ГлавнаяПоэзияСвободные формыВерлибр → Памяти Пауля Целана

 

Памяти Пауля Целана

4 декабря 2011 - Равиль Валеев

Маленький еврейский мальчик стоит у расстрельной ямы.

Мама держит его за руку и плачет.

Он не понимает, что за грохот и почему все плачут?

Тёти, дяди и даже старший брат.

Ему интересно: а что происходит?

Такого с ним никогда не было.

Дома все по заведённому порядку.

Правда, иногда выводят в синагогу, но там всегда читают непонятный талмуд.

В кутерьме у него пропала шапочка, и его густые волосы ветер раздувает, как крылья ангела.

Это непорядок, но никто на это не обращает внимания.

Как интересно!

Потом тишина.

Его придавила мама.

Он смирно лежал под ней и чувствовал, как она остывает.

Когда она совсем остыла, и ему стало холодно, он вылез из ямы.

Как же молилась его мать, что добрые люди спрятали недобитого еврейского мальчика?!

Он пережил войну.

Стал поэтом и преподавал в Вене.

Потом он прыгнул с моста в Сену...

Остались стихи о том, как еврейский мальчик, похожий на ангела, стоит с мамой у расстрельной ямы.

Стихи переживут всех.

© Copyright: Равиль Валеев, 2011

Регистрационный номер №0000321

от 4 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0000321 выдан для произведения:

Маленький еврейский мальчик стоит у расстрельной ямы.

Мама держит его за руку и плачет.

Он не понимает, что за грохот и почему все плачут?

Тёти, дяди и даже старший брат.

Ему интересно: а что происходит?

Такого с ним никогда не было.

Дома все по заведённому порядку.

Правда, иногда выводят в синагогу, но там всегда читают непонятный талмуд.

В кутерьме у него пропала шапочка, и его густые волосы ветер раздувает, как крылья ангела.

Это непорядок, но никто на это не обращает внимания.

Как интересно!

Потом тишина.

Его придавила мама.

Он смирно лежал под ней и чувствовал, как она остывает.

Когда она совсем остыла, и ему стало холодно, он вылез из ямы.

Как же молилась его мать, что добрые люди спрятали недобитого еврейского мальчика?!

Он пережил войну.

Стал поэтом и преподавал в Вене.

Потом он прыгнул с моста в Сену...

Остались стихи о том, как еврейский мальчик, похожий на ангела, стоит с мамой у расстрельной ямы.

Стихи переживут всех.

Рейтинг: +4 235 просмотров
Комментарии (8)
Вячеслав Рындин # 5 декабря 2011 в 18:49 +1
серьёзная работа!!! hi
Равиль Валеев # 6 декабря 2011 в 10:32 +1
Слава, за неё я стал "Золотым" лауреатом в Большом финале на "Ковдории". Рад, что ты меня не забываешь.
0 # 6 декабря 2011 в 23:33 +1
Тише! Шип все глубже вонзается в сердце;
он в тайном сговоре с розой...


Спасибо за образ!!! super
Равиль Валеев # 7 декабря 2011 в 10:32 +2
Павел, я прочитал верлибры Пауля Целана и попробовал написать в его манере. Вроде получилось.
0 # 10 декабря 2011 в 00:57 +1
Да. Только название... это посвящение, эпиграф... я увидел другое(имхо)
Равиль Валеев # 10 декабря 2011 в 11:58 +1
Павел, ты извини, но мне бы хотелось уточнения, что именно увидел. Для меня этот стих знаковый, я даже не пытаюсь писать новые верлибры, так как не вижу достойной темы, а писать дребедень в такой манере не хочется.
С уважением Равиль
0 # 10 декабря 2011 в 12:58 +1
Теперешнее название, это эпиграф. Ты сделал окружность в стихо, виток спирали(времени, ДНК)
Еврейский мальчик и время... тема дежа вю... вечная тема геноцида, как терновый венец...
Венец времени... я увидел такое название.
И не
"пытайся писать верлибры", они как и белые стихи должны приходить и записываться, они избыток образов у поэта, их нельзя сделать...
Извини, что лезу со своим мнением.
Равиль Валеев # 10 декабря 2011 в 14:04 +1
Павел, ну я не считаю себя глобальным поэтом. Наверно, самое гениальное творение, в котором, как в зеркале, каждый видит самое сокровенное в своей душе. Если мой стих хоть на мизер приблизился к такому уровню, то я безмерно счастлив. Насчёт верлибров не знаю, а вот твёрдые формы я чётко строю, иначе по моему их и не напишешь.
С уважением Равиль