Храм шести кругов

16 апреля 2012 - ВЛАДИМИР РОМАНОВ
article42639.jpg

 

1.

Век грубых идей и порочных надежд,

Он не приемлет иной взгляд на себя.

Мир не желает узнать секрет,

Что сберегла на пирамиде резьба!

Я попытаюсь разбудить пирамиду,

Чтоб снова разум звёзд воссиял

И млечной дорогой разлился,

Небесный, священный набат…

 

В краю ледяного солнца,

Где ночь беспробудно спит,

Я проберусь сквозь толщу надгробий,

Чтоб рассказать, как жили отцы,

Как ведали музыку раздолья,

Как она помогала им жить.

За спиною седого Бора[1],

Они храм святой возвели!

 

Как же теперь мы далеки,

От того чтоб принять их жизнь!

2.

В охватах шести кругов,

Камнями мощенных,

В заклинаниях вещих слов

Змей[2] спит разъярённый.

По бокам его небо плывёт,

Ветрами древние знаки, читая.

А на вершине сидит орёл,

Крылья священные расправив.

 

Шесть граней святой пирамиды

Мудростью звёзд веками питались,

А нынче, тропа к ней забыта,

Зачем возведена, никто и не знает.

Парус луны склонился на запад,

Срывая следы звёздных дорог.

И волшебная, тихая прохлада

Пеленает чередою дивных снов.

 

Ветер шумит словно флейта играет,

Будто слышна мудрость веков...

3.

Утеряны, в скитаньях времён

Останки древнего культа.

Манит к ним доброверие слов

И томные, гулкие звуки.

Я снял бы с неба парус луны,

По морю поплыл бы на этой ладье.

Но не понять мне загадок судьбы,

Что хранит древняя речь.

 

Забиты наглухо цепи путей,

Окрещены сильным проклятием,

Но как среди лживых идей

Найти и отворить древние знания?

Остановиться уже не посмею,

Земля напиталась любовью моею.

Надежда в черствой пустыне согреет.

Пирамида тепло дарит мне.

 

Что я ищу – сам толком не знаю,

Но разбудить святость пытаюсь!

4.

Я руки вздымаю к звёздному небу.

В ладонях своих помещу небосвод.

Лицом обращусь к лунному свету,

Позабыв век цветущих невзгод.

Осыпана грязью и пылью веков

Разбита камнями змеиная пасть

Торжествует над нею благородный орёл -

Будто воспевший древний набат,

 

 

Что же случилось со мною?

Чем смог его сон разбудить?

Молчание моё страх не скроет,

Смогу ли я после этого жить?

Змей поднял главу надо мною,

Я думал, он проглотит меня,

Но поблагодарив с поклоном,

Он растворился в блеске огня.

 

О Боже, скажи мне за что

Ты послал своё испытанье?

5.

Каменных стен святая кольчуга

Хранит меня от моих же страстей.

Вот она, какая мудрость,

Спущенная, с могучих петель…

Энергия бродит, как войско солдат,

Клубящийся дым небеса пеленает,

А из-под земли доносится бас,

Он мощью своей мое сердце пугает.

 

Стон глыб и цокот свирепый

В ушах моих играют мотив.

Как мне здесь прозреть бы

Да одному с ума не сойти?

Из вершины пирамиды

Грозовой букет прожег небосвод.

На землю сырую упал я,

Из яви, погружаясь в сон.

 

Молнии хлещут кнутами небес

Словно наказы старцев святых.

6.

Лучи рассвета пробудили небеса,

А звёзды укрылись лазурью неба.

Отворилась ли мне иная страна,

Что некогда жизнь здесь возводила?

Очнувшись от жадного сна,

Я вновь на ноги встаю,

Что же меня ожидает там,

Куда я сейчас пойду?

 

Не осталось шести кругов,

Змей избавил пирамиду от заточенья

Лишь сидит на вершине тот же орёл,

Со взглядом гордым, свирепым.

И я заблудившийся путник один

Что забыл дорогу к спасенью,

Смогу ли я дальше жить,

Когда освободил из заточения змея?

 

 

Как у камня на распутье,

На пирамиду я смотрю...

 


[1] Седой Бор – в древней Греции так называли северный, полярный ветер, который дует в далеких землях и охраняет священную страну, именуемую Гиперборея (За спиною Борея) в русском языке остались отголоски имени этого ветра в словах: Бурхайло, буря, и др...

[2] Змий – так именовали Бога Трояна. Об этом божестве упоминается во многих древних книгах, его покрывала чешуя. Так же на севере Руси и других скандинавских землях строили деревянные храмы, покрытые деревянной «чешуёй», в его честь. Отголоски тех тысячелетних традиций перенеслись на известные каждому жителю России, церкви, стоящие на острове Валаам.

