо бы попроще».

 

Два имени в имени её так и выпирают:
Жена… Ева… Женевьева…

Нет, так дело вовсе не пойдёт.
Пусть будет ЕВА, наконец, решился он.

 

Пусть будет она просто Евой - женщиной,

Милой и пригожей, как луч утренней зари!

А уж женою она станет, верной иль неверной,
Посмотрим, подождём, ведь это её первые шаги.

 

Раздумья кончились: «Да будет так!» - сказал Господь,

 И пред ним предстала Ева в совершенном неглиже.

«Ооо, какое чудо смог нечаянно я сотворить!» -

Воскликнул Бог, любуясь Женщиной, стоящей перед ним.

 

Продолжая любоваться ею, он всё шептал:
«Вот уж точно, с ней попал в десятку я.

И МИР, вокруг неё, такой прекрасный,

Уж точно, сотворил я вроде бы, шутя, но не напрасно!»

 

Как только Женщина пришла в себя немного:

Осмотрелась чуточку вокруг, зевнула,
На Создателя стрельнула карим глазом,

 И, капризно брови изогнув,  сразу упрекнула:

 

Ты, Господи, прости, но прежде, чем меня создать,

Об удобствах для меня б подумал…

Каки… таки… - Бог даже заикаться стал,
Услышав от неё, обидные для слуха выраженья.

 

Какие, такие удобства должен я тебе создать,

Скажи на милость. Я, вроде бы, и так старался,

Смотри, даже пот льёт с моего лица,
Хотя… на пользу то - дождём он на землю изольётся.

 

А ты подумай батюшка сначала, поразмысли,
Не могу ж я голой, какой ты меня измыслил,

Средь всякого зверья и птиц шататься,

Мне ж надо чем-то прикрываться от нескромных взглядов их.

 

Для начала… пальмы вырасти, чтоб листьями

 Могла я прикрываться… и не одну, а много.
 И украшенья разные - в уши, в нос и на пупок подвески,
Красота, батюшка, должна красоту и украшать!

 

Постой, постой… Бог даже как-то растерялся,
А звёзды, а сады, а солнце и луна на небе,
Разве ж то не красота?! Я ж создал всё,

Лишь только для тебя одной на свете!

 

Красота, то красота, да красота-то всё чужая,
А мне нужна лишь красота моя,

Ну…, если ты настаиваешь, прости меня,
Женщина вздохнула… то и красота иная.

 

Чёрт знает, что! - Бог страшно возмутился,
Ты, может быть, ещё потребуешь чего,
Так говори, не бойся и, сдержав свой гнев,

Добавил - Ладно, уж, давай проси.

 

А как же, Господи, мне много чего нужно:

Желателен верблюд мне персональный,

С погонщиком - ладным, стройным и красивым.

И водопад, чтоб по утрам и вечерам в нём полоскаться.


И муж покладистый, богатый,  неревнивый,

Для продолженья рода моего и воспитания потомства.

Чтоб был тот муж всегда ручной,

 Чтоб ласковый  он  был и конечно ж, добрый малый.

 

Господь хотел уж было уши зажимать,
Чтоб хоть немного отдохнуть от просьб и отдышаться,
Но женщина, то есть, Ева, продолжала всё

Перечислять, и добавлять и добавлять…

 

Чтоб любил меня всегда он, а не раз в полгода,
И не вздумал спать с другою стервой никогда,

А только лишь со мной и… только лишь со мною.

И чтоб пещера тёплая была… и попросторней.

 

Да постой ты, погоди! - Бог  грозно приподнялся, -
Ты прервись хоть на минутку и передохни,
Разве ж может в час один иль два, и даже в три

 Всё то, что хочешь ты… даже сонмом ангелов создаться!

 

Я уж стар совсем, да и сил во мне осталось маловато…

Я, для удовлетворенья всех твоих  желаний, просьб,
Друга жизни  для тебя создам, однако.
Пусть тебя он

Обеспечивает всем, а если что… всегда будет виноватым.

 

Господь быстро в ковшик глины накидал,
Окропил водичкою святою, плюнул, перемешал,
И тут же пред ним предстал АДАМ,
Тоже человек и, я бы сказал - ничего собою.

 

Ева глянула на парня, и сказала гневно:
Это что ещё, Господи прости, за идиот?!
Он разут, и он раздет, и верблюда нет, конечно,

А потом, потупя глазки долу: «Раз уж лучше нет, то…».

Бог совсем осатанел от капризов женских,
Поманил Адама пальцем и промолвил внятно:
«Ты прости меня Адам, видно что-то я

Не совсем подрасчитал… видно дал я маху!

 

Ничего, терпи Адам, как-нибудь притрётесь,
Не всегда ж она такою будет вредной.
Отойдёт, помягче станет, детки вот пойдут у вас,
Глядишь, свой век и проживёте».

---<<<>>>---

© Copyright: Лев Голубев, 2014

Регистрационный номер №0245928

от 16 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0245928 выдан для произведения:

Давно все люди говорят и пишут,
Что Бог Адама создал первым …

Но то не так, первой была Ева!

Не верите? Сейчас об этом расскажу.

Однажды, Господь сидел в своих божественных чертогах,
На кресле, сотканном из мягких облаков,
А рядом с ним стояли, головы понурив, молчаливо:

Ангелы, архангелы, и сонм божественных рабов.

Господь, в скучающем безмолвии своём,

Совсем уж было рассердился - на молчаливых,

Но  тут мыслишка вдруг одна пришла -

Негаданно, нежданно, и он приободрился.

 

Чем время попусту терять и в пустоте

 Космической томиться, решил он  Космос украшать,

Как мы на Новый год: гирлянды вешаем на ёлку,

Игрушки разные,  и яркую звезду ей  на макушку.

 

Не сомневаясь более ни в чём, он поднял голову:

Иии…  Твердь земную создал он, и Небо тоже создал.

 Затем, рассыпал веером он Звёзды,

И Солнце яркое и бледную Луну на небе закрепил.

 

И птах небесных, и зверей не счесть,

 Потом, подумав, ещё решил добавить

Реки, Океаны и Моря, и раскидал он их по тверди.

А посмотрев на создание своё, сказал: «Это хорошо!»

 

И заселил ОН просторы водные различной рыбой,
И конечно ж разным морским зверем заселил,

И дух святой вселил он в произведения свои,
И всё вокруг ожило, задышало, и заразмножалось.

 

Любуясь делом рук своих и восхищаясь,
Он, после каждого заделья говоря:

«О, как прекрасно то, что создал я,

Но чего-то не хватает всё ж вокруг  меня!»


И понял он: чтобы в созданном им Мире

Всё гармонично было и прекрасно,
Надо сотворить  ещё что-нибудь такое… такое,
Что прекраснее того, что создал он, и ему подвластно.

 

В задумчивости перетирал рукой он  глину и…
О  чудо!!! Нечаянно он Женщину из глины сотворил

Для полной красоты окружающей его Вселенной!
И была она не только хороша,  а божественно красивой!

 

Вначале Женевьевой ОН её назвал,
Потом, ещё немножечко подумал,
В затылке почесал, и сам себе сказал:
«Уж слишком я мудро ЕЁ назвал, надо бы попроще».

 

Два имени в имени её так и выпирают:
Жена… Ева… Женевьева…

Нет, так дело вовсе не пойдёт.
Пусть будет ЕВА, наконец, решился он.

 

Пусть будет она просто Евой - женщиной,

Милой и пригожей, как луч утренней зари!

А уж женою она станет, верной иль неверной,
Посмотрим, подождём, ведь это её первые шаги.

 

Раздумья кончились: «Да будет так!» - сказал Господь,

 И пред ним предстала Ева в совершенном неглиже.

«Ооо, какое чудо смог нечаянно я сотворить!» -

Воскликнул Бог, любуясь Женщиной, стоящей перед ним.

 

Продолжая любоваться ею, он всё шептал:
«Вот уж точно, с ней попал в десятку я.