© Copyright: ВЛАДИМИР РОМАНОВ, 2012

Регистрационный номер №0042639

от 16 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0042639 выдан для произведения:

 

1.

Век грубых идей и порочных надежд,

Он не приемлет иной взгляд на себя.

Мир не желает узнать секрет,

Что сберегла на пирамиде резьба!

Я попытаюсь разбудить пирамиду,

Чтоб снова разум звёзд воссиял

И млечной дорогой разлился,

Небесный, священный набат…

 

В краю ледяного солнца,

Где ночь беспробудно спит,

Я проберусь сквозь толщу надгробий,

Чтоб рассказать, как жили отцы,

Как ведали музыку раздолья,

Как она помогала им жить.

За спиною седого Бора[1],

Они храм святой возвели!

 

Как же теперь мы далеки,

От того чтоб принять их жизнь!

2.

В охватах шести кругов,

Камнями мощенных,

В заклинаниях вещих слов

Змей[2] спит разъярённый.

По бокам его небо плывёт,

Ветрами древние знаки, читая.

А на вершине сидит орёл,

Крылья священные расправив.

 

Шесть граней святой пирамиды

Мудростью звёзд веками питались,

А нынче, тропа к ней забыта,

Зачем возведена, никто и не знает.

Парус луны склонился на запад,

Срывая следы звёздных дорог.

И волшебная, тихая прохлада

Пеленает чередою дивных снов.

 

Ветер шумит словно флейта играет,

Будто слышна мудрость веков...

3.

Утеряны, в скитаньях времён

Останки древнего культа.

Манит к ним доброверие слов

И томные, гулкие звуки.

Я снял бы с неба парус луны,

По морю поплыл бы на этой ладье.

Но не понять мне загадок судьбы,

Что хранит древняя речь.

 

Забиты наглухо цепи путей,

Окрещены сильным проклятием,

Но как среди лживых идей

Найти и отворить древние знания?

Остановиться уже не посмею,

Земля напиталась любовью моею.

Надежда в черствой пустыне согреет.

Пирамида тепло дарит мне.

 

Что я ищу – сам толком не знаю,

Но разбудить святость пытаюсь!

4.

Я руки вздымаю к звёздному небу.

В ладонях своих помещу небосвод.

Лицом обращусь к лунному свету,

Позабыв век цветущих невзгод.

Осыпана грязью и пылью веков

Разбита камнями змеиная пасть

Торжествует над нею благородный орёл -

Будто воспевший древний набат,

 

 

Что же случилось со мною?

Чем смог его сон разбудить?

Молчание моё страх не скроет,

Смогу ли я после этого жить?

Змей поднял главу надо мною,

Я думал, он проглотит меня,

Но поблагодарив с поклоном,

Он растворился в блеске огня.

 

О Боже, скажи мне за что

Ты послал своё испытанье?

5.

Каменных стен святая кольчуга

Хранит меня от моих же страстей.

Вот она, какая мудрость,

Спущенная, с могучих петель…

Энергия бродит, как войско солдат,

Клубящийся дым небеса пеленает,

А из-под земли доносится бас,

Он мощью своей мое сердце пугает.

 

Стон глыб и цокот свирепый

В ушах моих играют мотив.

Как мне здесь прозреть бы

Да одному с ума не сойти?

Из вершины пирамиды

Грозовой букет прожег небосвод.

На землю сырую упал я,

Из яви, погружаясь в сон.

 

Молнии хлещут кнутами небес

Словно наказы старцев святых.

6.

Лучи рассвета пробудили небеса,

А звёзды укрылись лазурью неба.

Отворилась ли мне иная страна,

Что некогда жизнь здесь возводила?

Очнувшись от жадного сна,

Я вновь на ноги встаю,

Что же меня ожидает там,

Куда я сейчас пойду?

 

Не осталось шести кругов,

Змей избавил пирамиду от заточенья

Лишь сидит на вершине тот же орёл,

Со взглядом гордым, свирепым.

И я заблудившийся путник один

Что забыл дорогу к спасенью,

Смогу ли я дальше жить,

Когда освободил из заточения змея?

 

 

Как у камня на распутье,

На пирамиду я смотрю...

 


[1] Седой Бор – в древней Греции так называли северный, полярный ветер, который дует в далеких землях и охраняет священную страну, именуемую Гиперборея (За спиною Борея) в русском языке остались отголоски имени этого ветра в словах: Бурхайло, буря, и др...

[2] Змий – так именовали Бога Трояна. Об этом божестве упоминается во многих древних книгах, его покрывала чешуя. Так же на севере Руси и других скандинавских землях строили деревянные храмы, покрытые деревянной «чешуёй», в его честь. Отголоски тех тысячелетних традиций перенеслись на известные каждому жителю России, церкви, стоящие на острове Валаам.

Рейтинг: +2 222 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!