И МИР, вокруг неё, такой прекрасный,

Уж точно, сотворил я вроде бы, шутя, но не напрасно!»

 

Как только Женщина пришла в себя немного:

Осмотрелась чуточку вокруг, зевнула,
На Создателя стрельнула карим глазом,

 И, капризно брови изогнув,  сразу упрекнула:

 

Ты, Господи, прости, но прежде, чем меня создать,

Об удобствах для меня б подумал…

Каки… таки… - Бог даже заикаться стал,
Услышав от неё, обидные для слуха выраженья.

 

Какие, такие удобства должен я тебе создать,

Скажи на милость. Я, вроде бы, и так старался,

Смотри, даже пот льёт с моего лица,
Хотя… на пользу то - дождём он на землю изольётся.

 

А ты подумай батюшка сначала, поразмысли,
Не могу ж я голой, какой ты меня измыслил,

Средь всякого зверья и птиц шататься,

Мне ж надо чем-то прикрываться от нескромных взглядов их.

 

Для начала… пальмы вырасти, чтоб листьями

 Могла я прикрываться… и не одну, а много.
 И украшенья разные - в уши, в нос и на пупок подвески,
Красота, батюшка, должна красоту и украшать!

 

Постой, постой… Бог даже как-то растерялся,
А звёзды, а сады, а солнце и луна на небе,
Разве ж то не красота?! Я ж создал всё,

Лишь только для тебя одной на свете!

 

Красота, то красота, да красота-то всё чужая,
А мне нужна лишь красота моя,

Ну…, если ты настаиваешь, прости меня,
Женщина вздохнула… то и красота иная.

 

Чёрт знает, что! - Бог страшно возмутился,
Ты, может быть, ещё потребуешь чего,
Так говори, не бойся и, сдержав свой гнев,

Добавил - Ладно, уж, давай проси.

 

А как же, Господи, мне много чего нужно:

Желателен верблюд мне персональный,

С погонщиком - ладным, стройным и красивым.

И водопад, чтоб по утрам и вечерам в нём полоскаться.


И муж покладистый, богатый,  неревнивый,

Для продолженья рода моего и воспитания потомства.

Чтоб был тот муж всегда ручной,

 Чтоб ласковый  он  был и конечно ж, добрый малый.

 

Господь хотел уж было уши зажимать,
Чтоб хоть немного отдохнуть от просьб и отдышаться,
Но женщина, то есть, Ева, продолжала всё

Перечислять, и добавлять и добавлять…

 

Чтоб любил меня всегда он, а не раз в полгода,
И не вздумал спать с другою стервой никогда,

А только лишь со мной и… только лишь со мною.

И чтоб пещера тёплая была… и попросторней.

 

Да постой ты, погоди! - Бог  грозно приподнялся, -
Ты прервись хоть на минутку и передохни,
Разве ж может в час один иль два, и даже в три

 Всё то, что хочешь ты… даже сонмом ангелов создаться!

 

Я уж стар совсем, да и сил во мне осталось маловато…

Я, для удовлетворенья всех твоих  желаний, просьб,
Друга жизни  для тебя создам, однако.
Пусть тебя он

Обеспечивает всем, а если что… всегда будет виноватым.

 

Господь быстро в ковшик глины накидал,
Окропил водичкою святою, плюнул, перемешал,
И тут же пред ним предстал АДАМ,
Тоже человек и, я бы сказал - ничего собою.

 

Ева глянула на парня, и сказала гневно:
Это что ещё, Господи прости, за идиот?!
Он разут, и он раздет, и верблюда нет, конечно,

А потом, потупя глазки долу: «Раз уж лучше нет, то…».

Бог совсем осатанел от капризов женских,
Поманил Адама пальцем и промолвил внятно:
«Ты прости меня Адам, видно что-то я

Не совсем подрасчитал… видно дал я маху!

 

Ничего, терпи Адам, как-нибудь притрётесь,
Не всегда ж она такою будет вредной.
Отойдёт, помягче станет, детки вот пойдут у вас,
Глядишь, свой век и проживёте».

---<<<>>>---

Рейтинг: 0 176 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!